Ирина Щеглова.

Водолей. Девочка-ветер

(страница 2 из 8)

скачать книгу бесплатно

Андрей улыбался, изредка говорил что-нибудь, но больше слушал или не слушал, кто его знает. Он такой загадочный!

Инка пустила в ход все свое красноречие, постепенно она все ближе подбиралась к Андрею, все чаще обращалась прямо к нему. Он пожимал плечами, отвечал почти всегда односложно. А потом неожиданно встал и распрощался со всеми.

«Вот так всегда», – разочарованно думала Инка, глядя в спину растворяющемуся в темноте Андрею.

Она посидела еще минут пятнадцать, отвечая невпопад на вопросы развеселившихся парней и девчонок. Постепенно интерес к ней угас, ребята стали обсуждать что-то совсем Инке неинтересное, она смотрела в темноту, повторяла «что-то мама задерживается…». Наконец не выдержала и тоже ушла. Кажется, на ее уход даже внимания не обратили. Она умела уходить незаметно.

Глава 2
Инка, ее прошлое и настоящее

Водолеи привлекательны, эрудированны, умны, внимательны, склонны самостоятельно принимать решения, игнорируя чужие советы. Женщина-Водолей всегда поступает по-своему, но предпочитает не нести за это ответственности.


Мама возилась на кухне. Крикнула, услышав, как хлопнула входная дверь:

– Инна, ты?

– Я…

Инка медленно стащила куртку, сбросила кроссовки. Прошла по коридору в кухню, заглянула:

– Привет, мам, как ты?

– Привет, нормально. – Мама, поворачиваясь из стороны в сторону, хлопала ящиками столов, дверцами шкафа и холодильника, громыхала кастрюлями. – Ты ела? – спросила она озабоченно.

– Ела, ела, – скороговоркой произнесла Инка.

– Знаю я, как ты ела, – проворчала мама, – небось опять печенье грызла.

– Я правда ела, – лениво оправдывалась Инка.

– Ужинать будешь? – Казалось, мама разговаривает сама с собой или с кастрюлями. Она не слушала дочь или не слышала. – Садись со мной, а то одной скучно есть, – предложила мама.

– Сейчас, – пообещала Инка и покорно побрела в ванную мыть руки.

Ужин был обильным. Мама заставила стол тарелками с соленьями, салом, колбасой, овощами. Налила себе борща.

От первого Инка категорически отказалась. Тогда мама поставила перед ней тарелку с рагу.

– Ешь давай, – приказала она.

– Мне много.

– Не много, – убежденно заявила мама, – не будешь есть много, протянешь ноги. Худющая какая!

– Мама, мне лучше знать! – Инка повысила голос.

– Синяя, – не унималась мама.

Инка уткнулась в тарелку и решила не продолжать разговор. А мама как ни в чем не бывало спросила:

– Папа звонил?

– Нет…

– Уроки сделала? – вопрос был скорее риторический. Уроков у Инки никогда не проверяли и в дневник не заглядывали, если только она сама не подсовывала его на подпись.

– Сделала.

Мама отставила тарелку и зевнула:

– Ох, пойду лягу, устала сегодня, сил нет.

– Иди, я здесь сама уберу, – пообещала Инка.

Мама поднялась и удалилась в комнату. Инка быстренько сполоснула тарелки, убрала оставшиеся продукты в холодильник, смахнула со стола, удовлетворенно все оглядела и выключила свет.

Проходя мимо комнаты, прислушалась. Кажется, мама уже легла, Инка знала – теперь маму пушками не разбудишь.

Она снова была свободна и предоставлена самой себе.

Вспомнив про уроки, Инка вздохнула, выложила на стол учебники с тетрадями, уселась, подперла щеки кулаками и уставилась в раскрытую алгебру.

Ее хватило на то, чтобы вывести в тетради «домашнее задание». Подумав еще немного, она записала условие… Нет, алгебра определенно не решалась. Надо взяться за что-нибудь другое. Инка быстренько накорябала упражнение по русскому языку и перешла к истории. История ей всегда нравилась, не та, конечно, которая была описана в параграфах учебника. Инка могла бы блеснуть знаниями и порассказать учительнице и одноклассникам не тот примитивный текст, который им задали, а более развернутую версию событий или даже несколько версий. Но… Кому это надо?

Инка представила себе скучающие лица одноклассников, легкое недоумение на лице учительницы, может, даже раздражение. «Что ей, больше всех надо?..» – или что-то в таком духе. Нет, не имеет смысла, ограничимся тупым параграфом – решила она. Остальные учебники Инка даже не открыла. Сбросила их в сумку и затолкала ее под стол.

Ее взгляд упал на Плутарха, но древний грек ее не привлек. Инка вспомнила о толстом томе под заманчивым названием «12 знаков зодиака». Зря не купила, сейчас можно было бы посмотреть, что там у Водолеев с любовью. Нет-нет, ни в какие гороскопы и предсказания Инка не верила, просто сегодняшняя встреча с Андреем никак не шла из головы, как Инка ни старалась о ней не думать. Конечно, если трезво взглянуть на вещи, то все понятно без всяких гороскопов. Андрей – умный, красивый парень. К тому же взрослый, школу заканчивает. Кто она для него? Маленькая девочка, соседка, не более. Он ее никогда не замечал, даже не здоровался. А она? С тех самых пор, как переехала в этот дом, не переставала наблюдать за ним, сначала мальчишкой, потом взрослым парнем. Инка усмехнулась, вспомнив себя ту, прежнюю пятиклассницу с тонкими ножками. Ей ни одни сапоги не подходили. Ноги болтались в голенищах, как карандаши в стакане. В придачу веснушки и непослушные кудряшки. Да уж, красавица, нечего сказать! Но тогда Инка не задумывалась о своей внешности.

А чего задумываться? Когда они жили в тихом пригороде вместе с бабушкой, у Инки было много друзей, и во дворе, и в школе. Там ее любили, и она была счастлива. А потом родители получили квартиру в городских новостройках. Инке пришлось расстаться и с тихим пригородом, и со школой, и с друзьями. Она не хотела переезжать. Но разве ее спросили? Нет. Привезли во двор, окруженный безликими стенами новых домов, потом отвели в школу по соседству.

Инка бунтовала. Она доказывала, умоляла, она просила оставить ее у бабушки. Но даже бабушка не поддержала Инку. Взрослые в один голос твердили: «Здесь школа лучше». А чем она лучше? Подхалимаж и лицемерие! Битва за оценки. Выживает сильнейший. Инку не устраивали новые правила. Она не умела, да и не желала подлизываться к учителям, не участвовала в гонках за оценками и негодовала, когда сильный обижал слабого.

Справедливость – прежде всего, настаивала Инка. И если ей казалось, что кто-то поступает несправедливо, она вычеркивала этого человека из списка своих знакомых.

Никто не смеет навязывать ей своего мнения! Пусть лучше она будет белой вороной, но от своих принципов не отступит!

Инка очнулась от воспоминаний. Посмотрела на часы и поняла, что уже довольно поздно. Надо было ложиться спать.

Глава 3
Выживай, девочка!

Чувствительная натура Водолеев делает их обидчивыми; при этом отходчивыми людей этого знака не назовешь: они, кажется, вообще ничего не забывают. Кроме, разве что, собственных обещаний. Друзей и врагов Водолеи выбирают раз и навсегда.

Добавим также, что Водолеи склонны к благотворительности; они охотнее сделают что-то для другого, чем для себя.


Она выжила.

Сначала, ничего не зная, выбегала во двор, сама знакомилась, пыталась включаться в игры. Во дворе ее не то чтобы не приняли, скорее она не приняла двор. С ровесниками было скучно, а старшие ее просто не замечали. Нет, Инку не обижали, просто она никак не вписывалась в новый для себя мир. Она честно пыталась. Даже бегала вместе со всеми на стройку неподалеку, хотя родители запрещали и рабочие гоняли.

Двор разбивался на команды, девчонки наравне с пацанами гоняли мяч, носились наперегонки, штурмовали заборы, падали, обдирая локти и колени. Маленькая, хрупкая Инка не поспевала. Хороший удар мяча сбивал ее с ног, она не умела драться и вообще не могла постоять за себя. Ее отказывались принимать в команду – слишком слабая, бесполезная. Все время особняком, все время отвлекается. Все чаще Инка просиживала на скамейке, пока другие с гомоном носились по двору. Подружиться никак не получалось. Правда, ей немного повезло. К ней на скамейку стала подсаживаться красивая и аккуратненькая Вика, презиравшая шумные свалки и силовые игры. Вику воспитывали как маленькую королеву: музыка, языки, бассейн. Она посматривала свысока на драные джинсы и обломанные ногти других девчонок. Но не все же время быть неприступной барышней, пообщаться Вике тоже хотелось. Она и приметила одинокую Инку. Вика нашла благодарную слушательницу, она подолгу рассуждала о нарядах и моде, хвасталась своими успехами, приносила глянцевые журналы. И в конце концов так надоела Инке своим однообразием, что та стала избегать встреч с рафинированной девочкой. Но благодаря все той же Вике Инка познакомилась с Риткой – девчонкой-сорванцом.

Рита жила с Викой на одной площадке, их матери дружили. И девчонки тоже сошлись. Хотя Рита представляла собой полную противоположность Вики.

Инке Рита сразу понравилась – эдакий игривый рыжий львенок. У нее и день рождения в августе, то есть настоящая Львица. К тому же она была умненькой. Когда ей надоедало носиться, драться и гонять с пацанами в футбол, она на некоторое время затихала и садилась за книжки. В одно из таких затиший Инка и Рита, что называется, совпали по волне. Они объединились. Проводили вместе много времени, обсуждали книги или фильмы, мечтали, болтали обо всем на свете. А Вика просто исчезла из их жизни, уехала с родителями в Европу.

Инке хотелось бы назвать Риту своей подругой, но не так-то просто дружить с такой девчонкой. Ритина волна поднималась, а Инкина спадала. Они не ссорились, просто расходились, потому что обе чувствовали, что раздражают друг друга. Когда девчонки были помладше, они не понимали, что же с ними происходит. Однажды, разозлившись друг на друга, они почти поссорились. Рита как раз входила в активную фазу, ей хотелось бегать, прыгать, быть на виду, а Инка забилась в уголок дивана и обиженно сопела: «Что ты забыла во дворе? Терпеть не могу все эти примитивные игрища!» Рита фыркнула насмешливо: «Ну да, лучше на диване сидеть…» Инка испугалась. Рита смотрела в сторону и готова была уйти.

– Я тебя раздражаю? – спросила Инка.

Рита подумала и не стала скрывать:

– Да, что-то я разозлилась на тебя. А ты?

– Я тоже, – призналась Инка. И вдруг неожиданно предложила: – А знаешь, давай разобьем чашку.

– Чашку?

– Ну да… бросим об пол, снимем раздражение. Чашка вдребезги, и нет злости.

Рите идея сразу понравилась, она ухватилась за нее. Девчонки побежали на кухню, но вместо одной взяли две чашки и одновременно бросили. Инкина разбилась, а Ритина нет.

– Теперь пойдем ко мне, – предложила Рита, она хотела, чтоб все было по справедливости. У нее дома операция повторилась, но обе чашки почему-то уцелели. Девчонки рассмеялись, обсудили, что бы это значило – одна разбитая чашка на три целых. И решили – им надо расстаться на некоторое время, отдохнуть друг от друга.

С тех пор так и повелось. Сохранилась своеобразная дружба, прерываемая периодами отчуждения. Подруги часто вспоминали о чашках.

Рита училась в той же школе, что и Инка, но в параллельном классе. В школе они почти не общались.

В школе Инке было еще хуже, чем во дворе.

Школа стала для нее настоящей пыткой.

Класс, куда попала Инка, был жестко разбит на группы: образцовые мальчики, хулиганы, гламурные девчонки, серые мышки, была пара дебилов, ну и, естественно, несколько человек, эдаких индивидуалистов, стоящих особняком.

Инка не растерялась, нет. Плевать она хотела на все. Да если бы она захотела, то быстро нашла бы себе и друзей, и интересное дело. Но она не захотела. В новой школе все было по-другому. И это «по-другому» никак Инку не устраивало.

Там, в прежней жизни, каждое утро целая толпа девчонок и мальчишек садилась на велики и катила в школу. А после уроков, оседлав велосипеды, ребята мчались к оврагам за боярышником. Инка до сих пор помнила терпкий, сладковатый вкус алых, как капельки крови, ягод.

Поначалу Инка ездила к прежним друзьям. Промучившись неделю в новой школе, она вместе с родителями отправилась в пригород. И… разочаровалась. Она никого не застала. Подружки с самого утра ушли в кино, а когда вернулись, почему-то не слишком ей обрадовались. У них появились секреты от нее. Оказывается, неделя – большой срок. За неделю может произойти множество событий, и если ты не принимала в них участия, то ты как бы не в игре. Инка быстро поняла это. Теперь она была нездешняя. Из своей она превратилась в гостью. То же самое повторилось и через неделю, и еще через неделю… Больше Инка не предпринимала попыток сохранить дружбу. Не хотят – не надо!

Ее велосипед долго пылился на балконе, потом папа забрал его в гараж.

А что же на новом месте? Гламурные девочки ходили в школу маленькими стайками, цокали каблучками, чирикали, как птички, и казались до безобразия глупыми.

Образцовые мальчики смотрели свысока.

Индивидуалисты интересовались только собой.

Хулиганы хулиганили, то есть норовили обидеть, обозвать и сделать какую-нибудь гадость.

Серые мышки попискивали в своих углах и всех боялись.

Были еще и отверженные, те, с кем никто не общался. К ним Инка и примкнула.

Дело было так: кто-то из хулиганов перед всем классом начал измываться над тихим, забитым мальчишкой. Инка бесстрашно набросилась на обидчика. Он отступил скорее от неожиданности, ведь на него налетел крохотный взъерошенный воробей, настроенный весьма воинственно. Хулиган посмеялся и отстал. Так у Инки появился первый приятель со смешным именем Гаврик. Она даже сидела с ним за одной партой. Был еще Саша Ломов, здоровенный парень, его вполне можно было причислить к хулиганам, если бы не болезнь. Саша был болен, время от времени с ним случались припадки. Над ним тоже издевались, но не явно, по-тихому, потому что Сашка, когда свирепел, становился неуправляемым, мог и зашибить. Инка узнала, что у него отец алкоголик и вообще дома неблагополучно.

Однажды она увидела, как Сашка требовал у какого-то пацана деньги. Инка не испугалась, подошла и предложила свои. Сашка сначала аж побелел от злости, но Инка так искренне убеждала его взять у нее деньги, что он успокоился. На самом деле Сашка просто есть хотел. Инка отвела его в буфет и накупила всякой всячины. А потом стала приносить из дома бутерброды и подкармливать несчастного пацана. Об этом никто не знал, разумеется. Но в лице Сашки Инка получила весьма грозного защитника. Конечно, она общалась и с Валеркой Роговым, которого считали дебилом. Никаким дебилом он не был, просто строил из себя клоуна, к тому же жил с Инкой в одном дворе, так что они виделись вне школы.

«Мышки» то и дело попадали под Инкино крылышко. И наконец она приручила самую глупенькую из них – Лилечку, ставшую ее самой близкой подругой.

Сашка и Гаврик из года в год получали от Инки валентинки, а на 23 февраля – маленькие подарки. Свой день рождения она праздновала в компании Лили. На школьные дискотеки не ходила из принципа.

А что там делать? Правда, Инке понравился Егор – высокий, худощавый мальчик с тонкими чертами лица, светловолосый, сероглазый и весь такой чистенький, ухоженный, как будто ненастоящий. Он был таким хорошеньким, что в него влюбились почти все девчонки. Инка знала об этом и презирала соперниц. Она издали любовалась Егором, смотрела на него как на произведение искусства. Вот и все. Потом очарование прошло. То ли потому, что Егор дружил с заносчивым Димой, то ли потому, что он так глупо влюбился в холодную и неприступную Лору.

Сама себя Инка считала неприсоединившейся.

В школе Инка скучала. И ее не особенно жаловали. В классе еще туда-сюда, но с учителями дело обстояло хуже. Их Инка разделила на две категории: тех, кто ее замечает, и тех, кто не замечает. Последним Инка была по-своему благодарна. Они не вмешивались в ее жизнь. Первые же старались сделать эту жизнь невыносимой. К ним относились: классная-математичка, биологичка и химичка. Учительница истории вечно витала в облаках, к тому же у нее тоже были худые ноги, литераторша была снисходительна, географичка смешна и почти безобидна. Англичанку и физичку вполне можно терпеть – обе молодые, только что из института. На остальные предметы Инка вообще не обращала внимания.

В итоге из девочки-отличницы, какой она пришла в новую школу, Инка довольно быстро скатилась в троечницы.

Она переходила из класса в класс, как во сне.

В прошлом году немного встрепенулась, словно увидела себя заново.

9-й класс готовился к выпускным экзаменам. Больше половины учеников собирались покинуть школу, в том числе Инкины подопечные: Гаврик и Саша. Что-то такое носилось в воздухе. Назревали большие перемены. Инка внезапно почувствовала приближение неведомых пока еще событий и… проснулась.

И надо же было такому случиться, в самый разгар весны Инка захандрила. Сначала вроде бы простудилась и решила несколько дней посидеть дома, в поликлинику не ходить. Инка никогда не любила врачей. Родители особенно не настаивали: ну приболела дочка, пусть отдохнет, полежит… В итоге Инка пропустила две недели. Явилась в школу с запиской от мамы. На первом же уроке положила ее классной – математичке Зинаиде Матвеевне на стол и преспокойно уселась на свое место. Но классная внезапно вызвала Инку к доске и потребовала, чтоб она решила задачу. Инка темы не знала и задачу решить не смогла. Классная мстительно усмехнулась и вывела в журнале аккуратную двойку. После урока Инка подошла к ней и напомнила о записке.

– Меня не волнует причина, по которой тебя не было в школе, – заявила учительница, – тему ты должна была выучить!

У них никогда не было хороших отношений, а после этой двойки Инка вообще перестала появляться у классной на уроках. Потом двойки посыпались как из рога изобилия. Записка от мамы так и не дошла до других учителей, а напоминать о ней Инка посчитала ниже своего достоинства. Дело дошло до родителей. Классная грозила исключением и всякими страшными карами. Назрел весьма неприятный скандал. Но Инка была непреклонна и на занятия ходить отказывалась. Скандал удалось кое-как замять, не без помощи завуча и директора. Классная вынуждена была поставить положительную оценку. Естественно, после этого случая она тихо возненавидела Инку, как и Инка ее.

Экзамены благополучно закончились. Инка едва дождалась последнего и в тот же день укатила ко второй своей бабушке в деревню.

Она провела там все лето, а когда вернулась, все действительно изменилось. Пожалуй, только Лиля осталась прежней.

Первого сентября Инка встретилась с повзрослевшими одноклассниками, теперь десятиклассниками. Хулиганы и «дебилы» исчезли. «Мышки» и «гламур» изрядно поредели. Отверженными и не пахло. Образцовые мальчики по-прежнему посматривали свысока, индивидуалисты снобировали. И тех и других прибавилось, классы объединили. С кем общаться? И надо ли общаться?

Почему она не ушла из школы? Да потому что так и не смогла определиться, к тому же не хотелось напрягаться и еще раз сдавать экзамены.

Деревенское лето захватило ее, она даже думать забыла об учебе. Родители этому не препятствовали, а к мнению учителей Инка не прислушивалась.

«Ладно, потерплю еще два года» – так она решила для себя. К тому же за лето Инка немного подросла и хотя по сравнению с одноклассницами оставалась маленькой, зато с ногами у нее теперь все было в порядке. Изящные такие получились ножки, с тонкими щиколотками, очень даже стройные.

Но было и еще кое-что, точнее, кое-кто, задержавший Инку в школе. Тот, о ком она запрещала себе думать. Да и не думала почти, разве что изредка. Недосягаемый Андрей. Она столкнулась с ним сразу после каникул. Он стал еще красивее и еще неприступнее.

Потом первого сентября, на линейке, она поискала его глазами, увидела, и в груди у нее появилось ощущение сладости и горечи одновременно. Инка мгновенно собралась и отогнала от себя бесплотные мечтания. Она великолепно научилась справляться с собой.

Преданная Лиля подхватила Инку под руку. Надо было идти в класс.

В классе Инка привычно подошла ко второму столу у стены и, повесив сумку на угол стула, уселась. Лиля плюхнулась рядом.

За лето подружка раздалась, так что со спины ее можно было принять за взрослую тетеньку, но невинное личико и трогательный хвостик на затылке стразу же указывали на истинный Лилин возраст.

Лиля хлопала глазами и с любопытством оглядывалась. Инка тоже наблюдала за классом, но незаметно. Она как бы примеривалась, просчитывала новую расстановку сил, изучала и прикидывала. Не то чтобы ей это было очень уж интересно, а так, на всякий случай. Случай представился в виде новенькой. Она зашла в класс вместе с учительницей, нелюбимой математичкой.

Математичку Зинаиду Матвеевну за глаза прозвали Колобком, она действительно была маленькая и кругленькая, не ходила, а будто каталась по школьным коридорам.

Колобок была в веселом настроении, она прижимала к груди объемистые букеты. А незнакомая девчонка несла за ней вазу.

– О, поставь сюда, – велела классная, – спасибо…

Незнакомка стояла перед классом с чуть заметной улыбкой на лице. В первый момент Инка подумала: «До чего же короткая юбка!» Классная, бросив букеты на стол, радостно оглядела своих подопечных и сообщила:

– Ну что, я вижу, тут остались самые смелые! – это она так шутила. – Что ж, поздравляю с началом нового учебного года и надеюсь, что он будет успешным… Да! – вспомнила она и взмахнула толстенькой рукой в сторону новенькой. – Знакомьтесь, это Вера Белорецкая, она будет с вами учиться.

Новенькая кивнула и улыбнулась шире. По классу пронесся шепоток. Ясное дело, обсуждали. Хотя что обсуждать-то? Если не считать короткой юбки да, пожалуй, толстой русой косы, самая обыкновенная девчонка. Инка даже не смогла сразу определить, симпатичная она или нет.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное