Ирина Хрусталева.

Коллекция дамских соблазнов

(страница 3 из 18)

скачать книгу бесплатно

– В прямом, в каком же еще? Ведь следствие с чего-то нужно начинать, вот я и спрашиваю.

– А почему это тебя интересует? Ты-то здесь при чем?

– Я ни при чем, – внешне равнодушно бросила Юлька. – Просто интересуюсь, и если вдруг понадобится моя помощь…

– Нет, не понадобится, во всяком случае, пока, – сразу же осадил ее Кирилл.

– Так, значит, все-таки пока? – ехидно прищурилась Юлька, вспомнив, как он говорил Людмиле о ней как об их помощнице. – И я уверена, что это «пока» продлится совсем недолго.

– Возможно, – сдержанно согласился Кирилл.

– А зачем тогда тянуть-то? – оживилась Юлька. – Может, вам мой совет нужен? Нет проблем, мальчики, я готова принять самое энергичное участие…

– Как только твоя помощь потребуется, я тебе непременно сообщу, – резко перебил ее Кирилл. – И этот вопрос не обсуждается, – добавил он, увидев сердитый взгляд девушки. – Как-нибудь обойдемся без твоих «мудрых» советов, а уж без энергичного участия – тем более. Хочу хоть одно следствие провести нормально, а не кверху… одним местом.

– Подумаешь, – фыркнула та. – Не хотите и не надо, была бы честь предложена. У меня и без вас завал, не знаю, когда разгребусь.

– Вот и занимайся своими делами, а к нам не лезь.

– Даже не собиралась, только потом не кричите: «Юлька, помоги, мы без тебя пропадаем!» – дернула она плечиком.

– Это когда такое было? – возмутился уже Данила. – Сама все время лезешь в наши дела, без спроса и санкций.

– Скажите лучше спасибо, – огрызнулась Юлька. – Где бы вы без меня были? Вспомни Алискино дело об ипотеке, да если бы я тогда не взяла все в свои руки, вы бы вообще ничего не смогли распутать.

– Нет, вы только посмотрите на эту самоуверенную штучку, – возмутился Данила. – Мы, можно сказать, с высунутыми языками носились, чтобы ваши с Алиской задницы спасти, а она смеет заявлять такое! Да если бы не мы, вас бы в том склепе и похоронили.

– А вот и враки, мы сами оттуда выбрались, – взвилась Юлька. – Я смотрю, Даня, у тебя память совсем отшибло? Забыл, что мы уже по кладбищу бежали, когда вы нас нашли? Еще и напугали до смерти! «Стоять на месте, руки за голову, оружие на землю», – изобразила она команды омоновцев. – Устроили там маски-шоу, придурки!

– Зато живы остались, две идиотки. На себя посмотри, сама ты это слово, и трижды, – не уступил Данила.[2]2
  Читайте об этом в романе «Хороший левак укрепляет брак».


[Закрыть]

– Хватит орать как ненормальные, – рявкнул на спорщиков Кирилл. – У меня уже зубы ломит от вас.

– А зубы твои здесь при чем? – хлопнула глазами Юлька.

– Вот я и говорю, что ни при чем, поэтому все – заткнулись и разбежались по своим углам.

Катастрофа, иди на свое рабочее место, к телефону, Данила, садись за стол, составим план мероприятий.

– Вам помочь, мальчики? – как ни в чем не бывало спросила Юлька. – С планом… или еще с чем-нибудь? А может, вам кофе сварить?

– Обойдемся пока, если захотим, я тебя позову, иди в приемную, – строго повторил Кирилл. – Вот этим и поможешь.

– Ну, как хотите, – разочарованно вздохнула девушка. – Я тут подумала…

– Юль, не буди во мне зверя, – спокойно произнес Кирилл, но угрожающие нотки уже прорезались в его голосе. – Занимайся своим делом и не мешай нам.

– Дай сказать-то, – не сдалась та. – Я ведь по делу!

– Ну, говори, – нехотя согласился сыщик.

– Я решила… а не напроситься ли мне в гости к Верочке? За рюмочкой чайку я бы с ней поболтала и ненавязчиво все выведала бы про эту Людмилу.

– Юль, а ты случайно не забыла, что Людмила – наша клиентка? – напомнил Кирилл. – Зачем нам о ней что-то узнавать? Все, что сочла нужным, она сказала сама, а то, что мне понадобилось, я у нее спросил. По-моему, этого вполне достаточно. Она же не подозреваемая, а жертва.

– Это еще вопрос!

– В каком смысле?

– Не знаю.

– А зачем тогда речь, если не знаешь?

– Не знаю, почему-то пришло в голову, и все, – упрямо повторила Юля. – Мне совсем эта Людмила не понравилась.

– Ты же только что восхищалась ее красотой, – с усмешкой напомнил Данила. – А теперь говоришь – не понравилась?

– Красотой восхищалась, а все остальное не понравилось, – надулась Юля. – Она какая-то… даже не знаю, как сказать, – задумалась она. – Слишком нервная, что ли?

– Еще бы ей не нервничать при таком раскладе, – пожал плечами Данила. – Если муж ее выкинет на улицу за «безупречное» прошлое, представляешь, чего она лишится? Я бы на ее месте тоже нервничал.

– Да я не об этом, – отмахнулась Юлька. – В общем, что хочу, то и думаю, моя голова, и никто ей не указ, – резко прервала она полемику.

– Иди, проветри свою голову, чтобы всякая ерунда туда не залетала, – усмехнулся Кирилл.

– Лучше свою проветри, – проворчала девушка и, обиженно надув губы, вышла из кабинета. – Мы еще посмотрим, чьи мозги нужно освежить, мои или ваши, господа детективы! Да вы без меня пропадете, – самоуверенно констатировала она. – Сами попросите помочь, а я еще посмотрю, делать ли это.

Юля принялась нервно перебирать бумаги у себя на столе.

– Задницы они наши спасали! Это же надо такое придумать! Как же, вы бы спасли, если бы мы с Алиской сами о себе не позаботились. Правду говорят… мужик – он и в Африке мужик. Думают, они – хозяева жизни, а женщина – так, часть интерьера. Да вы шагу без нас ступить не можете, только хорохоритесь… А я все равно с Верой побеседую, мне наплевать, что вы против. В конце концов, могу я к своей сокурснице в гости пойти? И вам до этого нет никакого дела. Возьму и позвоню ей, – решила Юлька и уже собралась снять трубку телефона, как он зазвонил сам. – О, черт, напугал-то как, – отскочила она от стола, схватившись за сердце. – Нужно аппарат сменить, а то от этого ненормального зуммера я заикой стану.

Девушка сняла трубку и, взяв себя в руки, проговорила:

– Алло, детективное агентство. Чем могу помочь?

– Помочь, говоришь? Конечно, можешь, я соскучился и ужасно хочу тебя видеть. Привет, малыш, куда пропала? – услышала Юля веселый голос Романа Рогачева. – Не звонишь, не пишешь. У тебя все в порядке?

– Привет, майор, у меня все отлично, великолепно, замечательно, и скучать мне некогда, в отличие от некоторых!

– Настолько некогда, что даже позвонить не можешь? – с упреком спросил тот.

– А ты не в состоянии набрать несколько цифр? Почему это я тебе должна звонить, а главное, зачем?

– Ну, начинается, – простонал Роман. – Любишь ты торговаться, Смехова. У меня работы много.

– Да, я понимаю, – притворно вздохнула та. – Мужчины очень любят жаловаться на отсутствие времени. Удивляюсь, почему ни один из них никогда не пожалуется на нехватку мозгов?

– Хватит, Юль, я правда замотался совсем.

– Вот и мотайся дальше, я-то здесь при чем? – фыркнула та.

– Юль, ты до сих пор сердишься на меня? Ладно, не злись, я же все объяснил. Да, признаю… виноват, очень виноват. Ну что ж меня теперь, казнить за это?

– С чего ты взял, что я злюсь? – усмехнулась девушка. – Ты мне разве брат, сват или вообще родственник? Только на близких людей я могу обижаться, потому что они – близкие, а ты никто и звать тебя никак.

– Ну вот, а утверждала, что не злишься, – хохотнул Роман. – Давай сегодня встретимся, я хочу реабилитироваться, – предложил он. – Если ты не против, конечно… вместе поужинать и провести романтический вечер?

– Представь себе, против, – ехидно ответила Юля. – Во-первых, я на строгой диете и не ем после шести вечера, – на ходу придумала она. – А во вторых… хватит с меня романтических вечеров, сыта по горло с прошлого раза, да и работы у меня – завал, – повторила она его же слова. – Мы ведь тоже не пирожки печем, а серьезным делом занимаемся.

– Опять лезешь в дела Чугункиных? – засмеялся Рогачев, стараясь не обращать внимания на сарказм девушки и напоминание об их последней встрече. – Смотри, Юлька, доиграешься когда-нибудь, и нос тебе наконец-то прищемят.

– Не твоего ума дело, и мой нос – тоже не твоя забота, – взвилась та. – Ты, Рогачев, сначала научись с женщиной разговаривать, а потом и на ужин ее приглашай, романтик фигов! До чего же ты наглый! Как у тебя вообще совести хватает делать вид, что ничего не произошло? Все, мне некогда лясы точить, всего тебе нехорошего, майор, – резко оборвала она разговор и раздраженно бросила трубку, дымясь от злости. Юля с прищуром посмотрела на нее и, еще раз приподняв, снова бросила на базу, вымещая на неповинном аппарате свою злость. – Вот нахал, ни стыда, ни совести! – прошипела она. – Вместо того чтобы приехать и упасть передо мной на колени, вымаливая прощение, он еще смеет о моем носе заикаться! Нет, никогда в жизни меня никто не заставит больше связаться с ментом. Отец прав… это не призвание, а диагноз.

Роман Рогачев, майор ФСБ, сотрудник группы по борьбе с наркотиками, познакомился с Юлькой при весьма оригинальных, криминальных и немного комических обстоятельствах. Братья Чугункины вели дело о загадочном исчезновении мужа своей первой клиентки. Катастрофа не могла оставаться в стороне и влезла в это дело со всей своей непредсказуемостью. Обстоятельства сложились так, что Юльке невольно пришлось столкнуться с Романом, причем без малейшего его желания. Едва встретившись, они искренне невзлюбили друг друга с первого взгляда. Но потом это чувство взаимной неприязни незаметно и неожиданно для обоих трансформировалась в романтические отношения. Юлька удивлялось, как это в принципе могло произойти… ведь они постоянно ругались, и она больше ничего не могла вспомнить хорошего об их общении.[3]3
  Читайте об этом в романе «Муж и жена – одна сатана».


[Закрыть]

– Я как законченная идиотка прождала его два часа, торчала возле клуба, как тополь на Плющихе, в милицию угодила, а он… «Ты не против поужинать со мной и провести романтический вечер?» – передразнила она Рогачева. – Хоть плюй ему в глаза, все – божья роса. Уф, передушила бы всех мужиков одной веревкой, – продолжала дымиться девушка, с ненавистью глядя на телефон.

А случилось вот что.

Неделю тому назад Роман позвонил Юле в офис и предложил ей провести вместе интересный вечер.

– Мне принесли два пригласительных билета на открытие одного ночного клуба, и я решил, что мы могли бы вместе туда пойти, – сказал он. – Клуб крутой до невозможности, с мужским стриптизом, думаю, скучать нам не придется. Ты как на это смотришь?

– Ой, как здорово, – запрыгала от радости Юлька. – Конечно, с удовольствием! Тысячу лет не была в клубах, а мужской стриптиз вообще только по телику видела. Я сегодня с работы пораньше убегу, чтобы привести себя в порядок, пойду Чугункиных обрадую, – хихикнула она. – Ты часиков в девять заезжай, я дома тебя буду ждать.

– Нет, малыш, заехать не получится, – тяжело вздохнул Роман. – Ты прямо в клуб приезжай к десяти вечера и жди меня у входа. Ты только не обижайся, мне некоторые вопросы нужно решить в срочном порядке. Сама понимаешь, служба.

– Ну вот, снова здорово, – проворчала та. – Никогда ничего по-человечески сделать не можешь со своей службой.

– Не ворчи, моя хорошая, – засмеялся Роман. – Ты же знаешь, что иногда я себе не принадлежу. Адрес запиши.

– Ладно, диктуй, – нехотя согласилась девушка. – Только не опаздывай.

– Ну как можно? – с обидой проговорил молодой человек. – В двадцать два ноль-ноль буду как штык.

В результате в течение почти двух часов как штык торчала у входа в клуб именно Юлька, ругаясь на чем свет стоит. На ее звонки телефон Рогачева отвечал бездушным голосом автоответчика, что абонент недоступен. К девушке то и дело подходили подвыпившие молодые люди, предлагая свою компанию, и ей приходилось от них отмахиваться. В итоге с двумя слишком настойчивыми кавалерами Юльке пришлось подраться, и всю троицу доставили в ближайшее отделение милиции. У одного парня в кровь была расцарапана физиономия, а второму Юля показала свой коронный прием – ударила коленом в то место, которым так гордятся мужчины.

– Мир паху твоему, – выдохнула она, глядя на сложившегося пополам парня. – В следующий раз будешь знать, с кем связываться.

– Убью, зараза! – простонал тот сквозь зубы.

– Только попробуй еще раз протянуть ко мне свои грязные лапы, получишь добавку, и тогда… Тогда уж точно будешь всю оставшуюся жизнь петь альтом, – пообещала Юлька, приняв оборонительную позу.

Второй парень смотрел на взъерошенную девушку обалдевшими глазами, стирая кровь с расцарапанных щек.

– Ненормальная, – проворчал он. – Что ты сделала с моим лицом, дура несчастная?

– Ничего страшного, шрамы украшают мужчину, – фыркнула Юля. – Хотя вас мужчинами назвать нельзя, ведете себя как дебилы.

– Это кого ты дебилами назвала? – взревел тот. – Да я сейчас тебя придушу, стерва такая!

Только он дернулся в сторону Юльки, как она выставила вперед руку, в которой был зажат газовый баллончик.

– Хочешь с поводырем ходить – попробуй, – прошипела она. – Еще не родился человек, которому удалось бы меня придушить, и у тебя вряд ли получится. Ну, что же ты замер? Давай, подходи, – усмехаясь, поманила она парня пальчиком. – Не бойся, я хорошая!

С асфальта поднялся второй парень, его налитые кровью глаза уставились на Юльку не обещающим ничего хорошего взглядом. Она отскочила к стене и вытащила второй баллончик – с нервно-паралитическим газом. По решительному лицу девушки было ясно, что голыми руками ее не возьмешь.

К счастью, тут подоспела милиция, иначе неизвестно, чем бы все закончилось. Вероятно, больничной койкой для обоих парней. Задержанных оставили на попечение дежурного, младшего лейтенанта, заступившего на пост во второй раз в жизни. Травмированных молодых людей провели в отдельную комнату, а Юлька сразу начала качать права, петушком наскакивая на молодого милиционера.

– Немедленно отпустите меня, иначе у вас будут неприятности! Мой жених – майор ФСБ! – закричала она. – Я имею право на один телефонный звонок, и еще я требую адвоката. Вместо того чтобы защитить слабую женщину, вы меня вместе с этими уголовниками забрали? Я на вас в суд подам за моральный ущерб!

– А ну-ка прекрати орать, тут не забегаловка, а дежурная часть милиции, – прикрикнул на девушку дежурный, хлопнув ладонью по столу. – В суд она подаст! Смотри, как бы на тебя в суд не подал тот парень с распухшими «причиндалами». Пойдет он в травмпункт и зафиксирует увечье, посмотрим тогда, как ты будешь права качать. Ну и бабы пошли, совсем с вами сладу нет, чуть что, сразу бьете в причинное место, – покачал он головой, записывая что-то в журнал. – Вот раньше было время… женщина знала свое место, слово мужчины для нее было законом. А что сейчас? Оборзели совсем с этой эмансипацией, феминистки хреновы! Ничего, завтра тебе мало не покажется, заведут уголовное дело, сразу узнаешь, почем фунт лиха, – злорадно усмехнулся он.

– А ты меня не пугай, – еще пуще взвилась Юлька. – Что я должна была делать? Стоять и терпеть, как эти наглецы меня за руки хватают и делают непристойные предложения? Да еще и спокойно слушать, как смеются они над моей прической? – взбила она стоявшие дыбом, окрашенные в три оттенка вихры. – Разбежался! Пусть этот урод скажет спасибо, что у меня с собой пистолета не было, а то я бы ему его хозяйство отстрелила напрочь.

– Какого пистолета? – насторожился лейтенант.

– Простого, с дулом и пулями, – рявкнула Юля. – Не твоего ума дело. Мне нужно срочно позвонить Чугункиным!

– Так-так-так, это кто такие? – еще больше насторожился дежурный и приподнялся со стула.

– Братья-кролики, – буркнула Юлька. – Тебе, парень, лучше с ними не связываться, пристрелят – и глазом не моргнут.

– Мафия, значит? – прищурился тот.

– Ага, она самая, коза ностра, – ехидно усмехнулась девушка. – Слушай, лейтенант, отпусти ты меня, это же самооборона была. Ночь на дворе, а у меня режим, мне уже спать пора.

– На нарах выспишься, – хмыкнул тот. – Протокол составлю и отправлю тебя в номер люкс со всеми неудобствами.

– Что-о? – взревела Юля. – Меня – в камеру?! За что? За то, что я защищала свою женскую честь и достоинство?

– Утром выяснят, за что, – тоже повысил голос лейтенант. – И что еще за пистолет? И кто такие эти кролики и козы? Во всем разберутся, не волнуйся. А мое дело маленькое – оформить тебя и определить, куда надо.

– Ты о чем, лейтенант? – вылупилась на дежурного Юлька. – Ни про каких коз я не говорила! Коза ностра – это знаменитый итальянский клан. «Ну и придурок», – подумала она.

– Мне все равно, что ты говорила. Завтра приедет начальство, вот ему и объяснишь – и про клан, и про кроликов, – отмахнулся тот.

– Тебе бы не помешало повысить свой интеллектуальный уровень, – усмехнулась девушка. – О трех поросятах, надеюсь, читал? Ты меня должен немедленно отпустить! Спать пора, у меня режим, завтра на работу, и если я просплю, все дела в офисе остановятся. Ты меня слышишь или нет, лейтенант? – закричала Юлька.

– Прекрати трещать как заведенная, я сосредоточиться не могу, – строго прикрикнул тот. – И не маячь у меня перед глазами, посиди спокойно хотя бы минут десять.

– Отдай телефон, я должна позвонить, – не сдалась та и топнула ногой. – Ты не имеешь права не позволять мне сделать один телефонный звонок, это противозаконно! Даже убийцам разрешается, а я – законопослушная гражданка.

– Была бы законопослушной, уже в своей постели бы лежала и десятый сон видела, а не концерты мне устраивала, – прищурился лейтенант.

– Дай позвонить, – упрямо настаивала Юлька.

– Завтра, если начальство разрешит, – лениво ответил дежурный, продолжая писать.

– Если ты сейчас же не отдашь мою трубку, я такой визг подниму – мало не покажется, – зловеще прошипела Юлька. – А утром скажу твоему начальству, что ты нагло меня домогался!

– Больно надо – такую домогаться! Кто тебе поверит?

– А-а-а! – высоким дискантом завизжала Юлька, затопав ногами и задрыгав руками. – Отдай трубку, а-а-а, трубку отдай! – надрывалась она.

Телефон Юльки, лежавший на столе у дежурного, заиграл марш Турецкого, и девушка захлопнула рот.

– Ну, что же ты, лейтенант? Ты что, глухой? Не слышишь – звонят? Отвечай.

Тот ошарашенно переводил взгляд с трубки на девушку, не опомнившись от ее визга. Он мотнул головой и постучал себя по правому уху.

– Ну и голосок, оглушила напрочь, – выдохнул он. – И за что мне такая ночка досталась, интересно?

– Трубку возьми, – строго велела та. – Это мои братья звонят!

Лейтенант послушно включил телефон и осторожно поднес его к уху.

– Алло, – осипшим голосом прохрипел он, но, взяв себя в руки, прокашлявшись, сказал строго и по-деловому… – Дежурный ОВД Северное Пельмень слушает.

– Пельмень? – удивленно переспросил Данила. – А где Катастрофа?

– Какая еще катастрофа? – в свою очередь раздраженно переспросил лейтенант. – Откуда я могу знать, где и какие катастрофы случаются? У нас отделение милиции, а не служба прогнозов, – недовольно проворчал он. – Вы ошиблись, молодой человек.

– Ребята, меня в ментовку забрали, в камеру хотят посадить, выручайте! – не своим голосом заверещала Юлька, чтобы ее услышали.

– Ты что орешь, ненормальная? – гаркнул лейтенант, резко отключив телефон. – Там про какую-то катастрофу спрашивали, ошиблись номером.

– Катастрофа – это я, сам ты дундук в погонах, – топнула ногой Юлька.

– Не понял, – сдвинул брови дежурный.

– Чего ты не понял? Что ты – дундук? А нечего меня ненормальной обзывать.

– Кто ты говоришь? Я не ослышался… катастрофа – это ты?

– Да, я! А что тебя не устраивает? Тебе, значит, Пельменем можно быть, а мне Катастрофой – нет?

– А Смехова тогда кто? – прищурился лейтенант, заглядывая в паспорт девушки. – Это что же получается? Паспорт поддельный?

– Смехова – это я, и паспорт – настоящий.

– А еще кто ты? Цунами? Торнадо? Или еще что-то? Кажется, к нам в сети попалась крупная рыбка. Сколько же у тебя фамилий?

– Во дурак! – вздохнула та.

– Но-но-но, прекратить немедленно оскорблять должностное лицо при исполнении, – погрозил он ей пальцем. – А то я и этот факт в протокол занесу.

– Да заноси что хочешь, – обреченно махнула Юлька рукой. – Веди в камеру, надоел хуже горькой редьки. Глаза б мои тебя больше не видели, ты и правда дундук.

А Данила тем временем таращился на свой телефон. Он услышал вопль Юльки, но не понял, что именно она прокричала.

– Что случилось, Дань? – спросил его Кирилл. – Ты словно ежа проглотил.

– Понятия не имею, – пожал плечами тот. – Звоню Катастрофе, а ответил какой-то пельмень.

– Какой еще пельмень?

– Не знаю, он говорит – вы ошиблись номером, молодой человек.

– Ну, может, ты и правда ошибся?

– Я слышал, как Юлька орала.

– Что орала? – всполошился Кирилл.

– Не понял, только и расслышал – выручайте.

– Дай-ка мне телефон, я перезвоню, – вырывая трубку из рук брата, забеспокоился Кирилл. – С ней что-то случилось, а мы гадаем на кофейной гуще.

– Погоди, этот пельмень представился – дежурный ОВД Северное, – вспомнил Данила. – И еще он сказал, что у них отделение милиции, а не служба прогнозов.

– Едем, – вскочил с места Кирилл и, не дожидаясь брата, понесся в прихожую. – Опять эта оторва попала в какую-то историю! И куда Рогачев смотрит, ведь она с ним в какой-то ночной клуб собиралась?

Он набрал номер майора, но тот был недоступен.

– Черт, как нарочно, – выругался Кирилл. – И когда только Катастрофа все успевает? Ты только подумай, в ментовку угодила! Что она могла натворить? Почему ее забрали, и в качестве кого?

– Ну откуда же я могу знать? – развел руками Данила. – Но что не в качестве пострадавшей, это точно. Скорей всего, в качестве подозреваемой.

– Когда она нормальным человеком станет? Замуж бы, что ли, вышла, мы бы вздохнули спокойно.

– Сомневаюсь, что замужество ее исправит, – возразил Данила. – Ее только пенсия остановит, когда возраст за полтинник перевалит, да и то – вопрос спорный.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Поделиться ссылкой на выделенное