Ирина Щеглова.

Водолей. Девочка-ветер

(страница 1 из 8)

скачать книгу бесплатно

Пролог
Астрология или Плутарх

Инна забрела в книжный по привычке. Точнее, она просто не могла спокойно пройти мимо. Она, как кладоискатель, находилась в постоянном поиске, но не сундучка с драгоценностями, не сокровищ затонувших кораблей, не горшков, набитых старинными золотыми монетами, хотя, конечно, было бы здорово все это найти, но слишком уж сложно, – нет, она охотилась за кладом другого рода, с названием: «Чего бы почитать». Книги были ее страстью с самого детства. Так уж вышло.

Страсть развивалась постепенно. Сначала, как водится, сказки с картинками, их сменили толстые книги приключений, фантастики и фэнтези, потом девочка набросилась на классиков мировой литературы и довольно быстро осилила все, что было в домашней библиотеке. Когда библиотека исчерпала себя, Инна начала настоящую охоту за новыми книгами, ее уже было не остановить.

К пятнадцати годам у нее имелось несколько билетов различных городских библиотек. А желание постоянно видеть перед глазами печатный текст превратилось чуть ли не в манию. Она испытывала настоящий литературный голод, если не удавалось найти чего-нибудь новенького. Читала без всякой системы, все подряд. Правда, в последнее время выискивала серьезную публицистику и даже подступалась к философским трактатам.

Родители не препятствовали ее увлечению. Да и вообще они ничему не препятствовали. Они работали. Отец все время пропадал в длительных командировках, а мама трудилась посменно. Инне частенько приходилось ночевать одной. Раньше, когда она была маленькой, она боялась. Наверное, боялась. А потом привыкла.

Теперь она чувствовала себя вполне взрослой, самостоятельной девушкой, и если бы кому-то пришла в голову мысль ограничить Инкину свободу, то из этого ничего бы не вышло. Об этом знали все: и родители, и учителя. Правда, родителей все устраивало, а учителей, как правило, – нет.

То, что думали о ней окружающие, Инку абсолютно не волновало. Давно.

Инкой она назвала себя сама. Было в этом выдуманном имени что-то таинственное, уходящее корнями в глубину древних заокеанских цивилизаций, забытых инков. Инка – совсем не то, что будничная Инна. Хотя, если вдуматься, ее имя в переводе на русский звучало бы как «сильная вода». «Сильная вода» в представлении Инки выглядела то грохочущим водопадом, то весенним паводком, когда река сбрасывает лед и несется, полноводная и широкая, угрожая размыть привычные берега. Вполне подходящее имя для Водолея, ведь Инка родилась в феврале, значит, по гороскопу она Водолей. Но это все в мечтах, на самом деле характер Инки напоминал скорее подземную реку, скрытую в толще земли, или потаенный источник среди диких зарослей и камней. Тропинку к такому не сразу и найдешь.

И все-таки, на Инкин взгляд, во всем этом отсутствовала логика. Почему Водолей принадлежит стихии Воздуха? Спрашивается, при чем здесь воздух? Если только воздух не означает свободу. Да, свобода действительно необходима Инке, как воздух.

В этом все дело.

Инка усмехнулась про себя.

На сегодня школьная каторга закончилась, и можно было спокойно наслаждаться свободой и дышать вольным воздухом. Что Инка и делала.

Сначала она просто бродила вдоль книжных полок, рассматривая разноцветные корешки, скользила взглядом по названиям, немного задержалась у рекламной стойки, но пока что ее внимание ничто не привлекало. «Пестро, голубушка, пестро…» – шептала она себе под нос, пока, наконец, подойдя к одному стеллажу, не подняла голову. Наверху красовалась вывеска «Астрология».

«Хм», – произнесла Инна. Подумав, вытащила наугад толстенький томик. На обложке значилось: «12 знаков зодиака».

Инна вздохнула, хотела было поставить книгу обратно, но потом раскрыла на оглавлении, пробежалась глазами и нашла свой знак – Водолей.

«Посмотрим…»

Найдя нужную страницу, Инка уткнулась в текст:

Характеристика знака

Водолей принадлежит к стихии Воздуха. Как воздух проникает повсюду, так и Водолей обладает способностью проникать одновременно во многие сферы человеческого бытия. У Водолея широкая натура. Он не чужд земного и стремится к возвышенному.

Открытые для весеннего ветра окна, разреженный воздух гор, с огромной скоростью несущиеся самолеты – всему этому есть место в мире Водолея, но ему и этого не достаточно. В эпицентре любого торнадо Водолей способен сохранить абсолютное спокойствие, а вот в душной, пусть и уютной комнате непременно затоскует. Потребность дышать полной грудью заставляет Водолея избегать тесных, пусть и страстных объятий.

Водолеев отличает поистине безграничное любопытство и способность интересоваться любыми аспектами жизни. Это, правда, мешает им сосредоточиться на чем-то одном, и обычно Водолей производит впечатление очаровательного ленивца, хотя за день он успевает переделать массу мелких дел.

Способность учиться новому делает некоторых Водолеев гениями, но, к сожалению, самым пагубным образом сказывается на нервной системе у менее сильных представителей этого знака..

Люди, родившиеся в этот период, легковозбудимы, они часто теряют самоконтроль, подолгу переживают из-за самых мелких происшествий. К реальной же деятельности Водолея, хоть и обладающего сильнейшей скрытой энергией, могут побудить только критические обстоятельства – именно тогда проявляется его внутренняя сила, способность постоять за себя и защитить интересы других.

Водолеи любят быть среди людей, у них моментально появляются приятели и знакомые, но в душе Водолей всегда чувствует себя одиноким. Его интерес к окружающим, как и к жизни вообще, носит скорее научно-теоретический характер; узнавать новое ему куда интереснее, чем прилагать усилия для изменения ситуации.

Поступки Водолеев кажутся лишенными логики, но не стоит доверять этому впечатлению. Просто обычно Водолей располагает куда большей информацией, чем те, кто его окружает, и, соответственно, вынужден учитывать факторы, о которых другие даже не догадываются. К сожалению, Водолей редко применяет свои знания: он обдумывает, но не спешит действовать.

Водолеи – яркие и неординарные личности, способные на многое и не ведающие преград. Их счастью в личной жизни часто мешает впечатление отчужденности и бесстрастности, которое они производят на окружающих, – ложное и лишенное оснований. Много трудностей связано с тем, что мало кто способен правильно понять Водолея. Но тот, кому это удалось, не останется к нему равнодушным.

Пожалуй, одна из наиболее серьезных проблем для Водолеев – найти гармонию между стремлением к новому, желанием отыскать собственный путь и старанием соблюсти традиции, избежать всего, что может спровоцировать конфликты с окружающими. Даже в самых близких отношениях Водолей стремится быть хоть немного неуловимым, сохранить в тайне часть своих переживаний, иметь «личную территорию», порой довольно обширную. Трудно привести в равновесие два одинаково сильных желания – иметь партнера и оставаться свободным; тот, кто полагает, что смог этого добиться, обычно не подозревает, что чем-то все же пожертвовал.

Стоит подчеркнуть: Водолею гораздо легче дружить, чем любить. Возможно, потому, что рамки дружбы более широки, чем любовные путы.

Практически не поддаваясь влиянию со стороны, Водолеи считают возможным навязывать окружающим собственное мнение, но делают это тактично и мягко. Некоторые представители данного знака используют методы психологического манипулирования, даже не замечая этого, и не на шутку обижаются, когда их выводят на чистую воду. Обычно они ищут партнера, которому можно доверять во всем; но не следует забывать, что партнер тоже хочет быть уверенным.

Чувствительная натура Водолеев делает их обидчивыми; при этом отходчивыми людей этого знака не назовешь: они, кажется, вообще ничего не забывают. Кроме, разве что, собственных обещаний.

Чувствительные и ранимые Водолеи окружены многочисленными знакомыми и приятелями, но редко имеют близких друзей, которым могут довериться. Интересно, что Водолеи как магнитом притягивают к себе неуравновешенных людей, склонных к опрометчивым поступкам. Но, поскольку друзей, как и врагов, Водолеи предпочитают выбирать раз и навсегда, они не исключают из круга своего общения и таких знакомых.

Водолеи вообще очень дружелюбны, иногда до навязчивости. Впрочем, даже тем из них, кто вовсе лишен такта, можно объяснить, каких правил в общении стоит придерживаться. Водолеи вообще из тех людей, кто редко меняет свое мнение, но поддается на уговоры. Злоупотреблять этой особенностью, впрочем, не стоит: если Водолей сочтет себя обиженным или ущемленным, он почти всегда будет мстить, даже рискуя навредить самому себе.

Водолеи-женщины отличаются внешней привлекательностью, не боятся быть экстравагантными, выглядеть вызывающе. При этом они эрудированны, умны, внимательны, склонны самостоятельно принимать решения, игнорируя советы. Женщина-Водолей всегда поступает по-своему, но предпочитает не нести за это ответственности.

Добавим также, что Водолеи склонны к благотворительности; они охотнее сделают что-то для другого, чем для себя, да и чужими деньгами распоряжаются лучше, чем собственными.

Водолеи не относятся к пышущим здоровьем крепышам; от природы имея весьма ограниченные силы, эти люди еще и тратят их на редкость щедро, поэтому в очень юном возрасте узнают, что такое хроническая усталость, бессонница, повышенная утомляемость. Водолеям необходимо беречь нервную систему, но они не любят признаваться в своей слабости и от этого страдают еще больше.

Несколько минут Инка читала, точнее, бегло пробегала текст глазами, а потом усмехнулась и захлопнула книгу. «Чушь», – сказала она самой себе.

Побродив еще немного по магазину, Инка приобрела книгу Плутарха[1]1
  Плутарх (ок. 45—127) – древнегреческий философ, автор сравнительных жизнеописаний знаменитых греков и римлян. (Прим. ред.)


[Закрыть]
в темно-бордовом супере. Тут тебе и жизнеописание Александра Македонского, и знаменитые диалоги, и еще много чего интересного. Это стоит прочитать.

Сунув новую книгу в сумку, довольная добычей Инка поспешила домой.

Глава 1
Два свидания

Чувствительные и ранимые Водолеи окружены многочисленными знакомыми и приятелями, но редко имеют близких друзей, которым могут довериться. Интересно, что Водолеи как магнитом притягивают к себе неуравновешенных людей…

Она шла, глядя себе под ноги, рассматривала разноцветные опавшие листья, радовалась еще теплому сентябрьскому солнцу. День выдался чудесный, почти летний. Инка распахнула легкую курточку, время от времени поддевала носками туфель кучки сухой листвы и радовалась. Сейчас, в тишине и покое, она сможет, наконец, расслабиться и на время забыть о реальном мире. Инка уже предвкушала, как она зайдет домой, бросит тяжелую сумку, переоденется, найдет в холодильнике какую-нибудь еду, раскроет книгу и…

У подъезда она столкнулась с Дыней.

Дыня жил этажом ниже. У него, разумеется, было имя, но его мало кто помнил. Потому что Дыня был великовозрастным дебилом, то есть не совсем дебилом, а так… с придурью, что ли. У Дыни была вытянутая голова с несколькими белесыми волосинами, не закрывающими череп, унылое длинное лицо, и вообще весь он был длинный и унылый.

– Привет, Юра, – Инка доброжелательно улыбнулась парню и хотела было проскользнуть мимо в распахнутую дверь подъезда, но Дыня, вспыхнув от радости, подался к ней и заговорил неразборчивой скороговоркой. Он вообще говорил малопонятно, торопился. Инка остановилась и терпеливо выслушала долгую Дынину тираду. Она даже попыталась понять его, она вслушивалась, разбирала отдельные слова, кивала и улыбалась в ответ на жабью улыбку уродца. Кажется, Дыня рассказывал о том, как прошел у него сегодняшний день, или что-то в этом роде. Инка не разобрала. Ей просто было очень жалко нелепого парня. Инка знала, он страшно, непоправимо одинок. Вечный изгой, до конца жизни обреченный на насмешки и презрение. И помочь ничем нельзя. Вот разве что поговорить… Так думала Инка, стараясь смотреть парню в глаза, и делала вид, что ей интересно.

Несчастный Дыня отнял у нее минут тридцать. Когда его словесный поток немного иссяк, Инка сказала:

– Ладно, Юра, мне пора, пойду, дел еще много.

– Конечно, конечно, – засуетился Дыня. – Задают много, наверное? – участливо спросил он. Инка кивнула. Она знала, Дыня уважительно относится к образованию.

Дыня вздохнул, опустил голову, Инка, воспользовавшись этим, направилась к подъезду.

– Инна, – услышала она и обернулась. – Может, выйдешь потом… вечером, погуляем? – Дыня был жалок и полон надежд.

– Надо подумать. – Инка сделала вид, что думает. – Знаешь, сегодня вечером мне надо съездить к маме на работу, – нашлась она, – давай в другой раз?

– Хорошо! Отлично! – просиял Дыня. Инка знала, такой ответ вполне удовлетворил парня. Она на прощание махнула ему рукой и скрылась в подъезде. Быстро взбежала по ступенькам на второй этаж, открыла дверь, шагнула в уютный сумрак квартиры.

Дверь захлопнулась. Инка прислонилась к ней спиной и прикрыла глаза. Кажется, на сегодня приключения закончились. Можно заняться собой. О Дыне она мгновенно забыла.

Сентябрь только начался. Впереди еще много унылых месяцев. Ей предстояло пережить осень, зиму, да еще и весну. Терпеть ежедневную пытку под названием «средняя школа» и вообще – терпеть. Но об этом лучше не думать. По крайней мере, сегодня у нее есть чем заняться. Инка бросила сумку, скинула туфли и прошла в комнату. Дома было хорошо. Тихо.

Инка давно смирилась и с этой квартирой, и с этим двором. Со школой дело обстояло несколько хуже, но и школу она привыкла терпеть, как неизбежное зло. А ведь когда-то, в детстве, Инка была счастлива. Сейчас уже не верилось, что где-то там, давным-давно, остались любимые друзья, бабушка, поджидавшая Инку из школы, и сама школа с первой учительницей.

Инка четко делила свою жизнь на две части: до и после переезда.

Правда, была еще одна отдушина – деревня, куда Инка уезжала из ненавистного города каждое лето. Там жила другая ее бабушка. Там Инка позволяла себе быть собой. То есть на каникулах она превращалась на время из гадкого утенка в прекрасного лебедя. Или лебедиху? Нет, лебедушку! Но только на время!

На кухне, разогрев в кастрюльке приготовленный мамой обед, Инка, забравшись на стул с ногами и раскрыв Плутарха, ела что-то горячее прямо из кастрюльки. Она редко замечала вкус еды.

Покончив с кастрюлькой, Инка перебралась в комнату, захватив с собой вазочку, наполненную конфетами и печеньем.

Устроившись в кресле, Инка с наслаждением погрузилась в жизнеописание Александра Македонского, время от времени таская из вазочки печенье. Чтение захватило ее, она и не заметила, как наступил вечер. За окнами погасло золото деревьев, и в комнате стало темно. Инка оторвалась от книги, встала, чтобы включить свет и задернуть шторы. Комната мгновенно осветилась, но читать почему-то больше не хотелось. Инка почувствовала, что и глаза устали, и спина затекла. Несколько минут она разминалась, тянулась по-кошачьи, даже сделала несколько наклонов.

Посмотрела на часы. Скоро должна была вернуться с работы мама, она сегодня в день. Инка подумала и решила убраться в квартире. Начала с кухни, потом перебралась в большую комнату, повозила щеткой пылесоса по ковролину, прошлась ей же по диванным подушкам и креслам. Огляделась. Результат ее удовлетворил. Инка убрала пылесос и стала думать, чем бы себя еще занять. Можно было позвонить подружке Лиле и предложить немного погулять, благо вечер теплый. Инка знала, что с Лилей будет скучно, но выбор был невелик: либо Лиля, либо Рита. Рита, собственно, подругой не была, скорее приятельницей. Но жила она в соседнем подъезде и сейчас, скорее всего, сидела в дворовой беседке с компанией парней и девчонок.

«Или выйти?» – размышляла Инка.

Надо было еще сделать уроки, но о них точно думать не хотелось.

Успеется.

Инка еще раз огляделась. Комната показалась ей маленькой и до безобразия надоевшей. Было такое ощущение, будто потолок вот-вот опустится на голову, стены сожмутся и придавят Инку своим весом. Расплющат, как бабочку на подложке под стеклом. А бабочек нельзя под стекло, бабочки должны порхать, трепеща крылышками, пить сладкий цветочный нектар и всех радовать.

Требовалось срочно выйти на улицу. Инка выглянула в окно, но там, кроме детского садика да редких прохожих, ничего не было. Она вздохнула: окна во двор не выходили, она не может увидеть беседку и тех, кто там сейчас собрался.

Можно набросить куртку и выскочить как ни в чем не бывало из дома, подойти к ребятам, весело поздороваться, поболтать, послушать. Но!

В беседке собирались не только те, кто Инке нравился, но и те, кто не нравился вовсе. К тому же там мог быть он… Поэтому просто «накинуть куртку и выскочить» категорически отменялось.

Инка вспомнила о разговоре с Дыней. Она ведь, кажется, сообщила несчастному соседу о том, что собирается ехать к маме на работу. Прекрасно! Что, если надеть на себя все самое лучшее, накраситься и в таком виде пройти мимо беседки, как будто она действительно куда-то собралась? Ее непременно окликнут, она остановится, чтобы поболтать, а потом позвонит маме и «узнает», что ехать никуда не надо. Прекрасный повод остаться с компанией. Она сообщит всем: «Так и быть, подожду маму здесь, побуду пока с вами…» Идея Инке понравилась. Она немедленно забралась в шкаф, переворошила всю одежду и расстроилась. Все, что там было, давно надоело, ничего подходящего, ничего такого, в чем Инка выглядела бы потрясающе! И туфли у нее старые, купленные еще весной. Что ж, пришлось обходиться тем, что есть. Инка вытянула из общей кучи относительно приличные джинсы, приятно облегающую кофточку и, подумав, добавила к этому тонкий шарф. Теперь предстояло самое главное – макияж. С лицом Инка возилась долго. На улице темно, все равно никто ничего не разглядит, но глаза, глаза надо было выделить, потому что глаза у нее красивые, зато нос ужасный! Значит, нос скрыть, глаза подчеркнуть, а помады – самую малость, даже не помады, а блеска. Так естественнее. Пышные золотистые волосы Инка расчесала щеткой и чуть сбрызнула лаком, чтоб объем держался.

«Ну вот, – размышляла она, глядя на себя в зеркало, – с этим можно как-то жить…» Вместо туфель – новые белые кроссовки. В них, конечно, ноги кажутся не такими стройными, как на каблуках, но с джинсами туфли выглядели бы еще глупее.

Инка взглянула на часы.

«Восьмой час!» – ахнула она. Сейчас явится мама, и весь Инкин план эффектного появления у беседки накроется. Она поспешно сунула ноги в кроссовки, наспех завязала шнурки и, хлопнув дверью, бросилась бегом по лестнице.

– Инна! – послышалось со стороны Дыниной квартиры.

– Юрочка! Опаздываю! – крикнула она и пулей вылетела из подъезда.

Здесь она остановилась, бежать не следовало. А надо было пройти мимо, не слишком быстро, чтоб заметили. Инка собралась с духом и пошла через двор.

– Инка? Ты? – крикнул кто-то из ребят.

Она приостановилась и приветливо махнула рукой.

– Иди к нам, – послышалось из беседки.

Она на секунду замерла, словно задумалась.

– Привет, – сказала негромко, когда приблизилась. Она внимательно изучила присутствующих. Первым делом кивнула Рите; отметила про себя, что здесь красавец Тагир, клоун Валерка, незаметный Костя, несколько незнакомых ребят, девчонки из соседних домов и… он.

У него было имя – Андрей. Они учились в одной школе, только Андрей – в 11-м классе. Нет, нет, она вовсе не влюбилась! Вот глупости! Инка никому не позволила бы думать, что она как последняя дурочка вздыхает о ком-то, пусть даже и о самом лучшем парне на свете…

Хотя, что уж тут говорить, Андрей лучший! Инка была уверена в этом с того самого момента, как переехала в этот дом и перешла в эту школу. То есть с пятого класса. Вот если бы с ним как-нибудь поговорить по душам, тогда…

– Садись, – Рита похлопала ладонью по скамейке, рядом с собой.

Инка, выйдя из ступора, залепетала:

– Я вообще-то к маме собралась… Кстати, надо позвонить…

Она поспешно достала телефон, сделала вид, что разговаривает: «А, ты домой?.. что?.. уже не надо?.. Хорошо, я подожду тебя во дворе…» Дав понять ребятам, что она неожиданно оказалась свободна, Инка преспокойно уселась рядом с Ритой.

– Хорошо выглядишь, – шепнула та.

– Ты тоже, – благодарно улыбнулась Инка. Она заняла довольно удобную позицию, отсюда можно было безнаказанно наблюдать за всеми, в том числе и за Андреем. А наблюдать за людьми она любила. Люди казались весьма забавными, иногда интересными, но, к сожалению, чаще всего – скучными.

Валерка по своему обыкновению рассказывал какой-то детский анекдот. Но он рассказывал его так смешно, что, несмотря на полную тупость анекдота, все смеялись. Инка удачно ввернула: «Валер, ты расскажи о своей прошлогодней выходке на ботанике. Лучше любого анекдота». Валерка славился тем, что вечно попадал в нелепые или комические ситуации. Пока он соображал, о какой выходке идет речь, Инка, тонко улыбнувшись, напомнила о знаменитой картине. Инка так и сказала: «Начало XXI века, доска, мел…» Валерка, вызванный для исправления двойки, изобразил на доске гигантского червя и увлеченно пересказал ботаничке и всему классу фильм «Дюна», снятый по одноименному роману Фрэнка Герберта.

«Вспомнил!» – обрадовался Валерка. Еще бы! У него появился новый повод похохмить. Он не знал, что Инка преследовала свою цель. В отличие от Валерки, она читала книгу. Так что, заставив Валерку рассказывать, Инка как бы направляла его, задавала вопросы, а сама вставляла реплики. Рассказывать она умела. Постепенно переключила внимание на себя. Теперь все слушали ее, даже Валерка. Инка воодушевилась, блестяще завершила пересказ книги, потом легонько пошутила с Тагиром, вывела из задумчивости Костика, быстро познакомилась с двумя парнями, успела сказать девчонкам по комплименту, и вот она уже в центре внимания, шутит, смеется сама и смешит других, не дает Валерке рта раскрыть, блещет остроумием, так и сыплет умными словечками… При этом она не выпускает из виду Андрея. Как он реагирует? Слушает ли? Смотрит ли? О чем думает?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное