Ирина Хрусталева.

Левак укрепляет брак

(страница 1 из 21)

скачать книгу бесплатно

Глава 1

– Это что же получается? Я собрала все свои последние копейки, во всем себе отказывала, чтобы купить эти чертовы квадратные метры, а кто-то очень умный будет на них жировать? Да никогда в жизни я не смирюсь с такой вопиющей несправедливостью, – нарезая круги по кухне и дымясь вместе со своей сигаретой, возмущалась Алиса.

– А что ты сможешь сделать, Алисонька? Где ты будешь искать этих аферистов? Ты посмотри, сколько народу они кинули, – горестно вздохнула Татьяна. – Ты представляешь, какие там бешеные деньги? Только сунешься, тебе сразу же голову оторвут. Да и куда соваться-то? Их теперь днем с огнем не сыщешь, они давно уже на каком-нибудь Лазурном берегу загорают и шампанское ведрами жрут за здоровье вот таких лохов, как ты.

– Я не лох, и не смей меня так называть, – взвилась Алиса. – Я пострадавшая сторона и мириться с этим не собираюсь!

– Да какая разница, лох или пострадавшая? – махнула рукой Татьяна. – Хрен редьки не слаще, и смысл от этого не меняется.

– Нет, меняется, – сердито топнула ногой Алиса. – Лох, это когда тебя явно обманывают, а ты этого не видишь. Понимаешь, явно! Лох, он и есть лох, по жизни и призванию, это когда… ну, в общем, ты поняла, что я имею в виду. Здесь же абсолютно все было похоже на правду. Документы с подписью государственных лиц, лицензии, официальное разрешение на строительство, ведь абсолютно все! – буквально прорычала девушка.

– А ты как думала? У таких людей и должно быть все похоже на правду, – пожала Татьяна плечами. – Прежде чем провернуть такую аферу, к ней нужно тщательно подготовиться, чтобы комар носа не подточил, деньги-то какие огромные. Да за такие бабки… ай, что говорить-то? – махнула она рукой. – И так все ясно.

– А вот мне не ясно. Таня, я же юрист, я сама смотрела все документы. Они же тендер на это строительство выиграли! Строительство шло полным ходом, я сама туда почти каждую неделю моталась, чтобы посмотреть. Два месяца назад они собрали с нас еще по двадцать процентов, и вдруг… банкротство, перепродажа другой компании. Я ничего не понимаю, – хлопнула себя девушка руками по бокам. – Но я узнаю, черт меня побери, я все узнаю!

– Каким, интересно, макаром ты собираешься все узнавать? – хмыкнула Татьяна. – Тоже мне, Эркюль Пуаро выискалась.

– Я, конечно, не Эркюль Пуаро, а всего лишь Алиса Скуратова, но думаю, что свою фамилию тоже не посрамлю. Историю хорошо знаешь? Кем был Малюта Скуратов при Иване Грозном? Правильно! Главой тайной канцелярии. А вдруг он – мой предок? Тогда во мне должны присутствовать его гены. А иметь гены Малюты Скуратова, это… я тебе скажу, – и Алиса закатила глаза под лоб, выражая этим крайнее восхищение возможным предком.

– Ну и балаболка же ты, – хмыкнула Таня. – И язык у тебя без костей.

– А у тебя что, с костями? – засмеялась Алиса. – А я все думала: почему это моя Танька не может двух слов связать, как только своего красавца Алешеньку видит?

– Ты поосторожней на поворотах, – взвилась та. – Алексея не трогай, это святое, и тебе прекрасно об этом известно.

– Молчу, молчу, прости, если обидела, – пошла на попятную Алиса, увидев, как вспыхнули щеки подруги.

Дело в том, что Татьяна уже давно и, похоже, безнадежно была влюблена в парня по имени Алексей, с которым она вместе работала в туристической компании.

Он занимал должность старшего менеджера, а Таня была просто менеджером и находилась у него в подчинении. Когда три года тому назад она пришла работать в компанию, то в первый же день, увидев молодого человека, влюбилась окончательно и бесповоротно. Этот зеленоглазый мачо был настолько хорош и сексуален, что все девушки компании буквально пожирали его глазами, когда он проходил мимо них. А он словно и не замечал никого, его интересовала только работа, которую он, похоже, боготворил так же, как боготворили его самого представительницы слабого пола. Как только он подходил к Татьяне, чтобы решить какие-то производственные вопросы, ее язык просто отказывался произносить какие-либо слова. Она бледнела и краснела раз десять за какие-нибудь пять минут, пока Алексей стоял рядом с ее столом и просматривал бумаги или что-то говорил. Татьяна не была красавицей, но имела вполне нормальную симпатичную внешность. Тщательно следила за собой, модно одевалась, да и с мозгами у нее было все в порядке. Так же она не была обделена мужским вниманием, у нее было много друзей. Но когда это внимание становилось слишком пристальным, Таня сразу же пресекала все поползновения в свою сторону: она думала и мечтала лишь об одном человеке, Алексее Москвине. Алиса уже устала препираться с подругой по этому поводу.

– Ты о чем думаешь, идиотка несчастная? – выговаривала она Татьяне. – Тебе сколько лет, забыла? Загляни в свой паспорт, освежи мозги. Долго ты будешь краснеть, точно институтка, перед этим Лешей, чтоб ему пусто было? Хочешь в девках остаться? Тебе давно пора замужем быть и детей рожать. А ты что делаешь? «Ах, Алеша, ах, красавец, ах, умница, ах, эрудит», – закатывала Алиса глаза, изображая восторги подруги. – Ты же не слепая и прекрасно видишь, что тебе здесь ничего не светит. Чего ты ждешь?

Татьяна или просто отмалчивалась, или тихо огрызалась, но продолжала упорно боготворить Алексея.

В конце концов, поняв, что выговоры – это совершенно бесполезное занятие и подруга все равно ее не слышит, Алиса махнула рукой и перестала разговаривать с ней на эту тему.

Жизнь сама все расставит по нужным местам, от своей судьбы еще ни один человек не уходил. Даст бог, Танька когда-нибудь встретит человека, который ей действительно нужен, и поймет, наконец, сколько времени потеряно напрасно, – решила Алиса и больше не доставала подругу своими поучениями.

И вот сейчас, случайно наступив на больную мозоль подруги, Алиса мысленно сама себя отругала.

– Хватит отвлекаться на посторонние темы, мне нужно немедленно заняться этими кидалами, – сказала она.

– Как ты собираешься ими заняться? – поинтересовалась Татьяна.

– Придется вспомнить свою бесшабашную юность, – почесала Алиса кончик носа и подмигнула подруге.

– Что ты имеешь в виду, говоря: вспомнить юность? – насторожилась та и с подозрением посмотрела на девушку.

Дело в том, что во время этой, как выразилась сейчас Алиса, бесшабашной юности она занималась тем, что запросто вскрывала коды банков, различных секретных организаций и так далее, а попросту была хакером. И делала это она просто так, ради прикола и удовлетворения своих амбиций. Когда она добралась до базы данных некоей военной сверхсекретной организации, в дом к девушке нагрянули люди из ФСБ….

Ее не посадили тогда в тюрьму, и спасло Алису лишь то, что она была несовершеннолетней: ей еще не исполнилось и шестнадцати лет. А во-вторых, она была племянницей очень известного и востребованного адвоката. После проведения проверки на всех уровнях, на каких только это было возможно, девушку оставили в покое, убедившись, что она всего лишь подросток-вундеркинд, а не шпионка американской или японской разведки. За то, что она отделалась легким испугом, серьезные люди потребовали от ее родителей письменное заверение, что их дочь больше никогда не выйдет в Интернет. В противном случае им придется отвечать за своего ребенка по нормам уголовной ответственности, причем по полной программе. В тот же день линия прежнего провайдера была отключена от компа Алисы, и на этом все закончилось. Девушка, конечно, пользовалась компьютером, но в допустимых пределах и только для того, чтобы получить информацию для учебы. Нового провайдера ей выбрали сами серьезные люди, и, естественно, все ее выходы в Интернет всегда находились под пристальным наблюдением с их стороны.

– Что ты имеешь в виду, Алиса? – повторила свой вопрос Татьяна.

– Неужели не понимаешь? Придется обратиться к нашей Всемирной паутине, – как о чем-то само собой разумеющемся заговорила девушка.

– У тебя подписка на десять лет, а прошло всего семь! – ахнула подруга. – За тобой же наблюдают, сама говорила.

– Чтобы в твои личные дела не совали нос, существуют интернет-кафе, – беспечно проговорила Алиса. – И вообще, я не собираюсь оставлять все как есть лишь из-за того, что за моим моральным обликом кто-то там следит, – нахмурилась она.

– Но как же, Алиса? – испуганно прошептала Таня. – Тебя же могут посадить за это.

– За ЭТО меня никто не посадит. Я собираюсь восстановить справедливость, и они мне благодарность должны будут объявить за то, что я помогаю бороться с преступностью, – с раздражением ответила та.

– Это же опасно!

– Да неужели? – театрально всплеснула Алиса руками. – Ну, спасибо, что подсказала. Я-то, дурочка, по простоте своей душевной думала, что это легко и просто. Раз – и денежки вновь в моем кармане, а преступники уже за решеткой, баланду хлебают.

– Хватит юродствовать, Алиска, я серьезно говорю, – нахмурилась Татьяна. – Забудь ты про эти деньги, они не стоят того, чтобы из-за них рисковать своим здоровьем или, того хуже, жизнью, не приведи господи! Сегодня денег нет, а завтра будут, – с раздражением произнесла она. – Слава богу, ты не инвалидка, руки-ноги на месте, голова в порядке, заработать всегда сможешь.

– Таня, ты что, первый год меня знаешь? – сорвалась на крик Алиса. – Да мне по барабану деньги! Ты правильно сказала: сегодня их нет, а завтра будут, и заработать я сумею. Только не в этом дело.

– А в чем же тогда? Или я полная дура, или ты чего-то не договариваешь, – проворчала Таня. – Ты сама себе противоречишь, неужели не заметила?

– Да, согласна, и еще я немного утрирую, – покладисто согласилась Алиса и постаралась объяснить подруге, что она чувствует. – Мне денег, конечно, жалко, не буду скрывать, они не с неба свалились, чтобы я могла наплевать и забыть. Но жалко не до такой степени, чтобы из-за них рисковать своим здоровьем и еще неизвестно чем. Мне обидно не за деньги, совсем нет. Мне обидно, что меня обвели вокруг пальца, как последнюю идиотку! Ты правильно сказала: меня кинули как последнего лоха, и я не собираюсь носить на себе это клеймо. Я не привыкла оставаться в дураках ни при каких обстоятельствах, ты меня знаешь. Пусть даже эти обстоятельства – выше моей головы, через которую, как известно, не перепрыгнешь. Я! – Алиса стукнула себя ладонью в грудь. – Я перепрыгну, чего бы мне это ни стоило.

– А шею сломать не боишься, попрыгунья? – нахмурилась Татьяна.

– Нет, Тань, не боюсь. Волков бояться, в лес не ходить, а я не из пугливых, – самоуверенно ответила Алиса.

– Ты ненормальная, – поставила диагноз Таня.

– Может быть, – равнодушно пожала девушка плечами. – Но от своего намерения я все равно не отступлюсь, что бы ты мне ни говорила.

– Ты думаешь, что сможешь найти об этих аферистах что-то в Интернете? Держи карман шире. Если там и были какие-то сведения, то их давно уничтожили вместе с фирмой, которая вас всех кинула. Неужели ты этого не понимаешь, Алиска? Я удивляюсь, вроде бы ты всегда была умной, а ведешь себя, как обиженный ребенок, право слово, – вздохнула Таня.

– Не учи ученого, если сама ничего не понимаешь, – отбрила подругу та. – Я и не рассчитываю, что, как только влезу в Интернет, мне там сразу же все подадут на блюдечке с голубой каемочкой. Мне нужна точка отсчета, кончик ниточки, за который можно уцепиться, а дальше все само собой покатится.

– Этот кончик еще найти нужно, в чем я очень сомневаюсь.

– Я найду, не сомневайся.

– Блажен, кто верует, – с сарказмом заметила Татьяна.

– Смейся, смейся, – буркнула Алиса. – Посмотрим, кто будет смеяться последним.

– Я вовсе не смеюсь, я переживаю за тебя, Алиса. Неужели ты этого не понимаешь? – с обидой в голосе проговорила Таня.

– Я понимаю, – кивнула та головой. – И очень тебя прошу: переживай где-нибудь подальше от меня, в одиночестве. У тебя удивительная способность наводить тоску. Надоело мне твое нытье хуже горькой редьки, – сердито проворчала она.

– Ну и уйду, если ты так хочешь, – совсем обиделась Таня. – Я к ней со всей душой, а она… – возмутилась девушка и, не договорив, стремительно выскочила из комнаты.

«Так-то лучше, – глядя Татьяне вслед, подумала Алиса и облегченно вздохнула, услышав, как хлопнула входная дверь ее квартиры. – Меньше знаешь, крепче спишь. И это просто замечательно, если ты будешь злиться на меня как можно дольше. Я сама к тебе приду мириться, как только все сделаю».

* * *

– Скуратова, привет! – заорал Данила, как только увидел на пороге кабинета Алису.

– Сколько лет, сколько зим. Какими судьбами, девочка ты наша? – подхватил Кирилл.

– Привет, привет, мои хорошие, – широко улыбнулась Алиса. – Я тоже соскучилась, приехала навестить, посмотреть, как вы здесь обосновались, а заодно и поговорить о деле.

– Опять дела? – с упреком покачал головой Кирилл. – Нет бы просто так приехать к друзьям, на рюмочку чайку, по-дружески посидеть, вспомнить наше студенчество. А если бы не дело твое, мы бы тебя еще лет десять не увидели?

– Нет, я собиралась приехать на открытие вашего агентства, но как-то не срослось, а потом я в Германию укатила на целый месяц. Когда вернулась, сразу же эта неприятность, как снег на голову… – махнула Алиса рукой. – Пришла в жилетку поплакаться, да и помощь мне ваша нужна.

– Что за дело-то?

– А вам разве Юля ничего не говорила? Я же ей звонила, когда вы еще в больнице лежали, перед вашей выпиской. Кстати, как вы себя чувствуете, ребятки?

– Почти нормально, – махнул Данила рукой и потрогал свои ребра. – Можно сказать, зажило, как на собаках. В работу уже включились. Да, Юлька нам что-то говорила, вроде тебя на бабки кинули? Только, если я правильно ее понял, это связано с ипотекой?

– Точно, с ней, проклятой, – кивнула Алиса. – Кинули меня красиво, можно даже сказать, виртуозно. Да и не только меня, там вкладчиков немерено погорело.

– Алис, но ипотека – это же дохлый номер, – развел Кирилл руками. – Чем мы-то тебе можем помочь?

– Так вы же частные сыщики, насколько мне известно, – напомнила девушка.

– Да, мы сыщики, но ипотека… Ты сама понимать должна, что найти какие-то концы практически невозможно, и вернуть деньги – тоже…

– Я вас и не прошу возвращать мои пропавшие деньги. Мне нужно найти одного человека и узнать о нем все, вплоть до цвета трусов, которые он носит, – произнесла Алиса таким тоном, будто читала осужденному приговор – на электрический стул. – Надеюсь, что вы сумеете мне помочь, господа «Чудаки»? – подмигнула она.

– С этим проблем не будет, – тут же повеселел Кирилл. – Данила, включи-ка чайник, давай гостью кофейком угостим.

– Всегда пожалуйста, – с готовностью отозвался тот. – Это мы сейчас быстренько сообразим. Люблю повеселиться, особенно… покушать, – он задорно улыбнулся.

– Дань, вот смотрю на тебя и никак понять не могу… Ты в самом деле изменился или мне так кажется? – спросила Алиса, пристально разглядывая молодого человека. – Вы ведь с Кириллом всегда отличались… о-о-о, я поняла, ты похудел, – сообразила она. – Сейчас же делись рецептом!

– Тебе-то зачем, тебя и так соплей перешибешь, – засмеялся тот. – Точно, похудел я на одиннадцать килограммов, пока в больнице лежал, вот и все изменения.

– Слушай, вы теперь с Кириллом совсем одинаковые. Раньше все просто было: пухленький, значит, Данила, стройный – Кирилл. Как же вас теперь различают?

– Кому нужно, тот различит, а остальным совсем не обязательно знать, кто из нас кто, – сказал Кирилл.

– Ничего, я это дело быстро исправлю, как похудел, так и поправлюсь. Чайник сейчас вскипит, присаживайся, Скуратова, чувствуй себя, как дома, кофе будем пить, – пригласил девушку Данила. – Я печенье с конфетами возьму из Юлькиного стола, надеюсь, она меня за это не прибьет.

Девушка присела в кресло и только теперь огляделась по сторонам.

– Солидно здесь у вас, красиво, – улыбнулась она. – А сама-то Юлия где? Она мне по телефону сказала, что помогает вам на приеме и рекламе.

– Если бы она сидела только на приеме и рекламе, я бы, наверное, был самым счастливым сыщиком, – вздохнул Кирилл. – Ты ж ее знаешь: она родилась с шилом в заднице, вот оно ей покоя и не дает и нам заодно.

– Что, настолько все запущено? – засмеялась Алиса.

– Не то слово, – махнул Данила рукой. – Ты думаешь, как мы в больницу попали, да еще в травматологию?

– Неужели Смехова постаралась? Ай да Юлька, ай да молодец, узнаю вашу подругу, – захохотала Алиса. – Так где же она? Выходной у нее, что ли?

– Нет, поехала в Останкино, на радио рекламу повезла, – ответил Данила. – Скоро должна подъехать.

Данила и Кирилл Чугункины, братья-близнецы, два месяца назад открыли частное детективное агентство. Была у них подруга детства, Юлька Смехова по прозвищу Катастрофа. Это прозвище она получила еще в школе, потому что была похлеще любого парня-хулигана. Если в школе что-то вдруг случалось, то все учителя во главе с директором, не сговариваясь, сразу же интересовались: «А где была в это время Смехова?»

У Катастрофы был совершенно непредсказуемый, неуправляемый и задиристый характер. Сидеть на одном месте она совершенно не умела, ей нужно было все время что-то делать, куда-то бежать, что-то выяснять и с кем-то спорить. По этой причине братья с ней постоянно ругались, но с Юльки все стекало, как с гуся вода. Переспорить ее было практически невозможно, из любого положения она умела выкрутиться с виртуозностью ужа и каким-то совершенно невероятным способом доказать, что черное – это белое, а белое – это черное. Близнецы уже давно к этому привыкли и старались как можно меньше с ней спорить: себе дороже. Эта бестия запросто могла довести любого до нервного припадка. Практически с самых пеленок они все жили в одном доме, в одном подъезде и чуть ли не в одной квартире, потому что апартаменты их располагались рядом, дверь в дверь. Их родители дружили по-соседски, а Юлька вообще проводила больше времени в доме у близнецов, чем у себя. Братья были старше Юли на два года и всегда опекали ее. Когда она пошла в первый класс, мальчики уже перешли в третий, и в школе все были уверены, что Юлька – их сестра. Впрочем, практически так и было, эта троица относилась друг к другу с любовью родных людей, их дружба была крепкой, надежной и неразрушимой. Естественно, они часто ссорились, спорили до хрипоты, а иной раз дело доходило и до потасовок, но если вдруг случалось что-то серьезное, то все проблемы они решали сообща. Друг за друга все трое готовы были пойти на любые жертвы и знали, что их всегда поддержат, не бросят в беде.

Братья Чугункины после окончания школы экзамены в институт провалили, поэтому им пришлось идти в армию. Юлька моталась к ним в часть чуть ли не каждый месяц, таская туда домашние пирожки и котлеты. Вечером садилась в поезд, а ранним утром была уже в Костроме, где служили братья. Отслужив положенный срок, близнецы демобилизовались весной и поступили в институт, на вечернее отделение юридического факультета. Работать пошли в правоохранительные органы.

А потом они решили открыть свое дело и остановились на частном сыске. Они попросили Юлю помочь им в офисе на первых порах. Девушка сидела в приемной у телефона, занималась размещением рекламы, варила кофе, как добросовестная секретарша. Когда решался вопрос о названии фирмы, произошел нешуточный спор – каким оно должно быть? Юлька, как всегда, превзошла самое себя и предложила назвать агентство, взяв по первому слогу от фамилии и имен братьев: Чугункины – «Чу», Данила – «Да», Кирилл – «Ки».

Братья, как только сообразили, как это будет звучать, чуть не попадали со стульев, но Юлька сумела убедить их, что странное название принесет им славу, известность и деньги. В результате спора родилось частное детективное агентство «Чудаки».

В первый же день, когда братья только открыли агентство, к ним в офис пришла клиентка, у которой пропал муж. Сыщики с энтузиазмом взялись за поиски, и, естественно, Юлька не захотела оставаться в стороне. Она постоянно совала нос в расследование близнецов и принимала активное участие во всем, что происходило. В конечном итоге Данила с Кириллом попали на больничные койки с переломанными конечностями и ребрами. И произошло это благодаря исключительно участию Катастрофы, что было вполне естественно.[1]1
  Об этом читайте в романе И. Хрусталевой «Муж и жена – одна сатана».


[Закрыть]

– Ну, как у вас идут дела? – поинтересовалась Алиса. – Клиентов много?

– Хватает, – махнул Данила рукой. – Не успели выйти из больницы, как сюда примчался взмыленный бизнесмен и нанял нас, чтобы мы проследили за его женой. Мы с Кириллом даже сморщились от данной перспективы. Как-то не очень хотелось заглядывать в чужие спальни, но… этот бизнесмен нас приятно удивил. Его совершенно не интересовала постельная жизнь его супруги. Оказывается, он подозревал, что она сама наняла частного детектива, чтобы тот следил за ним. Он же, в свою очередь, хочет нанять нас, чтобы мы выяснили: зачем ей это понадобилось? Представляешь, перспективка? – захохотал Данила. – За ним следит детектив, нанятый его женой, а мы должны следить и за ней, и за этим детективом! Умора, одним словом.

– Да уж, действительно, – засмеялась Алиса. – И как же вы справляетесь с данной задачей?

– Справляемся, – хмыкнул Кирилл. – За такие бабки, которые нам заплатили, не захочешь, а справишься.

– Хорошо заплатил?

– Не то слово. А нам позарез деньги были нужны: пока лежали в больнице, дела стояли, а аренда немаленькая. Очень вовремя этот клиент появился, так что будем стараться на совесть, – ответил Данила. – Вот, отчет для него строчу за вчерашний день.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное