Ирина Хрусталева.

Левак укрепляет брак

(страница 3 из 21)

скачать книгу бесплатно

– А как же твой Роман? – спросила Алиса.

– А что Роман? – фыркнула Юлька. – Встречаемся, когда время есть. Но замуж? Ни за что.

– А он зовет?

– Не, он же видит, что я за штучка, на нормальную жену не тяну, – весело ответила девушка. – Пытается меня перевоспитать, только у него плохо получается, я сама себе голова. Злится, но терпит… пока. А что будет дальше, не знаю, – беспечно пожала она плечами.

– Ну а ты хоть любишь его? – спросила Алиса, хитро посмотрев на Юлю.

– Я? – вытаращила та глаза. – Не знаю, я как-то об этом не задумывалась.

– А ты подумай.

– Ты так считаешь? – наивно спросила девушка, сдвинув брови к переносице. – Иногда кажется, что люблю, когда долго не вижу, а иногда… глаза б мои на него не глядели! – выпалила она.

Роман Рогачев был майором ФСБ, познакомились они с Юлей при весьма комичных обстоятельствах. Юлька увидела его, когда тусовалась в ночном клубе для геев и трансвеститов, и была тогда уверена, что он тоже из этих меньшинств. Заявилась она в клуб, специально переодевшись в голубого мальчика: так было нужно. Заподозрив неладное, она увязалась за Рогачевым и тайком пробралась в его дом. В результате самостоятельной разведки ее закрыли на ключ. Не сумев пересилить усталость, Юля уснула в хозяйской гостиной. Представьте, какая была картина, когда Рогачев открыл дверь и увидел Юльку, спавшую в обнимку с его семейным фотоальбомом. Майора, естественно, заинтересовало, что за наглая девица расположилась на его диване, и он начал ее будить с намерением вышвырнуть нахалку из своего дома. Но не тут-то было! Роман представления не имел, с кем имеет дело: спорить с Юлькой Смеховой – все равно, что плевать против ветра. Так они и познакомились…

– Алиса, что это мы все про меня да про меня? – спросила Юлька. – Ты как живешь? Чем занимаешься? Какие проблемы решаешь? Кого любишь? Кого ненавидишь? С кем спишь? – выдала она целую серию вопросов.

– Погоди, не трещи так, – захохотала девушка. – Ты как пулемет вопросами выстреливаешь! Живу нормально, не лучше других, но, слава богу, и не хуже. Работаю юристом в солидной фирме, пока что меня все устраивает. Проблема у меня, по этому поводу я и приехала. Для ее решения нужно время, поэтому планирую завтра написать заявление на отпуск. Кого люблю? – задумалась она. – Наверное, кроме родителей, бабушки и… в общем, родственников, никого не люблю, во всяком случае, пока. Кого ненавижу? Есть один кандидат для реализации негативных эмоций: это строительная компания «Стройметр». С кем сплю? Есть один мужчина, но это так… можно сказать, просто для здоровья. Надеюсь, я на все твои вопросы ответила? – снова засмеялась она.

– А сама-то замуж не собираешься? – поддела ее Юлька. – Ты вроде тоже уже не девочка, постарше меня будешь.

– Я тебя умоляю! Я, может быть, и пошла бы, если бы встретила настоящего мужчину. Да только где ж его взять?

– А как же тот тип «для здоровья»?

– Упаси, господи, – отмахнулась девушка. – Любовник он неплохой, а вот иметь такого мужа мне бы не хотелось.

– Что, совсем не деловой?

– Наоборот, слишком деловой, и мне кажется, что его дела связаны с каким-то криминалом.

Может быть, я и ошибаюсь, только… впрочем, это неважно. Да он и старше меня на двадцать лет.

– Двадцать лет в наше время считается нормальной разницей, зато, когда тебе исполнится сорок, он не променяет тебя и на двух двадцатилетних. Сейчас это очень модно… у мужиков с кризисом среднего возраста, – захохотала Юлька. – Он тебя замуж зовет?

– Регулярно, – кивнула Алиса. – Если честно, я уже давно хочу с ним расстаться, только он не дает мне такой возможности. Как будто чувствует, что именно сегодня я ему обязательно об этом скажу. И знаешь, что он делает? Обязательно устраивает какой-нибудь сюрприз, после которого у меня не поворачивается язык сказать, что надоел он мне хуже горькой редьки. Романтик он, конечно, непревзойденный, этим и подкупает, – засмеялась она. – Один раз под моим окном он выложил стеблями роз признание в любви. В другой раз приехал на свидание в карете, запряженной четверкой белых лошадей, и два часа катал меня по городу. Представляешь, сколько стоит такое развлечение? А однажды арендовал воздушный шар на целый день и устроил в нем пикник под облаками для нас двоих.

– Действительно, романтик, – вздохнула Юлька. – Я бы, наверное, не устояла и пошла бы с ним под венец.

– Я бы, может, тоже пошла, если бы… я же тебе сказала: мне кажется, он – бандит, крестный папа, одним словом. Поэтому ни о каком замужестве и речи быть не может, я с ним в ближайшем будущем обязательно расстанусь, что бы он ни придумал, – решительно проговорила Алиса. – И потом, я же его не люблю совсем. А зачем мне нелюбимый муж? И вообще, мне не до романтики, – нахмурилась она. – У меня голова от своих проблем опухла.

– Ты ему-то про свои проблемы говорила? – спросила Юля. – Если ты полагаешь, что он какой-то крутой, он запросто мог бы разобраться с этим вопросом.

– Нет, я ему ничего не говорила и не собираюсь, – ответила Алиса. – В том-то и дело, что он крутой. Мне только бандитских разборок не хватало для полного счастья! И потом, не хочу от него зависеть ни в чем, чтобы потом счет не предъявил. Со своими проблемами я уж как-нибудь сама управлюсь.

– Слушай, ты в самом деле надеешься деньги вернуть? – с интересом спросила Юля. – Ведь сколько о таких случаях говорят и по телику бедных вкладчиков показывают, которые без всего остались – ни денег, ни квартир. В газетах чуть ли не каждый день о таких случаях пишут, только толку от этого никакого. Как говорится, а воз и ныне там. Как ты собираешься что-то доказывать?

– Есть у меня один план, очень надеюсь, что он сработает.

– Ты меня заинтриговала, – заерзала в кресле Юля. – Расскажи!

– А тебе-то зачем? – пожала Алиса плечами. – Я уже Чугункиным задание дала, пусть поработают.

– Чугункины – это Чугункины, пусть работают на здоровье, им никто мешать не собирается, – отмахнулась Юлька. – А мы с тобой будем сидеть сложа ручки? Не забывай, дорогая моя, что мы – женщины, а женщинам очень часто доступно то, до чего мужикам никогда в жизни не дотянуться. Колись! – велела она.

Алиса вкратце рассказала все Юле, и та сразу же начала выдавать идеи.

– Давай прямо сейчас позвоним и узнаем: этот твой Марков по-прежнему живет с матерью и сестрой или уже нет? – предложила Юлька. – Надеюсь, ты помнишь его номер телефона?

– Он его поменял, как, впрочем, и номер мобильного, – нахмурилась Алиса. – Я уже пыталась это сделать, но… облом, короче.

– Адрес знаешь?

– Знаю. Старый.

– Напиши мне его, – велела Юля, пододвигая к Алисе лист бумаги и авторучку. – А я пока с Сорокой свяжусь.

– С кем?

– С Сорокой, – пояснила Юлька, набирая номер управления. – Это друг Чугункиных, фамилия – Сорокин, мы его Сорокой зовем. Он уже привык и даже не сопротивляется. Написала? Давай сюда. Сорока, привет, мой хороший, Смехова беспокоит, – заулыбалась она, как только ей ответили.

– Здорово, коль не шутишь, – весело ответил тот. – Чё надо? Я занят до невозможности.

– Коленька, дорогой мой человек, ты меня любишь по-прежнему, я надеюсь? – кокетливо спросила Юля.

– Люблю, люблю, быстрее говори, зачем звонишь, иначе сейчас трубку брошу, у меня работы вагон и маленькая тележка, – немного раздраженно, но беззлобно ответил парень.

– Запиши адрес и пробей мне его. Мне нужно знать, прописан ли там Марков Владимир Сергеевич.

– Зачем это тебе понадобилось? – насторожился Николай.

– Сорока, любопытство – не порок, но большой недостаток. Все тебе расскажи, – фыркнула Юля.

– Не скажешь, пошлю ко всем чертям, – коротко, но ясно ответил тот.

– Залетела я от него, а он, гад такой, ребенка признавать не хочет! Собираюсь его к ответу призвать, – выпалила Юлька. – Надеюсь, твое любопытство удовлетворено?

– Как всегда, в своем репертуаре, мелешь, словно мельница, – проворчал Сорокин. – Катастрофа и есть. Ладно, позвони через полчаса, попробую помочь, – и он отключился.

– Эй-эй, а новый адрес-то узнай! – закричала Юлька, но трубка уже пищала короткими гудками. – Черт, – выругалась она. – Ладно, новый адрес мы другим путем выведаем, а то если я Кольку снова напрягу, он меня точно пошлет куда подальше. Чтобы полчаса быстро прошли, мы с тобой чайку тяпнем и пирожками закусим. Мне их маман с утра в сумку сунула, а я забыла про них. Впрочем, даже хорошо, что забыла, а то бы от них давно рожки с ножками остались. Чугункиным совершенно нельзя доверить ничего съестного, они даже не замечают, как все подряд схомячут, а потом удивленно руками разводят – как это могло случиться? Я пирожки в микроволновке разогрею, и будет полный кайф с капустой и яблоками, – без остановки трещала Юлька, разворачивая пирожки и укладывая их на специальную тарелку для микроволновой печи. – Эти братья-кролики почему-то постоянно голодные, сколько их ни корми. Как же я не завидую их будущим женам, им же у плиты круглосуточно стоять придется. Особенно Данька – страшный обжора, у него желудок, как в той рекламе: «Я пью и писаю». Только у него все намного серьезнее: я ем и… Вот и попробуй накорми такого досыта, – захохотала она. – А вообще-то они очень хорошие ребята, я их ужасно люблю.

Пока девушки с аппетитом уплетали пирожки, запивая их горячим чаем, прошло полчаса, и Николай позвонил.

– Слушай сюда, Катастрофа: твой Марков выписался из квартиры чуть больше двух лет тому назад. Сейчас там прописаны Маркова Екатерина Семеновна, 1950 года рождения, и Маркова Надежда Сергеевна, 1982 года рождения. Квартира приватизирована в двух долях, третьей нет, – отчеканил он. – Все, пока, мне некогда, – коротко бросил он и тут же отключился.

– Спасибо и на этом, – пожала Юлька плечами и взъерошила свои и так стоявшие дыбом волосы. – Дальнейшую информацию придется другим путем добывать. Так, адресок, – она придвинула поближе листок с записанными данными. – Улица Черногрязская, это хорошо. У меня в том районе знакомая в паспортном столе работает. Я ее попрошу, чтобы она проверила, по какому адресу он выписался, – возбужденно проговорила Юля. – Как говорится, куй железо, пока горячо. Пока Чугункины раскачаются, мы с тобой уже половину дела сделаем. А чё тянуть-то, правда?

– Егоза, – захохотала Алиса. – Ты, наверное, никогда не изменишься. Ребята правы, у тебя в заднице пропеллер сидит с шилом в придачу.

– Ну, так я звоню? – спросила девушка, не обращая внимания на смех Алисы.

– Звони, – дала «добро» та. – Ты права, тянуть не стоит, тем более, когда появилась такая возможность.

Юля позвонила на работу своей знакомой, поговорила с кем-то и разочарованно положила трубку.

– Кажется, облом, – сморщила носик она. – Лена больше там не служит. Правда, теперь на ее месте сидит Людмила, только она такая трусиха, всего боится. Ну ничего, попытка не пытка, попробую ее уговорить дать сведения о твоем Маркове, а уж если не получится… будем думать дальше.

* * *

– Людмила, привет. Ты что, теперь здесь сидишь? – с улыбкой произнесла Юлька, входя в паспортный стол.

– Привет, да, теперь здесь, – с гордостью ответила та.

– Ну, это дело обмыть требуется, с повышением тебя. А Лена Котова работает сегодня?

– Юль, ты разве не знаешь, что Котова уволилась? – спросила Людмила. – Уж месяц, как рассчиталась, я вместо нее.

– Как уволилась, почему? – Юля изобразила удивление.

– Так она же в декретный отпуск ушла, а потом – по собственному желанию…

– Про декретный я прекрасно знаю, но ведь она собиралась после него вернуться, насколько мне известно?

– Нет, не стала возвращаться, ей предложили работу рядом с домом, да и зарплата там немного повыше, она и согласилась, а с парнем бабка сидит, – объяснила девушка.

На самом деле Юлия уже знала, что ее знакомая Елена Котова почти месяц работает в другом месте. Но ей были необходимы сведения именно из этого паспортного стола, поэтому пришлось пойти на маленькую хитрость.

– Надо же, а она мне так нужна, – вздохнула Юля. – Вернее, не столько она сама, а ее помощь. Люд, ты мне не поможешь вместо нее?

– А что нужно?

– Мне требуется узнать новый адрес одного хмыря, который раньше проживал на вашем участке, а сейчас переехал в другое место. У вас же сохраняются сведения, по какому адресу выписывается человек? Кстати, он из твоего дома, кажется. Ведь ты в пятьдесят восьмом живешь по Черногрязской улице?

– Да, в пятьдесят восьмом, – подтвердила Людмила.

– Он как раз был из твоего дома, а недавно купил себе квартиру где-то в другом месте и переехал. Мне нужно знать, куда именно.

– Э, подруга, такие сведения мы не имеем права давать кому попало. Только по официальному запросу милиции или суда.

– Я не кто попало, я – борец за справедливость, – нахмурилась Юля. – Мне позарез нужен его новый адрес.

– Нет, Юль, нельзя. Не могу, хоть пристрели, – вздохнула Людмила. – Если моя начальница узнает, она меня в порошок сотрет, а потом в унитаз спустит.

– Вот так всегда! Черт! – выругалась Юлька. – Этот гад наследил и сбежал от ответственности, а моей Верке теперь отдуваться!

– Кто такая Верка?

– Это сестра моя, двоюродная, – тяжело вздохнула Юлия. – Даже не знаю, как ей помочь и что делать.

– А что случилось? – с интересом спросила Люда. – Чё он натворил-то?

– Чё-чё? Ребенка ей заделал и смылся, Верка не знает, где искать его. Мамаша его по прежнему адресу проживает, мы уже были у нее, только она молчит, как рыба об лед, знать ничего не хочет. Говорит: «Вас таких – вагон и маленькая тележка, нечего было подол задирать». Представляешь, стерва какая? А Верка уже почернела вся! Аборт ей делать нельзя, у нее резус-фактор отрицательный. Врачи сказали, что потом вообще может детей не быть, а если беременность и наступит, то – пятьдесят на пятьдесят – может родиться урод. Вот и пойми – что делать! Если бы не этот чертов резус-фактор, проблем бы не было, а так… – закатила глаза Юля. – Мне так ее жалко, прямо сердце кровью обливается, а он ведь, сволочь такая, жениться обещал! Девчонка совсем молодая, только-только восемнадцать исполнилось. Она, естественно, в первую очередь ко мне прибежала, родителям боится говорить, ее отец, дядька мой, не приведи господи, сразу дочь за ноги подвесит. Вот и думаем, как нам этого ловеласа найти.

– И кто же это такой? – с интересом спросила Людмила. – Может, я его знаю?

– Марков Владимир Сергеевич.

– Марков, Марков, – забормотала Люда, силясь вспомнить, кто это такой. – Нет, не знаю, – разочарованно проговорила она. – В доме семнадцать этажей, десять подъездов. Я и в своем подъезде почти ни с кем не знакома, не то что во всем доме. О, нужно будет у своей бабки спросить, она все и про всех знает, – оживилась Людмила. – Делать-то нечего, сидит на лавочке со своими подружками, лясы точит да сплетни собирает, – засмеялась она. – Местное информбюро, никакого справочника не нужно.

– Ой, я тебя очень прошу, не надо никому говорить, тем более бабке, – испуганно зашептала Юля. – Марков, конечно, сволочь, но… лучше не надо! Если Верка узнает, что я все растрепала, она меня живьем съест. Любит она его, и ничего с этим не поделаешь, хоть ты тресни, – развела она руками. – А любовь, сама знаешь, зла, полюбишь и козла. Ты лучше помоги его найти, остальное как-нибудь сладится. Жениться он, может, и не женится, так хоть бы ребенка признал да помогал потом. Сейчас, сама знаешь, чтобы чадо воспитать да на ноги поставить, чемодан денег нужно иметь. А он богатый, Вера мне говорила. Да и так понятно, деньги водятся, раз он новую квартиру купил.

– Да, ситуация у твоей сестры незавидная, богатые все жадные до невозможности. Много ей придется побегать да понервничать, если он не захочет ребенка признавать, – сморщила Людмила носик.

– Как раз это не такая уж и большая проблема, существует анализ ДНК, – возразила Юля. – Нам бы только разыскать его, остальное – дело техники. Люд, будь человеком, помоги! – снова попросила она.

Та с опаской посмотрела на дверь и зашептала:

– Знаешь, что? Ты пока из кабинета выйди, напиши мне на листке данные этого папаши и сунь в окошечко. Минут через десять подойдешь, все будет сделано.

– Вот спасибо, ты – настоящий человек, – обрадовалась Юля. – Я с Верой сама к нему поеду по новому адресу. Я ему такое устрою, небо в овчинку покажется!

– Все-все, вали отсюда побыстрее! А то начальница увидит, что кто-то из кабинета выходит, и устроит мне допрос с пристрастием: кто да что. Ведь с населением мы только через окошко разговариваем, сюда не разрешается входить, – продолжала шептать Людмила, выпроваживая Юлию за дверь.

Та, выйдя в коридор, быстренько начеркала все, что нужно, на листке бумаги, и сунула его в окошко. Людмила проворно схватила записку и показала глазами, чтобы Юля отошла в сторонку.

Юля вышла на улицу, и к ней сразу же подлетела Алиса.

– Ну что, Юль? Достала? – с нетерпением спросила она.

– Через десять минут все будет, – ответила девушка. – Пришлось придумать душераздирающую историю о брошенной беременной кузине восемнадцати лет от роду, – усмехнулась она. – Ославила я твоего Маркова по полной программе. Теперь наверняка до его мамаши слух дойдет, ведь Людмила в том же доме живет. Правда, она так и не вспомнила, кто это такой, но слухи быстро разносятся. Наверняка женское любопытство сделает свое дело, сарафанное радио – великая сила, – захохотала Юлька. – Тем более, у нее бабка, оказывается, по этому делу мастер. Если хочешь, чтобы весть быстро набрала обороты, расскажи о ней кому-нибудь по секрету. Представляешь его удивление, когда он узнает, что скоро станет отцом?

– Поделом, – проворчала Алиса.

– А если он вообще ни при чем? – вдруг спросила Юля. – Ты же не можешь утверждать на все сто процентов, что и он принимал участие во всей этой афере с ипотекой?

– Я нутром чувствую, что он имел к этому непосредственное отношение.

– Знать наверняка – это одно, а просто чувствовать – совсем другое.

– Ты что пристала? – нахмурилась Алиса. – Если не принимал, его счастье, а иначе… не будем загадывать. Марков – это единственный шанс выйти на остальных, и я хочу его использовать. Ты считаешь, что я в чем-то неправа?

– Права, наверное, – пожала Юля плечами. – Только я бы на твоем месте начала немного по-другому.

– И как же, интересно знать? – прищурилась Алиса.

– У тебя есть договор, в котором указаны фамилии руководителя, бухгалтера и юриста. Мне кажется, сначала нужно разыскать кого-то из них, чтобы уж наверняка.

– Шустрая, как я погляжу, – хмыкнула Алиса. – Ты думаешь, я не пыталась? Кручининых Евгениев Ивановичей, как зовут президента «Стройметра», знаешь, сколько в Москве? Не знаешь? Я тебе скажу: тысяча двести восемьдесят три человека! И я не уверена, что нужный мне Кручинин вообще прописан в Москве. Он вполне может быть питерцем или ростовчанином. Или, того хуже, каким-нибудь камчатским бобром. Президенту компании совсем необязательно иметь столичную прописку, чтоб ты знала. Искать его равносильно поискам иголки в стоге сена. Если только объявить всесоюзный розыск и развесить его портреты на всех досках: «Их разыскивает милиция». То же самое обстоит с главбухом и юристом: однофамильцев и тезок – немерено. И я не собираюсь тратить драгоценное время, разыскивая их, если есть конкретный человек, обнаружить которого не составит особого труда. Надеюсь, что через Маркова мы сможет выйти и на всех остальных, если повезет, конечно.

– Да, похоже, ты права, – согласилась Юля. – Искать в Москве человека, зная только фамилию, имя и отчество – это утопия.

– Я всегда права… или почти всегда, – сказала Алиса. – Марков – единственная ниточка, а дальше… как карта ляжет. Это – шанс, и я его использую.

– Так, десять минут пролетели, я пошла, – спохватилась Юля, бросив взгляд на часы.

Она быстро вошла в помещение конторы и буквально через минуту выскочила обратно.

– Все в порядке, дорогая, адрес есть, – помахала Юля листком бумаги. – Только у меня появились некоторые сомнения, что мы сможем подойти к этому дому ближе чем на сто метров, – усмехнулась она.

– А в чем дело?

– Насколько мне известно, элитный комплекс «Алые паруса» обнесен забором, все входы на кодовых замках, в подъездах – секьюрити.

– Это мелочи, – беспечно махнула рукой Алиса. – Кодовые замки – полнейший примитив, а секьюрити… Думаю, они тоже не создадут особых проблем. И потом, с чего ты взяла, что я собираюсь туда идти? – спохватилась вдруг она. – Дальше пусть братья Чугункины поработают, я им объяснила, что меня интересует.

– А ты сама не собираешься встречаться с Марковым? – удивилась Юлия.

– Зачем мне это нужно? – пожала Алиса плечами. – Во всяком случае, в ближайшее время я такого свидания не планирую. Мне нужно знать, чем он занимается, чем дышит, с кем спит, с кем ведет дела, и так далее, и тому подобное. Главное, что меня интересует: встречается ли он с теми людьми, с которыми работал в «Стройметре»?

– А если нет?

– Такой вариант я, конечно, не исключаю… – задумчиво проговорила девушка. – Только не думаю, что он верен. Насколько нам подсказывает история криминального мира, когда людей объединяют такие крупные аферы, они остаются связанными одной веревочкой практически всю оставшуюся жизнь. Если кто-то и выбывает, то обычно по состоянию здоровья, а если быть совершенно точной, то из-за отсутствия оного.

– Ты хочешь сказать, в связи со смертью? – усмехнулась Юля.

– Да, с ней, костлявой, – подтвердила Алиса. – Юль, где большие деньги, там большая ответственность и риск. Люди, предпочитающие так рисковать, знают, на что идут.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное