Ирина Хрусталева.

Блеск и нищета хулиганок

(страница 2 из 24)

скачать книгу бесплатно

– Счастливая, – вздохнула Евгения. – Ты хоть сама за себя все решила и, как видно, довольна. А меня даже этого права лишили в один прекрасный день.

– Не поняла я тебя, – нахмурилась Алена. – Что ты хочешь этим сказать?

– Меня Семен попросту купил, когда мне было тринадцать лет.

– Как тринадцать? Как купил? Ты же вроде какая-то дальняя родственница Семену. Или я что-то путаю? – удивленно вскинула глаза Алена.

– Если я ему родственница, то ты, моя дорогая, звезда Голливуда Элизабет Тейлор, – усмехнулась Евгения. – Он купил меня как вещь и уверен, что эта «вещь» принадлежит ему и он вправе делать с ней все, что захочет. Только он не учел, что у этой «вещи» есть душа, характер и свои планы на жизнь.

– Ты мне никогда этого не рассказывала, – растерялась девушка. – Выходит, что ты Семену никакая не родственница? Он тебя купил и теперь использует? Вроде у нас рабство давным-давно отменено.

– Это только так кажется, – вздохнула Евгения.

– Ну и уехала бы куда-нибудь за кордон, если не хочешь больше так жить. Проблема, что ли? Жень, ты меня прямо удивляешь. Ты такая решительная во всем, а здесь что-то тормозишь. Это на тебя совсем не похоже.

– Понимаешь, Лен, уехать, конечно, не сложно. Плюнуть на все и уехать. Но тут такое дело… – и Женя посмотрела на Алену грустными глазами.

– Проблемы? Что-то серьезное? – спросила та.

Сама не зная почему, Евгения вдруг начала говорить Алене то, что никогда и никому не рассказывала.

– Серьезней не бывает. Мне нужно сестру свою разыскать, обязательно.

– У тебя есть сестра? – удивилась Лена.

– Да, есть. Мы с ней близняшки. Об этом никто не знает и знать не должен. Ты первый человек, кому я об этом говорю.

– А где же она?

– Понятия не имею. Ведь мы с ней виделись в последний раз, когда нам всего по пять лет было, мать наша в том году умерла. Отца я совсем не знаю, только его портрет помню, он у нас в большой комнате на стене висел. Мама говорила, что вроде на войне он погиб. Я уже сейчас, когда пытаюсь что-то вспомнить, прихожу к выводу, что он в Афганистане служил. В то время там война была. Но если честно, то не могу утверждать точно, наяву все было или во сне я все это видела? – вздохнула Женя. – Мне бы только сестру свою разыскать. Правда, надежда у меня на это очень маленькая. Я уже столько времени пытаюсь это сделать, но все напрасно.

– Надо же, у тебя есть сестра, – удивленно повторила Лена. – И точно такая же, как ты.

– Да, есть, – тихо подтвердила Женя. – Ее Наденька зовут, мы с ней с детства как две горошины были, нас всегда путали в детском саду. Когда наша мама умерла, нас тогда в детский дом определили, а через полгода там страшный пожар случился. Все дотла сгорело, директриса погибла, детей старалась побольше спасти, а сама… Много детей погибло, а кто в живых остался, по разным больницам развезли. Отчетливо помню, что плакала я тогда сильно, все сестренку свою искала, у всех врачей, которые в палату приходили, про нее спрашивала, а они лишь руками разводили.

Медсестричка там одна была, добрая такая тетка, все меня успокаивала. Потерпи, мол, деточка, вот поправишься и найдешь свою сестричку. Но я так ее и не нашла. Всех детей потом по разным детским домам раскидали. Мне всего-то ничего было, ребенок совсем. Что я могла тогда? Вот так мы с моей сестрой и потерялись, – горько вздохнула Евгения, вспоминая те годы. – И сколько я потом к взрослым дяденькам и тетенькам, что у нас в детдоме были, ни приставала, все от меня только отмахивались, как от назойливой мухи. Я после этого и пошла вразнос, совсем перестала слушаться, грубила воспитателям. Когда в первый класс пошла, вообще не училась, одни двойки получала, а уж про поведение и говорить не стоит, учителя только за голову хватались. Дружила лишь с мальчишками, ну, и все такое прочее. Меня из одного детского дома в другой, как мячик от пинг-понга перебрасывали, не знали, как меня образумить. И вот однажды, мне тогда только-только тринадцать исполнилось, попала я в компанию одну. Ребята там уже взрослые были. Я спиртное-то не очень уважала, впрочем, как и сейчас, а вот пиво иногда пробовала. В тот день, когда все случилось, мне в пиво что-то и подсыпали. Очнулась я уже в машине, и меня опять чем-то угостили, я даже и не видела кто. Помню только руки, пальцы такие длинные, как у пианиста или у хирурга. Между безымянным и мизинцем – маленький такой шрамик, в виде полумесяца. Очнулась я в чужом доме, даже не могла сразу вспомнить, что и как. Мужик там был, на узбека похож, с хитрыми глазками. Все щупал меня и языком прищелкивал, мол, костлявая слишком. Я тогда орать начала, как резаная, и мне укол какой-то сделали, чтобы заткнулась. Совсем я очухалась уже у Семена в доме, и он мне популярно тогда объяснил, что купил меня у того мужика, Ахмедом его назвал, и теперь моя жизнь полностью принадлежит ему. Захочет, прибьет к чертовой матери и на свалку выбросит, а захочет, человека из меня сделает. Только для этого я должна беспрекословно его слушаться и делать все, что он прикажет. Я никогда не могла стерпеть, если мне что-то приказывали, характерец был еще тот. Да это и понятно, тринадцать лет, переходный возраст. Дух противоречия во мне преобладал над всеми остальными чувствами и эмоциями. Я привыкла все решать только так, как мне хотелось, воспитатели в детском доме от меня стонали. Но Семен быстро меня сломал, через две недели я уже была, как шелковая, и боялась даже рот раскрыть в его присутствии. Поняла я тогда очень отчетливо, что если не подчинюсь, то меня отправят обратно к Ахмеду или, того хуже, на тот свет. И выбрала я тогда, Леночка, из двух зол наименьшее, слушаться Семена, а уж потом… потом будет видно, решила я для себя тогда. Сколько раз, правда, от него убегала, а затем сама же возвращалась с повинной головой. А куда мне было идти? Не в детский же дом снова? Или на вокзал, вшей собирать? В общем-то, Семен неплохо ко мне относился, вещи мне покупал, в школу определил. Действительно относился, как к своей племяннице, пока мне шестнадцать не исполнилось. А потом… потом он в постель ко мне залез, сволочь пузатая. Сразу предупредил, скажешь кому, головы в тот же день не будет.

– Господи, Женька, страсти-то какие. Ты же никогда ничего не рассказывала, – охнула Елена. – Я думала, что у вас с Семеном все полюбовно, по-родственному. Он же с тебя, можно сказать, пылинки сдувает.

– Ага, с одной стороны пылинки сдувает, а с другой – в дерьме валяет, – хмыкнула Женя. – А не рассказывала я ничего, потому что не люблю про это вспоминать. Сама не знаю, почему сейчас это делаю, накатило что-то. В последнее время все чаще и чаще Надя во сне снится, – нахмурилась Евгения. – И почему-то тревожно у меня на душе, а поделиться совсем не с кем. Вот только ты и есть, – вздохнула она. – Смотри у меня, чтобы ни одна живая душа больше об этом не узнала, – строго приказала Евгения и очень серьезно глянула на Елену.

– Да ты что, Жень, кому я такие вещи рассказывать буду? – округлила та глаза. – Ты же меня знаешь, я не из той породы, которые посплетничать любят. Тем более о тебе. Можешь не беспокоиться, я могила, хоть режь. Ты прекрасно знаешь, как я тебя люблю, – улыбнулась Лена и посмотрела на подругу преданными глазами.

– Знаю, знаю, – махнула Женя рукой. – Это я так, для проформы сказала. Если бы не была в тебе уверена, ты бы никогда от меня не услышала такой откровенности. Запомни, Алена, про мою сестру никто не должен знать. Поняла?

– Сказала же уже, могила, – надула Лена губки. – Зачем повторять?

– Как было бы замечательно, если бы мы с ней встретились. Где она? Что с ней происходит? Я бы очень многое отдала, чтобы знать это, – вздохнула Евгения. – Надеюсь, что ее жизнь сложилась лучше, чем моя, и в ней нет такого вот Семена. С этим человеком, придет время, я разберусь. У нас с ним свои счеты, – медленно проговорила Женя, пристально разглядывая свою фигуру в зеркало.

Она повернулась боком, провела рукой по талии, потом по бедру и удовлетворенно подмигнула своему отражению.

– Я прекрасна, черт возьми, – улыбнулась красавица.

– Ты всегда такая гордая и независимая. Сколько раз я слышала, как ты с ним разговариваешь. Никогда бы не подумала, что ты его боишься, – задумчиво проговорила Алена. – Мне кажется, что тебе ничего не стоит уехать от него, и поверь, он наверняка ничего тебе не сделает. Тот, кто много обещает, как правило, мало исполняет.

– Я не говорила, что боюсь его. Я сказала, что ненавижу, – заметила Евгения. – Скорее, он меня должен бояться. За девять лет я столько про него узнала, что мало ему не покажется, если расскажу, где следует. Если узнает, может убить запросто, но я себя обезопасила, на всякий случай, – усмехнулась Женя.

– Как же ты это сделала? – заинтересовалась Алена.

– Много будешь знать, спать станешь плохо, – сказала, как отрезала, Женя и строго посмотрела на Елену. – Этого я даже тебе не могу сказать, извини, – уже миролюбиво проговорила девушка и села к зеркалу, чтобы сделать макияж.

– А про сестру свою ты так до сих пор ничего и не узнала? – спросила Елена. – Совсем-совсем ничего?

– Ничего, – покачала Женя головой. – Все документы в детском доме сгорели. Куда ее тогда отправили, под какой фамилией? Ничего не удалось пока узнать, – вздохнула она. – Надя должна была помнить свою фамилию, ведь я же помнила. Но сколько я ни пыталась, все без толку. Четыре раза мне давали координаты девушек с такими же именем и фамилией, но каждый раз это оказывалась не она. Кстати сказать, и о себе я узнала очень интересную вещь. Я пропала без вести, именно в то время, когда меня привезли к Ахмеду и продали ему. Это уже потом, дня через три, меня Семен у него перекупил. В милиции даже завели уголовное дело, но потом, естественно, сдали в архив. Кому нужно искать какую-то детдомовскую девчонку? У них там и при живых родителях полно в розыске. Решили, что я сама куда-то сбежала, таких случаев сколько угодно. Документы мне уже Семен делал, когда шестнадцать исполнилось, на другие фамилию и отчество, только имя мое осталось. Он и в школу меня под этой фамилией определял, у него в Министерстве просвещения кто-то из знакомых работает. Если честно, я тогда и не вникала в эти сложности, мне это не нужно было. Уже потом, когда я стала Надю искать, тогда у Семена все потихоньку и разузнала. Вот такие, Алена, дела, потерялись мы с моей сестричкой, и неизвестно, найдем ли когда-нибудь друг друга, – снова тяжело вздохнула Женя. – Но я надежды не теряю.

– А может быть, она тоже погибла при том пожаре? – осторожно поинтересовалась Лена.

– Нет, она жива, – твердо сказала Евгения и повернулась к Елене. – Понимаешь, Лен, я это чувствую. Ведь у близнецов существует незримая связь. Вот как у матери с ребенком, только у близнецов это в десять раз сильнее. Если бы она умерла, я бы знала это. Точно бы знала. Часто мне снится один и тот же сон: мы с ней качаемся на качелях, а рядом стоит наша мама. Потом я уже в интернате, в той комнате, где нас и застал пожар. Я вижу только себя, а ее не вижу, но знаю, что она где-то рядом и ей так же плохо и страшно, как и мне. Еще иногда мне снятся сны, как будто я – это она. Просыпаюсь, а вот здесь, – Женя приложила руку к груди, – больно, бесконечно тоскливо и хочется плакать. И я чувствую, что это не мое личное, а ее, Надино. Это ей сейчас больно и тоскливо. Это ей хочется плакать. Такие вещи очень трудно объяснить, их нужно чувствовать, – грустно проговорила Женя и вновь повернулась к зеркалу. Елена смотрела на подругу широко раскрытыми глазами, и на ее ресницах повисли слезинки. Она быстро их смахнула и, увидев, что смазала лак на двух пальцах, чертыхнувшись, принялась за ногти по новой.

Закончив макияж, Евгения бросила последний взгляд в зеркало на свое отражение и пошла к двери.

– Алена, будешь уходить, проверь, везде ли выключила свет, а то в прошлый раз прихожу, кругом иллюминация, – сказала она уже на ходу. – Дождешься, что ключи от квартиры отберу.

– Ладно, проверю, – покладисто согласилась Елена и продолжила свое занятие.

Женя вышла во двор и нажала на кнопку сигнализации. Автомобиль издал характерный писк и приветливо подмигнул своей хозяйке фарами. Она села за руль, завела машину и, обреченно вздохнув оттого, что ей приходиться ехать к Семену, тронула автомобиль с места.

Эту машину она купила совсем недавно, всего три месяца назад. Ту, которая была у нее раньше, пришлось бросить прямо на дороге, где произошло ДТП. Впоследствии ее отправили на свалку, потому что на что-то другое она уже не годилась. Женя чудом тогда осталась жива, и то только благодаря подушкам безопасности. Какой-то пьяный придурок, сидя за рулем «КамАЗа», выехал на встречную полосу и буквально подмял машину Евгении под колеса грузовика. Хорошо, что в это время она сбросила скорость до сорока километров в час, иначе, после всего, что случилось, Женя сейчас была бы на кладбище. Она потом долгое время не могла вообще ездить в машинах, не говоря уж о том, чтобы самой сесть за руль. Через некоторое время шок прошел, воспоминания немного притупились, и Женя наконец решилась на приобретение новой машины. В автомобильном салоне, куда она приехала вместе с Еленой, Женя долго выбирала и остановилась на фирме «Ниссан». Она выбрала джип «Патрол» сочно-вишневого цвета. Машина была полностью автоматизирована, имела климат-контроль и кучу всяких дополнительных достоинств. Когда она села в салон, то посмотрела на менеджера и Елену сверху вниз.

– Именно то, что мне и нужно. Надеюсь, что на такой машине мне уже не будут страшны придурки за рулем, – решила тогда Евгения и пошла ее оформлять.

За те три месяца, которые она ездит на своем джипе, Женя ни разу не пожалела о том, что отдала за четырехколесного «друга» такие деньги. Она чувствовала себя полностью защищенной от всяких неприятностей на дороге. Ну… или почти полностью.

Девушка на удивление быстро проехала центр, ни разу не застряв в пробке, и благополучно свернула на МКАД. Совсем недалеко, всего в пятнадцати километрах, находился элитный поселок «Русская Дубрава», где и стоял огромный дом Семена. Он приобрел сие великолепие пару лет назад и, показывая его тогда Евгении, прищелкивал языком.

– Наконец-то сбылась моя мечта. В такой дом не стыдно приличных людей пригласить, а то все деловые встречи приходилось организовывать в ресторанах. Посмотри, Женечка, сколько здесь комнат, а какой бассейн, а бильярдная, – восхищался Семен, демонстрируя свои владения. Спорить не приходилось, дом действительно был хорош.

Вот туда сейчас и направлялась Женя.

– Господи, как же мне все это надоело. Кого, интересно, Семен пригласил к себе на этот раз? Только бы не очередного старпера, из которого песок сыплется при каждом шаге. Когда только все это кончится? – стукнув руками по рулю, прошептала Евгения и свернула с МКАД на дорогу, ведущую к коттеджному поселку «Русская Дубрава».

Глава 3

Евгения уверенно вела машину, изредка бросая взгляд в зеркало заднего обзора. Она давно заметила, что за ней едет «Мерседес» серебристого цвета, но сначала не придала этому значения. Мало ли машин, которым с ней по пути. Сейчас же она насторожилась, потому что уже повернула в сторону коттеджного поселка и «Мерседес» повернул сюда же. Она заерзала на сиденье. «Он что, за мной следит? – с тревогой подумала девушка. – С чего бы это, интересно? И что ему от меня нужно? Может, это какой-нибудь маньяк?» – спросила она сама у себя и напряженно сдвинула брови.

«Идиотка, где ты видела маньяка, который ездит на такой крутой тачке, – сама на себя выругалась Женя, но все равно продолжала наблюдать за автомобилем в зеркале заднего обзора. – Нет, что-то здесь не то, – пришла она к выводу. – Он точно едет именно за мной. Впрочем, чего это я? Он вполне может жить в поселке. Кажется, у меня развивается паранойя, – закатив глаза под лоб, прошептала Евгения. – И все же мне совсем не нравится этот «Мерседес», и думаю, что едет он не в поселок, а за мной», – упрямо подумала она и решила убедиться.

Чтобы проверить свое предположение, Женя остановила машину и стала наблюдать за преследователем. Тот проехал мимо, но буквально метров через семь остановился. Девушка судорожно вцепилась в руль и застыла. «Что ему нужно?» – вновь с тревогой подумала она.

Дверца «Мерседеса» открылась, и оттуда легко выпрыгнул довольно симпатичный, элегантно одетый мужчина. Он встал возле своей машины, облокотясь о дверцу, и пристально посмотрел в сторону Евгении. Видя, что девушка не выходит, он пошел к ее автомобилю пружинящей походкой. Мужчина подошел и, заглянув через стекло в машину, лучезарно улыбнулся.

– Добрый день. Проблемы? – постучав по стеклу, спросил он.

– Нет проблем, – проблеяла Женя, проигнорировав приветствие незнакомца, и нервно сглотнула.

– А почему тогда стоим? – задал он следующий вопрос.

– А что, нельзя? – вскинув глаза на мужчину, с вызовом спросила Евгения и нахмурила брови. – Где хочу, там и стою. Какое вам до этого дело?

Мужчина неопределенно пожал плечами.

– Вы так внезапно остановились.

– А что, нельзя? – снова задала Женя все тот же вопрос. Ей совсем не нравился этот мужчина, хоть и был чертовски привлекателен.

– Ну почему же? Можно, конечно. Просто я подумал, что у вас что-то случилось. Иначе зачем же вам здесь вдруг останавливаться? Я тоже остановился лишь для того, чтобы вам помочь.

– Нет, ничего не случилось, все в порядке, и вы можете спокойно ехать дальше. Спасибо, конечно, за готовность прийти на помощь, но, как видите, я совсем в ней не нуждаюсь, – проговорила Евгения.

– А вы в какой дом едете, если не секрет? – вновь улыбнулся мужчина, совсем не замечая напряженности девушки. Или делая вид, что не замечает.

– Секрет, – пробурчала Женя и снова строго посмотрела на него. – Вам-то какое до меня дело? Что вам от меня нужно? – с раздражением поинтересовалась она.

– Меня Виктором зовут. А вас? – опять не обращая внимания на раздражение девушки, представился мужчина.

– Вы всегда вот так знакомитесь?

– Как? – еще шире улыбнулся Виктор.

– На дороге.

– Нет, в первый раз, – продолжал улыбаться он.

– А я предпочитаю избегать таких знакомств, – отбрила назойливого Виктора Женя и уже положила руку на ключ замка зажигания, чтобы завести мотор. Про себя она облегченно вздохнула, сообразив наконец, что это вовсе никакой не маньяк, а просто-напросто Казанова, который увидел смазливую мордашку. Женя все же бросила настороженный взгляд в его сторону, но не стала говорить о своих выводах.

– Вы меня боитесь? – удивленно вскинул брови Виктор.

– С чего вы это взяли? – усмехнулась девушка. – Меня, уважаемый, очень трудно чем-либо испугать. Я далеко не из пугливых. А почему вы решили, что я вас боюсь? – уже с вызовом повторила свой вопрос Евгения.

– Вы смотрите на меня, как кролик на удава, – продолжал веселиться мужчина, демонстрируя свои безупречно белые и ровные зубы.

– Послушайте, Виктор, езжайте своей дорогой. У меня совершенно нет настроения продолжать с вами знакомство. Я очень тороплюсь, меня ждут, – постаралась закончить Евгения этот совершенно не нужный ей разговор. Она была во взвинченном состоянии, которое никак не располагало к флирту, да еще и на дороге.

– Очень жаль, – грустно проговорил мужчина. – Когда я вас увидел, мне сверху сказали, что вы моя судьба.

– С какого верху? – опешила Женя, неподдельно удивившись.

Виктор поднял глаза к небу и прошептал:

– Оттуда.

– А-а-а-а, – протянула девушка. – Как это я сразу не догадалась? Так вы ненормальный?

– Нет, я здоров. Мне тридцать два года, не женат, детей нет, неплохо зарабатываю, не пью, не курю, занимаюсь спортом, и вообще я ужасно положительный, – серьезно говорил мужчина, но в его глазах прыгали веселые чертики.

– Мне нет никакого дела до вашего семейного положения, – пожала девушка плечами. – Зачем вы мне все это говорите?

– А мне до вашего – очень даже есть. Кто вы? Как ваше имя? Где вы живете? Есть ли у вас муж? Кольца я не вижу, значит, нет, – тут же, не останавливаясь, сам ответил он на свой последний вопрос и продолжил дальше: – Вы к кому-то приехали или здесь живете? Если живете, то в каком доме? Я совсем недавно купил тут себе жилище, поэтому еще не успел познакомиться с соседями, – как ни в чем не бывало, сыпал Виктор вопросами, одновременно отвечая на те, которые ему никто не задавал, и при этом не переставал улыбаться. Он, не отрываясь, смотрел на Женю, совершенно не скрывая своего восхищения.

– Извините, мне пора, – пробормотала Евгения, смущенная прямым взглядом Виктора. Она повернула ключ в замке зажигания и медленно тронула с места машину.

– Мой дом крайний от леса, красный кирпичный забор. Во дворе пока нет злых собак, можете смело заходить. Буду ждать вас к себе в гости, приходите. Я умею варить замечательный кофе, – прокричал Виктор вслед удаляющейся машине Жени и, широко улыбаясь, помахал ей рукой. Девушка нервно смотрела за ним в зеркало заднего обзора.

– Вот пристал. Что ему от меня нужно? Крайний дом? – усмехнулась Женя. – Видела я этот дом. Дворец – более подходящее название. А он ничего, этот странный парень, симпатичный, – отметила Женя, все еще глядя в зеркало заднего обзора, где отражалась удаляющаяся машина незнакомца, в которую он сейчас садился. – За такого, наверное, я бы замуж пошла, не задумываясь. Жаль, что это невозможно, – вздохнула она.

Женя нахмурилась, размышляя о том, что ее жизнь ей не принадлежит. Что молодость уходит и уже никогда не вернется. Что с тринадцати лет ей пришлось жить по указке Семена и все делать только так, как было угодно ему. Лишь чувство благодарности за то, что он тогда, девять лет назад, пожалел ее, не давало ей возможности расправиться со своим воспитателем. Он не позволил ей остаться у Ахмеда, а перекупил ее у него, заплатив двойную цену. Вот уже почти девять лет она отрабатывает эти деньги и пока терпит все ради того, чтобы узнать, кто тот гад, который привез ее сюда и продал Ахмеду. Девушка была уверена, что Семен прекрасно знает его, но ей не говорит, сколько она ни просила. Женя уже достаточно скопила денег, чтобы попробовать уйти от Семена, но делать этого она не собиралась по двум причинам. Во-первых, она знала, что у Семена такие связи, что ее все равно найдут, где бы она ни была. Единственная возможность затеряться – это уехать за границу, подальше отсюда. Но пока этого делать Евгения не хотела, потому что все еще надеялась разыскать свою сестру. А второй причиной являлось то, что Женя задалась целью в конце концов развалить «империю» Семена. А до тех пор ей надо терпеть вот такие внезапные вызовы в загородный дом «дядюшки» и лететь сюда как можно быстрее.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное