Ирина Хрусталева.

Не первый раз замужем

(страница 4 из 25)

скачать книгу бесплатно

– Где?

– Да хоть в Караганде, – рявкнула девушка, выходя из терпения. – Коля, не выводи меня из себя, я сейчас в пограничном состоянии. Если уж так случилось, что ты попался на моем пути в такой страшный момент моей жизни, то это значит, что бог послал тебе испытание в моем лице. И ты не имеешь права отказать мне в помощи! Если ты задашь мне еще хоть один глупый вопрос, я за себя не ручаюсь. Ты прекрасно видишь, в каком я положении, мне сейчас некому помочь, кроме тебя. У меня, конечно, полно друзей, я бы могла обратиться к любому, и меня бы выручили, но я не желаю этого делать.

– Почему?

– Потому что хочу, чтобы все считали меня действительно утонувшей, – отрезала девушка.

– Но зачем это тебе нужно, Ниночка? Не лучше ли будет пойти в милицию? Я даже согласен быть главным свидетелем. Объясню им, что я действительно нашел тебя на берегу острова в полубессознательном состоянии. Что ты мне все рассказала, ну и так далее. Я не знаю, как поступают в таких случаях, но сделаю, что смогу.

– Как же ты можешь писать детективы, если даже не знаешь, как поступают в таких случаях? – снова спросила Нина с сарказмом и даже насмешливо прищурила глаза.

– В книгах все по-другому, – пожал писатель плечами. – Там все можно нафантазировать, а жизнь есть жизнь, ее не придумаешь, как тебе хочется.

– Я так не считаю, – возразила девушка. – Все сюжеты в своей жизни сочиняем именно мы сами. Хотим – делаем тот или иной поступок, не хотим – не делаем. Вот я сейчас и хочу придумать такой сюжет, чтобы моим убийцам жизнь сказкой не казалась, – подытожила Нина и прищелкнула язычком. – Я умею прощать обиды, но в разумных пределах. Сейчас я решила написать свой собственный сюжет!

– Ты живешь иллюзиями, девочка. Вот если бы твой кот Трифон не опрокинул отравленный кофе, что бы с тобой было?

– Утонула бы, – пожала девушка плечами, не понимая пока, к чему клонит Николай.

– Вот, – поднял он указательный палец вверх. – А теперь скажи, смогла бы ты переписать этот сюжет из своей жизни самостоятельно?

– Слушай, что ты мне голову морочишь своей философией! Мне сейчас совершенно не до этого, – перебила рассуждения Николая Нина. – Короче, так, детективщик, ты мне поможешь или будешь продолжать выкручиваться? Неужели я нарвалась на труса?

Писатель покосился на сжимающиеся кулачки девушки и улыбнулся:

– Не надо нервничать, «русалочка», я все понял, сделаю, что смогу.

– Так-то лучше, – проворчала Нина и, откинувшись на подушку, продолжала говорить: – Мне нужно как можно быстрее попасть в Москву, а там я уже соображу, что нужно делать. Дальше – дело за малым.

– Интересно, за каким малым?

– Потом, Коля, все потом, ты сначала паспорт мне сделай, а уж потом я посвящу тебя в свои планы. Сейчас давай спать, у меня уже глаза слипаются.

– Спокойной ночи, – пробормотал мужчина и поднялся со стула.

– Ты что, в самом деле будешь спать на надувном матрасе? Смотри, какой ветер, ты простудишься на полу, – заботливо проговорила Нина.

– Ты можешь предложить что-то получше? – кисло усмехнулся Николай.

– Ложись здесь, на кровати, рядом со мной.

Я надеюсь, у тебя имеется второе одеяло? – совершенно серьезно предложила девушка.

– Найдется, – улыбнулся писатель. – Не бойся, можешь спать совершенно спокойно. «Русалки» не в моем вкусе.

– Я вообще ни в чьем вкусе, – проворчала девушка. – Мужчины всегда смотрели на меня либо как на своего «парня», либо как на обладательницу хорошего банковского счета. Как на женщину на меня еще никто ни разу не посмотрел. Сейчас никого не интересует внутренняя красота, а ум – тем более. Всему мужскому населению подавай 90–60—90 и личико, как у Барби, и желательно головку без мозгов, чтобы на ее фоне всегда выглядеть непревзойденным мудрецом! А мне до Барби с моим носом, как унитазу до джакузи. Обидно, конечно, но я уже привыкла, – вздохнула Нина. Она поудобнее устроилась на подушке и закрыла глаза. – Завтра, – еле слышно прошептала она. – Я обо всем подумаю завтра…

Глава 4

Когда утром Нина проснулась и открыла глаза, первой ее мыслью было: «Куда это меня занесла нелегкая?»

Потом, повернув голову, она увидела на другой половине кровати черные волосы писателя и все вспомнила. Николай мирно посапывал, завернувшись во второе одеяло. Нина встала и взяла со стула простыню, в которой вчера щеголяла по дому. Она прошла к допотопному шкафу и раскрыла дверцу. Полюбовавшись незатейливыми шмотками писателя, она выбрала рубашку в клеточку и спортивные штаны. Когда она натянула это на себя, то сразу же стала похожа на огородное пугало. Брючины пришлось подвернуть, рукава у рубашки – тоже, но альтернативы не было, поэтому Нина тяжело вздохнула и поплелась на кухню. Девушка испытывала страшный голод, поэтому тут же заглянула в небольшой походный холодильник, чтобы хоть что-то перекусить. Там лежали колбаса, сыр, ветчина, масло и еще какая-то еда. Нина схватила колбасу и откусила прямо от целого куска.

– Здесь ножи имеются, – услышала она насмешливый голос Николая и чуть не подавилась.

– Я ошень есть захошела, даже прошулашь от голода, – промямлила она набитым до отказа ртом.

– Что ты сделала? Что это за слово такое – «прошулашь»? – засмеялся писатель.

– Проснулась, – уже нормальным голосом сказала Нина, проглотив колбасу.

– Ты давай-ка прекращай кусочничать, а лучше приготовь завтрак, – распорядился Николай и хотел выйти на улицу.

– Как? – спросила у его спины девушка.

– Не понял. Что – как? – повернулся Николай.

– Как – приготовить? – виновато улыбнулась девушка. – Видишь ли, проблема в том, что я не умею делать еду съедобной, – развела она руками, невинно хлопая большими карими глазами.

– Совсем?

– Абсолютно.

– Почему?

– У нас повариха в доме, а раньше готовила мама, когда жива была.

– Ты же женщина!

– Ну и что?

– Ты обязана уметь готовить.

– Зачем?

– А если повариха заболеет?

– В ресторан схожу.

– Здесь, моя милая, нет ни поварихи, ни ресторанов. Так что давай приступай. Яйца лежат в погребе, там прохладно, ветчина в холодильнике, вот плитка газовая, сделаешь яичницу с ветчиной. Это проще простого.

– Я с удовольствием сделаю, если ты покажешь как, – не сдавалась Нина.

– О господи, за что ты послал мне это испытание? Сидел себе, никому не мешал, писал роман, и на тебе – «здравствуйте, я ваша тетя». Ведь специально сбежал сюда, на этот остров, думал, здесь-то уж меня точно никто не достанет! Нет, свалилась мне на голову женщина, да еще такая, которая не умеет готовить, – взвыл писатель, закатывая глаза под лоб.

– Ты очень много говоришь, Коля, лучше покажи, как приготовить яичницу с ветчиной, иначе я скончаюсь от голода, – совершенно спокойно вклинилась в диалог Николая с господом Нина, мило улыбаясь мужчине.

– Ты непробиваемая штучка, – сделал заключение писатель, не скрывая своего восхищения спокойствием «утопленницы». Он спустился в погреб, достал оттуда пять яиц, прошел в дом и, вытащив из холодильника ветчину, проговорил: – Смотри внимательно, показываю один раз, – и начал крутиться у стола и плиты, при этом задавая вопросы: – Слушай, а кто такая любовница твоего мужа? Ты ее знаешь?

– Мне кажется, что это наша служанка, ведь кофе подавала она, – ответила девушка и недовольно сморщила носик. – Обалдеть можно, а с виду такая… – И Нина, неопределенно помахав руками в воздухе, добавила: – Пугливая. Хотя это совсем не помешало ей запрыгнуть в постель к моему мужу, – проворчала она себе под нос так тихо, что мужчина этого не расслышал.

– Ты что же, точно не знаешь, она это или не она? – спросил Николай, продолжая крутиться у плиты.

– Темно было, я ее не разглядела, а по голосу трудно было определить, они все время шепотом разговаривали. Шипели друг на друга, как две кобры. И потом, у нее было лицо чем-то замотано, поэтому голос все время был совершенно глухим. Предусмотрительная, зараза! Но я думаю, что это она, больше некому.

– Значит, уверенности у тебя нет?

– Если честно, то нет. Но ведь говорилось же про кофе, значит, она, больше некому, – повторила Нина. – Тем более у них вроде как роман с Никитой, я давно это заметила. Это у них еще в прошлом году началось, когда мы так же, как и сейчас, сюда отдыхать приезжали.

– И ты так спокойно об этом говоришь?

– А что – беситься? Я Никиту не люблю, мне плевать, с кем он там в постели кувыркается, лишь бы ко мне не приставал, – пожала девушка плечами.

– Странная ты, однако. Муж ведь все-таки, – продолжая заниматься приготовлением завтрака, сказал Николай.

– Штамп в паспорте еще не говорит о том, что у тебя есть муж. Мы с Никитой больше приятелями были, чем мужем и женой. Он, конечно, неплохо ко мне относился. Но теперь я понимаю, что даже это было одной видимостью.

– Зачем же ты терпела и не развелась?

– Я женщина, которая все время на виду, мне положено иметь статус замужней дамы. Да и слухи поползли, которые мне совсем не нравились, – вроде бы я только женщин люблю. Ты же видишь, что я далеко не красавица, найти мужа с моей внешностью… в общем, я думаю, ты понял, что я хочу сказать? А к Никите я уже привыкла. Нет, конечно, можно было найти еще кого-то, я имею в виду – купить себе очередного мужа, но у меня совершенно нет на это времени. Вот так и жила, – вздохнула девушка. – Все мое время съедает бизнес, бизнес и еще раз бизнес.

– Странные у вас нравы, – пожал Николай плечами. – Я бы так не смог. Жить рядом с человеком, который тебе абсолютно безразличен, ложиться с ним в постель – это, по-моему, ужасно.

– Мы уже давно спим в разных комнатах. Никита, конечно, пытается иногда исполнить свой супружеский долг, но у него это плохо получается, я совершенно равнодушна к любовным играм.

– Ко всем прочим твоим «достоинствам» ты еще и фригидна, – покачал головой Николай и с сожалением посмотрел на Нину.

– Наверное, – равнодушно пожала она плечами. – Скоро там завтрак будет готов? Я сейчас подавлюсь своими слюнями, – спросила девушка, стараясь перевести разговор на другую тему.

– Уже почти готово, иди умывайся, я пока все в тарелки положу. Поухаживаю за тобой, но имей в виду, что это в первый и последний раз, – погрозил писатель девушке пальцем. – Я к тебе в повара не нанимался, а в служанки – тем более.

– Учту, – улыбнулась Нина и выпорхнула за дверь.

Ветер уже стих, но в воздухе еще чувствовалась прохлада. На берегу полно было водорослей, нанесенных сюда штормом. Девушка подошла к импровизированному рукомойнику и заглянула в него. Воды там не было, и она огляделась. В это время распахнулось окно, и Николай прокричал:

– Пресная вода в бочке вон там стоит, крышкой накрытая!

Нина оглянулась и увидела бочку. Прямо на крышке лежал ковшик, и она, набрав в него воды, вылила ее в рукомойник. С наслаждением умывшись, девушка прошла в дом. На столе уже стояли одноразовые тарелки, наполненные ароматным завтраком, и рот девушки моментально наполнился слюной.

– Как вкусно пахнет, – потянула она носом.

– Не ресторан, конечно, но вполне съедобно, – усмехнулся Николай и вышел за дверь. Послышался плеск воды, и через минуту мужчина вернулся с полотенцем на плече. Увидев, что Нина еще не приступила к завтраку, он улыбнулся: – Чего ждешь? Наваливайся, кушай на здоровье.

– Спасибо. А ты?

– Я не могу есть горячее, должно немного остыть.

– Почему?

– У меня десны очень чувствительные, ничего не могу с этим поделать, сколько ни лечил, все без толку. Вот и ем теперь только теплую еду, пью теплый кофе и чай.

– Пародонтоз?

– Нет, что-то другое, врачи сами не знают. Зубы совершенно здоровы, десны вроде бы тоже, а вот горячего не переносят, сразу же болеть начинают. Говорят, это наследственное, но ничего страшного нет, просто такое свойство организма. Не волнуйся, это не заразно, – усмехнулся Николай, когда увидел взгляд девушки.

– Я и не боюсь вовсе, мне просто тебя стало жалко.

– Почему?

– Ну, мне больных всегда жалко, – неуверенно проговорила Нина.

– Ха, ха, ха, Ниночка, ты удивляешь меня все больше и больше! С чего ты взяла, что я больной? Я, слава богу, здоров как бык, у меня даже насморка не бывает в разгар эпидемии гриппа.

– Это хорошо, – смутилась девушка, – но давай, наконец, завтракать, я умираю от голода.

– Я же сказал, ешь на здоровье.

– Я не люблю одна есть, мне кусок в горло не лезет.

Николай улыбнулся и присел к столу. Когда завтрак был в самом разгаре, писатель вдруг задал вопрос:

– Итак, с чего же мы начнем наше головокружительное расследование?

– Я же уже говорила. Прежде всего ты должен достать мне паспорт – на любое имя. Еще, конечно, мне одежда нужна. Но я тебе обязательно заплачу, ты не сомневайся, просто, сам понимаешь, мне негде было спрятать кредитную карточку. Совершенно не рассчитывала, когда ложилась спать, что меня понесут топить, а то бы непременно подготовилась, – с сарказмом фыркнула Нина. – Меня сбросили с утеса совершенно голой, как ты успел, наверное, заметить, в одних только трусиках. У тебя есть деньги? – неожиданно спросила она.

– Найдутся, – хмыкнул писатель, медленно пережевывая пищу.

– Купи мне самую простую одежду, ну, джинсы, например, и футболку. На ноги можно какие-нибудь босоножки, но на низком каблуке, чтобы можно было надеть под джинсы. Так, что еще? Да, совсем забыла, мне нужен парик. Желательно светлый, и еще очки, большие, солнцезащитные, – начала давать распоряжения девушка, с аппетитом уплетая завтрак.

– Что еще?

– Вроде все, – нахмурившись, задумалась Нина. – Мне нужно уехать из города как можно быстрее, меня здесь каждая собака знает. Если увидят и узнают в лицо, тогда все, считай, наша задумка полетит ко всем чертям. А у меня очень грандиозные планы, очень! И чего бы мне это ни стоило, я сумею осуществить их, иначе это буду не я, – хлопнула рукой по столу Нина. – А ты мне в этом поможешь. Поверь, Николай, ты никогда не пожалеешь об этом, я умею быть благодарной.

– Не говори глупости, Нина, ты дала мне хороший материал для моего нового романа, будем считать, что ты уже заплатила мне за все, – улыбнулся Николай, и девушка вдруг заметила, какая у него потрясающая улыбка. Она смущенно опустила глаза, когда встретилась с голубыми глазами мужчины.

«Он похож на моего кота Трифона», – подумала Нина и прыснула от смеха.

– Что с тобой? Почему ты смеешься? – спросил Николай, с подозрением глядя на девушку.

– Так, кое-что вспомнила, – ушла от ответа она и засунула в рот большой кусок ветчины с яичницей.

– Тебе придется пожить на этом острове одной пару или тройку дней, – вдруг сказал Николай.

– Почему? – возмущенно спросила Нина, чуть не подавившись куском, моментально застрявшим в горле.

– Мне нужно будет слетать в Москву.

– Зачем?

– Нина, я, конечно, понимаю, что ты сейчас плохо соображаешь после недавнего потрясения, но не до такой же степени, – покачал Николай головой. – Как, интересно, я должен достать тебе паспорт в городе, где никого не знаю – за некоторым исключением? Прийти в первое попавшееся отделение милиции и попросить фальшивый документ?

– А в Москве ты это сможешь сделать?

– В Москве у меня уйма знакомых, за пару дней, думаю, управлюсь.

– Я боюсь оставаться здесь одна.

– Тогда предлагаю другой вариант. Пойдем в милицию вместе и все расскажем, я готов быть твоим свидетелем, о чем уже говорил.

– Ни за что! – сверкнула девушка карими глазами.

– Тогда тебе придется подчиниться обстоятельствам, – повысил голос Николай и хлопнул рукой по столу. – Я не фокусник, чтобы доставать фальшивые документы прямо из рукава. Для этого я должен попасть в Москву. Сколько можно объяснять одно и то же?

– А может, мы на поезде сумеем уехать вместе? – с надеждой спросила Нина.

– Чтобы попасть из Анапы в Москву, поезд должен пройти через две границы. Там в поезд заходят пограничники, чтобы проверить документы, а у тебя их нет, – развел Николай руками. – Сейчас, даже чтобы взять билет, требуется паспорт.

Он увидел, как расстроилась девушка, и попытался ее успокоить:

– Не дрожи ты, как осиновый листок. Еды достаточно, я собирался пробыть здесь еще неделю, никак не меньше. Сюда практически никто не заглядывает.

– А теоретически? Вдруг кому-то, как и тебе, захочется побыть в одиночестве? Что мне тогда делать? Где прятаться? Может, в той бочке, где хранится пресная вода? Или в море утопиться, чтоб уж усилия моего мужа с его бабой зря не пропадали? – так и взвилась Нина.

– Успокойся, не кричи так, всю рыбу в море распугаешь, – засмеялся Николай. – До чего же у тебя взрывоопасная натура, как я погляжу, – продолжал улыбаться он. – Не нужно так кипятиться, я тебя внимательно слушаю. Что ты можешь предложить взамен?

– Ну, я не знаю, – пожала Нина плечами. – Давай вместе что-нибудь придумаем. Я ни за какие коврижки не останусь здесь одна. И потом, ты уже в курсе – я ужасно боюсь темноты. Как я буду без тебя ходить в туалет, если вдруг мне приспичит ночью?

– Господи, нашла о чем думать, поставишь на ночь ведро, – с раздражением проговорил писатель и вскочил со стула. – Я не знаю, что еще могу придумать, – развел он руками. – Ты сама сказала, что тебе нужны документы, я предложил тебе вариант. Что ты еще от меня хочешь? Здесь я не знаю никого, я уже тебе об этом говорил. Но могу сказать заранее: к тем, кого я знаю, не стоит обращаться с подобными просьбами, они не сумеют их исполнить. Помочь я тебе смогу лишь тогда, когда попаду в Москву. Что ты еще от меня хочешь?

– Я не хочу оставаться здесь одна, – упрямо повторила Нина.

– Хорошо, давай тогда сделаем так. Я поговорю со своим знакомым, который живет здесь, в этом городе, и попрошу его, чтобы он приютил тебя на пару дней. Такой вариант тебе подходит?

– Такой подходит, – обрадовалась девушка. – А он кто?

– Такой же писатель, как и я, только он увлекается лирикой, стихи пишет.

– Я согласна, – тут же закивала головой девушка и облегченно вздохнула.

– Вот и ладушки. Я сейчас поеду в город, куплю тебе кое-что из одежды, напиши мне свои размеры. А когда приеду, ты переоденешься и мы сразу же отправимся к Павлу. Предварительно нужно будет тебя сфотографировать для нового паспорта. Заодно съезжу в аэропорт, куплю билет на сегодняшний рейс, если, конечно, повезет, – проговорил Николай и вдруг громко рассмеялся.

– Ты чего? – удивленно спросила Нина.

– Не обращай внимания, – вытирая выступившие от смеха слезы, махнул Николай рукой. – Просто никогда в жизни не мог предположить, что попаду в такую историю, да еще сам же буду думать, как из нее выкрутиться, помогая главному действующему лицу! Я пишу детективные романы подобного содержания, но никогда не думал, что такое может произойти в жизни, да еще с моим участием.

– Я тоже не предполагала до вчерашнего дня, что такое может произойти именно со мной. А смешного, между прочим, в этом ничего нет. Мне лично не до смеха сейчас, – обиженно засопела девушка. – А вчера я вообще думала, что скончаюсь от инфаркта, особенно когда летела с того утеса. Море, между прочим, уже тогда штормить начинало, волны были – будь здоров!

– Не сердись, извини меня, я как-то не подумал, что мой смех может обидеть тебя. Давай распоряжения, я все исполню, – улыбнулся Николай и протянул Нине руку. – Мир?

– Мир, – пробубнила та и подала руку. – Я тебе напишу адрес, съезди, посмотри обстановку вокруг дома. Послушай, что говорят… Ты понял, о чем я? – тут же перешла к делу девушка.

– По этому адресу находится твой дом?

– Ты очень сообразителен, – съехидничала Нина, а потом уже совершенно серьезно начала объяснять: – Да, Коля, это мой дом, вернее будет сказать, мой бывший родной дом. Я в нем выросла, а когда мне исполнилось семнадцать, мы переехали жить в Москву. Сюда я приезжаю иногда, несколько раз в год, смотря по настроению. Если очень плохо на душе, еду в аэропорт, покупаю билет и через два часа я уже в своих родных пенатах. Только здесь мне всегда было действительно спокойно, как в крепости. Все знакомое, близкое, по-настоящему родное. Я уже столько лет живу в Москве, но все равно – чувствую себя там чужой. Поэтому, с каким бы настроением я ни приезжала сюда, в свой дом, я очень быстро приходила в норму и потом возвращалась в Москву. Здесь какая-то особая энергетика, она меня всю наполняет и возвращает силы, которые высасывает огромный мегаполис. Вот и в этом году я решила провести все лето именно здесь, а не ездить по заграничным курортам, надоели они до смерти. Наверное, зря я это сделала, видишь, что из этого получилось, – горестно вздохнула Нина, и на ее глаза навернулись слезы. – Были бы живы мои родители, они бы, наверное, с ума сейчас сошли от горя. Знаешь, как они меня любили, да и я их тоже. Хорошие они у меня были, что отец, что мать. Кажется, я отвлеклась, – тряхнула головой Нина и вытерла кулачком слезы.

– А что случилось с твоими родителями? Ты сейчас сказала – были бы живы, – участливо спросил Николай.

– Они погибли, несчастный случай в грозу. Извини, Николай, но мне не хотелось бы это вспоминать – очень тяжело, тем более сейчас, когда в голове такая каша от всего, что со мной произошло.

– Прости, я не подумал об этом, – извинился писатель. – Я весь внимание, говори, что я должен сделать, – поспешил он загладить свою неловкость.

– Съезди к моему дому, мне очень хочется знать, что там сейчас творится. Попробуй поговорить с кухаркой, ее Глафира зовут. Можешь сказать, что ты мой старый знакомый и только сегодня приехал. Вот, мол, захотел проведать Нину, зная, что это лето она проведет здесь. Расспроси ее обо всем в подробностях, если, конечно, позволят обстоятельства. В общем, смотри по ходу дела, что и как, потом мне расскажешь, – по-деловому начала давать распоряжения Нина.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное