Ирина Хрусталева.

Гувернантка в набедренной повязке

(страница 5 из 25)

скачать книгу бесплатно

– Итак, кто же из вас гувернантка? – долетел до нее голос Романа.

– Это я, меня зовут Карина, – тут же отозвалась она.

Галя отвернулась и закатила глаза под лоб. «Черт возьми, от этой ненормальной свихнуться можно», – подумала она.

– У вас педагогическое образование? Вы знаете иностранные языки? – тем временем задавал вопросы папаша.

– Образование у меня высшее, правда, не педагогическое, а языка я знаю два: английский и французский, – с готовностью отвечала Карина.

– Два языка – это хорошо, – удовлетворенно проговорил мужчина. – Только я просил, чтобы у новой няни, прошу прощения, гувернантки, было педагогическое образование. Дело в том, что я весьма занятой человек, и на воспитание сына у меня не остается времени. Раньше ему достаточно было просто няни, а сейчас ему уже пять лет, пора начинать заниматься образованием. Я не хотел делать этого раньше, решив, что у ребенка обязательно должно быть беззаботное детство. До пяти лет я не загружал его неокрепшие мозги науками, а сейчас уже настало время потихоньку начинать. Я просил, чтобы прислали гувернантку именно с педагогическим образованием, – повторил он.

– С педагогическим всех расхватали, дефицит, знаете ли, – пробубнила Галина и тут же прикусила язык, увидев, каким взглядом на нее смотрит мужчина. – Извините, кажется, я что-то опять не то ляпнула? – пробормотала девушка. – Вы не обращайте на меня внимания, это у меня бывает. Вы с Кариной разговаривайте, а я просто так посижу, послушаю. И вмешиваться больше не буду. Честно, честно, – добавила она, увидев, что Роман продолжает как-то странно на нее смотреть.

– Скажите, я не мог вас видеть где-то раньше? – спросил вдруг он.

– Меня? – ткнула Галя себя в грудь пальцем. – Ну, не знаю, может, и встречались, земля-то круглая, – пожала она плечами. – Хотя вряд ли. Я бы такого мужчину, как вы, непременно запомнила.

– Ну, хорошо, тогда продолжим разговор с вами, – перевел он взгляд на Карину. – Мой сын – не совсем обычный ребенок, – задумчиво проговорил он. – И с ним почему-то не может справиться ни одна няня. Их уже перебывало в этом доме энное количество, но больше месяца никто не выдерживает.

– Не совсем обычный? – заинтересованно спросила Карина. – И в чем же эта необычность выражается?

– Дело в том, что Саша вырос без матери. Он с самого грудного возраста не знал, что такое материнская любовь. Сами понимаете, что няня – это всего лишь няня, а не родная мама. Видно, малыш родился с каким-то особым чутьем, он всегда понимает и чувствует, кто его любит, кто – просто терпит, а кто ненавидит, – терпеливо объяснял Роман. – Впрочем, наверное, все дети это чувствуют, – пожал он плечами. – Только Саша – как-то по-особому.

– А куда же делась его мать? – не выдержав, спросила Галя.

– Его мать умерла сразу же, как только родила его, – спокойно ответил мужчина. – Так что мне пришлось нанимать для него сначала кормилицу, а потом няню, с самого младенчества. Теперь вот понадобилась гувернантка.

– А как же бабушки?

– А вот с бабушками у нас напряженка, – улыбнулся Роман. – Моя мама умерла семь лет назад, а мать моей жены, Сашиной мамы, живет в Италии и возвращаться не собирается.

Она своего внука и видела-то всего один раз, когда на похороны Ларисы приезжала. Лариса – это моя жена, ее дочь, – тут же объяснил он.

– Обалдеть, – покачала Галина головой и повернулась в сторону Карины. – Ну, и что ты теперь на это скажешь? Ты видишь, какой ребенок? Сможешь ты с ним управиться? Да и образование у тебя не то, какое нужно, – многозначительно кося глазами в сторону двери, с нажимом говорила она. Этим самым она хотела дать понять подруге, что нужно быстрее уходить отсюда и не морочить папаше голову.

– Галя, я бы попросила тебя не вмешиваться, – проговорила Карина, с упреком глядя на подругу. – Мы с Романом Александровичем как-нибудь сами разберемся, что к чему. – Она вновь обратила свой взгляд на хозяина дома и спросила: – А вы не могли бы привести сейчас мальчика сюда? Я хочу с ним познакомиться прежде, чем дам свое согласие работать у вас.

– Да, да, конечно, – поспешно откликнулся Роман. – Я его сейчас приведу. Наверное, он опять к Василию убежал. Это мой садовник, – сразу же дал он разъяснение по поводу Василия. – Только я очень вас прошу не делать поспешных выводов о моем сыне. Вы же понимаете, что первое впечатление очень часто бывает обманчивым. Саша хороший мальчик, просто… в общем, я его сейчас приведу.

Только он скрылся за дверью и за окном прошуршали его торопливые шаги, как Галина вскочила с дивана и набросилась на подругу чуть ли не с кулаками.

– У тебя что, и в самом деле проблемы с головой после аварии? Ты что делаешь, дура ненормальная? Ты хочешь, чтобы он нас в милицию сдал, когда узнает, что ты – никакая не гувернантка и никто тебя к нему не присылал? Ведь нас с тобой за аферисток примут и скажут, что мы специально все подстроили, чтобы дом ограбить, – шипела она, то и дело оглядываясь на дверь. – Сейчас же бежим отсюда, пока он ушел!

– Немедленно прекрати меня обзывать, – тоже шепотом, но достаточно резко заговорила Карина. – Не дурей тебя, между прочим! И никуда я бежать не собираюсь. Я же тебе сказала, что хочу сначала как можно больше узнать об этом человеке, прежде чем предъявлять ему претензии. И потом, ко всему прочему, мальчику действительно нужна гувернантка, ты же слышала. Как я могу уйти просто так? – упрямо проговорила она.

– Обалдеть, – выдохнула Галина с вытаращенными глазами и плюхнулась в то же кресло, из которого еле выбралась. Ее ноги опять задрались вверх, к самой голове, да так там и остались. Девушка бессильно откинула голову и обреченно проворчала: – Представляю теперь, каково нашим бедным космонавтам в этой чертовой невесомости приходится.

Карина захохотала заливистым смехом и поднялась с дивана. Она подошла к подруге и подала ей руку, продолжая смеяться.

– Давай помогу, – предложила она.

– Иди к черту, – огрызнулась Галина. – Мне и здесь неплохо.

В это время от двери донеслось хихиканье, и девушки повернули головы в ту сторону. Мальчик спрятался за ноги отца и выглядывал оттуда, с любопытством рассматривая Галины конечности. Его конопатый носик сморщился, а рот он закрывал своей маленькой ладошкой.

– Чем хихикать, лучше бы помог тете, – улыбнулась вдруг Галя. – Видишь, какая я неуклюжая, второй раз наступила на те же грабли, – вполголоса проворчала она.

– Где? – задал вопрос ребенок.

– Что – где? – не поняла девушка.

– Грабли где? – доверчиво хлопая глазами, спросил мальчик.

– А-а-а, ты про это? Нету граблей… грабель… Слушай, а как правильно говорится, граблей или грабель? – растерянно спросила она у Карины.

– Граблей, – засмеялась та и вытащила подругу из кресла.

– Нету граблей, Саш, это аллегория, просто так говорится. Понятно?

– У-у, – мотнул ребенок головой. – Не-а.

– Ну-у-у, как же тебе объяснить-то? – задумалась Галя. – Когда человек повторяет одну и ту же ошибку дважды, говорят, что он снова наступил на одни и те же грабли. Теперь понимаешь? – с завидным терпением объясняла она ребенку то, что он не понимал.

– Не-а, – снова мотнул головой Саша. – А ты кто? – спросил он.

– Я? – растерянно переспросила Галя. – Я подруга вот этой красивой тети, – нашлась она. – Меня Галя зовут.

– А ты кто? Ты моя новая нянька? – задал вопрос мальчик уже Карине и нахмурил бровки.

– Я пока не знаю, – пожала та плечами. – Сначала нужно понять, сможем ли мы с тобой подружиться.

– Никогда, – твердо проговорил ребенок и топнул ножкой.

– Почему, Саш? – откровенно удивилась девушка.

– Ты красивая и будешь спать с моим папой в одной кровати. А меня он никогда не берет к себе в кровать, – откровенно предал отца ребенок.

– Павлик Морозов, твою налево, – еле слышно хмыкнула Галина и отвернулась, чтобы мужчина не увидел ее ехидной улыбки.

Карина растерялась, не зная, что ответить на такой прямой ответ ребенка, и вскинула глаза на Романа. Тот явно смутился, но тут же взял себя в руки и, присев перед сыном на корточки, ласково проговорил:

– Сашенька, ты у меня уже взрослый мужчина и должен понять папу. Мне нужно срочно уезжать в командировку по работе, а тебя не с кем оставить. Тетя Карина хорошая няня, она будет заботиться о тебе, пока меня не будет. А я постараюсь вернуться как можно быстрее, даю тебе честное слово.

– Не хочу! – топнул ногой мальчик. – Я с дядей Васей могу остаться. Бабушка Варя тоже сможет за мной присматривать.

– Дядя Вася всегда занят, а бабушка Варя уже старенькая, и у нее давление. Ей уже и на кухне тяжело управляться, а уж с тобой она точно заболеет, пока я не вернусь, – улыбнулся Роман. – И какое они могут дать тебе воспитание? А тетя Карина грамотная, знает два языка, она будет книжки тебе читать и тебя учить, – терпеливо объяснял сыну мужчина.

– Ага, и будет на меня кричать, как Катька, – надулся ребенок. – А я не люблю, когда на меня кричат.

– Во-первых, не Катька, а Катя, а во-вторых, я думаю, что Карина кричать просто не умеет, – улыбнулся Роман. – Катя – это наша прежняя няня, я ее два дня назад уволил, – объяснил он Карине. – Вы же не будете кричать на моего сына? – спросил мужчина и бросил на девушку пронзительный взгляд.

– Вообще-то я не люблю повышать голоса, только в очень крайних случаях, – растерянно проговорила Карина. – А на детей? – пожала она плечами. – Это же нонсенс… я так думаю.

– Папа, не верь ей, она все врет, – вклинился в разговор ребенок. – Катька… ой, Катя… тоже говорила, что не будет на меня кричать, а сама… все время тебя обманывала! – выкрикнул он и надулся, как пузырь.

– Вы знаете, мне кажется, что вам лучше дождаться еще кого-нибудь, – подала голос Галя. – Вдруг другая няня, которая придет к вам, больше понравится Саше? А мы, наверное, пойдем, а? – обратилась она уже к Карине и многозначительно начала вращать глазами, делая знаки: «пора бы и честь знать».

Неожиданные слова, произнесенные вдруг Романом, повергли подруг в состояние шока.

– Знаете что, Карина, а вы останьтесь здесь на пару дней, пока я еще дома. Вдруг вы сумеете подружиться с Александром за это время? Вы к нему присмотритесь, он к вам. Я очень вас прошу, – с нажимом проговорил он. – У меня безвыходная ситуация, и я просто не знаю, что мне делать.

Карина растерянно оглянулась на Галю и пожала плечами.

– Это… это так неожиданно, – пролепетала она. – Вот так, сразу. Я не думаю…

– Карина, вас что-то смущает? – спросил мужчина. – Ваша комната находится рядом с Сашиной, от моей это достаточно далеко. Ведь вы же знали, что, если нам подойдете, вам придется остаться в моем доме? Давайте будем считать, что вы с моим сыном понравились друг другу и я принял вас на работу прямо с сегодняшнего дня. Я начислю вам зарплату, включая этот день.

Галина спрятала улыбку и спросила:

– А вы своим няням большую зарплату платите?

– А разве вам в агентстве не говорили? – удивленно спросил Роман.

– Почему не говорили? Говорили, конечно, – пожала Галина плечами, проклиная свой любопытный характер и неугомонный язык. – Но еще говорили, что все будет зависеть от вас, то есть и от нас, и от вас… Ну, что работодатель может изменить сумму на свое усмотрение, – тараторила девушка, сама не соображая, что несет.

– А, ну да, я совсем забыл, что дал распоряжение, чтобы сделали отметку о договорной сумме, – проговорил Роман, и Галя чуть не запрыгала от радости, что так лихо попала в «яблочко».

– Если все будет хорошо и мой сын будет доволен своей няней, то зарплата будет приличной, – тем временем говорил папаша.

– Не буду доволен, – буркнул ребенок и показал Гале язык. Та смешно сморщила нос и ответила ему тем же. Мальчик хихикнул и показал девушке большой пальчик, поднятый вверх, давая понять, что ему понравилось.

– Пятьсот долларов плюс питание, естественно, – продолжал говорить Юдин, не обращая внимания на обмен «любезностями» сына и Галины и без отрыва глядя на Карину. – Ну, и проживание, это само собой. Оплачиваемый больничный в случае непредвиденного заболевания, и еще премиальные по праздникам.

Галя уже недовольно сморщила носик, но тут же удивленно вскинула брови, когда услышала продолжение:

– Пятьсот в неделю, естественно, но, может быть и больше, все будет зависеть от многих обстоятельств.

– Ого, – выдохнула она. – Это уже… конечно же… да-а-а… – закатила она глаза, не зная, что вообще можно сказать при таком раскладе.

– Ну, так как, вы согласны? Карина? – снова спросил Роман у девушки.

– Но, Роман Александрович, я пока ничего не могу вам сказать, – пролепетала она. – Я и вещей никаких с собой не брала… я никак не ожидала…

– Роман, – поправил ее хозяин дома.

– Что? – не поняла девушка.

– Меня зовут просто Роман. Не нужно называть меня по имени-отчеству, этого мне и на работе хватает с избытком, – объяснил мужчина. – Так что же вы скажете на мое предложение?

– Я не знаю, – хлопнула глазами Карина. – Честное слово, это очень неожиданно… прямо сегодня…

– Куда вас отвезти? Где вы живете? – задал вопрос мужчина.

– А зачем вам? – испуганно спросила девушка.

– Я отвезу вас домой, чтобы вы смогли взять необходимые вещи, а потом привезу обратно.

– Мы на своей машине, то есть на моей, – тут же вклинилась в разговор Галя. – Я и сама могу отвезти Карину.

– А, ну да, я же видел, – кивнул Роман головой. – Совсем забыл об этом.

– Мы сейчас сами поедем, соберем вещи, а потом я привезу Карину обратно, и она поживет у вас эти два дня, обязательно поживет, – весело затараторила Галина и с силой потянула за руку подругу в сторону двери.

Та послушно засеменила за ней, поминутно оглядываясь на пару мужчин, которые смотрели на нее. Один – взрослый, с внимательным взглядом карих глаз, а второй – маленький, с широко раскрытыми глазенками, очень похожими на отцовские.

Глава 5

Галя уже начала запихивать подругу в машину, как та, испуганно вытаращив на нее глаза, прошептала:

– Галка, я свой мобильник в комнате на столе оставила!

– Твою мать, – выругалась Галина и всплеснула руками. – Только этого нам сейчас не хватало – возвращаться туда. У меня по твоей милости до сих пор коленки трясутся. Давай, беги, забирай, я тебя здесь подожду, – распорядилась она.

– Я боюсь, – дрожащим голосом проговорила Карина. – Он нам поверил, а мы… мне ужасно стыдно, и я боюсь, – снова повторила она.

– Боись не боись, а идти нужно, – подтолкнув подругу в спину, сказала Галина. – Иди, не брыкайся. Не оставлять же ему телефон? Он по нему тебя в два счета вычислит, а нам это совсем ни к чему. Ты совершенно права, заврались так, что – караул, мама дорогая. Иди, что застыла, как мумия? Сама виновата, сама и выкручивайся, – прикрикнула она на остолбеневшую Карину.

Та торопливо пошла к воротам, поминутно оглядываясь на подругу, и осторожно приоткрыла дверь. Еще раз бросив затравленный взгляд на Галю, она глубоко вдохнула, будто перед прыжком в воду, и на подгибающихся ногах шагнула во двор. Девушка сразу же увидела Романа, который торопливо спускался по лестнице, держа в руках ее трубку.

– Хорошо, что вы еще не уехали, ваш телефон остался на столе, – улыбнулся он ей. – По себе знаю, как без него неудобно. Если бы я не успел и вы бы уехали, то я на ворота позвонил бы, охраннику.

– Спасибо, – быстро опустив глаза, чтобы не смотреть на мужчину, пролепетала Карина, готовая провалиться сквозь землю. Ей казалось, что Роман видит ее насквозь и все знает про ее наглое вранье, настолько проницательным был его взгляд. Она проклинала себя за свой необдуманный поступок, но, как известно, сделанного не воротишь, поэтому она буквально сгорала от стыда.

– А я вот вспомнила о нем, когда уже в машину садилась, – скороговоркой проговорила она, схватила трубку из рук Романа и опрометью бросилась обратно к машине.

Галя увидела, что мужчина вышел вслед за Кариной, и, как только подруга села к ней в машину, торопливо завела мотор.

– Нет, ты и в самом деле ненормальная, – выдохнула она. – Такого безрассудства я от тебя не ожидала, – бормотала девушка, выезжая на проезжую часть дороги, которая вела к воротам выезда из поселка.

– При чем здесь мое безрассудство? – возмутилась Карина. – Ты что, никогда ничего не забываешь? Я что, нарочно телефон на его столе оставила?

– При чем здесь твой телефон? – прошипела Галина. – Неужели ты не понимаешь, о чем я говорю? Няня выискалась, черт тебя побери, гувернантка новоявленная! Ты видела эту проклятую «Ауди» рядом с гаражом? Стоит как ни в чем не бывало, сверкает новенькими боками. Сразу видно, что только из ремонта, – бесновалась Галя. – А этот Роман – артист, какого еще поискать. Я ему – про то, что тебя бросил водитель после аварии, а он… «К сожалению, в ГАИ нет такого аппарата, который определял бы степень порядочности человека», – передразнила Галя мужчину. – С такой наглостью мне еще не приходилось встречаться. Хоть бы покраснел для приличия, – не переставала возмущаться она.

– Ты знаешь, Галь, а я его понимаю, – тихо проговорила Карина.

– Что значит – понимаю? Как это – понимаю? – опешила девушка. – Да это же преступление – оставлять человека погибать на дороге. А если бы ты умерла? Тогда бы тоже говорила, что понимаешь? – выкрикнула она, насупившись, глядя то на подругу, то на дорогу.

– Тогда бы я уже ничего не могла сказать, – улыбнулась Карина. – А понимаю я его потому… ну, просто понимаю, и все. Что ты ко мне привязалась?

– Зато я тебя ни черта не понимаю, – сплюнула Галина. – А еще законник называешься, адвокатша хренова. Таких, как этот Юдин, под суд нужно отдавать, а не понимать!

– Галь, ты вроде никогда такой кровожадной не была. А сейчас ты прямо беснуешься. Что это с тобой? – усмехнулась Карина.

– Да ничего это со мной, – огрызнулась девушка. – Я ему про то, что тебя наглый виновник ДТП на дороге умирать оставил, а ему – хоть бы хны, вроде как и не про него речь совсем, – возмущенно высказывалась она. – Вот наглец, а? И почему природа награждает подонков такой неотразимой внешностью? Разве это справедливо? А тебя понимать я категорически отказываюсь.

– У него маленький сын, и, как я поняла, кроме Романа, у мальчика больше никого нет. Он уехал с места аварии, потому что испугался. Испугался того, что его могут посадить и Саша останется сиротой… круглым сиротой, ведь матери у него с самого рождения нет. Теперь ты понимаешь, что я имею в виду? – спросила Карина.

– Что ж здесь непонятного? – фыркнула Галя. – Только он не подумал о том, что и у тебя могут быть маленькие дети. Что и они могли остаться сиротами!

– Но ведь у меня же нет детей, – возразила Карина.

– А ему-то откуда это было известно? В правах же не написано, что ты незамужняя и бездетная, если он даже в них тогда и заглянул, – не сдалась Галя. – И вообще, какое это имеет значение – с детьми, без детей? Ты – живой человек, и этим все сказано. И хватит его защищать, тоже мне, мать Тереза нашлась, – сердито прикрикнула она на подругу.

– Ты знаешь, а он производит впечатление порядочного человека, – не уступила подруге Карина. – Про него совсем не скажешь, что он подлец. Я бы даже не побоялась сказать, что он очень хороший отец.

– Внешность обманчива, и тебе про это прекрасно известно, – не собиралась сдавать своих позиций Галина. – А вот то, что он хороший отец, это просто отлично. Значит, не будет возражать против покупки тебе нового автомобиля. А он его купит как миленький, теперь-то я уж точно знаю, чего он боится.

– Что ты имеешь в виду? – нахмурилась Карина.

– А то и имею, – сердито ответила Галя. – Если он не захочет своего сына действительно круглым сиротой оставить на неопределенное количество лет, значит, примет наши условия, никуда не денется.

– Ты что, собираешься его шантажировать Сашей?! – опешила Карина.

– А что такого? Ему, значит, все можно, а нам нет? – фыркнула Галина.

– Забудь! – коротко бросила Карина. – И не смей вмешиваться в это дело, я сама разберусь.

– Как же! Ты, пожалуй, разберешься, – усмехнулась Галя. – Ты смелая только на расстоянии, а как до дела доходит – сразу же в кусты, как трусливый заяц. Почему ты сегодня не дала мне сказать, зачем, собственно, мы к нему приехали? Какой идиот тебя дернул за язык – брякнуть, что тебя прислали из агентства? Тоже мне, няня нашлась, – фыркнула Галина. – Из тебя няня, как из меня Мисс Вселенная.

– Это почему же? – удивленно вскинув брови, спросила Карина. – Не велика трудность за ребенком ухаживать.

– Ухаживать – это одно, а воспитывать – это совсем другое, милая моя. Попробуй-ка с этим мальчишкой общий язык найти, сто раз вспотеешь. У меня Дениске три года всего, а уже характерец – мама, не балуйся. Весь в своего папашу, такой же настырный, – беззлобно проворчала Галина и вдруг заулыбалась. – А Сашка мне понравился, хороший мальчишка. Сразу видно, что добрый, а колючки выпускает, потому что привык защищаться с самого младенчества, – удивила она Карину своим откровением. – Я даже не представляю, как этот маленький ребенок без матери обходится? Мой Денис с пеленок обласканный – мной да двумя бабушками. Представляешь, они даже расписание составили, когда и кто будет его к себе забирать, – засмеялась Галя. – А он и пользуется этой сумасшедшей любовью напропалую. Ох, избаловали его бабки, ох, избаловали, – вздохнула она. – Вот и говорю я, что трудно с таким ребенком, как Саша, он не знает, что такое настоящая материнская любовь.

– Но ведь отец-то у него есть, и он его очень любит, это сразу видно, – возразила Карина.

– Девочка моя, мужик – он и в Африке мужик. Он никогда не сможет дать ребенку того, что может дать мама, хоть и любит сына. Это природа, и ничего здесь не попишешь, моя дорогая. В Риме, в древние времена, когда в семье рождался мальчик и ему исполнялось три года, его сразу же отдавали на воспитание в специальный гладиаторский лагерь, где были одни мужчины.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное