Ирина Хрусталева.

В постели с мушкетером

(страница 3 из 19)

скачать книгу бесплатно

Вот и сейчас, когда в агентство приехала взволнованная Екатерина, Чугункиных не оказалось на месте и Юлька мгновенно привела в боевую готовность ушки и мозги и взяла бразды правления в свои цепкие ручки.

Глава 3

– Скуратова, привет! – воскликнула Юля. – Как дела? Почему не звонишь?

– Юля, что с тобой? – недоумевающе спросила Алиса. – А вчера с кем я по телефону целый час трепалась? Может, с твоим автоответчиком? Если так, я приятно удивлена его осведомленностью о твоей личной жизни!

– Ой, а я и забыла, – засмеялась Юля. – Что-то с головой у меня сегодня не то.

– У тебя с ней постоянно что-то не то, – с сарказмом заметила Алиса. – Ты почему такая возбужденная? Что-то случилось?

– Ага.

– Надеюсь, не с Чугункиными?

– А с ними-то что может случиться? – усмехнулась Юля. – Сидят себе в засаде, сторожат какую-то излишне любвеобильную мадам, жуют бутерброды и чайком запивают.

– Потому и спокойно, что тебя рядом с ними нет, – хмыкнула Алиса. – Что случилось и у кого?

– Стриптизершу одну грохнули, а арестовали за это невиновного человека, Димку Князева. Ты должна его помнить: он для нас в прошлом году путевки в Тенерифе пробил. У него своя туристическая компания – «Вокруг Света», на Брестской улице, недалеко от Белорусского вокзала, – протараторила Юлька. – Ауу-у, Скуратова, не молчи? Неужели не помнишь?

– Помню, не надрывайся, – отозвалась Алиса. – Ты сказала, что его обвиняют в убийстве?

– Ну да.

– А он, говоришь, не виноват?

– В самую точку.

– И ты решила, как всегда, восстановить справедливость? – снова хмыкнула Алиса.

– Вроде того, – согласилась Юля.

– А мне зачем звонишь? Если хочешь опять меня втянуть в свои дела, то ничего у тебя не выйдет, – заявила Алиса. – Мне твои аферы уже поперек горла стоят! Я еще от предыдущих приключений не отошла, хочу хоть немного поспать спокойно, без кошмаров. Так что можешь сразу же…

– Эй, может, заткнешься на минуточку и выслушаешь сначала? – рявкнула Юлька. – Что за дебильная привычка – бежать впереди паровоза?

– Ну, говори, я слушаю, – почти спокойно ответила Алиса. – Но предупреждаю: если…

– Скуратова, не буди во мне тигра, иначе укушу, – прошипела в трубку Юлька. – Я никуда не собираюсь тебя втягивать, я лишь хочу, чтобы ты помогла хорошему человеку не сесть безвинно в тюрьму на десять лет!

– Ну вот, я так и знала! Не хочу я никому помогать! Я тебя знаю: ты обязательно затащишь меня к черту в зубы в очередной раз.

– Ты, Скуратова, адвокат или так, одно название? – с усмешкой поинтересовалась девушка.

– А при чем здесь моя профессия? Да, я – адвокат, и, смею заметить, хороший, – с вызовом ответила Алиса.

– Вот, так уже лучше, – победно улыбнулась Юлька. – Выслушай меня спокойно, без паники и все поймешь. Князева обвиняют в убийстве, и уже через три, максимум – четыре дня следователь передаст дело в суд. Передо мной сидит его личная секретарша, Екатерина.

Ее ты тоже должна помнить, мы Кате свои документы отдавали, когда к Дмитрию насчет путевок приезжали. Я ее давно знаю, с детства, у нас дачи рядом, в Конакове. И Чугункины ее очень хорошо знают, они часто на нашей даче летом отдыхали.

– Юль, а покороче нельзя? – вздохнула Алиса. – Мне совсем неинтересно, кто такая эта Екатерина. Ты же о Князеве хотела мне рассказать? Внимательно тебя слушаю.

– Я и рассказываю о Князеве, а Катя – его личная…

– Секретарша, – продолжила за Юлю Алиса. – Ты об этом уже говорила. Дальше что?

– На дне рождения Князева кто-то убил стриптизершу, и его обвиняют в убийстве.

– Юля, убийство – это тяжкое преступление, и без веских причин никто не станет обвинять в нем первого встречного. Что ты конкретно можешь сказать в оправдание Князева?

– Пока ничего, но это ничего не значит. Черт, как же жалко, что я не могу из офиса свалить, – посетовала Юля. – Приехали бы мы с Катей к тебе, и в спокойной обстановке, за круглым столом, за чашечкой твоего фирменного кофе все обсудили бы. Не могу я рассказывать, когда не вижу собеседника. Телефон не может передать всех ощущений трагичности ситуации, – вздохнула она.

– Смехова, хватит демагогию разводить, говори дальше, – велела Алиса. – Чего ты хочешь конкретно от меня?

– Ты разве не поняла? Я хочу, чтобы ты взяла дело Князева в свои руки и стала его адвокатом, – заявила Юля.

– У тебя как с головой? – ахнула девушка.

– Полный порядок. А что?

– Тебе прекрасно известно, что я уголовными делами не занимаюсь – после того, как моего коллегу убил ненормальный брат одного подзащитного. Мне как-то спокойнее гражданские дела вести. Хочу дожить до старости, вырастить сына и увидеть своих будущих внуков.

– Не волнуйся, увидишь ты внуков! Будем надеяться, что родственники Князева тебя убивать не пожелают. Потом, когда мы докажем, что он невиновен, можешь опять заняться бракоразводными процессами, наследствами и всей прочей мишурой. Алиса, неужели тебе неинтересно за такое дело взяться? Ведь ты же профессионал, я уверена, что ты его вытащишь, иначе не стала бы тебе звонить, – решила польстить подруге Юлька.

– Ну, не знаю, – неуверенно пробормотала Алиса. – Для того чтобы прогнозировать, я должна сначала изучить дело.

– Это совсем другой разговор, – обрадовалась Юля. – А знаешь что? Приезжай-ка, Скуратова, в офис, здесь все и обсудим, – почти приказала она.

– Разбежалась! – возмутилась Алиса. – Бегу и спотыкаюсь, тапочки по дороге растеряла. Вам нужен адвокат – вы и приезжайте, а мне некогда в пробках торчать. Мне еще за сыном в детский сад бежать, Володя не может, у него дела.

– Так всего двенадцать дня, а сад до семи работает, насколько мне известно?

– А может, мне ребенка вообще на круглые сутки в садике бросить ради вашего Князева? – окрысилась Алиса. – Сказала, что не поеду, значит, не поеду! Если надумаете сами заявиться, милости прошу, я всегда гостям рада. Ой, у меня молоко убежало, – на ходу сочинила Алиса и отключилась.

– Вот зараза! – Юлька посмотрела на пикающую трубку. – Видно, придется самим к ней ехать. Ладно, если Магомет не идет к горе, значит… Вот только что мне Чугункиным сказать, чтобы без ущерба для их нервной системы свалить из офиса? – задумалась она.

– Так и скажи, как на самом деле, – дала наивный совет Екатерина. – Я все равно буду договор с ними заключать, чтобы они расследовали это дело.

– Договор ты, конечно, заключишь, ясный перец, только… – сморщила Юля носик. – Только сообщать им о том, что я тоже пытаюсь твоему Князеву помочь, думаю, не стоит.

– Почему? – удивилась Катя.

– Долго объяснять, – отмахнулась девушка.

– И все же?

– У меня с Чугункиными имеются разногласия по некоторым… гм… аспектам, – попыталась объяснить Юлька, с трудом подбирая слова, но не выдержала. – Слушай, Катя, что ты мне голову морочишь всякой ерундой, а? Тебе не все равно, почему я не хочу ничего говорить близнецам? Нечего совать свой нос в чужие дела!

– Юля, ты что? – Катя вытаращила глаза. – В какие дела я нос сую? Я пришла, чтобы Дмитрию помочь, поэтому… Я его люблю и не считаю его чужим!

– Да я совсем не об этом. Я о себе и о Чугункиных говорю. У меня с ними идет негласная конфронтация.

– В каком смысле?

– Я им пытаюсь доказать, что тоже могу быть детективом, а они не хотят с этим согласиться! Считают, что женщине мозги не для того даны, а для рассуждений о тряпках и удачном замужестве. А я с этим категорически не согласна, я докажу, что женщина может не только детей рожать и у плиты стоять. Поэтому не хочу, чтобы они раньше времени узнали, что мы тоже принимаем участие в судьбе Дмитрия.

– Но ведь они все равно об этом узнают. Если она станет адвокатом Дмитрия и они начнут расследование, с Алисой они столкнутся рано или поздно.

– Лучше поздно, здоровее будем, – выпалила Юля. – Чугункины страсть как не любят, когда я… а если уж вместе со Скуратовой! Они почему-то считают, что мы с Алисой представляем опасность для общества.

– В каком смысле?

– Я тебе потом объясню… может быть. А вообще-то, лучше тебе об этом не знать.

– Почему?

– Все, звоню братьям и говорю, что… Что же им сказать? – задумалась Юля, оставив без ответа вопрос Екатерины. – Думай, Смехова, шевели мозгами!

– Скажи, что у тебя внезапно живот заболел, – подсказала Катя.

– Нет, этот номер не пройдет, было уже, – отказалась Юлька. – Мне нужно было срочно сбежать, пришлось выдумать несварение желудка.

– Тогда, может…

– Ангина у меня тоже уже была… и понос, и туберкулез, и эпилепсия. – Юля рассмеялась. – Чего мне только не приходилось сочинять! Близнецы меня как облупленную знают – не поверят ни единому слову.

– И что же делать?

– О, кажется, придумала, – оживилась Юля и, схватив телефонную трубку, набрала номер Данилы. – Врут люди, говоря, что хорошая мысля приходит опосля. У меня все мысли приходят, когда нужно! Алло, Чугункин, привет, дорогой! Как ваши дела? – непринужденным тоном спросила Юля.

– Нормально, сидим в засаде, – ответил тот, что-то жуя.

– Ты опять ешь? И когда ты только остановишься? Скоро в двери не пролезешь без мыла, – хихикнула Юлька. – На весы давно вставал?

– Не твоего ума дело, – проворчал сыщик. – Почему звонишь? В офисе, надеюсь, все в порядке?

– Почти.

– Что значит – почти? – заволновался Данила и поперхнулся. – Что случилось, кхе-кхе?

– Ничего особенного, если не считать того, что я закрываю двери и ухожу, – спокойно ответила Юля.

– Это почему еще?

– В подъезде морят тараканов, здесь дышать нечем, меня уже тошнит.

– Тебя тошнит? – хохотнул Данила. – Да тебя ни одна зараза не возьмет, скорее сама загнется – от бессилия.

– Хватит ёрничать, а то схлопочешь! Я не могу дышать этой гадостью.

– Смехова, ты не можешь просто все бросить и уйти, – забеспокоился сыщик. – Кто будет на телефонные звонки отвечать? Сиди на месте!

– Чугункин, ты соображаешь, что говоришь? – взвилась Юля. – Ты хочешь приехать и увидеть, как я валяюсь на полу с поднятыми кверху лапками вместе с тараканами? Я знала, что ты толстокожий, но не думала, что до такой извращенной степени. Тебе совсем на мое здоровье наплевать, да? Отвечай немедленно! Наплевать?

– Юля, хватит глупости говорить, – пробурчал тот. – Ты же прекрасно знаешь, что не наплевать.

– Очень тебе признательна! Если ты не врешь, я закрываю офис и временно испаряюсь!

– Что, все так плохо? А если окна открыть и проветрить? – попытался остановить девушку Данила.

– Я ухожу, – твердо повторила Юля. – Целую вас с Кириллом, не скучайте. Ничего не случится, если один день никого в конторе не будет. Кстати, я в вашу сумку пирожки с клубникой положила. Надеюсь, вы их нашли? – Юля поторопилась сменить тему, чтобы отвлечь Данилу.

– Давно нашли, еще в десять утра. Очень вкусные, передай своей матери от нас огромное мерси.

– Хорошо, передам.

– Когда будешь уходить, не забудь включить автоответчик, а то с таким рабочим распорядком секретарши мы всех клиентов растеряем, – напомнил сыщик.

– Мели, Емеля, твоя неделя, – хихикнула Юля. – Включу, не волнуйся. Пока, Дань, звоните на мобильник, если что.

– Ты домой?

– Нет, к Скуратовой хочу заскочить.

– Зачем? – насторожился сыщик.

– А тебе не все равно? Она моя подруга, если ты забыл, – ответила Юля, ругая себя за то, что вовремя не откусила свой язык. – Сто лет с ней не виделись, а раз уж такая выпала оказия, хочу восполнить пробел. Посидим, посплетничаем. Иначе я скоро в офисную крысу превращусь! Никаких развлечений, никакой личной жизни с этой работой! Все, Чугункин, гуд бай, а то еще немного – и я задохнусь, – Юлька быстренько отключилась. – Ну, вот и все, а ты боялась! У Смеховой всегда найдется запасной кролик в цилиндре. Осталось провернуть кое-какую фишечку, и можно спокойно отчаливать.

– Какую фишечку? – спросила Катя. – Нужно что-то еще?

– А как же? Не признаваться же мне братьям, что я им снова по ушам вагонеткой проехалась? Мои слова не должны расходиться с делом.


Юлька взяла телефон, набрала номер и сделала строгое лицо. Как только ее соединили с абонентом, она властно проговорила:


– Это санэпидемстанция? Добрый день, вас беспокоят из департамента здравоохранения, Лукашкина Елена Афанасьевна. С кем я говорю? – Выслушав ответ, Юля продолжила, еле сдерживая смех: – Очень приятно, Людмила Петровна. К нам поступила жалоба на вас, завтра мы направляем комиссию по адресу… При чем здесь именно вы? Жалоба не на вас лично, а на вашу санэпидемстанцию. Вы вовремя не реагируете на сигналы! Если не хотите крупных неприятностей, советую сегодня же отправить группу для проведения санобработки подъездов. Безобразие – тараканы кишмя кишат, крысы спокойно гуляют! Вам же присылали коллективное письмо! Почему вы не отреагировали? Что? Приезжали и обрабатывали? Значит, плохо обработали! Пора бы уже научиться добросовестно исполнять свои прямые обязанности! Простите, но мне некогда с вами полемизировать. Короче говоря, если завтра комиссия увидит хоть одного таракана… о крысах я вообще молчу, это разговор отдельный… тогда я вам не завидую. Всего хорошего!

Юлька положила телефонную трубку на место, и ее прорвало:

– Ой, не могу, – пробормотала сквозь смех она. – Ты бы слышала, как эта Людмила Петровна заикалась от страха, как она оправдывалась!

– Юля, а если она проверит, звонили из департамента или нет? И о Елене Афанасьевне может спросить, – забеспокоилась Екатерина.

– Не переживай, Лукашкина Елена Афанасьевна существует на самом деле, работает в департаменте здравоохранения – это приятельница моей матушки, – объяснила Юля. – А насчет проверки – туда невозможно дозвониться, все время занято, – усмехнулась она. – Да и не будут они перезванивать, им сейчас не до этого. Максимум через час сюда приедет бригада – морить тараканов и крыс. Можем отчаливать со спокойной совестью. Считай, убили сразу двух зайцев. И к Скуратовой съездим, обсудим дальнейшие действия, и санобработку еще раз сделают. Они уже были здесь пару месяцев назад, тараканы вроде бы пропали, но вчера я одного в раковине поймала. Так что я не соврала, все сделала правильно. Если их не поморить, не пройдет и недели, как они расплодятся в неимоверном количестве.

– Смехова, ты такая веселая, неунывающая, мне иногда кажется, что тебе все нипочем, – заметила Екатерина. – Что бы ни происходило, ты все равно смеешься.

– Недаром же я такую фамилию ношу! Катя, хватит трепаться, время напрасно терять, поехали, – поторопила Юля подругу. – Нам бы еще избежать пробок, и можно считать, что жизнь удалась.

Через час с небольшим девушки входили в элитный дом, расположенный в комплексе «Алые паруса». Там жила Алиса Скуратова со своим мужем Марковым Владимиром и сынишкой Вовкой. Муж Алисы был очень богатым бизнесменом, он долго ворчал по поводу того, что его жена работает. Та не обращала на это внимания и продолжала носиться по судам, адвокатским конторам и прочим заведениям, связанным с ее профессией.

– Не хочу носить штамп жены нового русского, – объясняла она свое упрямство. – Я не для того училась почти шесть лет, получала юридическое образование, чтобы плюнуть на него и похоронить себя в рутине домашних дел. График у меня свободный, сидеть от звонка до звонка в душном кабинете меня никто не заставляет, так что все в порядке. И потом, мне не нравится все время просить у тебя денег – на колготки и так далее. На такие мелочи я как-нибудь и сама сумею заработать, и вообще, я свою работу люблю, этим все сказано.

Вопрос был закрыт, Владимир махнул на жену рукой:

– Делай что хочешь, лишь бы тебе было хорошо.


– Живут же люди, – вздохнула Катя, оглядывая шикарное помещение подъезда. – А мы с мамой всю жизнь прожили в пятиэтажной хрущевке, на последнем этаже, без лифта. Кухня со спичечный коробок, прихожей практически совсем нет, комнаты смежные. Лампочки в подъезде вечно не горят или вообще выкручены, почтовые ящики сломаны, стены исписаны нетленными: «Саша + Маша», «Спартак – Чемпион» и так далее. Не жизнь, а «сказка», – усмехнулась она. – Только на даче человеком себя и чувствую. У нас дом большой, спасибо деду за наследство. Слава богу, что хрущевки под слом идут. Говорят, что и наш дом в этом году сломают, мы переедем в новую квартиру. Уж скорей бы, так хочется по-человечески пожить, в нормальных условиях. Как приятно в такой подъезд входить, – обвела она взглядом просторное чистое помещение. – Глаз радуется от такой красоты.

– Добрый день, девушки. Вы к кому? – окликнул девушек секьюрити. – В какую квартиру?

– Здравствуйте, молодой человек, мы в тридцать седьмую, к Марковым. Наши фамилии – Смехова и Сафронова, – ответила Юля. Охранник занес их фамилии в журнал и позвонил Алисе. Она уже привыкла к заведенному в этом доме порядку, не выказала никакого недовольства. А вначале Юля недоумевала, возмущалась, даже ругалась и чуть ли не дралась с секьюрити, когда те ее останавливали и учиняли допрос.

– Вы, наверное, новенький? – спросила Юля у охранника. – Я вас раньше здесь не видела.

– Да, неделю тому назад устроился, – охотно ответил тот, набирая номер квартиры Марковых. – Сегодня второе дежурство, но я уже привыкаю… Добрый день, вас беспокоит охранник. К вам пришли две дамы, Смехова и Сафронова. Да-да, уже пропускаю, всего доброго. Проходите, пожалуйста, вас ждут, – приветливо улыбнулся он девушкам. – Лифт направо.

Глава 4

– Юля, тебе прекрасно известно: чтобы меня пропустили к подследственному в тюрьму, я должна иметь официальный документ. Эта бумажка называется разрешением, и подписана она должна быть самим прокурором, – объясняла подруге Алиса.

– Ну, начинается, – фыркнула Юля. – Не будь занудой, Скуратова!

– А для получения этой подписи требуется, чтобы кто-то из родственников Князева нанял меня в качестве его адвоката, то бишь защитника, – Алиса продолжала гнуть свою линию, не обращая внимания на реакцию подруги. – Только после того, как будет заключен официальный договор между мной и нанимателем, я смогу зарегистрироваться и получить разрешение на свидание с подследственным.

– Официальный договор, говоришь?

– Ну да.

– А что, собственно, нам мешает? – беспечно пожала плечами Юля. – Давай заключим, можно его жену попросить, чтобы она тебя наняла. Катя, у тебя есть ее телефон? – обратилась она к Екатерине.

– Есть, только я сомневаюсь, что она согласится, – заметила Катя.

– Почему?

– Мне следователь сказал, что она даже от свидания с Дмитрием отказалась, а тут – адвокат…

– Даже так? – удивилась Юля. – А вот это уже интересно! Алиса, кроме родственников, кто-нибудь может нанять адвоката? – спросила она у подруги.

– Почему нет? – Алиса пожала плечами. – Очень часто это делают друзья или сотрудники, если они платежеспособны, конечно. Адвокатские услуги недешево стоят.

– Отлично, – повеселела Юлька. – Тогда сейчас тебя наймут!

– Кто? Ты, что ли? – усмехнулась Алиса.

– Зачем я? Катя наймет. Она – сотрудница компании, личный секретарь Князева, так что все нормально. Надеюсь, денег на счету компании достаточно, чтобы шефа из тюрьмы вытащить? – спросила Юля у Екатерины.

– Средств, естественно, хватит, но… Мне кажется, сначала все же стоит с женой Дмитрия поговорить. Мало ли, а вдруг она согласится? – неуверенно ответила Катя. – Что люди подумают, узнав, что я… в общем, Юля, надеюсь, ты понимаешь, что я имею в виду? А уж если она откажется, мне можно будет это сделать. Тогда этому никто не удивится.

– О, господи! Тоже мне, принцесса-недотрога! Тебе не все равно, кто что подумает?

– Нет, не все равно, – буркнула Екатерина. – Я не хочу, чтобы… не хочу, и все!

– Ладно, давай номер телефона этой жены, – велела Юлька. – Не будем тянуть кота за хвост, у нас времени – раз-два и обчелся.

Катя продиктовала номер, Юля набрала его.

– Как ее зовут-то? – спохватилась она, зажимая рукой трубку.

– Маргарита, – подсказала Екатерина.

– А отчес… добрый день, – проворковала в трубку Юля, не успев спросить про отчество. – Я могу поговорить …э-э… с госпожой Князевой?

– Я слушаю, – ответил приятный женский голос.

– Простите за беспокойство, Маргарита… – Юля замялась, глазами делая Кате знаки.

– Евгеньевна, – догадалась прошептать та.

– Маргарита Евгеньевна, – выдохнула наконец Юлька. – Мне бы хотелось узнать: вы собираетесь нанимать адвоката для Дмитрия Анатольевича?

– А, собственно, почему вас это интересует? – резко изменившимся тоном спросила Маргарита. – И кто вы такая, чтобы задавать мне подобные вопросы?

– Кто я такая? – переспросила Юля, лихорадочно соображая, что бы соврать. – Я – помощник прокурора, Кириенко Вера Станиславовна. Дело вашего мужа отправили на доследование, прокурор взял его под личный контроль. Вы так и не ответили на мой вопрос, Маргарита Евгеньевна. Вы собираетесь нанимать адвоката для своего мужа, Князева Дмитрия Анатольевича?

– Но следователь сказал, что этого не потребуется, – растерялась Маргарита. – Он говорил, что в суде будет присутствовать государственный защитник… А что случилось? Почему дело… в связи с чем его… на доследование? – заикаясь на каждом слове, спросила она.

– Простите, но такие вещи огласке не подлежат, – сурово ответила Юля. – Тайна следствия и прочие нюансы. Могу сказать лишь одно – выяснились некоторые обстоятельства, требующие дополнительной проверки. Так что же вы мне скажете насчет адвоката? – упрямо повторила она.

– А вам-то какое до этого дело? – спросила Князева.

– Абсолютно никакого. Просто если с вашей стороны адвоката не будет, следует подготовить документы для государственного защитника, – еле сдерживая ярость, ответила Юлия. – Вам же следователь об этом сказал? Только он забыл добавить, что государственный защитник – это практически ничто. Так что вы решаете?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Поделиться ссылкой на выделенное