Ирина Хрусталева.

Женский монастырь отдыхает

(страница 4 из 20)

скачать книгу бесплатно

– Ты его любила?

– Не знаю, – пожала Надя плечами. – Скорее нет, чем да. А почему вдруг тебя это интересует?

– Ты очень часто о нем вспоминаешь.

– Наверное, потому, что ты на него так похож, – засмеялась девушка. – Я уже давно о нем забыла, а ты вот появился, и мне невольно пришлось вспомнить.

– Извини, я не хотел. Я же не виноват, что похож на него?

– Тебя никто и не винит, просто ты спросил, а я ответила.

– А родители с тобой живут?

– Нет, у них есть квартира в городе, а еще дом, тоже за городом. Правда, он не такой большой, как этот, и находится подальше от Москвы, в пятидесяти километрах, они практически все время живут там. Им, как и мне, нравится жить за городом. Я предлагала им переехать ко мне, но они отказались. Считают, что могут этим помешать мне наладить мою личную жизнь. У моей мамы идея фикс: поскорее выдать меня замуж, – хмыкнула Надежда. – Ей не терпится поскорее стать бабушкой. Папа уже давно на пенсии, а мама машину водит, так что на работу добирается без проблем. Она врач-педиатр, работает в детской поликлинике. Папа – заядлый рыбак, у них там речка прямо под горкой, в пятистах метрах от дома, и он круглосуточно может просиживать на берегу. В город его вытащить достаточно затруднительно, он очень болезненно расстается со своими удочками, мормышками и червяками, – засмеялась она. – Вот здесь и будешь сегодня ночевать, – сказала девушка, распахивая дверь гостевой комнаты. – Надеюсь, тебе будет удобно.

– В таких королевских апартаментах – да неудобно? – округлил глаза Александр, заглядывая в просторную светлую комнату. – Шутить изволите, хозяюшка, – улыбнулся он. – Неужели сегодня я наконец-то буду спать на кровати? Даже не верится! Спасибо тебе, Надюша, за все, никогда твоей доброты не забуду, – искренне поблагодарил девушку молодой человек.

– Поживем – увидим, – усмехнулась та. – У вас, мужчин, память короткая, так что ничего не обещай и никогда не говори «никогда».

* * *

– Ты считаешь нормальным, что в твоем доме будет ночевать посторонний мужчина? – с упреком глядя на дочь, покачала головой Вера Семеновна.

– Мам, но не выгонять же человека на улицу? И потом, он не совсем посторонний, он брат Олега, хоть и троюродный.

– Олег, как оказалось, преступник. И где гарантии того, что его брат не такой же? Поверь, я это говорю не со зла и очень сожалею о том, что случилось с твоим приятелем, просто я волнуюсь за тебя.

– Мам, я же тебе говорила, что Олег не....

– Ах, оставь, ради бога, – перебила женщина дочь. – Не нужно считать меня наивной и глупой, из этого возраста я давно уже вышла. Оставим этот вопрос и не будем к нему возвращаться. Я, к сожалению, не могу остаться у тебя на ночь, обещала твоему отцу на рассвете вместе с ним пойти на рыбалку. Ты же знаешь, что значит рыбалка для него, он все пытается приучить меня полюбить ее. Если я снова откажусь, это его здорово обидит.

– Не волнуйся и спокойно рыбачь, – улыбнулась Надежда. – Тебе прекрасно известно, что я всегда сумею за себя постоять.

Но в случае с Сашей мне нечего бояться, он совершенно безобиден, поверь мне.

– Охотно верю, но все же, чтобы я была спокойна, пригласи к себе на ночь кого-нибудь из твоих подруг, – не сдалась женщина.

– Хорошо, обязательно приглашу, – обняв мать за плечи, пообещала Надя.

– Теперь поговорим о главном. Все, что необходимо, я приготовила. Буженину в духовке запекла, заливное из осетрины сделала, салаты нарезала, мясо для шашлыка замариновала. Тебе останется завтра подготовить в саду мангал и нанизать мясо на шампуры. Ну, думаю, этим займутся мужчины, а ты разложишь салаты по салатницам, мясные и рыбные деликатесы – в нарезке, так что тоже проблем не будет. Торт в холодильнике, овощи и фрукты тоже. Крюшон я сделала, пусть ночь постоит при комнатной температуре, а завтра с утра поставишь его в холодильник, чтобы подать охлажденным. Формочки для льда я наполнила водой, так что его будет вполне достаточно. Ведерко для шампанского стоит в буфете, не забудь, прежде чем подавать к столу, наполнить его льдом. Да, скатерти и салфетки там же, в буфете, на нижней полке. Когда пойдете в сад делать шашлык, на стол постели клеенку, я ее вместе со скатертями положила, чтобы ты не искала. Рюмки и бокалы я все перемыла, стопка тарелок в буфете, вилки с ножами в ящике стола. Надеюсь, ты ничего не забудешь?

– Мам, я все поняла, все найду и все сделаю, – засмеялась Надя, видя, как Вера Семеновна напряженно хмурит лоб.

– Вроде все сказала. Поехала я, дочка. Пока доберусь, уже время будет позднее, – пробормотала та. – Ах да, чуть не забыла, лимонад и кока-колу я поставила в кладовку, там попрохладнее, в холодильнике места для такого количества бутылок не нашлось. Ну, теперь, кажется, действительно все, я поехала.

– Мам, поосторожнее там за рулем, не лихачь. – Надя поцеловала мать в щеку.

– Вы с папой в этом отношении очень похожи, – проворчала женщина. – Он тоже постоянно напоминает мне о том, чтобы я была осторожна. Я ему предлагала вместо меня сесть за руль, но он наотрез отказывается идти учиться. Говорит, что над ним смеяться будут, потому что он уже старый, только, мне кажется, это всего лишь отговорка. Он просто до смерти боится водить машину, вот и все. Я езжу очень аккуратно, но для него этого все равно недостаточно, ему все время мнится, что я превышаю скорость. Право слово, ему нужно ездить исключительно на велосипеде. – Вера Семеновна прошла к входной двери.

– Папе привет передавай, скажи, что в воскресенье я не приму никаких отговорок и жду вас на праздничный торт, – махая матери рукой на прощание, крикнула Надя.

– Хорошо, передам, не знаю, правда, что из этого выйдет. Ты же знаешь, до чего тяжело его стащить с дивана, – не поворачиваясь, ответила Вера Семеновна. – А уж увести от речки – это вообще утопия.

Надя улыбнулась, представляя своего отца: как он всеми правдами и неправдами старается найти причину, лишь бы в летнее время не покидать свою любимую дачу и особенно – свои удочки. То начинает хвататься за сердце, то придумает себе изнуряющую мигрень, то начнет ссылаться на свою раненую ногу. Отец Нади был подполковником милиции, ушел семь лет назад в отставку в связи с ранением. На пенсию он идти категорически отказывался до тех пор, пока не случилось этого несчастья. Он был намного старше Веры Семеновны, почти на двадцать лет, Надя была его единственной дочерью. Вера Семеновна родила ее, когда Дмитрию Викторовичу было сорок лет, а Надиной маме тогда еще не исполнилось и двадцати одного года. Наде – двадцать девять, значит, отцу в этом году исполнится шестьдесят девять, а мама справила свои сорок девять четыре месяца тому назад. Девушка безумно любила своих родителей и считала, что они у нее – замечательные. Отца Надя любила даже больше матери и с самого детства бежала всегда не к ней, а именно к нему, что бы ни случилось. У него всегда были ответы на любые вопросы и всегда имелся совет для любой ситуации.

Вера Семеновна очень переживала, что дочь до сих пор не нашла свою вторую половину. Им с мужем очень хотелось понянчить внуков, пока на это имелись силы. Надя отшучивалась, мол, некуда торопиться, нужно сначала нагуляться, а уж потом нырять в семейный омут с головой. Вера Семеновна только качала головой и с завидной настойчивостью напоминала дочери, что бабий век короткий, не опоздать бы. Отец многозначительно кряхтел, когда этот разговор начинался в его присутствии, и культурно удалялся, чтобы лишний раз не смущать любимую дочь.

Надежда имела свой собственный бизнес, она была хозяйкой центра психологической реабилитации, одновременно являясь и его президентом. Закончив университет, девушка долго думала, куда направить свою бьющую фонтаном энергию и приложить полученные знания, и тут ей крупно повезло. В Министерстве здравоохранения работала давняя подруга ее тетки, родной сестры отца. Тетушка тоже была медиком, как и мать Нади, и занимала должность главного врача в кардиологии в институте Склифосовского. Когда однажды Надежда приехала к своей тетушке в гости, у нее была в гостях подруга, работающая в министерстве. Завязался разговор, который в конечном итоге дал очень хороший результат. Виктория Владимировна подкинула Наде неплохую идею – насчет открытия кабинета психологической разгрузки, а потом сама же помогла ей получить лицензию. С этого все и началось. Девушка, видно, попала в нужное место и в нужное время, поэтому удача сопутствовала ей буквально во всем. За небольшой промежуток времени она завоевала популярность неплохого психолога, очень быстро обросла клиентами, причем достаточно состоятельными. Уже через три года Надежда подумала о том, что пришла пора расширяться. Она взяла в аренду помещение, наняла специалистов и открыла свой собственный центр психологической реабилитации. В дальнейшем она получила лицензию на право оказания наркологической помощи, и пациентов прибавилось чуть ли не втрое. Работа поглощала все ее время, как песок воду, поэтому на личную жизнь его не хватало. Нет, она бы с радостью выскочила замуж, если бы повстречала достойного мужчину, только ей почему-то катастрофически не везло. Когда она познакомилась с Олегом, то подумала: вот оно, мое долгожданное счастье. Но жизнь распорядилась по-своему, и теперь Надя не ждала от нее ничего хорошего. За эти два года, как Олега посадили, подруги всячески старались выдать ее замуж и подсовывали то одного, то другого представителя сильного пола. Девушка лишь улыбалась в душе и отвергала очередного ухажера.

– Тебе не угодишь, – ворчала Люсьена, повторяя слова Веры Семеновны. – То нос не такой, то уши как лопухи, то ноги слишком кривые. Ты мне скажи: чего ты хочешь? Ждешь принца на белом мерине? Только где его взять-то? Их уже давно расхватали не такие привередливые девицы, как ты.

– Люсь, ну что ты ко мне пристаешь, а? – смеялась Надя. – Придет время, и я встречу своего суженого. Не может быть такого, чтобы не встретила, вот увидишь. Я должна почувствовать, что это мое, понимаешь, как с Олегом было.

– Где он, твой Олег-то? Ау, Олежек, ты где? В Караганде твой Олежек или на Колыме топором машет, лес валит, – издевалась та. – Осталось совсем чуть-чуть, всего каких-то девятнадцать лет с хвостиком, и он снова упадет в твои объятия.

– Хватит, Люська, прекрати ерничать, – злилась Надежда. – То, что мне не везет с мужчинами, не моя вина, значит, судьба моя такая, и в этом я не одинока, между прочим. Что-то твой Сереженька тоже не торопится тебя в загс отвести, а ты всего на год моложе меня. Тоже пора бы уже, семь месяцев встречаетесь, и не просто встречаетесь, а регулярно спите под одним одеялом.

– Он над диссертацией работает, ты же знаешь, – начинала защищать своего друга девушка. – Ему сейчас совсем не до женитьбы.

– А каким это, интересно, местом диссертация мешает ему пригласить тебя выпить бокал шампанского под марш Мендельсона? – не сдавалась Надя. – И не надо мне все эти вещи про Олега говорить, я и без тебя знаю, что он – герой не моего романа. Разве я виновата в том, что он преступником оказался? Нечего наступать на мою больную мозоль, и без этого тошно. Подруга, называется! Что молчишь? Сказать нечего?

– Почему – нечего? Извини, Надь, я не подумала о том, что болтаю. А вот что касается марша Мендельсона... Мне этот марш до поры самой не нужен. Тебе прекрасно известно, что один раз я его уже послушала – сдуру. А толку? И года не прошло, как я сообразила, какую глупость сделала. Разбежались с Генкой по разным углам, как будто и не знали никогда друг друга, хорошо, что ребенка не успели завести. Во второй раз я не хочу торопиться и наступать на одни и те же грабли, да и не время сейчас. Пока Сережка сидит, обложенный своими конспектами и книгами, пусть за ним его мамочка ухаживает, – парировала Люсьена, хотя Надя прекрасно видела тревогу в глазах подруги. Кому-кому, а уж ей-то прекрасно было известно, что, позови Сергей Люську в загс, она побежит туда не раздумывая, да еще и вприпрыжку.

Молодой человек был из очень интеллигентной семьи: отец – академик, ну и мамочка, соответственно, жена академика, фифочка, к которой на кривой кобыле не подъедешь. Как ни странно, но к Люсьене она отнеслась достаточно приветливо, и та была несказанно рада, что понравилась ей. Женщина встречала девушку с мармеладной улыбочкой, всегда была очень ласкова и мила, но... было это всего лишь игрой, что выяснилось совершенно случайно. Мамаша здраво рассудила, что ее великовозрастному чаду нужна женщина, так пусть пока этой женщиной будет она, Люсьена. Совсем недавно девушка случайно подслушала ее телефонный разговор с подругой. Дверь в спальню была приоткрыта, Люся в это время проходила мимо. Услышав, что речь идет о Сергее, она, естественно, остановилась и прислушалась.

– Сереженька – молодой, здоровый мальчик, ему, конечно же, нужна женщина, и это вполне естественно, с природой не поспоришь. Люсьена хоть и не бог весть что, но зато постоянная и, похоже, обожает моего сына, – ворковала Аделаида Владиславовна в трубку. – Мальчику нужно закончить диссертацию, защититься и ни на что другое не отвлекаться. Бегать куда-то, на всякие свидания, ему совершенно некогда, поэтому эта девочка вполне приемлемый вариант на данный момент. Да и боюсь я этих беспорядочных связей до обморока. Мало ли что может случиться? Сейчас столько всякой заразы, этот ужасный СПИД, гепатит, брр, прямо жуть берет, – передернулась она. – Хоть телевизор не включай и не слушай. А вот когда Сереженька защитится, вот тогда я и поставлю вопрос о его женитьбе. Но, конечно, не на этой девице, а непременно на девушке нашего круга. Этот вопрос даже не обсуждается, мои внуки никогда не будут рождены какой-то... плебейкой!

Люсьена, как только все это услышала, чуть в обморок не свалилась. Естественно, она устроила своему милому грандиозный скандал. Сергей выслушал ее, улыбнулся и сказал:

– Я вполне уже взрослый мужчина и буду сам решать, на ком мне жениться и с кем заводить детей. Выкинь из головы все сомнения и поменьше обращай внимания на мою мать. Я тебя люблю, и этим все сказано.

Люсьена успокоилась, но не до конца. Каждый раз она с тревогой следила за настроением своего аспиранта, боясь, что вот-вот он ей объявит о своем намерении жениться... только не на ней, а на девушке «своего круга».

Надежда, закрыв дверь за матерью, прошла в кухню и включила кофеварку. Когда кофе был готов, она подошла к комнате для гостей и остановилась у двери. Немного постояв и послушав тишину, девушка тихонько постучала. За дверью не было никакого движения, и она приоткрыла ее. Надя увидела Александра, сладко спавшего в кресле. Она улыбнулась, осторожно прикрыла дверь, на цыпочках прошла по коридору и села в кухне за стол.

«Что ж, попью кофе в гордом одиночестве, мне не привыкать», – подумала девушка и отхлебнула из чашки ароматный напиток. Не успела она закончить кофейную процедуру, как в проеме двери показалась взлохмаченная голова Александра.

– Извини, конечно, за наглость, но могла бы и гостя на чашечку кофе пригласить, между прочим! Запах такой по всему дому разносится, что вытащил меня из объятий Морфея в одну секунду, – улыбнулся молодой человек и сел напротив хозяйки.

– Пожалуйста, наливай, у меня принято исключительно самообслуживание, – улыбнулась та в ответ.

– Это ничего, что я так беспардонно заснул в твоем кресле?

– Ничего страшного, заснул – значит, устал, – пожала Надя плечами.

– Я последние пять ночей практически не спал, так, дремал только. Спать на каких-нибудь голых досках или картонных коробках – это не очень удобно.

– Ты же сам предпочел голые доски и картонные коробки мягкой постели. Если бы не ушел из больницы, не слонялся бы по чердакам и подворотням, – хмуро заметила Надя.

– Может, и не ушел бы, если бы не пожар, просто не додумался бы, – согласился Александр. – Только теперь поздно об этом говорить, да и не жалею я, если честно. Еще неизвестно, чем бы все могло закончиться, если бы не ушел. Я вроде не трус, мне почему-то так кажется, но, признаюсь честно, в тот момент мне было жутко. Кругом огонь, удушающий дым, все куда-то бегут, что-то кричат... страшно вспомнить! Вот так, в полной неразберихе и суматохе, мне вдруг пришла гениальная мысль в голову – что другого такого случая незаметно уйти оттуда у меня не будет. Забежал в какую-то комнату, а это оказалась раздевалка, прихватил чужую одежду, и все. Так и ушел я оттуда, спасаясь от пожара... да и от всего остального.

– Что ты подразумеваешь под всем остальным? У тебя, кстати, головная боль прошла?

– Да, прошла, спасибо.

– Это лекарству спасибо. Сейчас-то ты мне можешь рассказать, что в больнице происходило?

– Надюша, может быть, это звучит странно и не совсем правдоподобно, но у меня почему-то есть подозрение, что мне намеренно память стерли, – хмуро проговорил Александр. – А потом специально всякие вопросы задавали, чтобы проверить, получилось у них или нет.

– Память стерли? Ну и дела.

– Думаю, так все и было. Я понимаю, насколько дико это звучит, но эта мысль никак не оставляет меня.

– Почему ты так думаешь?

– У меня перед глазами постоянно всплывает картина: я лежу весь в бинтах... голова, я имею в виду. Только понять не могу, было ли это на самом деле или я видел все во сне? Когда я начинал задавать врачам вопросы, как и при каких обстоятельствах я к ним попал, мне сначала вообще ничего не говорили, а потом... Потом сказали, что я служил в горячей точке, был ранен, у меня контузия... в общем, бред какой-то.

– А почему ты считаешь, что это бред? Может, ты и правда был в горячей точке, в Чечне например?

– Я уверен, что я человек гражданский и никогда не был военным.

– Откуда такая уверенность, если ты ничего не помнишь?

– Не знаю, уверен, и все, – упрямо повторил Александр. – Ведь у военных особая выправка, походка, и вообще... А у меня, по-моему, самая обыкновенная походка, как у всех. Ты как считаешь, обыкновенная?

– Да вроде обыкновенная, – неуверенно ответила Надя.

– Вот и я о том же. И потом, есть еще один нюанс, который меня сразу же насторожил. Ведь не может же быть такого, чтобы у меня совсем не было родственников? Когда я спрашивал об этом, мне коротко отвечали: ищем. А зачем кого-то искать, если я, как они утверждают, был контужен на войне? Ну, я имею в виду, значит, они должны знать, кто я и откуда. Из какой воинской части, например? Какого звания? Через военкомат вполне можно было все узнать о моих родственниках. В общем, что-то здесь не так, а что именно, очень бы хотелось узнать, – нахмурился Александр. – Сейчас у меня появилась хоть и маленькая, но все же надежда. Я имею в виду тот факт, что я так сильно похож на твоего бывшего приятеля Олега. Надеюсь, это хоть как-то поможет выяснить – кто я такой.

– А где, кстати, находится эта клиника? – спросила Надя.

– В Подмосковье; если ехать на электричке, то в полутора часах езды от города. Когда я сбежал, то минут через тридцать к железной дороге вышел. Сел в электричку, что в сторону Москвы идет, и приехал на Павелецкий вокзал.

– Павелецкий? – нахмурилась девушка. – Это как раз наше направление. А как же ты попал в тот супермаркет, где мы встретились?

– Походил по вокзалу, увидел – милиции полно и испугался, если честно. В электричку сел, доехал до Домодедово и вышел. Почему-то показалось, что это название мне знакомо.

– И что же дальше?

– Пять дней все думал, пытался хоть что-то вспомнить... к сожалению, ничего не получается. Потом зашел в супермаркет что-нибудь поесть купить, а там...

– А там случайно наткнулся на меня? – усмехнулась Надежда.

– Да, случайно. А что здесь такого-то? И потом, это не я на тебя наткнулся, а ты на меня.

– Ну ты и наглец! – возмутилась Надя. – А кто меня так толкнул, что я чуть бутылку дорогого вина из рук не выронила?

– Это получилось совершенно непреднамеренно, просто я в это время тоже этикетку читал, только на банке с рыбными консервами. Кстати, мне их так и не удалось попробовать, пришлось убегать, – засмеялся Александр.

– Нарочно не придумаешь, до чего удивительно! Вот уж, действительно, пути Господни неисповедимы, – вздохнула Надя. – Саша, а сам-то ты что обо всем этом думаешь? Ведь то, что ты мне сейчас рассказал об этой клинике, наводит на какие-то нехорошие мысли. Ты говоришь – память стерли. Как-то странно все, и ты прав: не совсем правдоподобно.

– Ты не веришь? Только напрасно, я сказал тебе правду, от слова до слова.

– Да нет, я верю... вроде бы верю, – ответила Надя. – Но какие-то сомнения все же остаются, – откровенно призналась она.

– Ты верь мне и не жди ничего плохого. Я обещаю, что с твоей головы не упадет ни один волосок, – сказал Александр.

– Интересно, с чего это должны вдруг страдать мои волосы? – насторожилась девушка.

– Нет, ты неправильно поняла, – поторопился исправить положение молодой человек. – Я совсем не то хотел сказать. Просто тебе не нужно меня бояться, я не причиню тебе зла. Я очень тебе благодарен за то, что ты приняла участие в моем бедственном положении. Ты не думай, я потом за все заплачу, только разберусь со всем этим, надеюсь, что на работу устроюсь, ну, и все такое...

– Успокойся, – одернула его Надежда. – Мне твои деньги ни к чему. Сначала тебе нужно самого себя найти, а уж потом и про работу толковать. Я бы хотела узнать, что ты собираешься делать? С чего собираешься начинать? Я ничем тебе помочь не могу, я уже говорила, что не знакома ни с кем из друзей Олега.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Поделиться ссылкой на выделенное