Ирен Беллоу.

Запретам вопреки

(страница 2 из 12)

скачать книгу бесплатно

   Такая перемена могла означать только одно: отношения с Кэрол порваны. Линда вот уж два года терпеливо дожидалась этого. Приезд Филиппа оживил ее надежды на их совместное будущее. Работа после окончания университета ее мало привлекала. Оставалось только найти подходящего мужа. Лучшей кандидатуры, чем Филипп Тарсен, она пока не встретила. Не миллионер, но богатый, щедрый и великодушный, к тому же симпатичный, хоть, конечно, и не Грегори Пек.
   – Надо приготовить что-нибудь вкусненькое на завтрак Филиппу, – задумчиво произнесла Линда, наливая себе кофе.
   – Он уже позавтракал и уехал по делам, – сообщила Марша.
   Линда очнулась от своих мыслей и внимательно посмотрела на подругу. Только сейчас она вспомнила, что не видела ее с середины вечеринки.
   – Откуда тебе это известно? – насторожилась Линда.
   – Мы вместе завтракали, – доверительно сказала Марша и, улыбнувшись, покраснела.
   Линда окинула ее подозрительным взглядом.
   – Уж не хочешь ли ты сказать, что провела с ним ночь? – В глазах Линды отразилось высокомерное недоумение. Она недобро усмехнулась. – Опомнись, Марша! Видела бы ты его любовницу!
   Красотка, не чета тебе. А до нее, я уверена, были другие, наверняка ничуть не хуже. Филипп никогда не женится на любовнице, даже такой умной, как ты. Не обижайся, за время нашего знакомства я хорошо изучила Филиппа. Ты же знаешь, психология мой конек. Работа у него тяжелая, вот он и расслабляется с помощью секса, меняя любовниц, чтобы не сеять в их душах пустых надежд. А женится он один раз и навсегда, когда созреет для этого. Мне бы он никогда не предложил с ним переспать. Запомни, подруга, надеяться тебе не на что. Я имею в виду Филиппа. Меня, можно сказать, само провидение послало ему в жены, – произнесла Линда томным голосом и грациозно потянулась красивым телом, не обращая внимания на подругу.
   Марша слушала Линду, с ужасом осознавая, что все происходящее с ней этой ночью виделось ею в не правильном свете. То, что показалось ей любовью с первого взгляда, для Филиппа всего лишь потребность в психологической разрядке. Радость, переполнявшая ее с момента пробуждения, сменилась горечью и стыдом за свою беспросветную наивность.
   – Я и не думала о чем-то серьезном, – сказала она как можно равнодушнее. – Просто воспользовалась случаем, чтобы избавиться от девственности. – Дольше притворяться не было сил. – Извини, пойду собираться, у меня самолет через два часа, – торопливо сказала Марша. – Желаю веселых каникул, – добавила она, прежде чем уйти. – И с наступающим Рождеством.
   – С Рождеством, подружка, и мягкой посадки, – пожелала ей вслед Линда. За ее доверительным тоном, каким она разговаривала с подругой, скрывалась злая досада. Мог бы переспать с кем-нибудь на стороне, подумала она о Филиппе.
   На этот раз Филипп не правильно рассчитал время, упустив из виду, что в утренние часы, когда все служащие отправляются на работу, улицы Манхэттена буквально забиты машинами.
Он потратил больше получаса только на то, чтобы выбраться из центра Нью-Йорка. Когда стало ясно, что к назначенному времени ему не успеть, Филипп расслабился и вернулся мыслями к оставшейся в его квартире самой прелестной девушке на свете. Марша, повторял он вслух и расплывался в глупейшей улыбке счастливого человека, вспоминая нежный взгляд голубых глаз. Они мерцали перед ним как две путеводные звездочки. Сердце Филиппа радостно билось, и предстоящая выволочка от начальства за опоздание казалась ему чем-то несущественны м.
   Контора секретной службы Филиппа Тарсена помещалась в двухэтажном чистеньком доме за красивой чугунной оградой. Из таких же домов состояла вся эта короткая тихая улочка. С весны клумбы, разбитые на зеленом газоне, покрывались цветущими крокусами, нарциссами, тюльпанами. Бордюр из примул окаймлял дорожку из утрамбованных кусков гранитных плит красного цвета, ведущую к главному подъезду. Филипп знал о существовании второго входа с задней стороны дома и предпочел воспользоваться им. Однако миновать приемную шефа, где сидела его секретарша, очаровательная мисс Томпсон, было невозможно. Безукоризненно причесанная темная головка молодой женщины поднялась на мгновение от пишущей машинки, когда вошел Филипп.
   – Ты опоздал… – строгий взгляд из-под накрашенных ресниц на циферблат напольных часов с маятником, – ровно на полчаса. Совещание закончилось. Шеф ждет, заходи. – И мисс Томпсон снова погрузилась в работу.
   Тарсен вошел в кабинет, готовый выслушать заслуженный выговор.
   – Извини, что пришлось нарушить твой законный отдых, – сказал шеф с озабоченным видом.
   Такое начало насторожило Филиппа, шеф редко извинялся перед своими сотрудниками, тем более когда они опаздывали.
   – Дело чрезвычайно срочное, – продолжил он. – Кроме тебя, в моем распоряжении сейчас нет ни одного агента, кто владел бы хорватским языком в полном объеме. Тебе придется вывезти двух наших агентов, супружескую чету Фаулеров, из Ливана, они в опасности. Летишь туда сегодня спецрейсом. Здесь все необходимые инструкции. – Он протянул Филиппу пакет, лежавший перед ним на столе. – Но перед отлетом тебе надо успеть выполнить еще одно задание. – Шеф улыбнулся, лицо его разгладилось, и стало видно, что по годам он не намного старше своего подчиненного. – Нам известно, как ты понимаешь, что их дочь, Марша Фаулер, студентка, живет в твоей квартире. Так нам было спокойнее за нее. Как правило, на каникулы она летает к своим родителям. С минуты на минуту я должен получить информацию, заказала ли она билет до Бейрута и на какой рейс. Твоя задача – во что бы то ни стало задержать ее в Нью-Йорке.
   Надеюсь, ты придумаешь, как это сделать, не вызвав у нее подозрений.
   Изумлению Филиппа не было предела, оно даже отразилось на его лице: он приподнял брови. Мысли вихрем проносились в его голове.
   Чего только в жизни не бывает, но чтобы такое совпадение! И как теперь он сможет удержать обретенную возлюбленную в Нью-Йорке, если сам улетает в Югославию за ее родителями? А как же обещанный ужин в ресторане? Что же придумать?
   – На все про все у тебя… – Зазвонил телефон, шеф снял трубку и молча выслушал сообщение. – Все меняется, – мрачно сказал он. Самолет на Бейрут взлетел пять минут назад, в списке пассажиров значится Марша Фаулер. Ты вылетаешь следом, и немедленно! – Шеф снова поднял трубку телефона.


   Сидя за письменным столом, Филипп Тарсен слушал в телефонной трубке голос Саманты Тайлер, своего литературного агента, и с тоской поглядывал на страницу в пишущей машинке.
   – Издательский дом «Эмпайр букс» заказал для нас лучшие номера в одном из лучших отелей Лос-Анджелеса, кажется «Хилтон», – продолжала уговаривать своего подопечного Саманта Тайлер. – Филипп, ты не можешь отказаться, эта встреча организована с определенной целью: заинтересовать твоим творчеством кинопродюсеров. Среди них будет и Тобин Мэнли, большой поклонник твоих романов.
   Слушая Саманту, Филипп скептически покачивал головой. Романы! Если бы она, издатели, читатели знали, что его романы всего лишь описание реальных событий, в которых он сам принимал непосредственное участие!
   Разумеется, в его романах действовали люди под другими именами, он менял место действия и кое-какие детали. Потому что истинные цели всех операций, которые он описывал в своих книгах, были засекречены навечно. Филипп Тарсен по-прежнему не считал себя в полном смысле профессиональным писателем-романистом и не жаждал шумных почестей. К тому же не хотелось выбираться из милого сердцу местечка на берегу Атлантического океана, куда он забрался сразу после выхода в отставку. Жалко бросать на середине новый роман…
   – Надеюсь, «Эмпайр букс» потратился не из-за меня одного, – ворчливо сказал он в надежде, что все обойдется и встреча состоится без его участия.
   – Нет, конечно. В этом году они попытаются раскрутить еще двух своих авторов: фантаста Рольфа Мидлтона и Дейзи Остин.
   – Мидлтона я читал. Неплохо пишет, хотя фантастику я не люблю. А что собой представляет Дейзи Остин? Наверно, автор популярных у женщин любовных романчиков? – спросил Филипп.
   – Напрасно иронизируешь. За два прошедших месяца тиражи ее книг увеличились в два раза; последний ее роман прочно удерживает первое место в списке бестселлеров. Правда, я никогда ее не видела. Как и ты, Дейзи Остин скрывается где-то на севере. Похоже, в издательстве о ней тоже немногое известно. Главное для них, ее успех у читателей. Мне нравится все, что ею написано. Особенно ее первый роман «Под крылом ангела». Советую почитать.
   Какие психологические портреты наших современниц и современников!
   – Уговорила, – буркнул Филипп и хмыкнул. Он не читал женских романов. Раздражала фамилия автора – Остин. Был в ней определенный вызов знаменитой английской писательнице Джейн Остин. Могла бы взять себе псевдоним. Из скромности.
   – Значит, едем? – обрадовалась Саманта. Она искренне восхищалась динамичной прозой Тарсена и тайно была в него влюблена, хотя имела мужа и троих детей.
   – Когда надо дать ответ? – недовольно морщась, поинтересовался Филипп, хорошо понимая, что Саманта уже сделала это за него и что ведет он себя как избалованный капризный ребенок.
   Саманта вздохнула – временами Тарсен становился просто невыносимым занудой.
   – Вчера, – устало произнесла она и, рассердившись, повесила трубку.
   Похоже, я перегнул палку, испытывая терпение Саманты, подумал Филипп. Сделанным равнодушием пожав плечами, он встал из-за письменного стола и потянулся всем телом, которое утратило юношескую худощавость за семь лет писательской работы. Филипп усмехнулся, посмотрев на полку, где стояли его книги.
   Подумать только! У него и в мыслях никогда не было, что их станет читать так много людей.
   Стоя перед зеркалом, Филипп внимательно разглядывал свое лицо. Сбривать или не сбривать бороду? Это здесь еще случаются ночью легкие заморозки, а в Лос-Анджелесе наверняка в это время по-летнему жарко. Но сбривать было жалко, небольшая аккуратная бородка ему шла. Филипп отложил ножницы. В конце концов, имидж провинциального писателя дает ему право на короткую бородку. А кому не нравится, пусть не смотрит. Он не стремился попасть на обложку какого-нибудь глянцевого журнала.
   Филипп вошел в отведенный ему номер лучшего в Лос-Анджелесе отеля, обстановка которого вполне соответствовала его стилю и репутации. Как же далек я был все эти годы от цивилизации, с иронией подумал он. До начала встречи у него было меньше часа. Вполне достаточно, чтобы разложить вещи, принять душ и выпить в баре для храбрости. Ему никогда не приходилось выступать перед такой публикой, и он заметно нервничал.
   В небольшом конференц-зале отеля, где проводилась встреча, Тарсена усадили за изогнутый в форме полумесяца, низкий журнальный столик рядом с элегантной дамой, миссис Холланд, представлявшей издательский дом «Эмпайр букс». Она и вела встречу авторов бестселлеров с представителями прессы, кинобизнеса и телевидения. Филипп успел обратить внимание на молодую женщину, сидевшую слева от миссис Холланд. Наверно, она и есть та самая знаменитая Дейзи Остин, о которой Саманта ему все уши прожужжала, подумал он, краем уха слушая, что говорит ведущая. Странно, почему она не снимает очки с затененными стеклами, скрывающими почти половину лица? – недоумевал Филипп. Напоминает персонаж из плохого шпионского фильма. В самолете он успел прочитать примерно третью часть первого романа молодой писательницы, который всучила ему Саманта после взлета. Странное название «Под крылом ангела» вызывало у него какие-то смутные ассоциации. Да и в самом романе некоторые подробности в описаниях вроде бы казались ему знакомыми. Сосредоточиться на этом времени не хватило – самолет пошел на посадку, и Филипп засунул книгу в спортивную сумку.
   Сейчас эта книга, как и другие книги присутствующих авторов, лежала на журнальном столике. После краткого вступительного слова председателя посыпались вопросы гостей, приглашенных на встречу, к издателям и авторам.
   По сути, мелькнуло в голове Тарсена, это действо мало чем отличается от описания торга на невольничьем рынке. Ведь главной целью встречи было стремление издателей заработать на своих авторах. На вопрос, почему во всех его романах отсутствует любовная линия, Филипп ответил скучной дежурной фразой:
   – Я пишу о работе секретного агента, а не о его личной жизни. А работа требует жертв.
   – Ничего страшного, это поправимо, – раздался густой бас из первого ряда кресел. Голос принадлежал крупному человеку с большой головой, сидевшей, казалось, прямо на плечах.
   Квазимодо, мгновенно придумал ему прозвище Тарсен.
   – Кинопродюсер Тобин Мэнли, – шепнула Саманта Тайлер, сидевшая справа от него. Надеюсь, завтра ты подпишешь с ним контракт.
   Тьфу-тьфу, чтобы не сглазить, – тихо пробормотала она.
   После официальной части всех пригласили на ланч. Столы, накрытые для фуршета, ломились от деликатесов. Филипп забыл, когда в последний раз видел такие изысканные вина и закуски. Официанты разносили подносы с горячими блюдами. Он взял на тарелку аппетитный кусок осетрины, запеченной с креветками и картофелем, поставил на столик у стены и огляделся. Саманта покинула его, растворившись в шумной толпе. Он поискал ее глазами, но в этот момент засверкали вспышки фотокамер и он увидел, что снимают входящую в банкетный зал Дейзи Остин, которая по-прежнему была в темных очках, закрывавших большую часть лица. Могла бы хоть сейчас расстаться со своим нелепым камуфляжем, подумал Филипп.
   Ему по опыту было известно, что темные очки скорее привлекают внимание окружающих, чем защищают их носителя от назойливых взглядов.
   Может, у нее светобоязнь, возразил он сам себе и подошел поближе. Наверно, кто-то убедил Дейзи Остин снять очки. Под гладко зачесанными пепельными волосами открылось загорелое лицо с тонкими чертами, на котором выделялись ослепительно голубые глаза. Красивой в обычном смысле назвать ее было нельзя, скорее миловидной. Кто-то из репортеров удачно пошутил, и она улыбнулась.
   Филиппа словно парализовало. Не может быть… У Дейзи Остин были глаза и улыбка Марши Фаулер! Все остальное он просто не успел запомнить семь лет назад. Ведь они были знакомы меньше двенадцати часов. Наверно, померещилось, твердил он себе, часто моргая глазами, словно пытался избавиться от наваждения. Группа во главе с элегантной дамой, Рольфом Мидлтоном и Дейзи Остин вышла из окружения репортеров и смешалась с людьми возле столиков, а Филипп продолжал неподвижно стоять на том же месте. Здесь его и нашла Саманта.
   – Вот ты где! – воскликнула она, словно не сама оставила его в одиночестве. Саманта была возбуждена, не каждый ее подопечный добивался такого успеха, как Филипп Тарсен. – Что с тобой? – спросила она, заметив его странное моргание. – Соринка в глаз попала?
   – Д-да, – неуверенно произнес Филипп.
   Реальный голос литературного агента вернул ему самообладание. – Уже все в порядке, – поспешил он заверить ее.
   – Идем, я познакомлю тебя с Дейзи Остин, – нетерпеливо произнесла Саманта и, взяв его под руку, почти насильно потащила его к дальнему столику, возле которого было больше всего народу. Дейзи Остин стояла к ним боком и разговаривала с Рольфом Мидлтоном, держа в руке бокал с вином. – Мисс Остин, позвольте познакомить вас с Филиппом Тарсеном! – торжественно произнесла Саманта.
   Бокал в руке наклонился, когда Дейзи обернулась к ним, и красное вино выплеснулось ей на светлую блузку. Женщина покраснела и торопливо поставила бокал на стол. Филипп подал ей салфетку, не сводя с нее пристального взгляда.
   Чтобы скрыть смущение, Дейзи Остин склонила голову, тщетно пытаясь убрать с блузки винное пятно салфеткой. Слезы подступили к ее глазам. Она была так счастлива, когда две недели назад ее редактор Томми Каллахан сообщил ей о предстоящей встрече в Лос-Анджелесе. Ровно две недели счастья до того момента, когда в нижнем холле отеля она увидела Филиппа Тарсена. Сейчас под его пристальным взглядом она понимала, какой нелепой была ее попытка спрятать за темными очками ту, кого в прошлом звали Марша Фаулер. Оставался лишь один выход: бежать отсюда, скрыться хотя бы в своем номере, пока не поздно. Хотя Филипп мог и не узнать ее, ведь прошло семь лет после их короткого знакомства. Глупо вести себя как неврастеничка. Пробормотав извинения, Дейзи торопливо направилась к выходу. Ее остановила миссис Холланд.
   – Дейзи, вы уже уходите?
   – Мне надо переодеться. – Дейзи показала на испачканную блузку. – Я такая неловкая, – добавила она извиняющимся тоном.
   – Такое состояние мне знакомо, – снисходительно заметила дама. – Когда вокруг тебя полно желающих удостоиться твоего исключительного внимания, действительно возникает чувство неловкости. Боюсь, ваша блузка безнадежно испорчена, – добавила миссис Холланд тоном практичной женщины. – Только не расстраивайтесь. Да, и не забудьте, после ланча мы встречаемся с зарубежными издателями, которые хотят купить право на перевод ваших романов, а вечером вы ужинаете с ними. Без вашей подписи договора будут недействительны. – Миссис Холланд шутливо погрозила пальчиком и улыбнулась, продемонстрировав Дейзи искусную работу стоматолога-протезиста.
   – Да, я помню об этом, – напряженным голосом сказала Дейзи, чувствуя на себе взгляд Тарсена. Она не могла не заметить, что он шел за ней следом, а когда появилась миссис Холланд, остановился и сейчас держался на расстоянии, не спуская с нее взгляда. Ею владело единственное желание – как можно скорее закрыться у себя в номере. Жаль, что она вообще согласилась приехать на эту встречу. Бумаги она могла бы подписать позже в самом издательстве.
   Дейзи не страдала от избытка самомнения.
   Писать романы она начала не от хорошей жизни, а потом увлеклась. Лучший способ забыть о личных проблемах – приписать их выдуманным персонажам и решить их наилучшим образом.
   Если не получается, можно все переписать заново. Только собственную жизнь не перепишешь, подумала она, выходя из банкетного зала.
   К счастью для нее, вниманием Тарсена в этот момент завладел известный продюсер Тобин Мэнли. Его крупная фигура занимала так много места, возвышаясь над автором детективных романов, что закрыла ему весь обзор. Филиппа, потрясенного встречей с женщиной, похожей на ту, память о которой жила в его сердце, разговор с Мэнли застал врасплох. Ему трудно было сосредоточиться на рассуждениях продюсера о кинобизнесе. Он улыбался и кивал, соглашаясь со всем, что говорил этот исполин.
   – Надеюсь, после перерыва мы вернемся к нашему разговору, – произнес Тобин Мэнли, протягивая руку Тарсену. – Ваш последний роман для меня просто находка. Ну а недостающую в нем любовную линию мы позаимствуем у мисс Остин. – Он громко рассмеялся и наконец оставил Филиппа в покое.
   Пока Тарсен оглядывал зал в поисках Дейзи Остин, к нему подошли с местного телевидения, чтобы договориться на следующий день об эксклюзивном интервью в студии седьмого канала…
   В номер Дейзи вошла с пылающим лицом.
   От пережитого волнения колени ее подгибались, и, глухо застонав, она рухнула на диван как подкошенная. В первые месяцы после бегства из Нью-Йорка ей часто представлялась встреча с Филиппом. А потом, с рождением сына, на нее обрушилось столько забот, что некогда стало заниматься глупостями. Когда снова появилось свободное время, она предпочла написать роман о той жизни, которая могла бы стать ее жизнью, но не стала. Зато теперь она известная писательница, автор психологических романов, в центре которых всегда женщина, женская судьба, женские проблемы.
   Дотянувшись до телефона на журнальном столике, Дейзи позвонила домой, чтобы узнать, как дела у сына, которого она оставила заботам тети Бетси, младшей сестры своей матери.
   Заверив сына и Бетси, что у нее все просто замечательно, Дейзи вспомнила, что ей предстоит деловая встреча. Надо было срочно переодеться. Кроме строгого летнего костюма, который был на ней, она взяла с собой только короткое вечернее платье. Прямое, на узких бретельках, оголявшее грудь и спину, оно не годилось для деловой встречи. Проблему пришлось решить с помощью пиджака от костюма. На ее вкус, бирюзовое платье с белым пиджаком смотрелось неважно, но другого выхода не было. Впервые Дейзи пожалела, что мало внимания уделяла своему гардеробу. А ведь Молли, соседка и подруга, так уговаривала ее купить что-нибудь новое для поездки в Лос-Анджелес! Ничего, три дня как-нибудь обойдусь тем, что есть, решила Дейзи. Не забыть бы в этой суете купить всем подарки…
   Деловая встреча с зарубежными издателями продолжалась недолго. Как и предполагала Дейзи, все документы уже были подготовлены юристом издательства. После подписания бумаг и обмена любезностями все начали расходиться. В дверях их снова встретили неутомимые фоторепортеры.
   – К такому платью больше подошли бы распущенные волосы! – выкрикнул кто-то из них. – Что вам стоит, Дейзи?! – весело прокричал другой. – Отпустите их на волю!
   В этот момент Дейзи увидела в холле Филиппа Тарсена. Повинуясь не ясному для самой себя порыву, она сняла большую заколку, стягивавшую волосы на затылке, и они рассыпались по плечам. В наступившей мгновенно тишине кто-то присвистнул, потом защелкали затворы, засверкали вспышки, а Дейзи, медленно ступая среди окружавших ее людей, глаз не сводила с Филиппа Тарсена.
   Внешне он изменился за эти годы, отметила она, выглядит солиднее. Наверно, из-за этой русой бородки, которая, надо признать, ему идет. Дейзи с ужасом осознала, что Филипп остался для нее таким же привлекательным, как в тот, их единственный вечер. Неведомая сила толкала ее к нему навстречу. Его горящие глаза завораживали, влекли к себе. Он что-то шептал, и по губам Дейзи догадалась, что именно.
   Филипп звал ее по имени, которое назвал редким семь лет назад. Опомнись, заговорил в ней внутренний голос, любовь с первого взгляда и то имя – все это осталось в прошлом.
   Дейзи резко свернула к открывшемуся вовремя лифту. Филипп успел вскочить в кабину следом за ней. Здесь уже находились несколько человек, и Дейзи прижалась к стене, боясь повернуть к нему голову. Сердце оглушительно билось, она слышала его дыхание, а сама боялась вздохнуть. На этаже, где находился ее номер, Дейзи пришлось повернуться лицом к Филиппу, чтобы выйти.
   Они вышли из лифта вместе и застыли в молчании, предоставив разговаривать взглядам.
   – Ты! – через какое-то время выдохнул Филипп, крепко взял ее за локоть и повел куда-то по коридору.
   Как и в первый их вечер, Дейзи покорно шла рядом с ним. Правда, только до того момента, когда он остановился возле своего номера, открыл дверь и жестом пригласил ее войти.
   – Нет! – дрогнувшим голосом воскликнула Дейзи. Ей вдруг стало страшно. Прошлое не может, не должно повториться! Широко распахнутыми голубыми глазами она смотрела в лицо Филиппу, чувствуя, как по спине пробегает озноб. Тогда было простительно поддаться пронзительному чувству влюбленности – она была молодая, глупая и наивная. Воспоминание о той ночи до сих пор заставляет ее краснеть. Ведь для Филиппа Тарсена она была всего лишь девушкой на одну ночь. Никакой любви, всего лишь секс. Дейзи до сих пор не могла забыть, как ей было плохо после разговора с Линдой, горько и стыдно за свое поведение. По дороге в аэропорт она поняла, что не может в таком состоянии лететь к родителям. Единственное место, где она могла скрыться от всех, был дом тети Бетси в пригороде Кливленда. Туда она и поехала.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное