Ирина Хрусталева.

Эликсир от глупости

(страница 4 из 21)

скачать книгу бесплатно

«Может, синдром случайного попутчика сработал?» – подумала Вика, но где-то в глубине души возникла уверенность, что Александру можно полностью довериться и наконец-то выговориться.

Глава 4

Вика разделась догола, включила теплую воду и, проделывая акробатические трюки, ухитрилась помыть под краном голову. Потом она, поочередно задирая ноги и ставя ступни в раковину, помыла и их. С остальными частями тела было уже проще, и довольная Вика хорошенько растерла тело махровым полотенцем, надела на себя чистое нижнее белье и спортивный костюм. Между прочим, костюм был отличного качества и не дешевый. Его привез Сергей из Америки. Это был, наверное, единственный нужный подарок от него. В основном он дарил ей духи, цветы и всякую дребедень, которая Вике совсем была не нужна. Про себя она всегда думала, что лучше бы он ей денег дал, а она уж сама бы решила, что ей купить. Но сказать об этом Сереже она не могла – не поворачивался язык. Мало того, когда он сообщал, что приедет на пару дней, ей приходилось лихорадочно обзванивать подруг, чтобы «настрелять» мало-мальски приличную сумму денег, а потом сломя голову носиться по магазинам, покупая не очень дорогие, но съедобные продукты. После таких визитов строгий пост был обеспечен Вике уже на целый месяц, так как приходилось отдавать долги. Золото, которое оставалось ей от матери, давно пропало в ломбарде в то время, когда Вика еще работала на прежнем месте. Дмитрий, ее бывший муж, был прожорлив, как крокодил, но зарабатывать деньги категорически не умел или не хотел, кто его знает. Сейчас он живет один, во всяком случае, так он ей сам говорит, но по-прежнему сидит на мизерной зарплате. Надеется, что когда-нибудь за ним приедет «принцесса на белой кобыле» и увезет в страну изобилия для лодырей.

Накинув полотенце на мокрую голову, Вика посмотрела на себя в зеркало.

«Вроде ничего себе, даже щечки порозовели. Наложить крем на лицо или нет? Кожу от мыла стянуло так, что рот принял гримасу «плачущего мима», – размышляла девушка, пристально рассматривая себя в зеркале. – Плевать на все, если я не смажу кожу, то завтра лицо будет выглядеть, как сморщенное яблоко, – махнула Вика рукой и открыла баночку с кремом. Она вдруг поймала себя на мысли, что хочет понравиться Александру. – Что за бред сивой кобылы? – выругалась про себя девушка и постаралась запихнуть свои крамольные мысли подальше, в самые укромные уголки сознания. – Просто мне сейчас необходима чья-то помощь и защита, вот я и тянусь интуитивно к сильному мужчине. Чудеса случаются только в красивых сказках! Он хоть и похож на принца, но я-то, к сожалению, совсем не Золушка», – глубоко вздохнула Виктория и наложила на щеки жирный ночной крем.

Когда она вышла из кабинки, Александра в купе не было. Девушка выглянула в коридор и увидела его. Он стоял у раскрытого окна и курил. На нем уже был спортивный костюм.

– Кран свободен, можете идти умываться, – помахала она ему рукой.

– Спасибо, сейчас приду, – улыбнулся в ответ Александр.

Вика тем временем стянула с головы полотенце и начала расчесывать спутавшиеся пряди.

«Мамочка, ну почему ты не родила меня с шикарной шевелюрой цвета воронова крыла, а наградила этим снопом соломы?» – подумала девушка и дернула себя за волосы.

Александр вошел в купе и сел напротив Вики, пристально наблюдая, как она воюет с непослушными прядями волос.

– На мне, между прочим, узоров нет, – проворчала девушка.

– Вас что, смущает мое присутствие? – улыбаясь, произнес Александр, и в его глазах запрыгали чертики.

– А вы вроде умываться собирались? – с сарказмом заметила Вика.

– В ваших волосах запутался лучик света, – тихо проговорил мужчина, не обращая внимания на ее замечание.

– Это его парализовало от ужаса – куда же он попал? – съязвила девушка.

– Зачем вы так о себе, Виктория? У вас замечательные волосы, изумительные глаза.

Я, между прочим, таких зеленых глаз еще не встречал, – покачал головой Александр.

– Здесь вы, наверное, правы, мне мои глаза тоже нравятся, а вот все остальное… – и девушка махнула рукой. – Чего уж греха таить – не модель! Ладно, Александр, идите на водные процедуры, а я пока улягусь. Спать хочу до летального исхода, – и Виктория притворно зевнула, прикрыв ладонью рот. На самом деле после того, как она пополоскалась под струями воды, сон как рукой сняло, но она испугалась поворота разговора.

К чему все это? Зачем он ей говорит – какое там что-то у нее замечательное, в каком-то месте – даже изумительное? Нечего ей голову морочить, не до этого сейчас. Сейчас нужно думать, как остаться после случившихся событий живой и по возможности невредимой!

Александр достал из дорожной сумки полотенце и, перекинув его через плечо, скрылся в туалетной комнате. Вика сняла с себя верхнюю часть спортивного костюма и задумчиво уставилась на нижнюю.

– Оставить или тоже снять?

Во сне она имела такую особенность – сбрасывать с себя одеяло, а потом среди ночи шарить руками по всей постели, чтобы прикрыть закоченевшие части тела. В вагоне было тепло, даже жарко, поэтому она все-таки решила снять штаны и остаться в футболке, которая была достаточно длинной, чтобы хоть немного прикрыть ее худощавые бедра.

«Не будет же он, в конце концов, подсматривать, как я сплю?» – подумала Вика и, юркнув под одеяло, с наслаждением расслабилась.

Мерное постукивание колес успокаивало. Весь ужас недавней трагедии казался нереальным, поезд уносил ее далеко от того места, где все это произошло. Хорошо, что она не полетела самолетом, во всяком случае, времени будет достаточно, чтобы все обдумать и взвесить. И если честно, то самолетов она боялась до колик в животе, хоть и летала всего один раз в жизни – на похороны своего дядьки в Свердловск. Когда ее встретили в аэропорту какие-то дальние родственники, они ужаснулись ее состоянию. Все приняли это за переживания в связи с кончиной любимого дядюшки. И только одна Вика знала, что все ее тело свело судорогой, как только самолет оторвался от земли, и до самого приземления столбняк не проходил. Поэтому она и находилась в полубессознательном ступоре – именно от этого. В обратный путь лететь самолетом она категорически отказалась, нагородив родственникам разного вздора о несуществующей беременности. Тогда Вика, кстати, была еще замужем за Дмитрием. Ее благополучно посадили в поезд, нагрузив продуктами на целый полк солдат и сунув в руки термос с отваром мяты от выдуманного ею «токсикоза».

Плавное покачивание вагона убаюкивало, Вика прикрыла глаза. Она даже не заметила, как уснула. Разбудил ее приятный голосок проводницы.

– Вот ваш кофе, – ворковала она, – а даме я чай принесла, как она и просила. О, она уже спит, так рано?

– Ш…ш… – услышала Вика. – Пусть спит, наверное, у нее был трудный день, – прошептал Александр.

Вика открыла глаза:

– Я не сплю, просто отдыхаю, день действительно был очень напряженный, а про ночь лучше и не вспоминать, поэтому великодушно прошу меня простить за сон в неурочное время, – пробормотала девушка.

– Что вы, что вы, отдыхайте, – засуетилась проводница. – Просто я принесла вам чай, как вы и просили. Если что понадобится, я в служебном купе. Меня, кстати, Лерой зовут, это для удобства общения. Меня, знаете ли, коробит, когда кричат: «Гражданка проводница!»

– Виктория, – в свою очередь, представилась Вика.

– Ну, а я – Александр, – приподнявшись и слегка склонив голову, произнес мужчина.

– Вот и познакомились, – весело прощебетала Лерочка. – Если что понадобится, пожалуйста, не стесняйтесь, я всегда рада помочь. Моего напарника Алексеем зовут, он сейчас в бригадирском вагоне, но скоро появится, тогда и зайдет к вам.

Лера упорхнула с пустым подносом в руках, а Александр подал Вике стакан чая в красивом резном подстаканнике – прямо в постель. Вика смущенно хихикнула.

– Что с вами? – спросил Александр.

– Вы знаете, – продолжая хихикать, как школьница, проговорила девушка, – первый раз в жизни мужчина мне подает чай прямо в постель!

– Когда-нибудь вы встретите мужчину, который будет это делать для вас каждый день, – улыбаясь, проговорил Александр.

– Это не про меня, – покачала Вика головой.

– Ну, почему же? Просто вы, наверное, еще не встретили человека, который полюбил бы вас по-настоящему, – возразил Александр.

– Ха-ха, ну вы и сказали! По-моему, такой человек даже еще и не родился – который мог бы влюбиться в столь бесцветную особу, как я, – засмеялась девушка и смешно сморщила нос.

– Виктория, меня удивляет ваше отношение к себе. Некрасивых женщин не существует. Все дело в том, как эта женщина умеет подать себя, – не сдавал своих позиций попутчик.

– Я что – котлета по-киевски, чтобы себя подавать? – с возмущением фыркнула Виктория.

– Да нет же, вы, наверное, неправильно меня поняли. Просто существует такое понятие: подать себя. Вот, например, модели на подиуме: ведь большинство из них абсолютно, как вы выражаетесь, бесцветны, просто их обучают тому, как уметь себя подать. Их создают, понимаете? – терпеливо начал объяснять Александр.

– А вы, как я вижу, знаток женской красоты, – прищурилась Вика и хитро посмотрела на Александра.

– В некотором роде я имею к этому отношение, – ответил он.

– Вы что, кутюрье? – удивилась девушка.

– Нет, я директор ювелирного завода. Мне часто приходится организовывать выставки наших изделий, и я приглашаю модели для их демонстрации, – спокойно объяснил Александр.

– Теперь понятно, откуда вы так с ходу определили, что мое кольцо – московского завода, – вспомнила девушка о самоотверженном поступке Александра.

– Кстати, из вашего короткого повествования я понял, что вы долгое время бедствовали. Откуда же у вас такое дорогое колечко? Чей-то подарок? – поинтересовался он.

– Да нет, я его сперла из ювелирного магазина, – совершенно спокойно проговорила Виктория и отхлебнула из стакана чай.

– Как это? – не понял Александр.

– А, долгая история, – махнула Вика рукой. – Теперь, черт возьми, и за это отвечать придется!

– И все же расскажите, – потребовал он. – Я вижу, спать вы уже не хотите, так что выкладывайте.

– Что, боитесь с воровкой в одном купе ехать? – подколола его Вика.

Александр напряженно смотрел на девушку.

– Выкладывайте, – требовательно повторил он.

Вика вздохнула и начала свое повествование – с того самого момента, как она открыла стеклянную витрину и примерила колечко на палец…

Глава 5

Когда Вика наконец закончила свой рассказ, она внимательно вгляделась в лицо Александра. Что он думает обо всем этом?

– И что вы теперь намереваетесь делать? – в свою очередь, задал он вопрос.

– Не знаю, может, пока я пробуду в санатории, этих бандитов уже поймают?

– Может быть, может быть, – задумчиво проговорил он. – Если это колечко из вашего магазина, значит, есть договор с нашим заводом. Нужно будет поинтересоваться, что это за договор и что за человек был ваш директор…

– Да парень как парень! Я с ним вместе еще в школе училась, и живем рядом, вернее, жили. Правда, он в тюрьме сидел за хулиганство, два с половиной года тому назад освободился. А вот как из тюрьмы вышел, сразу за дело принялся и уже почти два года владел своим делом. У него, кроме ювелирных магазинов, еще обменный пункт валют был и ломбард, – сказала Вика.

– Да, видно, денег у вашего знакомого навалом, здесь огромные вложения нужны.

– Он говорил, что наследство получил, вот и развернулся. Если честно, я как-то даже и не интересовалась всем этим. Какая мне разница – откуда у человека деньги? Я знаю, что тетка у него в самом деле в Израиле жила, и что она умерла, я тоже точно знаю. Когда телеграмма о ее смерти пришла, Витя еще в тюрьме был, и извещение отдали соседям. А те знали, что мы с Виктором дружим, и отдали телеграмму мне, чтобы я ему переслала, ему тогда еще полгода оставалось до освобождения. Поэтому, когда он мне сказал, что тетка ему наследство оставила, я сразу же поверила. Он предложил мне хорошие условия, и я согласилась, а что, как и почему, меня не волновало.

– Выходит, зря не волновало, нужно всегда знать, на кого работаешь, – возразил Александр.

– Тогда мне показалось, что наконец небеса надо мной сжалились и отсыпали мне немного манны небесной. Разве до любопытства мне было? – удивилась девушка. – И потом, какое это имеет отношение к делу? Ведь Виктора грабители убили, сейчас такое случается сплошь и рядом! А меня хотят убить, потому что думают, что я их видела и являюсь свидетелем! Боятся они, что я их опознаю, а я – честно, никого из них не видела и не имею ни малейшего представления, как они могут выглядеть!

– Вика, а почему вы до магазина работали за такую маленькую зарплату и не искали чего-то более подходящего, вы что, ничего не умеете? – переключился Александр на другую тему, видя, как девушка разволновалась.

– Ну, почему же? У меня и высшее образование есть. Просто я очень болезненно переношу новых людей, новый коллектив.

– Не понимаю…

– Ну, знаете, вот когда дерево или цветок пересаживают из одного места в другое, он либо приживается, либо погибает. Вот мне всегда казалось, что я обязательно погибну.

– А к Виктору, значит, не побоялись пойти?

– Так Виктора я знаю как облупленного, и он являлся хозяином, поэтому мне не было страшно. Я не знаю, как еще это объяснить, но факт – вещь упрямая. Вот, скажем, даже такой пример! У меня трехкомнатная квартира, другая на моем месте уже давным-давно обменяла бы ее на меньшую с доплатой, а не жила бы впроголодь, оплачивая такую огромную площадь. И годы уходят, пора уже ребенка рожать, вон, у моих подруг уже по двое, а у одной даже четверо, она два раза двойняшек родила! И мне уже пора, а я все сижу, как курица на насесте, и боюсь с места сдвинуться. Ну на кой ляд мне такая огромная квартира? Мне все об этом говорят, а я все решиться не могу. Каждый день сама себя подготавливаю к великим делам и переменам, особенно по вечерам. Я, когда спать ложусь, начинаю рассуждать и засыпаю с твердым намерением прямо с завтрашнего дня начать новую жизнь, а утром все мои благие намерения рассыпаются в пух и прах. Вот так и продолжаю жить под дружные упреки моих подруг – что я просто рохля и к тому же непроходимая идиотка. Ладно, Александр, давайте спать ложиться, поздно уже, заболтала я вас до смерти. Мои проблемы – это мои проблемы, мне их и решать, – неожиданно закруглила Вика разговор. Она решительно отвернулась лицом к стене, пробубнила: – Спокойной ночи, – и затихла.

Дверь купе хлопнула, это Александр вышел в коридор.

Когда Вика открыла утром глаза, то увидела, что соседняя постель пуста, а из туалетной комнаты доносится шум воды. Девушка почувствовала, что ее желудок буквально свело от голода, и вспомнила, что не ела уже больше суток. Она поднялась с постели и увидела на столике меню вагона-ресторана.

«Вот это я понимаю – сервис», – подумала Вика и взяла меню в руки, чтобы прочитать, чем же здесь предлагают отравиться.

В это время открылась дверь, и вошел Александр. Он был уже чисто выбрит, влажные волосы – тщательно причесаны. Он замер в дверях и уставился на Вику.

– Вот, смотрю, что можно здесь поесть, а то у меня уже назревает голодный обморок, – проговорила девушка и повернула голову в сторону Александра. Когда она увидела его взгляд, то машинально опустила глаза вниз и, ойкнув, юркнула под одеяло.

«Черт, черт, – про себя ругалась Вика, – еще подумает, что я его специально соблазняю!» – она совсем забыла, что осталась на ночь в одной футболке, которая кокетливо прикрывала ее ягодицы и бедра ровно настолько, чтобы при малейшем движении тут же все это обнажить.

– Что это вы так испугались? – засмеялся Александр. – На пляже тоже прятаться будете?

– Так то на пляже, там все так ходят, – улыбнулась девушка. – А вот, правда, Александр, что за странность такая – на пляже все полуголые, и никто на это внимания не обращает, а в другом месте?.. Вот как, например, сейчас… я ужасно смутилась!

– Просто существуют определенные правила, – ответил Александр. – Если я вдруг приглашу вас на партию в теннис и приду играть во фраке, что вы обо мне подумаете?

– Что вы – оригинал, – засмеялась Вика.

– А другие примут меня за сумасшедшего, уж таковы правила! Мы сами их придумали и, значит, должны теперь их придерживаться.

– Но ведь у любого правила существуют исключения, – возразила Вика.

– Естественно, – спокойно ответил Александр. – Вот такими исключениями и являются нудистские пляжи, клубы сексменьшинств, общества анонимных алкоголиков, клубы самоубийц, ну, и так далее.

– Вы такой умный, все знаете, – восхитилась девушка.

– Не идеализируйте меня, я обычный человек, неглупый, конечно, но вот все знать не дано никому, – улыбнулся он.

В дверь постучали, и тут же материализовался официант. Он вкатил в купе сервировочный столик на колесиках и, поклонившись Александру, пролебезил:

– Ваш заказ, приятного аппетита, – и тут же скрылся за дверью, тихонечко ее прикрыв.

– Я взял на себя смелость заказать завтрак и для вас тоже. Вы не против? – обратился попутчик к Виктории.

– Смеетесь, Александр? Я уже говорила, что страшно голодна, так что смету все, что съедобно, ужасно вам благодарна. Я только умоюсь, – заторопилась Вика, натягивая под одеялом спортивные брюки. Когда ей наконец удалось это сделать, она рывком вскочила с постели и, не удержав равновесия, всем телом плюхнулась на сидящего напротив Александра.

– Ой, – пискнула она, ощутив дурманящий запах дорогого мужского одеколона. Соски на груди тут же приняли «боевую стойку». Вика ужасно смутилась и, пролепетав: – Простите, – опрометью бросилась за дверь туалетной комнаты. Захлопывая дверь, она услышала тихий смех Александра. Вика прижала ладони к горевшим щекам: – Что ж это за напасть такая? Видно, мне на роду написано попадать в дурацкие ситуации и выглядеть полной идиоткой! – пробормотала она.

Ей вдруг ужасно захотелось поселиться в этой маленькой ванной комнатке и не вылезать отсюда до конца поездки. Но, как говорится, голод не тетка, посему Вика быстро привела себя в относительный порядок и вышла к завтраку. Когда взгляд упал на то, что им притащил официант, глаза ее загорелись голодным огнем, и, наплевав на всех и на вся, Вика с упоением принялась сметать все, что попадалось под руку, совершенно забыв о своем недавнем конфузе. Александр молча наблюдал за ней, не спеша отпивая из чашки кофе.

– А вы что же не едите? – промямлила девушка с набитым ртом.

– Я не голоден, – улыбаясь, ответил тот.

– Зря отказываетесь, очень вкусно, ну просто замечательно! – Вика облизала пальцы и тут же увидела перед своим носом руку, которая протягивала салфетку. Она схватила салфетку, обтерла рот и руки. Потом, прищурив глаза, с усмешкой посмотрела на Александра: – Вы напрасно стараетесь так культурно показать мне мою невоспитанность. Я, между прочим, достаточно хорошо воспитана, моя мама занималась этим с утра до вечера, как только я появилась на свет. Она, видите ли, у меня каких-то там дворянских кровей, а моя прапрабабка действительно была фрейлиной императрицы. Это отец мой – простой мужик, работяга из деревни. Я, наверное, в него пошла, терпеть не могу жеманства и оттопыренных мизинчиков, хотя все это умею. Правила этикета вдалбливались в мою бестолковую голову с того момента, как я научилась говорить. Я умею играть на фортепиано, или, как выражалась моя мама, музицировать. Я знаю французский разговорный почти в совершенстве и никогда не перепутаю, каким ножом нужно есть рыбу, а какой ложкой – десерт, даже во сне. Но мне это не очень нравится, я люблю свободу и разума, и тела, вот так, – возбужденно протараторила Вика, а напоследок показала своему попутчику язык.

– Вы напрасно так разгорячились, Виктория, просто я хотел побыть в роли галантного и предупредительного кавалера, вот и все. А вы почему-то мои ухаживания приняли за упрек, – почти натурально удивился Александр, пряча улыбку.

– Ага, заливайте! Я далеко не такая глупая дурочка, как вам кажется, и прекрасно понимаю, когда мне хотят показать – кто я. Только это напрасный труд: я такая, какая есть, и другой быть не собираюсь! Нравится это кому-то или нет, мне наплевать! Я хочу, чтобы люди, окружающие меня, любили и уважали то, что они видят, а не то, что хотят видеть во мне. Я не терплю фальши и придерживаюсь призыва – «будь собой, не дай себе засохнуть», – продолжала «дымиться» Вика.

После этих слов Александр не выдержал и расхохотался.

– Вика, вы прелесть!

Девушка смутилась и отвернулась к окну, делая вид, что ее очень занимает проплывающий мимо вагона пейзаж.

– Вы не были замужем? – вдруг услышала она вопрос.

– Была, почти год, – нехотя ответила Вика.

– А почему вы расстались?

– Да так, по ряду неискоренимых причин.

– Например?

– Ну, во-первых, из-за патологической лени Дмитрия: он почему-то считает, что работать должны лишь мужланы и неучи. А сам сидел охранником в какой-то затрапезной фирме за четыре тысячи рублей в месяц! Во-вторых, он считал, что помощь жене по дому унижает его мужское достоинство. И, наконец, в-третьих, я его просто не любила.

– Зачем же выходили за него? – удивился Александр.

– Родители умерли, мне уже двадцать три года было, а когда двадцать семь стукнуло, я решила, что дальше ждать нельзя. Одной жить непросто, должен быть кто-то рядом, да и детей пора было заводить, вот я и приняла сразу же первое брачное предложение. Теперь я знаю, что поторопилась, но тогда думала совсем иначе. Это потом я поняла, что Дмитрию нужна была совсем не я, а прописка. Но прошлого не воротишь, как говорится, поезд ушел!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное