Ирина Хрусталева.

Огнеопасная красотка

(страница 5 из 22)

скачать книгу бесплатно

Лиза вдруг вспомнила своего любовника – что теперь его нет, и на глаза навернулись слезы.

«Он хоть и сволочью оказался, изменял мне, как теперь выяснилось, но все равно его жалко. Два года из жизни не выкинешь. Кстати, как оказались те фотографии у меня в сумочке? Кто мне их мог туда положить? Когда я приехала с Виктором к нему домой, никакого конверта у меня в сумочке не было! Значит, бандиты – больше некому! Так, вроде все, что я могла в данной ситуации сделать, я сделала, – перескочили мысли девушки на другую тему. – На работу позвонила, можно быть спокойной. Шерифа заберет отец, хорошо, что у него есть ключи от дома, мои-то теперь в милиции… А какие снимки, прямо загляденье, – продолжала свои размышления Лиза, вспомнив фотографии, которые ей показал следователь, – ни стыда ни совести, – чуть не сплюнула она в сердцах, – зачем тогда, спрашивается, замуж меня звал? Для проформы, что ли?! Интересно, а за что его убили? Он мне говорил, что предстоит какое-то очень важное дело, которое принесет хорошие деньги. Может, убийство связано именно с этим?..»

Лиза потерла пальцами виски – теперь поздно гадать, с чем связано убийство, человека уже нет. Теперь ей нужно думать, как свою задницу спасать, а для этого надо узнать, не за что убили, а кто убил. Хотя одно с другим связано напрямую. Если узнать – за что, тогда может стать известно – кто. Ну не ей же, в конце концов, этим заниматься? Для чего у нас вообще существует милиция? Только для того, чтобы обвинять совершенно безвинного человека бог знает в чем? Кроме как наглостью, это никак не назовешь! Петляй тут теперь по всей Москве как заяц, будто я и в самом деле преступница какая!

«Угораздило же этого дурака Виктора ввязаться во что-то, а я теперь отдувайся! Ему-то что? Лежит теперь, ни о чем не думает, а я уже всю голову сломала. Господи, прости за крамольные мысли! Что я несу, в самом деле? О мертвых – или хорошо, или ничего, а я ругать его вздумала, совсем с головой плохо, – сама на себя разозлилась Елизавета. – Наверное, я страшная эгоистка, раз даже после смерти не могу простить человеку его измену. Мне все говорят, что я слишком гордая, а гордость – это грех. Гореть мне в аду синем пламенем, как пить дать, но поделать с этим я ничего не могу, видно, характер такой…»

Елизавета слабо улыбнулась, вспомнив, как ее бабуля, царство ей небесное, очень часто говорила:

– Ох, Лизавета, характер у тебя «мухоморный», натерпишься ты в своей жизни с ним. С виду ты девка справная, все при тебе, а внутри – ядовитая. Ни в чем не хочешь уступить и никому. Уж слишком ты гордая, а язычок – чистый яд. Смотри, сколько ребят вокруг тебя вьется, а ты, точно язва, только смеешься над всеми. Гляди, придет время, попадется на твоем пути парень, тебе же подобный, будешь тогда знать! Скрутит тебя любовь в бараний рог, будешь подушку слезами умывать, помяни мое слово. Не мешало бы тебе на себя это «платьице» примерить.

Елизавета лишь посмеивалась над словами бабки:

– Не родился, бабуля, еще такой человек, чтобы я в него влюбилась без памяти, да еще и плакала из-за этого.

– Поглядим, поглядим, дай бог мне дожить до этого.

А ежели не доживу, так с того света все равно увижу, вот уж посмеюсь тогда, – беззлобно улыбалась бабка.

Она умерла год назад, так и не дождавшись, что ее внучка встретит того единственного, ради которого изменит свой «мухоморный» характер. Про Виктора бабуля знала, но только махала рукой, когда Лиза ей говорила, что хотела бы выйти за него замуж:

– Нет, милка, не он это, ты какая была, такая и осталась, если не хуже. Я бы сразу по тебе увидала, если бы ты встретила того, о ком я тебе говорила.

Лизу раздирало дикое любопытство, и она периодически приставала к своей бабке:

– Бабуль, а какой он?

– Как встретишь, сразу узнаешь его, – хитро улыбалась бабка, – он для тебя будет самым лучшим, самым красивым, самым щедрым, самым умным и самым добрым.

– Три раза «ха», бабуленька! Где же это ты в наше время таких мужчин видела? Это уже из раздела фэнтези. Таких не бывает, все мужики только о себе и думают, – грустно вздыхала Лиза.

– Бывает, бывает, – хитро улыбалась бабка, – вот когда встретишь, сразу и поверишь мне.

– Баб, а может такое случиться, что я его вообще никогда не встречу?

– Может, конечно, только не хотела бы я этого для тебя, внученька. Уж больно мне хочется, чтобы ты изменилась.

– Бабуль, неужели я и вправду такая плохая? – хмурилась девушка, хотя прекрасно знала, что хорошей ее ну никак назвать было нельзя.

– Нет, сама ты неплохая, характер у тебя плохой, – смеялась бабка.

– А это разве не одно и то же?

– Нет, не одно и то же. Сама ты – это душа твоя, а характер – это разум твой.

– Не очень мне это понятно, – ворчала Лиза.

– Ничего, деточка, придет время – поймешь. Душу поменять никак нельзя, ее господь дал тебе при рождении, а вот характер может измениться. Это происходит, когда мысли человека меняются, или образ жизни, или когда рядом с ним появляется кто-то очень дорогой, которому можно открыть свою душу полностью, без остатка. Поняла теперь?

– Не-а…

– Ладно, наверное, не пришло еще твое время, – махала бабуля рукой, – поживем, увидим.

Лиза забрала свою бабку из деревни и привезла ее к себе, как только купила дом, в котором сейчас жила. Бабушка ходила по дому и все прищелкивала языком от того, что видела. Кроме как хоромами, она дом не называла и все качала головой: это сколько же деньжищ он стоит?

Пожить в хоромах ей пришлось всего два года, а потом она заболела и тихо умерла. Лиза очень переживала ее болезнь, а потом и смерть. Бабка была единственным человеком, который ее любил по-настоящему, ничего не прося взамен. Старая, мудрая женщина видела, какая в Лизе идет борьба со своими слабостями, как она подавляла их в себе, прячась за свою броню грубости и вседозволенности, но никогда не упрекала за это внучку и ничего не говорила. Лишь иногда садилась рядом с Лизой и начинала ей рассказывать, какой хорошей женщиной была ее, Лизина, мать и как она любила свою девочку. Что Лиза очень похожа на нее и красотой, и душой.

– Вот только характер у тебя «мухоморный», – в который раз повторяла она и хитро улыбалась, – но я знаю, я чувствую, что он переменится, и тогда ты, деточка моя, все забудешь и все простишь… сразу и всем.


– Девушка, Царицыно, куда дальше-то? – услышала Елизавета голос водителя, который прервал ее воспоминания.

– Я же вас просила у банкомата остановить, – нахмурилась девушка.

– Вон, на доме, видите, «сбербанк» написано? Вот там и будет банкомат, – ответил водитель и улыбнулся, – они сейчас на каждом шагу попадаются.

– Поверните к тому дому, я выйду, сниму деньги и тогда расплачусь с вами.

Парень подогнал машину к самым дверям сбербанка и остановился. Елизавета прошла к банкомату и, вставив карточку, задумалась.

«Сколько денег-то снять? Сниму побольше, неизвестно, что может произойти. Вдруг додумаются счет блокировать, у нашей милиции ума хватит. Останусь тогда вообще без средств к существованию».

С этими мыслями Лиза набрала свой код, а потом сумму, которую решила снять. Сумма была очень даже приличной, поэтому пришлось постоять и подождать, пока электронный кассир соизволит расстаться с ней. Лиза заранее раскрыла сумочку, чтобы сразу же запихивать купюры в нее, когда они начнут выпрыгивать из отверстия. Когда наконец деньги начали сыпаться, то их в результате оказалось так много, что сумочка еле закрылась.

– Не рассчитала, нужно было сумку побольше купить, – проворчала Лиза, запихивая ее под мышку и прижимая раздутый аксессуар рукой.

Она не стала снова садиться в машину, а расплатилась с водителем и направилась в сторону дома своей подруги Веры, до которого нужно было пройти всего один квартал.

«Пройдусь пешком, подышу немного свежим воздухом, что-то голова разболелась», – решила Лиза. Она не спеша шла по направлению к дому своей подруги, но вдруг резко остановилась.

– Нет, сейчас я к Вере не пойду, лучше поздно вечером, чтобы никто меня не видел, – решила девушка и повернула в противоположную сторону. Раньше Лиза жила недалеко от дома Веры, а когда ей исполнилось восемнадцать лет, она ушла из дома, а отец так и остался жить в той квартире.

«Как я поняла из разговора с отцом по телефону, он уже в курсе событий, значит, вполне может быть, что меня там поджидают. Гарантии, что к Верочке тоже не придут, никакой нет, поэтому нужно быть предельно осторожной. Сейчас я должна где-то переждать. Вот только где? Может, сходить пока в кино? Точно, проеду сейчас на автобусе до «Рамстора», там есть кинотеатр. Схожу, посмотрю, что там показывают, посижу в кафе, вот время и пробежит. Вечером позвоню Верочке и узнаю, могу ли я к ней приехать», – решила Лиза и повернула в сторону автобусной остановки. Она доехала до огромного супермаркета «Рамстор» и поднялась на третий этаж. Там располагался большой зал, где можно было посидеть и перекусить. Здесь же был кинотеатр, и девушка купила себе билет на дневной просмотр. Шел прокат нашумевшего блокбастера «Матрица-3», и Лиза с удовольствием посмотрела его. Предыдущие два она уже видела и даже имела дома диски с этими фильмами.

«Нет худа без добра, – горько усмехнулась про себя Елизавета. – Когда бы я еще побывала в кино и от души налопалась поп-корна?»

5

Елизавета несколько раз пыталась дозвониться своей подруге, даже спустилась для этого в метро и купила телефонную карточку. Номер постоянно был занят.

«Наверное, опять трубка неправильно лежит», – подумала Лиза.

Так было уже не раз, потому что маленький сынишка Верочки очень любил играть с телефоном, изображая из себя взрослого.

Он смешно хмурил бровки и кричал: «Ае, ае», потом бросал трубку и несся в другую комнату или на кухню к маме.

Вера не всегда могла уследить за сынишкой, и очень часто трубка так и оставалась лежать рядом с телефонным аппаратом. По этой причине все знакомые и родственники советовали Вере купить себе мобильный телефон, чтобы хоть каким-то образом можно было с ней связаться. Мамочка отмахивалась и старательно учила сына класть трубку правильно, правда, пока что это еще не возымело должного действия. Димка продолжал хватать трубку, чтобы пару раз прокричать туда свое «Ае» и бросить ее рядом с телефоном. Ему шел второй год, разговаривать он еще не умел. Кроме слов – мама, папа, дай, ае – и еще некоторыx, ничего внятного сказать не мог. В основном он болтал на своем, «китайском», языке, который понимали только его ровесники в песочнице.

Потеряв всякую надежду связаться с подругой по телефону, Лиза решила рискнуть и отправиться туда без предварительного звонка. Она уже завернула во двор дома… и замерла как вкопанная. Во дворе стояла милицейская машина, за рулем которой сидел парень и лениво покуривал.

– Ох ты, черт, – шепотом выругалась девушка, – вот как раз с вами мне очень бы не хотелось встречаться! Думаю, до конца жизни буду страдать чесоткой при одном упоминании о нашей доблестной милиции. Подожду-ка я, пока вы отсюда уедете.

Она шмыгнула в соседний подъезд и, поднявшись на два пролета, остановилась у подоконника. В окно весь двор был виден как на ладони, и машина в том числе.

«А вдруг это уже меня ищут? – подумала Лиза, и от этой мысли у нее сразу же вспотели руки. – Верочка – моя лучшая подруга, ничего нет удивительного, что в первую очередь меня будут искать именно у нее. Если это действительно так, то нужно отдать должное этому молодому следователю – оперативно работает, уже и адрес подруги узнал, – горько усмехнулась девушка, – хотя что здесь может быть удивительного? Ведь у отца-то менты были еще днем, и он вполне мог сказать им про Веру. Точно, это по мою душу! Тогда даже не знаю, что дальше делать. Где мне ночевать-то, если меня обложили, как зверя? К отцу – исключено, домой – тем более…»

В это время из подъезда, где обитала ее подруга Верочка, вышли три человека. Один из них был тот самый молодой следователь Краснощекий, и с ним два парня с автоматами в руках.

– Ну вот, так я и думала, – охнула Елизавета, – а экипировались-то как! Боятся, наверное, что я их пистолетным огнем встречу. Знали бы вы, ребятки, до чего я боюсь всякого насилия, сидели бы тогда в своем отделении и думали, как поймать настоящих преступников, – всхлипнула девушка. – Гоняетесь за беззащитной женщиной вместо того, чтобы действительную преступность искоренять, – проворчала она и тряхнула головой. – Так, вернемся к насущным проблемам. К Верочке мне, значит, нельзя. В гостиницу я пойти не могу: у меня нет с собой паспорта. Где же тогда ночевать? Не на вокзале же? Там тоже милиция. Что делать-то? – Елизавета начала злиться и топнула ногой. Она так погрузилась в свои проблемы, что не заметила, что по лестнице кто-то спускается.

– Что это ты тут ногами топаешь? – услышала Лиза насмешливый голос и даже подпрыгнула от неожиданности.

Она повернула голову на голос и увидела мужчину, который спускался по ступеням и вяло улыбался.

– Ой, Сережа, привет, сто лет тебя не видела, – сказала Лиза и глупо улыбнулась.

– Привет, коли не шутишь, – кивнул мужчина. – Выглядишь, Елизавета, как всегда, потрясающе! Какими судьбами в мой подъезд? Или по ошибке вместо подружкиного сюда завернула? – продолжая лениво улыбаться, спросил Сергей.

– Ой, Сереж, даже и не спрашивай ни о чем, – махнула рукой Лиза, – а что это ты пешком, а не на лифте? – задала она вдруг вопрос невпопад.

– Сломан, – коротко бросил Сергей и посмотрел на Лизу внимательным взглядом. – Что-то случилось?

– Ага.

– Что именно?

– Не спрашивай, Сереж, не нужно тебе в это ввязываться.

Мужчина заметил, как Лиза затравленно посмотрела в окно, и, проследив за ее взглядом, увидел милицейскую машину. Сообразив, что у девушки какие-то проблемы с правоохранительными органами, он принял решение.

– А ну, пошли, – строго сказал Сергей и, взяв Лизу за руку, потащил ее в свою квартиру. Она не стала упираться, а безропотно поплелась следом. Силы вдруг оставили Елизавету, и от ее бравады ничегошеньки не осталось. Из глаз покатились слезы – крупными горошинами, оставляя на щеках черные борозды от туши.

Сергей был давним воздыхателем Лизы. Она жила неподалеку от этого дома, они с Верой учились в одной школе. Когда девушки перешли в десятый класс, парень пришел из армии и, встретив однажды подружек во дворе дома, остолбенел, увидев, как расцвела Елизавета. Он то бледнел, то краснел, когда подружки о чем-то непринужденно болтали с ним, а он невпопад отвечал. После этого он частенько выходил из своего подъезда именно тогда, когда девушки шли к Вере домой. Лиза прекрасно видела, какими глазами смотрит на нее Сергей, но лишь посмеивалась над ним. Она вообще смеялась над всеми парнями, которые пробовали ухаживать за ней. Конечно же, это была своего рода защита, но, кроме самой Елизаветы, никто об этом не знал, и все считали ее слишком заносчивой. Она была симпатичной девушкой и пользовалась этим напропалую, отшивая то одного, то другого парня, который увивался за ней. Сергей же любил Лизу издалека и никогда не предлагал ей встречаться с ним, хоть и бывали они очень часто в одной и той же компании. Сергей вел себя по отношению к ней как друг, и не более того. Но это было до поры до времени. Когда Лизе исполнилось восемнадцать лет, Сергей пришел к ней с огромным букетом цветов и выпалил чуть ли не у самого порога:

– Лиза, я люблю тебя с той самой первой встречи, выходи за меня замуж!

В первое мгновение девушка остолбенела, но потом, следуя своему несносному характеру, вдруг громко расхохоталась.

– Замуж? За тебя? – продолжая хохотать, спрашивала девушка. – Ты что, Сереж, не в своем уме?

– А что, женятся только безумные? – с обидой в голосе спросил парень, и глаза его сверкнули недобрым огнем. – Значит, ты мне отказываешь?

– Естественно, – продолжала улыбаться Лиза.

– Для тебя это, может, и естественно, а для меня… – он не стал договаривать, а просто бросил букет в ноги Елизавете и, хлопнув дверью, выскочил из квартиры. С тех пор он старался избегать встреч с ней, а потом и вовсе пропал на какое-то время. От своей подруги Верочки Лиза узнала, что он временно переехал на другой конец города, в квартиру своего брата, который уехал за границу на работу по контракту. Они встретились с Сергеем три года спустя в одной компании. У жениха еще одной Лизиной подруги был день рождения, и вот там, уже сидя за столом, Лиза вдруг почувствовала на себе пристальный взгляд. Когда она начала искать его источник, то наткнулась на глаза Сергея.

– Привет, – улыбнулась она парню.

– Здравствуй, Елизавета, – хмуро ответил парень и, отвернувшись, начал ухаживать за девушкой, которая сидела рядом с ним. Чуть позже, когда гости принялись за танцы, Лиза узнала, что эту девушку зовут Катя и они встречаются с Сергеем вот уже год.

– Не вздумай ему снова глазки строить, – предупреждала ее Вера, – у них вроде серьезно все, пожениться хотят.

– Да ну? – усмехнулась Лиза и стрельнула взглядом в сторону танцующей парочки. В действие опять вступил ее «мухоморный» характер, и Лиза пошла напропалую, чтобы в который раз доказать самой себе, что ей по плечу все, чего бы она ни захотела. В этот же день они с Сергеем оказались в постели, и он снова предложил ей стать его женой.

– Нет, Сереж, я пока замуж не собираюсь, у меня свой бизнес налаживается, нужно сначала о карьере подумать, а уж потом и пеленками обвешиваться.

На самом деле этот парень с ласковыми и очень красивыми глазами нравился ей больше, чем все остальные, и она бы предпочла именно его, если бы действительно хотела выйти замуж. Но она решила для себя окончательно и бесповоротно, что, прежде чем это случится, она станет независимой и обеспеченной женщиной. Чтобы никто и никогда, даже муж, не смог бы упрекнуть ее в том, что она полностью зависит от него. А уж потом… будет видно.

Сергей лишь грустно посмотрел на нее тогда и, ничего не сказав в ответ, молча встал и ушел. С тех пор прошло еще восемь с половиной лет, и вот сейчас они снова встретились, да еще при таких странных и малоприятных обстоятельствах! Нет, они, конечно, виделись иногда во дворе, когда Лиза приезжала к своей подруге в гости, но лишь молча кивали друг другу головами в знак приветствия и уж совсем редко перекидывались обыденными, ничего не значащими фразами. Лиза никогда не интересовалась у Верочки, как у Сергея дела, женился, не женился, есть ли дети и вообще – чем он занимается. Она без сожаления выкинула его из головы, как и многих других. У нее совершенно не было времени на то, чтобы предаваться воспоминаниям о нем, и уж тем более интересоваться им. Подруга Вера сама не проявляла инициативы и никогда не рассказывала про соседа, зная, что подруге это совсем неинтересно.


– Ну, рассказывай, – усадив Лизу в кресло и сев напротив, строго приказал Сергей.

Девушка посмотрела на парня затравленным взглядом и, продолжая хлюпать носом, сказала:

– Сережа, меня ищет милиция.

– Я уже это понял. По какому поводу? – совершенно спокойно спросил он.

– Они обвиняют меня в убийстве.

– В убийстве кого?

– Любовника.

– Чей любовник?

– Мой.

– Понятно. Ну, и за что же ты его убила?

– Кого? – округлила глаза Лиза, на которых моментально просохли слезы.

– Пушкина, – хмыкнул мужчина, – любовника, конечно. Кого же еще?

– Ты что, тоже ненормальный, как и тот следователь? – возмущенно пропыхтела девушка.

– Какой еще следователь? – не понял Сергей.

– Который допрашивал меня.

– Так значит, ты уже побывала в милиции?

– Ага, побывала, только мне там не очень понравилось, и я решила сбежать. Следователь совсем одурел, уверен, что это я там всех перестреляла, а я и пистолет-то первый раз в жизни видела, раньше только по телевизору.

– Какой пистолет?

– Сереж, ты что, тоже бестолковый? – раздраженно проговорила Лиза таким тоном, будто все кругом были просто обязаны понимать ее с полуслова. – Обыкновенный пистолет, кажется с глушителем, у него такой длинный ствол… Я сама не знаю, как он в моих руках оказался! Я еще до сих пор не сообразила, то ли во сне все это видела, то ли наяву. Но зато все точно помню до этого момента. Я знаю, что Виктора убили какие-то бандиты, а потом они и меня нашли.

– Значит, ты не убивала?

– Конечно, нет! – выкрикнула Лиза и закрыла ладонями лицо. – Неужели ты думаешь, что я способна на такое? Господи, и за что мне все это?!

– Я пока ничего не думаю. А знать, способна ты на это или не способна, я тоже не могу, – сухо сказал Сергей.

– Это почему? – искренне удивилась Лиза.

– Я не видел тебя больше восьми лет, Лизонька, вернее не общался с тобой, и понятия не имею, на что ты способна в данное время, потому что совершенно не знаю тебя. Вернее будет сказать, я не знаю, какой ты стала.

– Нет, мужики точно все какие-то ненормальные, – вздохнула девушка, – ну зачем мне это было нужно – убивать Виктора? Мы с Правдиным пожениться собирались!

– А почему же тогда тебя ищут? Почему именно тебя обвиняют в преступлении?

– Елки-палки, Сережа, я уже устала от мужской несообразительности. Неужели непонятно?! Потому что они хотят повесить на меня это убийство, чтобы не возиться и не искать настоящего преступника! Тот молодой следователь уговаривал меня, чтобы я написала явку с повинной, что, мол, убила любовника на почве ревности в состоянии аффекта. За это, говорит, меньше срок дадут. А почему я должна признаваться в том, чего не совершала?! Мы с Виктором пожениться хотели, я тебе только что сказала. Зачем мне его убивать-то? И вообще, чушь какая-то, я совершенно ничего не понимаю! Мне до сих пор кажется, что я еще сплю, – тряхнула Лиза головой.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Поделиться ссылкой на выделенное