Ирина Хрусталева.

Женский монастырь отдыхает

(страница 3 из 20)

скачать книгу бесплатно

– Я не знаю, – растерянно пожал молодой человек плечами. – Пока ничего не могу придумать.

– Может, в милицию пойти? – предложила Надя. – Пусть они покажут твою фотографию по телевизору. Вдруг кто-нибудь из родственников тебя узнает?

– Не надо, – испуганно замахал руками Александр. – Я не хочу в милицию!

– Почему? – прищурилась Надежда. – Если ты просто человек, с которым случилось несчастье, и ничего не помнишь, почему ты так боишься милиции?

– Я не знаю!

– Зато я знаю, – рявкнула девушка. – Значит, ты специально все придумал, да? Прикинулся бедной овечкой, а я уши и развесила? Ничего у тебя не выйдет, не на ту напал. А ну признавайся как на духу, кто ты такой? – топнула она ногой.

– Я тебе не соврал, честное слово. Я в самом деле ничего не помню до того момента, как очнулся в клинике! У меня проскальзывают иногда какие-то воспоминания, словно мимолетные вспышки, только я их зацепить никак не могу, чтобы вытащить на поверхность. Очень надеюсь, что в конце концов это пройдет и я все вспомню, а пока... Я не пойду в милицию, хоть убей!

– Но почему?

– Меня снова отправят туда... в клинику, – упавшим голосом ответил молодой человек. – Я не хочу обратно.

– А что там было такого страшного? Почему ты так боишься?

– Я не боюсь, – пояснил Александр. – Просто чувствую себя... очень странно. Ты меня пока ни о чем не спрашивай, если можешь, мне нужно хорошо подумать, вспомнить... Не сейчас, как-нибудь потом я тебе обязательно расскажу, но только не теперь, – прошептал он. – Мне бы только вспомнить.

– Хорошо, потом, значит, потом, – не стала возражать Надя, пристально наблюдая за растерянностью молодого человека. Каким-то шестым чувством она ощущала, что он говорит правду, и только здравый смысл и естественный инстинкт самосохранения заставлял ее держаться настороже. – Ты есть, кстати, хочешь? – неожиданно спросила она, чтобы хоть как-то разрядить напряжение, повисшее в воздухе.

– Как волк, – откровенно признался Александр. – Я ведь в тот магазин и зашел, чтобы купить поесть, да вот тебя случайно встретил, пришлось без покупок убегать, – сказал он. – Мне почему-то кажется, что это Господь сжалился и послал мне тебя.

– И зачем, интересно, Богу понадобилось именно меня тебе подсунуть? – проворчала Надежда.

– Наверное, для того, чтобы ты помогла мне разобраться.

– В чем?

– В моей жизни.

– Охренеть! – всплеснула девушка руками. – Ну и чего же ты от меня ждешь? Чем я могу тебе помочь в твоей жизни? – прищурилась она и сложила руки на груди. – Я частным сыском как-то не пробовала заниматься. Для меня Уголовный кодекс – темный лес и даже непроходимые джунгли. А вдруг ты окажешься каким-нибудь преступником, что мне тогда с этим делать? Я, видишь ли, далека от всяких криминальных дел, и профессия у меня совершенно мирная.

– Нет, я не думаю, что могу быть преступником, – возразил Александр.

– Почему это?

– Я не чувствую в себе таких наклонностей.

Ведь у человека, страдающего амнезией, остаются какие-то рефлексы, предрасположения и тому подобное. Так вот, мне кажется, что я – добрый, послушный и хороший, – улыбнулся он по-детски обезоруживающей улыбкой.

– Что ты от меня хочешь, добрый и послушный? – усмехнулась Надя. – Только говори конкретно, – предупредила она.

– Я же тебе только что сказал: помоги мне! У меня в Москве совершенно никого нет, – развел парень руками. – Кажется... никого нет, я точно не знаю, а если еще точнее, то просто не помню.

– И что дальше?

– Приюти меня, пожалуйста, пока я буду искать... узнавать, кто я такой и что я такое... Ну и помоги мне в этом, если можешь, конечно, – смущенно проговорил Александр и умоляюще посмотрел на Надю.

– Это как – помочь? Попробую разобраться... если получится, конечно. А вот насчет того, чтобы приютить, это ты, парень, по-моему, здорово погорячился, – возмущенно выговорила та.

– Почему погорячился? А куда же мне тогда деваться-то? – наивно хлопнул глазами Александр.

– Вот навязался на мою голову, – пробормотала Надежда. – Мне-то какое дело, куда ты денешься? До того как сюда приперся, что ты целых пять дней делал?

– Сейчас лето, тебя каждый кустик приютит. Но я очень устал от этого, – откровенно признался он. – Ты же не выгонишь меня на улицу, правда?

– Ты хочешь сказать, что я должна тебя впустить к себе в дом? Ну ты и нахал! – воскликнула девушка.

– Я не нахал, – возразил Александр. – Просто мне деваться больше некуда, – упрямо повторил он. – Ты не представляешь, до чего противно быть бездомным.

– А я здесь при чем?

– Ты ни при чем, согласен, но... Если у тебя есть какой-нибудь сарайчик, я вполне могу и там расположиться.

– У меня нет никакого сарайчика, только гараж.

– Гараж тоже подойдет.

– Но я не сдаю его в аренду, там стоит моя машина, – заметила девушка.

– Пусть стоит, это даже хорошо, я в ней спать буду, – улыбнулся молодой человек.

– Это невозможно, у меня очень дорогая машина, и я никому не позволю в ней спать, – решительно отмела эту идею Надя.

– Что с ней будет-то? – удивился Александр. – Я очень аккуратно буду с ней обращаться.

– Нет!

– Ты хочешь, чтобы я ушел? – грустно спросил молодой человек.

– Да, то есть нет, – растерялась Надя. – Иди в гостиницу, там тебе будет удобнее, чем у меня.

– Как ты себе это представляешь? Ты же знаешь, что без документов это невозможно, это первое, а второе... у меня нет денег, чтобы снимать номер в гостинице. В этих чужих брюках было совсем немного, всего две тысячи триста рублей, и я уже почти все потратил. Есть-то нужно было, на дорогу тоже, да вот, чтобы за твоей машиной проследить, пришлось раскошелиться. Того, что у меня осталось, не хватит даже на одну ночь в гостинице.

– Вот навязался на мою голову! И зачем я только поперлась в этот супермаркет? Что мне прикажешь с тобой делать?

– Не знаю, – пожал плечами Александр. – Ты, конечно, можешь меня выгнать на улицу, и я не буду с тобой спорить, уйду... Правда, не знаю, куда мне теперь идти и что делать. Я так устал от этой неизвестности, и вообще, уже схожу с ума от всего, что со мной происходит, – тяжело вздохнул он.

– Как я могу тебя оставить в своем доме, когда совершенно не знаю, кто ты такой на самом деле? – неуверенно заметила Надежда: в ее груди зашевелилось что-то, очень похожее на жалость.

– Я и сам этого не знаю, – горько усмехнулся Александр.

– Я совсем не уверена, что ты... что ты говоришь мне правду.

– Я говорю правду.

– А я не верю, – уперлась Надя.

– И что мне прикажешь с этим делать? Ведь заставить тебя поверить я не могу.

– Как тебе удалось сбежать из клиники?

– Я уже рассказал: там начался пожар и я воспользовался суматохой.

– А, ну да, действительно, – согласилась девушка. – В такой тупик ты меня загнал, что все из головы вылетело. Разве тебе не хотелось узнать у врачей, что с тобой произошло и как ты туда попал?

– Конечно, хотелось, что я и сделал в первую очередь, как только пришел в себя. Я спрашивал всех подряд: и врачей, и медперсонал, которые заходили в мою палату, но в ответ слышал полнейшую ахинею.

– В каком смысле?

– Можно, я сейчас не буду ничего рассказывать? – спросил Александр. – Как-нибудь потом, ладно? Завтра, например. Ты только не обижайся на меня, – попросил он, увидев недовольный взгляд девушки. – У меня страшно разболелась голова, она у меня часто болит, и в клинике мне каждый вечер делали уколы.

– Признаюсь тебе честно, у меня чешутся руки, чтобы все-таки позвонить в милицию, – схитрила та, внимательно наблюдая за реакцией Александра.

– Ты можешь звонить куда угодно, но я сказал тебе правду, – обреченно махнул тот рукой. – В милицию так в милицию. Лучше пойти в тюрьму, как вору и разбойнику с большой дороги, чем обратно в клинику в качестве пациента. У тебя есть что-нибудь обезболивающее? – сморщился Александр, и Надя, увидев его побледневшее лицо, поняла, что он не врет.

– Сейчас посмотрю в аптечке, что-нибудь должно быть, – сказала она и торопливо направилась на кухню.

– Что случилось? – поинтересовалась мать девушки, когда увидела, как та роется в аптечке.

– Голова разболелась, – ответила Надя. – Таблетку хочу принять.

– Замуж тебе пора, тогда и голова болеть не будет, – проворчала женщина.

– Причем здесь это – муж и моя голова?

– Все взаимосвязано, девочка моя, и не нужно прикидываться наивной, словно тебе это неизвестно. Слава богу, ты достаточно взрослая, чтобы понимать это.

– И что ты предлагаешь? Повесить себе на лоб вывеску: «Ищу мужа»? – прищурилась Надежда.

– Привередничать не надо, вот что. А то у тебя все не так да все не эдак. У одного нос слишком некрасивый, у другого ноги кривые, а третий не умеет пользоваться салфетками.

– Мама, что за глупости? – возмутилась девушка. – Когда я такое говорила?

– Память короткая, как я погляжу. А кто забраковал Эдуарда, сына моей приятельницы? – напомнила Вера Семеновна. – Человек положительный, не пьет, не курит, зарабатывает хорошо.

– Ага, и каждую копейку, которую потратил, в свой блокнот записывает, – фыркнула Надежда. – Он не пьет и не курит только потому, что ему денег на это жалко, а на халяву еще как выпьет и добавки попросит.

– Тебе не угодишь, – поджала Вера Семеновна губы. – Он не жадный, а рачительный хозяин.

– Я лучше в старых девах останусь, чем за такого «рачительного хозяина» замуж пойду. Все, мам, давай этот вопрос закроем, не хочу даже вспоминать об этом вашем Эдуарде, – оборвала девушка спор. – Мне пока и одной хорошо.

– Я уж вижу, как тебе хорошо, – проворчала мать. – Ты молодая женщина, и у тебя должен быть мужчина, это природа, и с ней не поспоришь.

– Это в тебе сейчас доктор говорит или обеспокоенная мама? – засмеялась Надя.

– Двое во мне говорят: одновременно и доктор, и мать. И нечего надо мной смеяться, как ни крути, а я права.

– Права, мам, конечно, права, – согласилась Надя, обнимая мать за плечи. – Обещаю, что в этом году очень хорошо подумаю о том, как завязать со своей холостяцкой жизнью, – засмеялась она. – Правда подумаю, вот тебе крест, – размашисто перекрестилась девушка, увидев, с каким сарказмом хмыкнула Вера Семеновна. – Мам, ты думаешь, что мне самой не хочется иметь нормальную семью, чтобы с мужем, с детьми? Еще как хочется, просто я стараюсь виду не показывать.

– Если бы хотелось, давно бы все это имела, – проворчала та.

– Хотеть не вредно, мамочка, – вздохнула Надя. – Только одного хотения мало. Для этого нужно встретить того единственного, с которым и в горе, и в радости, как у вас с папкой. Только где ж его взять, такого?

Глава 3

– Спасибо большое, Наденька, – улыбнулся молодой человек, съев последний бутерброд. – Наелся до отвала. Твоя мама не очень удивилась, что ты целую тарелку бутербродов в комнату отнесла?

– Нет, она и не заметила ничего, – махнула девушка рукой. – Слишком занята готовкой, у меня завтра день рождения, и я попросила ее помочь.

– У тебя день рождения? Надо же, как неудобно, – пробормотал Александр. – Я тебя поздравляю и прошу прощения, что не могу подарить подарок. При первом же удобном случае я обязательно исправлю эту несправедливость. Но зато я от всей души хочу, чтобы твои желания сошли с ума от твоих возможностей, – улыбнулся он. – И чтобы еще очень много лет ты оставалась такой же красивой, как сейчас.

– Спасибо, ты очень галантен.

– Сколько же тебе завтра стукнет?

– Кажется, я погорячилась, сказав, что ты галантен, – проворчала Надя. – Кто же о таких вещах спрашивает у женщины?

– Извини, я не подумал, – смутился Александр.

– Ладно, так уж и быть, извинения приняты, – усмехнулась девушка.

В это время в комнату заглянула Вера Семеновна и моментально превратилась в соляной столб.

– Олег? Тебя что, отпустили?!

– Мамочка, ты ошиблась, это не Олег, это Саша, – глупо заулыбалась Надежда, совершенно не ожидавшая появления матери.

– Братья, что ли?

– Да, то есть нет... вернее, да, – растерялась девушка, не зная, что сказать.

– Я что-то не понимаю, – нахмурилась Вера Семеновна. – Так да или нет?

– Они троюродные братья, мам, – выкрутилась Надежда. – А их отцы двоюродные. В общем, седьмая вода на киселе.

– А похожи-то, похожи-то как! – всплеснула женщина руками. – Прямо как близнецы единоутробные. Как же так случилось с Олегом? Как ему там, – наверное, несладко, в тюрьме-то? – обратилась она к Александру.

– Кому же там сладко бывает, мама? Что ты глупости говоришь? – вместо него ответила Надя.

– Жалко мне его, вроде хороший молодой человек, культурный, услужливый. Может, докажут, что оговорили его? Что ж ему ни за что страдать-то?

Александр недоумевающе посмотрел на женщину, потом перевел взгляд на Надежду, мало что понимая. Ведь совсем недавно девушка говорила, что Олег сидит за убийство, а ее мать почему-то говорит, что он ни за что страдает. Надя прекрасно поняла этот взгляд и торопливо проговорила:

– Разберутся, мам. Ты мне что-то сказать хотела или еще за чем пришла?

– Ни за чем я не пришла, просто смотрю – притихла ты, не слышно, думала, ты уснула, к двери подхожу, голоса услыхала, вот и заглянула.

– Мам, иди, пожалуйста, ты нам мешаешь, у нас серьезный разговор, – торопливо проговорила Надя и подошла к двери, чтобы ее прикрыть.

– Ты, Надежда, с матерью в таком тоне не разговаривай, – спокойно сделала ей замечание женщина. – Сколько раз тебе говорила: открой Писание, прочти, что об этом там говорится. «Почитай отца с матерью» – это одна из заповедей, а ты выпроваживаешь меня, будто я незваный гость, который хуже татарина, – совершенно не повышая голоса, сказала Вера Семеновна и, развернувшись, пошла в сторону кухни.

– Кажется, твоя мама обиделась, – смущенно проговорил Александр, когда Надя закрыла дверь. – Это я во всем виноват.

– Не обращай на нее внимания, она всегда замечания делает, когда я что-то не так говорю, – ответила девушка. – Она стремится жить, не нарушая заповедей, и меня этому пытается научить. Я, конечно, стараюсь не обижать ее и делаю вид, что прислушиваюсь, но у меня это плохо получается... к сожалению, – вздохнула она.

– А почему она об Олеге говорит, что он ни за что страдает? Насколько я понял из твоего рассказа, он...

– Да-да, ты прав, – перебила Александра Надя. – Просто я матери сказала, что его подставили, а на самом деле все не так и он не виноват.

– Но зачем?

– Стыдно мне было признавать, что полгода встречалась с преступником, – нахмурилась Надя. – Перед родителями стыдно, вот и придумала. Правда, у меня есть подозрение, что они мне плохо поверили.

– Но ты же не виновата, что он таким оказался.

– Я понимаю, что не виновата, но мама... в общем, тебе этого не понять. И давай пока прекратим этот разговор, он мне неприятен, лучше вернемся к твоим проблемам. На чем мы с тобой остановились?

– Я просил, чтобы ты меня на некоторое время приютила у себя, – напомнил Александр.

– Не думаю, что это удобно, – снова возразила Надя и нахмурилась. – Я постараюсь, конечно, помочь тебе найти квартиру или комнату на какое-то время, но это все, что я смогу для тебя сделать, – развела она руками.

– Я же говорил, что у меня нет денег, – напомнил Александр.

– Я заплачу.

– Мне очень неудобно обременять тебя таким образом, я никогда не был альфонсом.

– Откуда ты знаешь, был ты альфонсом или нет, если ничего не помнишь? – насторожилась Надя.

– Не знаю, просто пришло на ум, вот я и сказал, – спокойно признался молодой человек. – Иногда мое подсознание выдает какие-то странные мысли, я и понятия не имею, откуда они берутся.

– Ладно, на первый раз объяснение принимается, – согласилась девушка. – У себя на одну ночь я тебя, конечно, оставлю, но только на одну.

– Хорошо, согласен, у меня нет другого выбора, – грустно согласился Александр и вдруг полушутя-полусерьезно спросил: – А может, у тебя есть одинокая подруга, которой я мог бы понравиться? Она бы меня и приютила на время.

– Нет, такой у меня не имеется, к сожалению, – засмеялась Надя. – Все мои подруги либо уже замужем, либо имеют постоянных друзей, я имею в виду мужчин.

– Очень жаль, – вздохнул Александр. – А тебе я, случайно, не нравлюсь? – и он взглянул на девушку искоса.

Надежда, наклонив голову, оценивающе посмотрела на парня:

– Вроде ничего себе экземплярчик, но чего-то в тебе не хватает.

– А ты посмотри повнимательнее, может, и я на что сгожусь? – Парень повернулся вокруг своей оси несколько раз.

– Ладно, Саша, пошутили, и хватит, – перешла на серьезный тон Надя. – Сказала же: сегодня переночуешь у меня, а завтра что-нибудь придумаем. Кстати, вещи твои где? О черт, совсем забыла, что ты беженец-погорелец! Придется что-нибудь придумывать. Ну зубную щетку я тебе выделю, полотенце тоже, а вот бритвенного станка у меня, к сожалению, нет. Кстати, а чем же ты брился все эти дни, я смотрю, щеки у тебя гладкие? – удивилась Надежда.

– Как раз сегодня утром в парикмахерскую зашел, а то уже на бомжа стал похож. Стоило недорого, поэтому и решил раскошелиться, – объяснил Александр.

– Понятно, а то уж я подумала... впрочем, неважно. Брюки с рубашкой можно быстро постирать и высушить. Ботинки, конечно, у тебя улетные, но... извини, предложить что-то другое я тебе не могу. Короче, будешь пока довольствоваться тем, что есть, а дальше будет видно, – решительно проговорила Надя. – У меня нет мужских шмоток, а уж обуви и подавно, сейчас лето, как-нибудь перебьешься.

– Отлично, – повеселел молодой человек. – Я заранее согласен на все твои условия. Спасибо огромное-преогромное, – искренне произнес он.

– Пустяки, – отмахнулась Надежда. – Да, кстати, я уже сказала, что у меня завтра день рождения, – напомнила она. – И по этому поводу ко мне гости приедут, все мои друзья. Ты, пожалуйста, извини меня, но тебе придется на это время куда-нибудь смыться. Я не хочу, чтобы они тебя видели. Все прекрасно знали Олега, а вы с ним... непростительно похожи. Уверена: все сразу начнут вопросы задавать, ну и все такое прочее. Ты понимаешь, что я хочу сказать? – настойчиво поинтересовалась девушка, увидев, что Александр ее совсем не слушает, а смотрит на ее портрет, который висит на стене. – Саша, ты меня слушаешь? – повысила она голос.

– А? Ну, конечно, слушаю. Зачем же так кричать и пугать человека? – растерялся тот. – Какой портрет замечательный. Ты на нем такая красавица.

– Что значит: на нем красавица? А оригинал, значит, никуда не годный? – шутливо возмутилась Надежда. – Ну ты и наглец, господин «непомнящий».

– Извини, я совсем не это хотел сказать. Я имел в виду, что краски такие яркие, очень красивые, – смутился Александр.

– Этот портрет моя подруга Альбина нарисовала, она художница.

– Хорошая, видно, художница, раз так здорово рисует.

– Ну, если ее картины висят на выставке в Париже, да еще неплохо продаются, думаю, что хорошая. По-другому и быть не может, ее дед – известный художник, так что этот талант у Альки наследственный.

– Здорово, – прошептал Александр, продолжая без отрыва смотреть на портрет.

– Саша, так ты все понял, что я тебе сказала насчет своих гостей? – снова спросила Надя.

– Естественно, понял. Что же здесь непонятного? Уйду, конечно, мне и самому вопросы ни к чему, сам еще толком ничего не знаю, – спокойно ответил тот. – У меня к тебе только одна просьба, Надежда, – серьезно посмотрев на девушку, проговорил молодой человек.

– Какая?

– Напиши мне, пожалуйста, списочек друзей Олега Котова, с которыми знакома, и если знаешь, то телефоны тоже. Попробую завтра, пока гости будут пить за твое здоровье, хоть что-то разузнать, – объяснил свою просьбу Александр.

– Как же ты собираешься это сделать? – удивилась Надя. – Ты представляешь себе, что подумают друзья Олега, когда увидят тебя?

– А я не собираюсь им показываться, для этого существуют телефоны. Потом зайду в Интернет-кафе, пошарю во Всемирной паутине. Если Котов Олег был президентом крупной строительной компании, значит, сведения о нем должны там быть. Так ты поможешь мне с телефонами?

– Может, тебе это покажется смешным, Саша, но Олег не знакомил меня ни с кем из своих друзей, – пожала плечами Надя.

– Как так? – опешил тот.

– А вот так. Встречались мы целых полгода, я его всем моим друзьям и подругам представила, а он как будто избегал этой темы. Я один раз поинтересовалась, есть ли у него вообще друзья, на что он неопределенно пожал плечами и ответил: «Никто из них не достоин твоего внимания». Я после этого не стала больше его ни о чем спрашивать, думала, всему свое время, а потом его арестовали.

– Странно, – нахмурился Александр.

– Ничего странного, – хмыкнула Надя. – Даже дураку понятно, что он не принимал меня всерьез, поэтому не считал нужным знакомить меня с кем-то из друзей или родственников.

– Здесь ты не права, – возразил Александр. – Ты же говорила, что он собирался на тебе жениться. Ты считаешь такой шаг несерьезным?

– Теперь я совсем не уверена, что он вообще собирался это делать, – пожала Надежда плечами. – Пойдем, Саша, я покажу тебе комнату на сегодняшние сутки, – прервала она неприятную для нее тему и повела гостя в другой конец дома.

– Хорошо здесь у тебя, уютно, – идя за девушкой, сказал Александр, разглядывая убранство дома.

– Спасибо, мне тоже мой дом нравится. Кстати, Олег тоже очень любил у меня бывать, он все время говорил, что чувствует себя здесь по-особому, как в крепости.

– «Мой дом – моя крепость», так и должно быть, – проговорил Александр.

– Я его два с половиной года назад купила, всегда мечтала жить за городом. Мне здесь хорошо и спокойно. От Москвы всего двадцать пять километров, машина под боком, сел – и через двадцать, максимум тридцать минут уже в центре города. Кстати, с Олегом я познакомилась именно тогда, два с половиной года тому назад, когда мы были с моими подругами в ресторане, отмечали эту замечательную покупку. Начали встречаться, а через полгода его арестовали, уже почти два года, как он сидит.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Поделиться ссылкой на выделенное