Ирина Хрусталева.

Гардемарин в юбке

(страница 5 из 24)

скачать книгу бесплатно

Вероника остолбенела от такого, как ей показалось, холодного безразличия в глазах молодого следователя.

– Я ее сестра, – не моргнув глазом, соврала Ника.

– Не знаю, как вам это сказать, – уже более миролюбиво проговорил следователь. – Неприятная история произошла. Сестра ваша, Юлия, застрелила своего мужа Вадима Демидова.

– Он умер?

– Нет пока, но врачи сказали, что он сейчас в коме, карета «Скорой помощи» минут двадцать как уехала. Сначала врачи пытались что-то сделать здесь, а потом повезли в Склиф.

– Где Юлька?

– В машине она, и теперь я должен доставить ее куда следует.

– Молодой человек, вы не можете этого сделать, она в положении! И потом, уверена, это ошибка, Юля не могла стрелять в Вадима, она до безумия его любит.

– Вот от безумной любви у людей крыша и едет. Знаете, сколько мне пришлось таких преступлений расследовать, которые совершались на почве ревности?

– А сама Юля что говорит?

– Ничего не говорит, плачет только и твердит: «Я не могла, я ничего такого не делала, я ничего не помню».

– Вадим богатый человек, и это мог сделать кто угодно.

– Улики, сестрица, улики! Кроме них, никого в спальне не было. Двери были заперты изнутри, окна тоже закрыты с внутренней стороны. Пистолет оказался в руках Юлии, и отпечатки на нем только ее. Эксперт здесь два часа возился.

– Этого не может быть, наша Юлька не могла, вы понимаете, это же Юлька, она и таракана не обидит, ей их всегда было жалко.

Вероника не заметила, как перешла на крик. Она размазывала слезы по лицу и, рыдая, продолжала возмущаться, с ней началась самая настоящая истерика.

– Вы не можете посадить ее в тюрьму, вы не имеете права так поступать с ней, она ждет ребенка! Она не стреляла в Вадима, я в этом уверена!..

– А почему это вы так уверены? – раздался голос с кресла.

На Веронику смотрели злые глазки Эллы. Ника резко повернулась на голос и зло прошипела:

– Радуешься, стерва? Теперь, если Вадим умрет, а Юлю посадят, наследство твоему муженьку-бездельнику перейдет? Может, это ты все и подстроила?

– Ну, если только через вентиляционное отверстие пролезла, – ухмыльнулась наглая Эллочка.

Александр тоже открыл было рот, чтобы что-то сказать, но счел за благо промолчать.

– А вот это мы посмотрим, кто, куда и через что пролез! – выкрикнула Ника и вылетела из дома. Она подбежала к машине, которую даже не заметила, когда примчалась сюда, и распахнула дверцу. За рулем сидел Виктор и, положив руки на руль, склонил на них голову.

– Где Юля, Витя?

– Вон, в милицейской машине, – махнул тот головой.

Юля сидела на заднем сиденье с закрытыми глазами. На ее руках блестели наручники. Вероника втиснулась в машину и села рядом с ней.

– Юлечка, подружка, привет моя милая, это я, Вероника.

Девушка открыла глаза, посмотрела на Нику и, когда до нее дошло, кто сидит рядом, бросилась Нике на грудь и зарыдала.

– Никуся, я не делала этого, я же люблю его! Мы легли поздно, немного выпили, Вадим в честь меня открыл бутылку вина из коллекции… занимались любовью и потом уснули.

Больше ничего не помню. Меня еле разбудили, разбили окно, влезли в комнату, а у меня все как в тумане и перед глазами только лицо Вадима, все в крови. Как оказался пистолет у меня в руках?.. Ведь он в городской квартире остался, в секретере, у Вадима в кабинете. Я его оттуда не брала. Никуся, миленькая, объясни, что происходит? Если Вадим умрет, я тоже жить не буду. У меня очень сильно болит голова, и ощущение того, как будто я что-то забыла и не могу вспомнить. Это как сон, видишь и не помнишь. Ника, не давай им меня арестовать, я ни в чем не виновата, я не могла, я его люблю больше жизни. Ты слышишь, Ника?

– Все образуется, Юленька, я обязательно докажу, что ты не виновата. Скажи, моя милая, в спальню, кроме двери и окон, есть еще вход?

– Какой вход, Ника, там больше никакого входа нет, я ничего про это не знаю! Скажи им, чтобы они не сажали меня в тюрьму, я не виновата, честное слово! – Юля разрыдалась сильнее прежнего, прижавшись головой к груди подруги.

– Я уже просила их не увозить тебя, но закон есть закон, и я не могу ничего с этим поделать. Ты только верь мне и потерпи. Я скажу Роману, чтобы он связался с Сережей Никитиным, ты же знаешь, он хороший следователь. Он обязательно во всем разберется и не даст тебя в обиду. Ты должна держаться, у тебя будет ребенок, и он обязательно должен появиться, всем назло, и это сейчас зависит только от тебя. Ты просто обязана сберечь ребенка! Слышишь?

– Да, Никусенька, я слышу, я все поняла. Ты правда найдешь того, кто это сделал?

– Обижаешь, подружка, век воли не видать, – заулыбалась Вероника сквозь слезы и, обняв подругу, спрятала от нее глаза.

Она вышла из машины и подошла к Виктору. Его глаза были красными, и в них была такая мука, что Веронике ничего не оставалось, как только сказать:

– Ничего, Витюш, думаю, все со временем выяснится.

Девушка устало прошла в дом и, подойдя к следователю, который все еще продолжал что-то писать, тихо сказала:

– Капитан, давайте куда-нибудь выйдем, я хочу с вами поговорить.

– Сейчас, я уже заканчиваю.

По лестнице со второго этажа спускались два молодых человека. У одного в руках был чемоданчик, у второго какие то бумаги.

– Леонид Иванович, мы закончили, можно ехать.

– Подождите, ребята, меня в машине, минут через десять я освобожусь. Вероника Дмитриевна, давайте выйдем на улицу.

– Откуда вы знаете мое имя? – задала Ника вопрос, думая в этот момент совсем о другом.

– Ваш друг подсказал, он только что вышел отсюда и тоже хочет со мной о чем-то поговорить.

Когда они спустились во двор, к ним тут же подошел Роман, и они втроем пошли в сторону сада.

– Из районного отделения к нам поступил звонок, – начал следователь. – На место послали мою группу. Когда я увидел, что здесь и кто, мне самому стало плохо. Семья не простая, если что не так, потом греха не оберешься. Не люблю я богатых преступников.

Утром Роза Ефимовна поднялась на второй этаж, чтобы разбудить Вадима с Юлией к завтраку. Когда она постучала в дверь, ей никто не ответил; она постучала еще раз, опять тишина. Тогда она начала звать сына по имени. Дверь была закрыта с внутренней стороны, и женщина забеспокоилась. Она вышла во двор и попросила садовника заглянуть в окно спальни. Тот приставил садовую лестницу к стене и залез. Когда он заглянул в окно, то от испуга свалился с лестницы и, побледнев, проговорил:

– Они оба лежат на кровати, там все в крови.

Роза Ефимовна схватилась за сердце и побежала в дом. Подняла всех на ноги и требовала, чтобы Александр выломал замок. Но сын не стал этого делать, а позвонил в милицию и «Скорую помощь». И те, и другие приехали быстро. Дверь взламывать не стали, просто разбили окно и через него проникли в комнату, открыли ее.

Вадим лежал на подушке лицом вниз с раной в голове – она буквально плавала в крови. Рядом валялась другая подушка, видно, стреляли через нее, поэтому никто и не слышал выстрела. Юля лежала рядом с зажатым в руках пистолетом «вальтер». Было похоже, что она в глубоком обмороке, ее еле-еле врачи привели в чувство. Вот пока и все. Нам сразу позвонили и передали дело в мои руки. Но я могу вам сказать, что все улики против Юлии, я вам уже говорил об этом.

– Понятно, – тяжело вздохнула Вероника. – И что вы собираетесь делать?

– Вести следствие, что же мне еще остается. Хотя здесь и вести-то вроде нечего. Нужно просто уговорить Юлию, чтобы она призналась в совершении преступления на почве ревности. Тогда меньше дадут. Может, вы с ней поговорите? Она вас послушает.

Вероника остановилась как вкопанная и посмотрела на следователя, как на не совсем нормального человека, потом ухмыльнулась и тихо проговорила:

– Капитан, а не пошел бы ты…

– Куда?

– Вы очень догадливы, капитан, именно туда, куда вы подумали.

Вероника быстро подошла к машине, в которой сидела Юля, и распахнула дверцу. Двое мужчин, которым следователь дал распоряжение ждать в машине, стояли в сторонке и курили. Ника прикинула расстояние и, все же понизив голос до шепота, чтобы ее не услышали, зашептала подруге:

– Юля, где ключи от дома?

– Здесь где-нибудь лежат, скорей всего, у Розы Ефимовны или у Саши, ты у них спроси.

– Ничего я спрашивать не буду, не думаю, что мне их дадут. У тебя есть запасные?

– Да, но они в квартире на Кутузовском. В письменном столе у Вадима в кабинете лежат.

– Где ключи от квартиры?

– У меня в сумочке, а сумочка в спальне здесь, на втором этаже. По-моему, она на столике у зеркала лежит, я точно не помню, ты сама посмотри.

– Ладно, попробую сейчас их достать. Говори код, быстрее, сюда уже скоро придут.

Юля продиктовала код сигнализации, которая включалась в квартире Демидовых, когда хозяева покидали ее. Вероника улыбнулась Юле и еще раз сказала:

– Ты только верь мне, ладно? Я тебя никогда и ни при каких обстоятельствах не брошу, потерпи совсем чуть-чуть. Договорились?

Юлька кивнула, чуть не плача, а Виктор, который подошел в это время к девушкам настолько близко, что все слышал, пробормотал:

– Ника, я надеюсь, ты понимаешь, что делаешь.

– А я надеюсь, Витенька, что у тебя абсолютно заложило уши и ты временно ничего не слышишь.

– Откуда ты все знаешь, Вероника Дмитриевна, и как догадалась, что у меня уши заложены?

– Я умная, Вить, во всяком случае, очень на это надеюсь. – Вероника поцеловала Юлию и, шепнув ей на ухо: «Я тебя люблю», пошла прочь от машины, заглатывая комок слез, который перекрыл ей горло и мешал дышать.

Глава 9

Теперь следователь о чем-то говорил с Романом, Вероника даже не подошла к ним, а остановилась в сторонке и ждала, пока они закончат. Роман подал капитану руку, они попрощались, и следователь пошел к машине. Он сел на переднее сиденье, а двое других оперативников расположились сзади рядом с Юлей. Роман подошел к Веронике, и они оба молча наблюдали, как машина выезжает со двора.

– Мы едем домой или как? – спросил Роман Нику.

– Или как! Впрочем, ты можешь уезжать, а я задержусь.

– И как же ты собираешься потом добираться без машины?

– Пешком дойду, не барыня. О таких мелочах нечего сейчас и говорить. Что тебе говорил капитан?

– То, что дело это дохлое.

– В каком смысле?

– Ник, он же тебе уже все объяснил, что спрашивать-то? Закрыто все было, понимаешь ты это? Никто, кроме Юлии, не мог стрелять в Вадима. Он, конечно, пообещал, что постарается сделать все возможное, но иллюзий на этот счет просил не питать: глухо там все, как в танке. Единственный плюс в пользу Юли, это ее беременность. Ну и, конечно, если она согласится сознаться, что стреляла в состоянии аффекта на почве ревности. Капитан говорит, что не сомневается в том, что стреляла Юлия. Через его руки таких дел столько прошло, что он заранее может предсказать результат.

– Не верю, – упрямо бросила Вероника. – А не могло быть так, что Вадим сам застрелился?

– Исключено, выстрел был сделан в затылок.

– Пойдем в дом, – решительно проговорила Ника.

– Что ты собираешься там делать?

– У меня идея, Ром, – пропустив мимо ушей его вопрос, ответила девушка. – Ты сейчас пойди в комнату, где все эти Демидовы и остальные собрались, и попробуй их отвлечь. Ну там вопросы позадавай, что да как, в общем, как хочешь, а задержи их минут на пятнадцать-двадцать. Как только откланяешься, сядешь в машину и посигналишь.

– Что ты задумала?

– Потом скажу, а сейчас очень тебя прошу, иди в дом и сделай все так, как я прошу.

Роман пожал плечами, посмотрел на Веронику сочувственным взглядом и направился к дверям дома. Ника тем временем прошла за дом и начала гадать, где окно спальни. Потом, чертыхнувшись, вдруг постучала себя по лбу.

– Совсем отупела, вон же, где лестница стоит и стекло выбито.

Подойдя к ней, она оглянулась вокруг и, убедившись, что ее никто не видит, стала потихоньку подниматься. Только она спустила ноги на пол комнаты, в которую залезла, как услышала с улицы кашель. Она спряталась за штору и осторожно выглянула в окно. К дому шел садовник и о чем-то разговаривал сам с собой. Он подошел к окну и взял лестницу. Несколько раз мужчина опасливо оглянулся на разбитое окно спальни и, что-то бормоча, рысью побежал в сторону сада. Вероника сморщила нос и осторожно посмотрела вниз.

– Черт меня побери, как же я обратно вылезу? Вроде не очень высоко, но в гипсе и на костылях оказаться можно запросто. Ладно, что-нибудь придумаю, а сейчас меня интересует совсем другое.

Ника оглядела комнату и остановила свой взгляд на кровати. Она стояла совсем пустая, постельное белье снято. Да это и понятно. Как слышала Вероника, здесь все было в крови. Девушка тут же увидела дамскую сумочку, которая лежала, как и говорила Юля, на столике у зеркала. Вероника открыла ее, вынула связку ключей и сунула их в карман джинсов, ходя по спальне и внимательно осматривая ее. Напротив окна, у стены, стоял огромный книжный стеллаж, заставленный томами в позолоченных переплетах. Она сомневалась, что этого монстра можно сдвинуть с места: стеллаж был вмонтирован в стену.

«Да, кажется, здесь ловить нечего. Но интересно, зачем в спальне нужны книги, обычно их ставят в кабинете. Впрочем, о вкусах не спорят, у богатых свои причуды. Может быть, в полу где-нибудь есть люк? Вообще не мешало бы здесь все проверить, но это я сделаю, когда отыщу в квартире запасные ключи и когда в доме никого не будет. Вот тогда и посмотрим, что здесь и как».

Ника подошла к двери и посмотрела, плотно ли она прилегает к косяку и нет ли щели, через которую можно открыть и закрыть щеколду со стороны коридора. Девушка готова была ухватиться за любую соломинку, которая бы не дала утонуть ее подруге. Главное сейчас, доказать, что стрелял кто-то другой, а это значит, нужно найти, как он мог войти сюда и выйти. А уже кто это, дело второе.

И тут Ника услышала, как Роман шепотом зовет ее. Она выглянула в окно и увидела его под ним.

– Давай быстрее, вылезай! Роза Ефимовна домработницу послала, чтобы в комнате все убрать и помыть. Женщина отправилась за тряпками и ведром, сейчас явится.

– Лестницу садовник унес. Как мне выбираться-то?

– Прыгай, я тебя поймаю.

– Боюсь!

– Ника, что ты, как маленькая девочка, это же раз плюнуть.

– Это тебе, может, и раз плюнуть, а у меня за всю жизнь столько слюней не наберется.

– Прыгай, кому говорят! Ты что, хочешь, чтобы и тебя в каталажку забрали за проникновение в чужой дом?

– Не кричи, услышат. Давай лови, я уже… готова!

Вероника закрыла глаза и прыгнула. Роман ее поймал, но на ногах не удержался, и они вместе завалились на землю.

– Уй-й, вот это мягкое приземление, – простонал Роман. Он лежал на спине, а Вероника стояла на четвереньках у него на груди. – Слезай, сейчас задохнусь! Вроде не толстая, а чуть не придушила, – сталкивая с себя Нику, проворчал Роман. Он быстро поднялся и помог подняться ей. – Давай быстрее отсюда уходить, чтобы нас никто не видел у этого окна.

Он взял Веронику за руку и, прихрамывая, поволок к машине. Когда они выбежали из-за дома, то угодили прямо в объятия Александра.

– Куда и откуда так торопимся? – улыбнулся он своей ленивой улыбочкой.

– Пописать бегали, – ляпнула Вероника и вытаращила глаза, сама удивляясь тому, что сказала.

– В доме есть туалет, – иронично напомнил Александр.

– Не хотели беспокоить, – смущенно опустив глазки, пролепетала Вероника. А про себя подумала: «Откуда ты только появился, кандидат в наследники? Выскочил, словно джинн из бутылки».

Роман продолжал держать Нику за руку. Он извинился перед Александром за причиненное беспокойство и сказал, что им пора. И они спокойной походкой направились к своей машине. А когда уже выезжали со двора, Вероника оглянулась и посмотрела в зеркало заднего вида автомобиля: Александр стоял и смотрел прищуренным взглядом в их сторону.

«Ох, что-то подсказывает мне сердце, что рыльце-то у тебя в пушку, одаренный ты мальчик!» – подумала Ника.

Теперь у Вероники появилась следующая проблема: как попасть в квартиру на Кутузовском проспекте так, чтобы ее никто не увидел. В подъезде дежурит секьюрити и отмечает в журнале всех приходящих и уходящих. А попадать сейчас в этот журнал Нике совершенно не хотелось. Она не знала, как в дальнейшем будут развиваться события, поэтому была так осторожна. Роман предупредил ее, что, если узнает, что она пытается сунуть нос не в свое дело, он его быстренько прищемит.

Уже вечером Вероника подъехала к дому подруги и стала наблюдать за подъездом. Роману пришлось наврать с три короба, что сегодня ей – кровь из носа – нужно быть в загородном коттедже, и если ее не будет, то он обязательно останется без воды, газа и света и вообще просто непременно развалится. Завтра с самого утра приедут мастера, чтобы подключить все коммуникации. Роман посмотрел на Нику понимающим взглядом, щелкнул по носу и ушел. И вот сейчас она сидит в своей машине и не знает, как поступить.

В голову, как нарочно, лезли неподходящие мысли, и Ника ужасно злилась. Просидев так почти два часа, она увидела, как какой-то парень в форме выбежал из подъезда и завернул за угол. Недолго думая, Ника выскочила из машины и со скоростью выпущенной торпеды подлетела к подъезду. На ходу она уже вытащила связку ключей и тут же открыла магнитным ключом кодовый замок подъезда. Игнорируя лифт, девушка понеслась по лестнице на седьмой этаж, перекрывая известные спринтерские рекорды. Она не думала о том, как будет преодолевать обратный путь. Самое важное – это найти сейчас ключи от дома в Марсове и попасть туда сегодняшней же ночью.

Роман еще там, в Марсове, сказал ей, что слышал, как разговаривали между собой Демидовы: женщины собирались уехать еще днем, а Александр только после того, как приедет мастер и вставит стекла в разбитые окна. Окна там были огромные и не простые, а пластиковые, поэтому и приехать должен был не простой стекольщик, а специалист с завода. Значит, этого нельзя доверить садовнику, нужно присутствовать самому хозяину, то есть Александру. Роман пыхтел от возмущения.

– Нет, ты представляешь, Ника, он уже себя возомнил здесь хозяином при живом-то брате!

– Ну, мы еще посмотрим, кто здесь хозяин, рано они губы раскатали, – прошипела Вероника…

Все это она вспомнила, осторожно вставляя ключ в замочную скважину и воровато озираясь. Дверь открылась. Тут же подлетев к телефону, она позвонила на пульт и сняла квартиру с охранной сигнализации. Потом пошла в кабинет Вадима и остановилась рядом с письменным столом. Перерыв все ящики, она уже начала нервничать: ключей ни в одном из них не оказалось. Вероника растерянно осмотрелась: Юля говорила, что они должны лежать здесь.

Ника прошлась по кабинету, обратив внимание на то, что в книжном шкафу есть секретер. Когда она взялась за ручку его дверцы, он тут же открылся. Девушка недоумевала: обычно такие вещи запирают. Когда она осмотрела замок, то поняла, что он явно был взломан.

– Интересное кино, – прошептала Ника. А в ушах звенели Юлины слова:

– Как оказался пистолет у меня в руках? Ведь он в квартире оставался, в секретере, у Вадима в кабинете. Я его оттуда не брала…

Ника поискала ключи и наконец нашла. На снизке их было семнадцать, и на каждом висела бирка с надписью: «кладовая», «спальня», «винный погреб», «бильярдная», «гостиная», «гостевая», «столовая» и так далее. Бирки не было лишь на одном – Вероника покрутила его в руках. По размерам ключ был намного больше других. Похоже, что им открывался огромный замо+к, который обычно ставится на металлические ворота.

«Ничего, этот ребус мы тоже как-нибудь разгадаем, – подумала Вероника. – Все! Здесь мне вроде больше делать нечего, теперь нужно придумать, как отсюда выйти».

Она позвонила на пульт и поставила квартиру на охрану. Вышла на лестничную клетку и остановилась у лифта. Только было она хотела пойти к лестнице, как лифт заработал. Она быстро нажала на кнопку, чтобы перехватить его на своем этаже. Когда он остановился и двери открылись, Ника обомлела и вжалась в стену: в кабинке стоял мужчина средних лет, а рядом с ним сидел огромный дог, с виду напоминающий теленка. Мужчина улыбнулся и сказал:

– Не бойтесь, он смирный, проходите.

Вероника бочком прошла в кабину, и двери закрылись.

– А как его зовут? – спросила она, чтобы как-то завязать разговор. Потому что в ее голове тут же созрел план: нужно выйти из лифта, оживленно разговаривая с мужчиной.

– Его зовут Маркиз. Он, между прочим, и правда из рода маркизов, собачьих, конечно. Мне его из Англии совсем крошечным привезли.

– Любите собак? – поинтересовалась Ника.

– Раньше не очень любил, а потом, когда Маркиз появился, понял, что лучшего друга, чем собака, не найти.

– Он такой у вас важный, и в самом деле настоящий маркиз, породу издалека видно, – покачав головой, проговорила Вероника.

– Это только с виду, а на самом деле он ужасный игрун и ласковый, – махнул рукой хозяин пса.

В это время двери лифта распахнулись на первом этаже, и Вероника скороговоркой выпалила:

– А можно я его немного за поводок подержу? У меня никогда не было такой собаки, даже интересно.

– Пожалуйста, – улыбнулся мужчина и передал в руки девушки поводок.

Вероника вцепилась в него двумя руками и, леденея от ужаса, пошла к выходу.

– Здравствуйте, Петр Васильевич. На прогулку? – поинтересовался секьюрити.

– Да, Валера, на вечерний моцион отправляемся.

Вероника летела до дверей почти по воздуху, потому что Маркиз, почувствовав запах улицы, натянул поводок до предела. Дверь открылась, и вошла дама. Дог пронесся мимо нее, таща на своем поводке упирающуюся Нику, и девушка, чтобы удержаться, ухватилась за даму. В результате все вместе они вылетели на улицу, а дама издала визг, похожий на звук гудка проносящегося мимо дизельного поезда. Хозяин собаки уже бежал на выручку, а Вероника отпустила поводок и со всех ног бросилась наутек. Но не тут-то было. Маркизу, видно, девушка очень понравилась, поэтому, приняв ее бег за игру, он в два прыжка догнал ее и опустил свои пудовые лапы ей на спину. Ника полетела на землю и припечаталась носом прямо в песочницу. К ним торопился хозяин собаки, крича во все горло:

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное