Ирина Крылова.

Карибские каникулы, или Метанойа

(страница 2 из 19)

скачать книгу бесплатно

   Отель поразил Инку сказочным великолепием. Вадик тут же увлек ее в президентский люкс, где их уже ждало охлажденное шампанское. Сильно подогретый алкоголем, он не желал терять градус и заявил, что после столь утомительного перелета необходимо как следует отдохнуть и расслабиться. Около двух часов они всячески расслаблялись, но отдохнуть так и не успели. Один за другим стали настойчиво заявлять о себе все три Вадимовых телефона. Вадик выбегал из спальни, пытаясь одновременно отвечать на все звонки. До Инны долетали то извиняющийся шепот, то официальные заявления по поводу переноса какого-то симпозиума, то неразборчивое мурлыканье. Когда телефонное сумасшествие поутихло, было уже далеко за полночь. Вадим сообщил, что начались проблемы на работе и ему надо срочно отвлечься. Свое намерение он тут же осуществил, почти молниеносно осушив едва початую бутылку виски. После чего из взаимодействия он выпал прямо на прикроватный ковер из натурального меха рыжей лисы.
   Весь следующий день Вадюша мучился похмельем, плохо соображал и вздрагивал от каждого постороннего звука. Свои телефоны он куда-то запрятал еще вечером и, похоже, забыл куда. К концу дня похмелье отступило. Вадим вспомнил наконец про Инку и про собственное чувство голода. Вечер они провели относительно спокойно в ресторане отеля, что помогло Инне воспрянуть духом и обрести вновь совсем было утерянную надежду на хороший отдых.
   Отчитавшись подробнейшим образом, Инка вдруг вспомнила, что международные разговоры стоят денег, торопливо попрощалась и отключилась.
   «Вот опять, – вздохнула Марина, – своей личной жизни никакой, зато полная сопричастность к личной жизни подруг! Хоть к телефону не подходи!»
   На следующее утро Марина решила поваляться в постели подольше. В салон красоты она была записана на 13.00, поэтому приготовила себе кофе и теперь не спеша потягивала его, лежа в кровати. Рядом стояла вазочка со свежеиспеченными ватрушками. Лидия Ивановна с утра уже успела испечь целую гору вкуснейших пирожков и плюшек. Марина с аппетитом жевала ватрушку и думала, что уже не раз запрещала Лидии Ивановне готовить мучное. Та делала вид, что соглашается, и какое-то время ароматной сдобы в доме не было. Но затем в одно прекрасное утро дом наполнялся умопомрачительным запахом ванилина и корицы, и Марина, втайне радуясь, что Лидия нарушила запрет, с удовольствием поедала эти произведения кулинарного искусства.
   Время от времени Марина позволяла себе такое уютное, лениво-размеренное утро, когда можно было никуда не бежать, не лететь, а побыть наедине с новым днем и с самой собой. В такие моменты повседневная суета куда-то отступала, словно ее никогда и не было, а на ее место приходило очень тонкое ощущение глубокой радости и покоя. Именно в эти минуты Марине казалось, что вот-вот ей откроется что-то важное и настоящее, какая-то тайна, которая находится здесь, совсем близко… Но в самый последний момент эта тайна ускользала, растворялась в воздухе, так и не сообщив Марине своих секретов.
Ритм повседневности снова вступал в свои права, увлекая Марину в привычный круговорот событий.
   Так случилось и на этот раз. Время пролетело незаметно. Взглянув на часы, Марина обнаружила, что неспешное общение с тайной подошло к концу, вскочила и помчалась одеваться. Надо поторопиться, если она хочет успеть в салон вовремя.
   В салон она прибыла всего лишь на 15 минут позже назначенного времени, чудесным образом преодолев все пробки и прочие преграды, заботливо припасенные для нее новым зимним днем.
   На пороге она лицом к лицу столкнулась с высоким молодым человеком, который выходил ей навстречу. Даже мельком взглянув на него, Марина поняла, что он сказочно хорош. Причесанный и благоухающий, весь какой-то неправдоподобно ухоженный и начищенный, он скрылся так же не–ожиданно, как и появился, оставив за собой тонкий шлейф неизвестного Марине парфюма.
   Марина вбежала в салон и, увидев в большом зеркале свое отражение, пришла в ужас: всклокоченные волосы, криво застегнутая куртка и задравшаяся штанина красноречиво свидетельствовали о неряшливо–сти их обладательницы. Не говоря уже о том, что косметикой она сегодня воспользоваться еще не успела…
   В голове пронеслась одна из любимых поговорок подруги Любы: «В нашем возрасте женщина должна всегда выглядеть на все сто и быть готовой каждую минуту к встрече со своей судьбой». Да, если этот красавчик и был ее судьбой, то в этот раз он явно об этом не узнает. А жаль.
   Хозяйкой салона красоты была Маринина пациентка Анжела. Она держала сеть парикмахерских по всей Москве и очень преуспела в этом бизнесе. Домашний уют в ее салонах гармонично уживался со стилем и роскошью. Тщательно подобранный персонал отвечал самым взыскательным требованиям. Посетитель, однажды оказавшийся у Анжелы, с удовольствием оставался ее клиентом на долгие годы.
   Не стала исключением и Марина. Ей очень нравилось качество предоставляемых здесь услуг и сама хозяйка, которая по праву являлась визитной карточкой своего дела. Выглядела она всегда потрясающе. Гладкая, в меру смуглая кожа, казалось, светилась изнутри, в темно-карих глазах плясали задорные огоньки. Всегда безупречная укладка, легкий, едва заметный ма–кияж.
   Следов возраста, равно как и следов подтяжки, на ее лице заметно не было, и первое время Марина считала, что они с Анжелой ровесницы. Она довольно долго пребывала в полном неведении относительно реальной даты рождения хозяйки салонного бизнеса, но затем кто-то довел до ее сведения, что у Анжелы имеется тридцатилетний сын. После столь удивительного откровения Марина прониклась к Анжеле повышенным уважением, которого, безусловно, заслуживает женщина, владеющая секретом вечной молодости.
   Сама же Анжела с гордостью рассказывала, что ее внешний вид – это результат грамотного и своевременного ухода за собой, который она готова предоставить всем желающим за вполне умеренную плату. Более тихим голосом она добавляла, что гены, конечно же, тоже дело нешуточное, но этого, как правило, уже никто не слышал, и желающие стройными рядами тянулись к ней в салоны за молодостью и красотой.
   Через три часа, после косметического ухода за лицом, стрижки и укладки и чашечки ароматного кофе, предложенного гостеприимной хозяйкой, Марина снова предстала перед зеркалом. Там она увидела результат «грамотного ухода за собой» и осталась вполне довольна.
   Благодарно отозвавшись на косметические процедуры, кожа посвежела и засветилась здоровьем, классно уложенные волосы отливали естественным медным блеском.
   «Воистину, красота спасет мир, – подумала Марина. – Вот если бы я сейчас встретилась со своей судьбой, то никуда бы она, то есть он, от меня не делась, а стояла бы на улице и ждала меня как миленькая!» Размышляя подобным образом, Марина вышла из салона и направилась к своему автомобилю, но вдруг остолбенела.
   Ухоженный красавец деловито ходил вокруг не менее ухоженного джипа «Кайенн» и, ловко орудуя огромной щеткой на длинной ручке, старательно счищал с него снег. Вернее, делал вид, поскольку чистить было уже нечего. Джип сиял и переливался как рождественская елка. По всей вероятности, таким сверкающим он не был даже в те прекрасные времена, когда красовался в автосалоне с нулевым пробегом на спидометре, чему сам сейчас несказанно удивлялся.
   Увидев Марину, элегантный чистильщик сделал еще пару грациозных махов щеткой, небрежно швырнул ее в багажник и улыбнулся Марине так, что у нее подкосились колени.
   – Девушка, мне показалось, что вы хотите, чтобы я вас подождал, – непринужденно заявил он.
   Повисла пауза. Марина усиленно старалась сменить удивленно-глуповатое выражение лица на какое-нибудь более презентабельное. Получалось плохо. Вернее, совсем не получалось. На долю секунды она увидела себя со стороны, и ей стало жутко смешно. Тогда она улыбнулась и просто сказала:
   – Да, действительно хотела. Но как вы догадались?
   – Вообще-то это называется телепатией, Мариночка. Разрешите представиться, меня зовут Сергей. – Сергей галантно и слегка старомодно поклонился.
   Уже было пришедшая в себя Марина снова впала в легкий ступор, но затем все же собралась и мужественно приняла приглашение телепата Сергея зайти в неподалеку расположенное кафе на чашку кофе. В кафе Марина окончательно пришла в себя и получила возможность как следует рассмотреть нового знакомого.
   Его по праву можно было назвать красивым. Черты лица молодого человека поражали удивительной и даже слегка чрезмерной правильностью. Прямой нос, волевой подбородок, темно-карие пронзительные глаза, блестящие каштановые волосы – все было совершенно. Ни одного изъяна в его облике Марина обнаружить не сумела. Вообще-то такой типаж был не совсем в ее вкусе, ей всегда нравились блондины. Но от Сергея за версту веяло роскошью и уверенно–стью в себе, а когда он улыбался, Марина не могла отвести от него глаз, так ему шла улыбка.
   Они очень мило посидели в кафе, болтали о пустяках, ели пирожные. Разговаривать с Сергеем было легко и комфортно, как будто они были знакомы тысячу лет, а то и больше. О себе Сергей особо ничего не рассказывал, а Марина не спрашивала, будучи девушкой тактичной и воспитанной.
   Случайно взглянув на часы, Марина обнаружила, что за непринужденной беседой пролетело три часа, наступил вечер. Надо было прощаться. Еще елку собиралась купить. А уходить не хотелось. Ей было уютно и хорошо в обществе этого приятного парня. «Так не бывает, – пыталась урезонить себя Марина, – ведь только что познакомились».
   Будто прочитав ее мысли, Сергей сказал:
   – Удивительно, мы только познакомились, а кажется, что я знаю тебя очень давно. Может быть, встретимся завтра, если у тебя нет других планов? – У него был приятный голос: низкий и слегка хрипловатый.
   – С удовольствием, – ответила Марина и тут же подумала, не слишком ли поспешно она согласилась.
   Сергей обещал позвонить завтра, в субботу, часиков в 12.
   Домой Марина летела как на крыльях. По дороге она купила красивую пушистую елку и целый мешок игрушек. Игрушек дома было полно, Марина каждый год покупала что-нибудь новенькое. Не смогла удержаться она и на этот раз. Вокруг все было таким нарядным и красочным. И настроение у нее сегодня хоть куда!
   Уже поздно вечером позвонила мама. Они с отцом уже несколько лет жили в Праге, куда переехали, поддавшись настойчивым уговорам маминой подруги детства, которая весьма удачно устроила свою судьбу, сочетавшись законным браком с гражданином Чехии. После обустройства своей судьбы подруга принялась за мамину и подыскала им с папой отличную квартирку в центре города. Родители некоторое время поразмыслили, а затем сделались счастливыми обладателями чешской недвижимости, о чем с тех пор ни разу не пожалели.
   Мама приглашала Марину к ним на Новый год, многозначительно намекая, что будет очень инте–ресно.
   «Опять жениха нашла», – подумала Марина.
   Мама была крайне озабочена отсутствием спутника жизни у своей единственной дочери и с поразительным упорством подыскивала Марине кавалеров, ухитряясь, не выезжая из Праги, находить их чуть ли не во всех уголках земного шара. Она почему-то была уверена, что счастье дочери может составить только немолодой и очень обеспеченный представитель дальнего зарубежья, поискам которого и посвящала все свое свободное время.
   Однажды Марина чуть было не попалась в ловко раскинутые мамой сети. Прошлым летом, наивно приняв родительское приглашение провести отпуск в одном из красивейших городов Европы, Марина явилась объектом назойливых ухаживаний престарелого француза по имени Жан Пьер, специально выписанного маменькой из самого Парижа.
   Ухаживал Жан Пьер красиво и изысканно, не жалея сил и средств. Водил Марину по дорогим ресторанам, ночами напролет отплясывал на дискотеках, демонстрируя удивительную для его возраста молодецкую удаль. Видимо, пожилой влюбленный переоценил возможности своего увядающего организма и после недели безудержного веселья прямо с дискотеки был доставлен в больницу, где скоропостижно скончался от острой сердечной недостаточности.
   В память о безвременно ушедшем поклоннике у Марины остался ворох дурацких сувенирчиков сентиментального содержания, толстая золотая цепь с двумя голубками и надписью «Навеки вместе» и сожаление о зря потраченном времени.
   В общем, отпуск был испорчен, но Марина сделала соответствующие выводы и пообещала себе впредь относиться к затеям матери с особой осторожностью. Мать же выводов никаких не сделала и продолжала активно действовать по намеченному плану под названием «Устрой счастье любимой дочери».
   Тщательно подбирая слова, чтобы не обидеть маму, Марина ответила, что у нее очень много работы и, наверное, трудно будет вырваться, но она обязательно попытается, может быть, и получится.
   На самом деле в душе Марина очень надеялась, что теперь, возможно, будет встречать Новый год с Сергеем. Она чувствовала, что слишком торопит события и что нельзя после столь непродолжительного общения строить столь далеко идущие планы, но ничего поделать с собой не могла.
   На следующий день часов с 11 утра Марину стали терзать смутные сомнения, которые с каждой минутой становились все более и более явными.
   «А вдруг не позвонит? – Марина понимала, что с момента пробуждения только об этом и думает. – Что это со мной? Как-то странно действует на меня этот Сергей. Надо бы сбавить обороты», – твердил голос разума. «А вдруг это он? Вдруг это судьба?» – тут же возражал ему другой голос, источник которого Марина распознать не смогла. Усилием воли Марина прекратила этот внутренний диалог, но нервничать так и не перестала.
   В 12.00 зазвонили сразу два телефона: мобильный и домашний одновременно. Абсолютно проигнорировав домашний, Марина бросилась к мобильному, резонно рассудив, что домой Сергей звонить не может, так как не знает номера. На экране телефона высветилась надпись «Номер засекречен». Услышав в трубке знакомый низкий голос, Марина обрадовалась и сразу успокоилась, отметив про себя пунктуальность Сергея и мысленно поставив ему большой плюс.
   Сергей предложил заехать за ней часа в два и приглашал покататься на коньках. Марина с радостью согласилась, напрочь забыв, что последний раз стояла на коньках в младшем школьном возрасте. Коньки, к счастью, у нее были. Мамины.
   Не долго думая Марина решила примерить коньки, а заодно и прикинуть, как поэффектнее нарядиться, чтобы произвести должное впечатление на кавалера. Она вприпрыжку понеслась в кладовку, долго рылась там в каких-то ящиках и сундуках, но коньки все-таки отыскала. Фигурные коньки были практиче–ски в идеальном состоянии. Марина натянула и за–шнуровала ботинки, встала в них перед зеркалом, любуясь своим отражением. Затем решила немного походить, но тут же потеряла равновесие и, подвернув ногу, плюхнулась на пол. «Вот недотепа», – выругала она себя, стаскивая коньки.
   Поднявшись на ноги, Марина почувствовала, что правая нога сильно ноет в голеностопе. «Ну надо же, ногу подвернула, – продолжала сокрушаться Марина, – что же теперь делать, как я буду кататься?» Она доковыляла до дивана и прилегла, надеясь, что боль вот-вот отступит.
   Вскоре боль слегка поутихла, Марина встала с дивана, но поняла, что кататься ей сегодня все-таки не придется. Максимум, на что она была способна, – это посидеть где-нибудь в кафе или ресторане, а лучше дома. Она спохватилась, что надо бы предупредить Сергея, но вспомнила, что не спросила номер его телефона. Оставалось только ждать его появления. Марина надела красивый свитер крупной вязки и свои любимые голубые джинсы, слегка накрасилась, собрала волосы в высокий хвост. Как раз то, что надо: она сама естественность и вместе с тем выглядит очень соблазнительно. Вот если бы не нога! И надо было ей мерить эти дурацкие коньки!
   Ровно в 14.00 на пороге появился Сергей. Сегодня он выглядел менее официально, чем накануне. В свитере с орнаментом, джинсах и короткой дубленке, он будто только что сошел с обложки глянцевого журнала «Миллионеры и зимний отдых на свежем воздухе».
   Гость улыбнулся своей волшебной улыбкой, пристально взглянул Марине прямо в глаза (ей стало как-то не по себе от столь проникающего взгляда) и извлек откуда-то из-за спины букет махровой сирени. «Сирень в декабре?!» – мелькнула мысль в голове у Марины, но в следующую секунду она уже забыла об этом и предлагала Сергею пройти в гостиную выпить чашку чаю.
   – Что у тебя с ногой, дорогая? – все же заметил Сергей, хотя Марине казалось, что она совсем не хромает.
   – Да вот на лестнице подвернула, пол такой скольз–кий, – Марина покраснела, – на каток теперь, наверное, не удастся сходить.
   Сергей усадил ее в кресло, взял руками ее ногу как раз в месте ушиба и легко помассировал ее около минуты.
   – Посиди немного спокойно, – сказал этот не–обыкновенный мужчина, – а я пока чаю налью.
   Марина потеряла чувство реальности. Она сидела в кресле, ей было мягко и уютно. Ей чудилось, что ее слегка покачивает, как бы убаюкивая, усыпляя. Она наблюдала, как Сергей вскипятил чайник, принес на стол чашки и конфеты с печеньем, безошибочно ориентируясь в ее доме, как в своем собственном. Минуту спустя она уже держала в руках свою любимую чашку с дымящимся чаем. Чай был необыкновенно ароматным, с легкими нотками каких-то растений, запахом свежескошенной травы и еще чего-то едва уловимого, смутно знакомого, но Марина никак не могла понять чего. Этот запах совсем не сочетался с запахом чая и очень беспокоил Марину.
   Вдруг громко зазвонил телефон. Марина вздрогнула, хотела поднять трубку, но почему-то никак не могла пошевелиться. И еще эта чашка в руках очень мешала.
   – Я подойду, – сказал Сергей, – тебе сейчас вредно двигаться. – Но почему-то тоже не двинулся с места, а только пристально смотрел ей в глаза, улыбаясь своей гипнотической улыбкой. Телефон продолжал настойчиво трезвонить. Марина собралась с силами, поставила на столик так и не тронутый чай и протянула руку, чтобы снять трубку…
   В этот момент она осознала, что лежит на диване с закрытыми глазами и шарит рукой в поисках телефонной трубки. Еще пара секунд ей понадобилась, чтобы понять, что телефон молчит, а звонки раздаются со стороны входной двери. Марина открыла глаза. Часы на стене показывали 14.00.
   «Ну надо же, заснула!» Марина тряхнула головой, стараясь вытрясти из нее остатки сна, такого реального, что ей все еще было не по себе. Она осторожно встала с дивана, помня о травмированной ноге. Нога не болела. «И это приснилось?» Марина никак не могла сориентироваться, где кончается сон и начинается явь. «Ничего, сейчас выпью кофейку и полегчает. Видимо, сказывается сильное переутомление, надо как следует выспаться». Марина уже вышла в прихожую, спеша открыть дверь настойчиво трезвонившему гостю, и тут до нее донесся легкий шлейф какого-то странного аромата: чуть-чуть свежескошенной травы, немного чего-то лекарственно-аптечного и капля… Да, кажется, ладана. Марина вдохнула поглубже, желая понять, откуда так пахнет, но в следующую секунду запаха уже не было.
   Сергей стоял на пороге одетый почти так же, как в Маринином сне. Только вязаный свитер был другого цвета. Марина решила не удивляться. «Потом разберусь». Она уже приготовилась принять от Сергея шикарный букет сирени и даже разочаровалась, когда он, все с той же волшебной улыбкой, передал ей корзинку, закрытую клетчатым пледом:
   – Это тебе. Пусть поживет пока.
   Марина еще раз ощутила, какое влияние на нее оказывает этот мужчина. Слыша его голос, она начинала испытывать состояние, близкое к тихому помешательству.
   В корзине оказался кот. Еще не совсем взрослый, кот-тинейджер неброского серого окраса с разного цвета глазами: синим и каре-зеленым. Кот повел себя с необычайным достоинством. Грациозно выпрыгнув из корзины, он вальяжно потянулся, размял лапы, смешно потоптавшись на месте, и прошелся по прихожей, придирчиво осматривая помещение. Судя по всему, помещением зверь остался доволен.
   Затем он неспешным шагом чинно приблизился к Марине и оценивающе оглядел ее с головы до ног. Под пристальным кошачьим взглядом Марина почувствовала себя нашкодившей школьницей. Последний и единственный раз подобным образом на нее смотрел профессор Самойлов в институте, когда принимал экзамен по обществоведению. Тогда Марина экзамен не сдала и приходила на пересдачу. Не потому, что не знала материал. Просто профессор тот отличался крайней зловредностью.
   На этот раз все обошлось. Кот, как показалось Марине, криво улыбнулся, высоко поднял хвост и гордо прошествовал в гостиную, всем своим видом давая понять, что церемония знакомства окончена к взаимному удовлетворению сторон.
   Марина котов не любила. Когда-то в детстве бабушка ей рассказывала сказки, в которых эти звери всегда почему-то проявляли себя не самым лучшим образом. Детские впечатления, как известно, очень устойчивые, и нелюбовь к котам, кошкам и даже котятам плавно перетекла из Марининого детства во всю ее дальнейшую жизнь. А тут, как назло, кот в подарок! Ну да ладно, не обижать же человека из-за бабушкиных сказок, в конце концов.
   Сергей выудил из-за входной двери огромный пакет с разнообразными кошачьими аксессуарами. Там были мешки с кормом, мисочки разного размера, кошачий туалет, меховая жилетка для прогулок и набор игрушечных мышей. Мыши растрогали Марину почти до слез. «Какой же он заботливый», – подумала Марина, и судьба кота была решена.
   – Ну что, ты готова? Поехали? – спросил любитель животных, галантно подавая ей куртку.
   Марина было вспомнила, что надо сбегать в кладовку за коньками, но Сергей, по обыкновению, прочитав ее мысли, сказал, что коньки ее размера лежат у него в машине. «Так не бывает», – подумала Марина и послушно забралась на переднее сиденье Сергеева джипа. Сегодня он был на новеньком черном «Мерседесе GL 450».
   Марина чувствовала, что начинает беспрекословно слушаться этого необыкновенного Сергея, и это ее немного пугало. Обычно она обладала довольно твердым характером и всегда держалась очень независимо. А тут прямо гипноз какой-то! «Надо бы узнать, чем он занимается», – мелькнула, но тут же куда-то исчезла вялая мысль.
   Сергей был крайне внимателен. Всю дорогу он поглядывал на свою спутницу нежными глазами, непринужденно шутил, рассказывал анекдоты, улыбался своей потрясающей улыбкой и пару раз взял Марину за руку, отчего у нее закружилась голова. Не замечая ничего вокруг, Марина слушала его открыв рот и очнулась только тогда, когда поняла, что они приехали.
   Осознав, где они находятся, Марина немного расстроилась. Место, куда привез ее Сергей, было модным и там всегда можно было встретить кучу знакомых, а сейчас Марине хотелось совсем другого. Она предпочла бы побыть с Сергеем в более уединенной и романтической обстановке. В очередной раз Марина попыталась одернуть себя за эти «неправильные» мысли. Слишком уж быстро она погружалась в этого уверенного и благополучного красавца, которого узнала лишь несколько часов назад. Не в ее это было стиле.
   Надев коньки, которые пришлись ей точно по ноге, Марина осторожно ступила на лед и обнаружила, что кататься не разучилась и в грязь (то есть в лед) лицом не ударит. Наверное, это то же самое, что умение кататься на велосипеде: раз научился – и на всю жизнь.
   Сергей катался как бог. Конечно, он не стал шокировать публику и исполнять сложнейшую комбинацию каскадов и прыжков, но был чрезвычайно грациозен. Марина вообще заметила, что все, что он делает, он делает красиво и мастерски. Это не могло не нравиться.
   На катке он продолжал очаровывать Марину. Это у него тоже получалось мастерски: легко и естественно. Он заботливо держал свою спутницу за руку, время от времени приобнимал за талию, говорил ненавязчивые комплименты и с искренним восхищением заглядывал в глаза. Что-то в его взгляде тревожило Марину, но вместе с тем она чувствовала, что он нравится ей все больше и больше. Когда она находилась рядом с Сергеем, у нее создавалось впечатление, что она самая главная женщина на свете, такой заботой и вниманием он ее окружил.
   Замечтавшись, Марина отвлеклась, наткнулась на какую-то девочку и с размаху рухнула на лед. Девочка, как ни странно, на ногах устояла, укоризненно посмотрела на Марину и проворчала неожиданно взрослым голосом:
   – Ну что же вы? Осторожней надо! Совсем ничего не видят!
   Марина почувствовала острую боль в правом голено–стопе.
   Встревоженный Сергей помог ей подняться.
   – Что, нога? Сильно ушиблась?
   – Да нет, ничего, сейчас пройдет. – Марина еле сдерживала наворачивающиеся слезы.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Поделиться ссылкой на выделенное