Ирина Хрусталева.

Блеск и нищета хулиганок

(страница 4 из 24)

скачать книгу бесплатно

Эти цепочки с маленькими крестиками ей и сестре повесила их мать перед самой смертью. Женя отчетливо помнила, как однажды соседка, которая дружила с их матерью, привела их с Наденькой к ней в комнату. Мама лежала на высоко поднятой подушке очень бледная и худая, как будто неживая. Лишь огромные голубые глаза горели на ее лице лихорадочным блеском. Она посмотрела на своих девочек тоскливым взглядом и взяла с тумбочки, которая стояла рядом с кроватью, две золотые цепочки с маленькими крестиками. Дрожащими руками она повесила их девочкам на шейки и тихо сказала:

– Этими крестиками вас крестили, доченьки мои. Носите их и никогда не снимайте, они уберегут вас от беды, когда меня не станет рядом с вами. Берегите друг друга и никогда не расставайтесь. Вдвоем всегда легче пережить все невзгоды. Я очень надеюсь, что вы будете счастливее меня и проживете долгую и хорошую жизнь. Постарайтесь за меня, девочки мои, очень вас прошу.

Она говорила им еще что-то, лишь иногда прерываясь, чтобы отдышаться. Женя больше ничего не помнила, но вот эти слова ей словно врезались в память.

Чем болела мама, Женя тоже не помнит. Сейчас она, конечно, понимала, что скорее всего у матери был рак, от которого люди сгорают в считаные месяцы. Став уже взрослой, Женя старалась по памяти найти свой родной дом. Ей очень хотелось знать, где похоронена ее мать, и она надеялась, что кто-то из соседей обязательно должен знать об этом. Сначала Женя даже не представляла, как будет искать свой дом в таком огромном мегаполисе. Но однажды ей пришла в голову идея, и она упрямо решила ее испробовать. Мать несколько раз возила их с сестрой в зоопарк, а потом, естественно, обратно. Вот Женя и начинала поиски своего дома всегда от него, от зоопарка. Кажется, ей удалось найти то место, во всяком случае, она так думала. Но, к сожалению, того дома не оказалось на месте. Вместо него возвышался семнадцатиэтажный дом с квартирами улучшенной планировки, а они жили когда-то в пятиэтажной хрущевке. Кто куда разъехался, узнать не удалось. То жилищное управление, к которому относился их дом, давно куда-то переехало или вообще было аннулировано. Об этом никто ничего не мог сказать точно и вразумительно. Никто не хотел заниматься проблемой Евгении даже за деньги, тем более она не могла вспомнить ни одной фамилии живших рядом с ними соседей. Вот и эта слабенькая ниточка оборвалась, и от мамы осталась лишь цепочка с крестиком. По вечерам девушка часто смотрела на крестик и тихо говорила:

– Господи, если ты есть, сделай так, чтобы я нашла свою сестру. А уж вместе с ней мы обязательно найдем могилу мамы. А еще мы узнаем все и про нашего отца. Очень тебя прошу, помоги мне, Господи.

Так вот, Женя, когда шла на рынок, все украшения с себя снимала, оставляя лишь эту цепочку с крестиком. Она это делала для того, чтобы такие джигиты, как продавец персиками, поменьше приставали, но все было напрасно. Даже без макияжа, в потертых джинсах девушка выглядела яркой красавицей, поэтому мужчины никак не хотели пропустить мимо себя лакомый кусочек.

А вдруг повезет…

Евгения уже почти подошла к стоянке, где была ее машина, как перед самым ее носом материализовалась тетка необъятных размеров.

– Вот ты где? – выдохнула она девушке прямо в лицо и крепко схватила ее за руку. Женя с недоумением уставилась на бабу, а та так сильно дернула ее за руку, что чуть не выдернула из плеча. От неожиданности Женя выронила пакет, и все содержимое покатилось по асфальту.

– Второй день ее, потаскуху, ищем, а она по рынкам шляться вздумала, дрянь такая. Так и знала, что ты опять здесь, – таща девушку за собой, ворчала бабища. Она увидела рассыпавшиеся фрукты и заворчала еще пуще: – Ишь, фруктов себе накупила, зараза такая. Откуда деньги взяла? Небось у меня сперла, шалава полоумная?

Женя резко встала, как вкопанная, выдернула руку и с силой оттолкнула бабу от себя.

– Ты что, мать твою, сбрендила совсем, тетка? – гаркнула она так, что баба подпрыгнула от неожиданности на месте, раскрыла рот и растерянно захлопала поросячьими глазками. – Ты кто такая? И кто тебе дал право меня потаскухой да шалавой обзывать? – продолжала дымиться Женя, с ненавистью и возмущением глядя на бабу. – Ты сама полоумная, «дюймовочка» хренова, – окидывая взглядом необъятную фигуру бабы, шипела она. – Ты что, из дурдома сбежала? Ты кто такая? – грозно сверкая глазами, повторила Женя вопрос.

– Это я кто такая? – взвизгнула баба, отмерев от ступора. – Я твоя тетка родная. Кормлю, пою тебя, бездельницу. А ты из дома бежать вздумала?

Баба оглянулась по сторонам и, увидев молодого парня, заорала на всю площадь:

– Генка, вот она, Надька, я ее нашла. Иди скорей сюда, она меня чуть не убила. Быстрее, Генка, она щас убежит, – истерично завизжала баба, видя, как девушка хотела метнуться в сторону. Она схватила девушку за край футболки, стараясь удержать ее на месте. Женя, приподняв ногу, с силой опустила ее на ступню бабы. Сжимая от злости зубы, она несколько раз с большим удовольствием крутанулась на толстых пальцах бабищи подошвой своей кроссовки. – А-а-а-а, – высоким дискантом взвыла баба. – Надька, дура ненормальная, что ты делаешь, мне же больно! – орала она, брызгая во все стороны слюной. От боли в любимой мозоли буквально искры посыпались из ее глаз, которые вот-вот готовы были вывалиться из орбит. Но, несмотря на это, край футболки она из рук не выпустила, вцепившись в него, как черт в грешную душу. – Генка, быстрее сюда, я не удержу ее, она дерется, – еще громче завопила бабища, тараща на Евгению злые глаза, на которых от боли выступили слезы.

Народ у рынка невольно оглядывался и приостанавливался, чтобы посмотреть, в чем дело. Женя уже собиралась залепить чокнутой тетке в жирную физиономию и наконец смыться, но до нее вдруг дошло, что та дважды назвала ее Надькой. Евгения нервно дернулась и резко сняла свою ногу с пальцев женщины. В ее голове вдруг промелькнула шальная мысль:

«Мою сестру тоже зовут Надей. Эта баба перепутала меня с ней, ведь мы же близнецы. Значит, моя сестра, моя Наденька здесь, в Москве, и эта баба знает ее?»

В это время к ним подбежал долговязый прыщавый парень и схватил Евгению за руку.

– От меня не убежит, – довольно проговорил он и посмотрел на девушку наглыми, почти бесцветными глазами.

Женя не собиралась больше сопротивляться и с любопытством посмотрела на новое действующее лицо в «театре абсурда».

«Фу, какой противный, – про себя подумала Женя и сморщила свой хорошенький носик. – На жабу похож, и бородавки на морде такие же».

– Чо морщишься? Ща как двину, будешь знать, как из дома бегать. Зараза убогая, – процедил парень сквозь зубы и замахнулся, чтобы ударить девушку. Глаза Жени яростно вспыхнули, она поймала его руку на лету и задержала ее, крепко вцепившись в запястье. Сверля наглеца мечущим молнии взглядом, она прошипела прямо ему в лицо:

– Еще раз посмеешь замахнуться, останешься без яиц и того, чем детей делают. Ты меня понял, урод?

– Что это с ней, мам? – глупо икнул прыщавый и удивленно посмотрел на мать, хлопая выпуклыми глазами.

– Очередной сдвиг в мозгах. Не видишь, что ли? – гаркнула бабища и добавила: – Буйное помешательство. На тетку родную вздумала руку поднимать. Давай тащи ее в машину, дома разберемся, что к чему. Я ей покажу, как меня не слушать. Я ей покажу, как из дома убегать, да еще со мной же драться, – погрозила она Жене кулаком и, наткнувшись на бешеный взгляд девушки, попятилась. – У-у-у, ведьма, – сплюнула она и резко отвернулась.

– Давай топай, – махнул парень головой в сторону автомобильной стоянки, от которой они находились в нескольких шагах. Но прикасаться и брать ее за руку уже не стал, с опаской поглядывая на лицо девушки, которое побледнело от злости. Евгения плотно сжала дрожащие губы, насколько это было возможно при их пухлости, и покорно поплелась за экзотической парочкой, долговязым парнем и шарообразной бабой. Она бросила тоскливый взгляд на свой «Патрол» и тяжело вздохнула.

«Нужно будет позвонить Ленке, чтобы забрала отсюда машину. Хоть она и застрахована, а все равно жалко, если угонят. Теперь неизвестно, сколько мне придется пробыть там, куда сейчас повезут меня эти уроды, – подумала про себя Евгения и сморщила лицо в брезгливой гримасе, глядя на сутулую спину парня. – Охренел совсем подонок. На меня замахиваться? Значит, они вот так запросто бьют Надю? Если так, я им не завидую. Еще не родился такой человек, который остался бы безнаказанным, если обидел меня. А Надя – это то же самое, что и я сама. Ладно, посмотрю, чем вы там дышите, а уж потом буду принимать меры».

Женя решила пока не оказывать сопротивления и выяснить все до конца. Действительно ли ее приняли за сестру Надежду, и если это так, то узнать, где она и что с ней происходит.

«Почему этот прыщавый урод назвал меня, вернее, Надю убогой? И почему эта «тыква на коротеньких ножках» сказала, что у меня, вернее, у Нади очередной сдвиг в мозгах? Я должна все выяснить», – хмуро глядя себе под ноги, сосредоточенно думала Женя.

Девушку запихнули в видавшую виды «копейку», и парень сел за руль. Женя пристроилась на заднем сиденье и, отвернувшись от толстозадой бабы, которая заняла практически все сиденье, всю дорогу смотрела в окно и молчала. Ее трясло, как в лихорадке от возмущения и злости и в то же время от возбуждения, что, может быть, наконец-то ей повезло и она найдет свою сестру. Через некоторое время машина выехала за черту города, и девушка поняла, что они едут за город.

«Интересно, куда они меня сейчас привезут. Там, на месте, я думаю, что смогу выяснить все до конца и понять. Действительно ли та девушка, с которой меня перепутали, и есть Наденька, моя сестра? Господи, помоги мне, пусть это будет именно так, – про себя молилась девушка, прикрыв глаза. – Пусть эта Надя окажется моей сестрой. А с этими людьми я потом разберусь».

Эти мысли немного успокоили Евгению, ведь ей пришлось столько потратить времени и сил, чтобы хоть что-то выяснить о своей сестре. Все было напрасно, и она уже почти потеряла надежду. Сейчас эта надежда вновь мелькнула маленьким лучиком, и Евгения решила, что этот случай упускать нельзя. Игра стоила свеч, и Женя не стала препятствовать развитию событий.

Баба тоже сидела молча, и лишь отвратительное сопение напоминало Жене о ее присутствии.

«Надо же, до чего они оба противные. Что сыночек, что его мамаша, – думала про себя Женя. – Руки так и чешутся, чтобы размазать их по стенке и показать, на что я способна. Как они вели себя со мной, думая, что это Надя, уму непостижимо. Бедная моя сестренка, если, конечно, это ты. Представляю, что тебе приходится терпеть от этих нелюдей, – все сильнее и сильнее хмурилась Евгения, вспоминая, как замахнулся на нее долговязый парень, собираясь ударить. Как сверлила ее злобным взглядом тетка и как она больно схватила и дернула ее за руку. – Значит, они смеют бить Надю и она все это сносит покорно? Видно, я не ошибалась, и мои сны меня не обманули. Тебе в самом деле было больно и тоскливо, сестричка моя родная. Ну ничего, вот осмотрюсь, выясню, чем они там занимаются и вообще чем дышат, и покажу им тогда, где раки Новый год встречают. На свою беду, уроды меня перепутали сегодня с сестрой, видно, пришла пора расплаты. Дайте только срок: «будет вам и белка, будет и свисток», – ехидно усмехнулась Евгения, вспомнив излюбленное выражение Семена.

Она глубоко вдохнула в грудь воздуха, досчитала до десяти и, почти успокоившись, откинулась на спинку сиденья машины.

«Вперед, в неизвестность, но с песней, – подумала Женя. – Об меня вы свои клыки обломаете так, что ни один дантист не поможет, это я вам гарантирую».

Глава 5

Надежда медленно шла по рынку и смотрела на прилавки голодными глазами. Иногда ей удавалось что-то съесть, якобы пробуя товар для покупки. Этот рынок был единственным местом, куда она знала дорогу от своего дома. Просто садишься на электричку, и она тебя привозит чуть ли не к самым воротам. Надя уже выходила с рынка, когда увидела у своих ног аппетитный персик. Девушка быстро нагнулась и взяла его. Она оглянулась по сторонам и увидела, что на асфальте лежит большой полиэтиленовый пакет, а рядом с ним – рассыпанные фрукты и овощи. Надя подняла пакет и начала собирать в него помидоры, огурцы и персики. Когда все было собрано, она с недоумением стала смотреть вокруг, чтобы найти хозяина пакета. Но все люди шли мимо, каждый был занят своим делом, и никто не обращал внимания на растерянную девушку. Она недоуменно пожала плечами и пошла дальше. Вытерев персик руками, девушка с наслаждением откусила сочную мякоть и прикрыла от удовольствия глаза.

«Как вкусно, – причмокнула она губами. – Если это ничье, то я с удовольствием заберу все себе», – подумала Надежда, но все же посмотрела по сторонам, не ищет ли кто пакета. Съев один персик, она полезла в сумку за вторым, и ее рука наткнулась на какой-то твердый предмет. Это был кошелек. Девушка снова воровато и испуганно оглянулась, а потом почти бегом бросилась к скверу. Она с разбега плюхнулась на лавочку, прижимая к груди руку, будто боясь, что ее сердце вот-вот выскочит наружу. Немного отдышавшись, Надежда раскрыла большой кошелек и увидела в одном отделении кучу денег. Дрожащими руками она пересчитала их – оказалось пять тысяч рублей. Когда она заглянула в следующее отделение, которое закрывалось на «молнию», ее дыхание буквально перехватило. В отделении лежали доллары, много долларов, и все сотенными купюрами.

– Ой, мамочки, – пискнула Надя и схватилась за щеки, которые сразу запылали.

Но и это было еще не все. В следующем отделении ее ожидал сюрприз, повергший в состояние настоящего шока. Она увидела фотографию, с которой на нее смотрела… она сама, а рядом с ней стояла еще одна очень красивая девушка.

– Что это? – потерла Надя свой лоб рукой. – Я сплю или брежу наяву? – прошептала она и нервно сглотнула. Во рту моментально пересохло, а уши заложило так сильно, будто их заткнули ватой. Надя тряхнула головой, потерла глаза, чтобы прийти в нормальное состояние, и еще раз всмотрелась в снимок. Она увидела, что девушки стоят у больших железных ворот, наверху которых написано позолоченными буквами: «Коттеджный поселок «Русская Дубрава».

– Я никогда там не была, да и девушку эту я не знаю, – шептала Надя, вглядываясь в фотографию. Она перевернула снимок и увидела дату.

«Почти год назад сделан снимок, – подумала девушка и нахмурила лоб. – Неужели моя тетка права и я действительно ненормальная? Но ведь сейчас я все хорошо соображаю, и я знаю почему. Уже две недели я только делала вид, что пью таблетки, которые они в меня пихают целыми горстями, а на самом деле прятала и потом все закапывала в огороде. Только два дня назад я позволила себе шесть штук, да и то лишь потому, что нестерпимо разболелась голова. Нет, я совсем не сумасшедшая. Так, Надежда, возьми себя в руки», – сама себя начала успокаивать девушка. От волнения ее губы подрагивали, а глаза уже были готовы разразиться потоком слез.

– Ты спишь, и тебе снится сон. Это всего лишь странный сон, и ничего больше. Вот сейчас проснешься и поймешь, что лежишь на своей кровати, в своей комнате и ничего такого с тобой не случалось. Жаль, конечно, что вместе с пробуждением пропадут и эти деньги, – вздохнула девушка и оглянулась по сторонам. – Надо же, впервые вижу такой реальный сон. Чтобы проснуться, нужно как следует себя ущипнуть, – решила она и, посмотрев еще раз на кошелек и фотографию, вцепилась пальцами себе в руку. Для убедительности она еще и крутанула кусочек кожи, который прихватила. Ей стало так больно, что она даже вскрикнула. Недоуменно глядя на красное пятно у себя на руке, Надя поняла, что это вовсе не сон, а все, что сейчас происходит, происходит наяву. Из ее голубых, распахнутых от страха глаз тут же полились слезы, и Надя снова тихонечко заскулила. – Ой, мамочки-и-и, я действительно сумасшедшая.

– Вам плохо? – услышала девушка мелодичный голосок и подняла глаза. Рядом со скамейкой стояла девочка лет десяти и с интересом смотрела на Надежду не по-детски умными глазами. В руках она держала футляр со скрипкой и папку для нот.

– Ага, плохо, – кивнула Надя девочке. – Хуже, наверное, и быть не может, – всхлипнула она.

– Я, конечно, не знаю, что у вас произошло, но вы сейчас не правы, – проговорила девочка, не отрывая взгляда от зареванного лица Нади.

– Что ты имеешь в виду? – не поняла та и с интересом уставилась на скрипачку.

– Вы сейчас сказали, что хуже и быть не может. А это не так, потому что самое страшное – это смерть. После нее вообще ничего быть не может, ни хуже, ни лучше.

– Тебя как зовут? – улыбнулась Надя.

– Анастасия. А вас?

– А меня Надя.

– Очень приятно с вами познакомиться. Вы больше не будете плакать?

– Нет, больше не буду, – растерянно пообещала Надя.

– Вот и правильно. Когда я расстраиваюсь из-за чего-нибудь, моя мама напоминает мне слова одного древнего мудреца, его Соломоном звали. «Все проходит, и это пройдет». Я когда вспоминаю эти слова, мне сразу же становится легче, а слезы высыхают сами собой.

– Какая ты умная девочка, – восхитилась Надежда. – И мама у тебя молодец, знает, как успокоить дочку.

– Да, она у меня доктор исторических наук. Только вот я совсем не в нее. Я музыкой занимаюсь, у меня абсолютный слух, как у папы. Надеюсь, что вас мне тоже удалось успокоить, хоть немного. Я, конечно, не такая умная, как моя мама, но дурочкой меня еще никто не называл, – с гордостью проговорила Настенька. – Признайтесь, удалось? – повторила она.

– Еще как удалось, – засмеялась Надя. – Жизнь уже не кажется мне такой безнадежной. Спасибо тебе, Настенька.

– Ну вот и хорошо. Я тогда побежала, а то я на урок музыки опаздываю. Вы больше не будете плакать? – еще раз спросила она.

– Нет, больше не буду. «Все проходит, и это тоже уже прошло», – снова улыбнулась Надежда девочке. Та помахала ей рукой и побежала в музыкальную школу. Надя проводила ее взглядом и прошептала: – И это пройдет.

Девушка расправила плечи, глубоко вдохнула в легкие воздух и медленно выдохнула.

– Все, Надежда, прекрати паниковать, попробуй рассуждать логически. Если ты ничего не помнишь, это еще не повод впадать в прострацию и «сводить счеты с жизнью». Забыла, значит, будем вспоминать, – твердо решила она.

«Мне известно название поселка, где была сделана фотография. Значит, нужно поехать туда и все выяснить. Господи, а как же тогда кошелек оказался в этой сумке? Сумка вообще на дороге валялась. Если это моя фотография, значит, кошелек тоже мой? Ничего не понимаю, – она тряхнула головой. – У меня никогда в жизни таких денег не было. Неужели все-таки тетка права и я страдаю провалами в памяти?» – подумала Надя, и ее пробила дрожь.

– «Все проходит, и это пройдет. Все проходит, и это пройдет», – как заклинание начала произносить Надя, прикрыв глаза. Немного успокоившись, она тяжело вздохнула и, достав из сумки персик, начала медленно его жевать, всхлипывая и шмыгая носом. – Наверное, мне действительно нужно лечиться, если до такой крайности дошло дело. Почему я ничего такого не помню? – Она разглядывала свое лицо на фотографии. – Прямо мистика какая-то. А может, это все-таки не я? Нет, я. Точно, я, – снова всхлипнула она и заплакала чуть ли не в голос. – Ой, мамочки родные, что же это делается? – тихонечко поскуливала Надя. – Неужели я действительно сумасшедшая? – раскачиваясь из стороны в сторону, причитала она, напрочь забыв об обещании, которое только что дала Настеньке. Наплакавшись вволю, девушка немного успокоилась, даже не заметив, как смела штук пять персиков. Она еще очень долго сидела на лавочке, сосредоточенно силясь хоть что-то вспомнить. Она так и держала в руках снимок, время от времени бросая взгляд на саму себя. – Это я, это точно я, вон, даже моя цепочка с крестиком видна. Правда, платья я этого не помню. Оно очень красивое, я бы такого никогда не забыла. Или все-таки забыла? Ну ясное дело, забыла, вот же оно, на мне надето, на фотографии. А где же оно тогда сейчас? Наверное, тетка отобрала и спрятала. Она же все вещи от меня прячет, чтобы я из дома никуда не выходила. Что же мне делать? А что, если поехать туда, в этот поселок? – задала Надя вопрос неизвестно кому, но вслух. – Точно, так и нужно поступить, чтобы расставить все точки над «и». Все, решено, прямо сейчас и поеду, – рубанула рукой воздух девушка, обратив этим самым на себя внимание влюбленной парочки. Девушка с парнем сидели на лавочке, как раз напротив той, на которой расположилась Надежда, и только что закончили целоваться. Надя смущенно улыбнулась, наткнувшись на их недоуменные взгляды, и поспешно вскочила с лавочки.

«Прямо сейчас поеду в эту «Русскую Дубраву» и все выясню, – уже не вслух, а про себя думала она. – Ведь должен же меня там кто-то знать? Ведь к кому-то я туда приезжала, раз фотографировалась там? Наверное, вот к этой девушке, с которой я рядом. Очень красивая, жаль, что я ее совсем не помню», – хмурила брови Надя. Она решительно поджала пухлые губы, глубоко вдохнула и зашагала в сторону проезжей части. Надежда встала у края тротуара и стала ждать, когда будет проезжать такси. Рядом с ней то и дело останавливались частные извозчики, но девушка лишь мотала головой в знак отказа. Она решила дождаться именно такси, чтобы он довез ее до поселка, ведь таксист наверняка должен знать, где это может быть.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное