Илона Волынская.

Замок Dead-Мороза

(страница 3 из 12)

скачать книгу бесплатно

Глава IV. Осажденные под звездами, или Сорванная башня

– Не ори! – предупредил знакомый мальчишеский голос с четким немецким акцентом. Ее дернули вперед и вверх, она больно ушибла ногу о каменный выступ и сдавленно охнула. – Быстрее! – волоча Ингу за собой, командовал парень. – Да поднимай ты ноги, здесь ступеньки!

– Раньше нельзя было сказать? – сквозь стиснутые зубы простонала Инга, которая и сама уже сообразила, что под ногами у нее ступеньки, – после того как в третий раз приложилась о каменный край!

– Шевелись! Здесь винтовая лестница, узкая, Ганна не пролезет!

В этот момент прямо у ног Инги вспыхнул серебристый круг света, выскочила красная лопатообразная ручища и со скоростью атакующей змеи метнулась к девочке. Инга взвизгнула. Мальчишка рванул ее вверх, едва не выдернув ей руку из плеча, она упала на ступеньки, больно ударившись спиной. Здоровенные пальцы сомкнулись, так и не дотянувшись пары сантиметров до щиколотки Инги. Великанская лапа разочарованно втянулась назад. Вслед затем в узкий проем втиснулись голова и плечи Ганны. Тетка рванулась изо всех сил, пытаясь дотянутся до девчонки – Инга отчаянно заскребла подошвами по ступенькам, забираясь повыше. На широком лице великанши проступило разочарование. Она рванулась еще раз, пошевелила плечами, словно рассчитывала раздвинуть слишком узкий для нее каменный коридор, дернулась снова и, наконец, поняв бесполезность попыток прорваться на узкую винтовую лестницу, грозно потребовала:

– А ну спускайся, скаженый хлопчисько! И хозяйку новоявленную с собой волоки!

– Спустимся обязательно! – невозмутимо сообщил мальчишка. Полулежащая на ступеньках Инга задрала голову. Освещенный слабым отсветом фонарика, высокий светловолосый парень казался сейчас еще более симпатичным – и более самоуверенным. – Вы сперва успокойтесь, тетя Ганна! Отдышитесь, чайку попейте… С вашей массой так бегать нельзя – для сердца вредно и каменюки из стен вываливаются!

– Ах ты ж нахальное чортеня! – Теткина физиономия исчезла, а вместо нее внизу винтовой лестницы появилась рука со скалкой – видно, одновременно они в проходе не помещались. – Да я тебе все ребра пересчитаю! – скалка многозначительно погрозила мальчишке. – И бабке твоей все расскажу!

– Особенно про ребра, – немедленно согласился мальчишка.

Внизу сдавленно хрюкнули, и скалка исчезла – похоже, Ганна вдруг резко передумала проводить с ее помощью подсчет ребер. Не дожидаясь, пока тетка сообразит, что ответить, мальчишка вытащил из кармана фонарик, включил и уставился на сидящую у его ног Ингу.

– Тебе удобно? Я смотрю, ты вставать не торопишься… – ехидно поинтересовался он.

Инга моментально почувствовала, какие твердые и холодные под ней ступеньки, как болят все мышцы… Опираясь на стену, она торопливо поднялась. Мог бы, между прочим, и руку подать!

Руки подавать мальчишка не стал. Наоборот, повернулся к ней спиной и, подсвечивая фонариком ступеньки, двинулся наверх.

– Придется подняться и сидеть там, пока Ганне караулить не надоест… – Поворот винтовой лестницы немедленно скрыл его от глаз Инги, оставив только голос, глухим эхом отдающийся между узких каменных стен. – Ты чего там застряла? Или как Ганна – не помещаешься?

Инга возмутилась – у нее всего-то два… ну три… ну ладно, ладно, пять кило лишних! Правда, эти пять кило не удается согнать никакими диетами.

Они во что бы то ни стало хотят быть частью мыслящего существа… Опираясь о каменные стены, между которыми, как штопор, закручивалась винтовая лестница, девочка упорно лезла вверх по высоченным ступенькам. Нормально она помещается, нечего выдумывать! Она едва не уперлась лбом в пятки поднимающегося впереди мальчишки.

– Они все вообще-то не злые, – словно почувствовав ее прикосновение, бросил он через плечо, – просто, знаешь, как тут стирать тяжело, особенно зимой? Пока из этого проклятого колодца воды натаскаешь, пока ее нагреешь… Ты зачем их простыни разбросала?

– Случайно получилось… – пробормотала Инга, лихорадочно соображая, рассказывать про танцующее привидение или нет, и не придя ни к какому решению, невпопад спросила: – А кто твоя бабушка?

– А, ведьма местная, – небрежно отмахнулся мальчишка.

Инга споткнулась на очередной ступеньке.

Сверху долетел порыв свежего, остро пахнущего морозом и снегом воздуха. Вместе с ним до Инги донеслись четко, хотя и тихо произнесенные слова:

– Приехали… Все трое… не подозревают… поторапливайтесь…

Инга снова споткнулась и остановилась, запрокинув голову.

– Ты чего? – идущий впереди парень обернулся, ослепляя ее фонариком.

– Тихо! – напряженно прошипела Инга. – Слушай! Там наверху кто-то есть!

Он на секунду остановился, вслушиваясь, потом пожал плечами и громко сказал:

– Ничего не слышу!

– Конечно, если так орать! – Инга возмущенно поглядела на него.

– Говорю тебе, на эту башню, кроме меня, никто не лазает! – нетерпеливо – и опять слишком громко! – повторил он и, подтянувшись, исчез где-то – перед Ингой мелькнули лишь подошвы его кроссовок.

Девчонка поднялась еще на пару ступенек. Сильный порыв ветра растрепал ей волосы, бросил в лицо горсть колючего снега. Она нащупала край ступенек и сквозь круглое отверстие выбралась на плоскую, покрытую каменными плитами площадку башни. Часть башенных зубцов раскрошилась, и вместо них зияли дыры.

– Ну, убедилась? Нет здесь никого! – послышался сзади голос.

Инга обернулась. Парень стоял у нее за спиной, у самого края, и, кроме них, на площадке действительно никого не было. Мало того, что она видит призраков, так еще и слышит непонятные голоса! На высоте замковой башни гулял пронизывающий ветер. Девочка искоса поглядела на парня – куртки у него тоже не было, только свитер. А вот если бы была – отдал бы он ее Инге? Даже несмотря на ее лишние пять килограммов? Или так и оставил замерзать? Вопрос остался без ответа, потому что парень нагнулся и выволок овечью шкуру. Самую настоящую! Сперва одну, потом вторую. Одну протянул Инге:

– На, закутайся, врача тут нет, только бабка моя! – Он скупо усмехнулся.

Инга накинула шкуру на плечи. Шкура оказалась тяжелой, а ее выдубленная изнанка царапучей и холодной, но она быстро прогрелась. Инга запахнула овчину, и порывы ветра перестали продирать ее, будто теркой.

– Иди сюда! – позвал парень. Он сидел на полуразрушенном зубце, закутавшись в шкуру, и глядел вдаль. Выражение лица у него было мечтательное – такое выражение у парней в лицее Инга видела, только когда они по отцовским интернет-кредиткам шастали по тем сайтам, куда нельзя до 21 года. – Я часто сюда поднимаюсь – тут классно. И ночью, и днем! Да не бойся ты! – Он снова ухватил ее за руку и втянул на крохотный приступочек между уцелевшими зубцами.

Инга испуганно охнула – она стояла на самой вершине башни, и под ногами были только метры пустоты и вымощенный булыжником двор внизу. Усиливающийся ветер подталкивал ее к краю. Но было действительно классно! Башня словно превратилась в воздушный корабль, и ветер нес ее между громоздящимися, как горы, грудами темных облаков и настоящими горами, покрытыми снегом и оттого казавшимися легкими и невесомыми, как облака. Вокруг была захватывающая дух беспредельность то ли темного света, то ли сверкающего белизной мрака, и все это окружало ее со всех сторон, неслось навстречу, или это она сама летела куда-то… Почему-то захотелось запеть переливчатый ирландский рилл. На подсознательном уровне «Титаник» с Дикаприо забились в уголок и нервно закурили. Но романтическая сцена очень быстро поменялась. Далеко впереди во всю ширь темного неба развернулось огромное крыло белого дракона – лежащий на земле снег взвился, словно от взмаха гигантской метлы. Плывущие в темных небесах громады облаков взорвались, выбрасывая из себя снег, как бесконечное белое конфетти. Горизонт затянуло сплошным ревущим и мечущимся белым покровом, в котором мгновенно исчезли и облака, и горы, и лес… Ветер над башней завыл громче, злее, повалили крупные частые хлопья…

– Буревий начинается, – спокойно сказал парень, вслушиваясь в нарастающий рев ветра. – К утру все дороги напрочь заметет.

– А как же мы уедем? – встревоженно спросила Инга, но он только равнодушно пожал плечами.

Хорошенькое дельце! Вот только не хватало тут застрять! Она растерянно обвела взглядом окрестности, утонувшие в снежном вихре, стеной надвигающемся со всех сторон, перевела взгляд вниз, где на недавно тщательно выметенном булыжном дворе уже лежал толстый слой рыхлого снега…

На отвесной стене башни, прямо под ней, Инга совершенно четко увидела быстро ползущее вниз темное пятно! Оно выбрасывало в стороны гибкие конечности, прилипая прямо к каменной кладке, и спускалось все ниже и ниже, стремительно удаляясь!

– Смотри, там, там! – вскрикнула Инга, изо всех сил вцепляясь в край зубца и стараясь перегнуться подальше, чтобы разглядеть загадочное существо.

– Что? Где? – Парень высвободил из-под своей овчины руку с фонариком…

Рассеянный луч скользнул вдоль стены… высветив на том месте, где исчезло существо, узкую прорезь бойницы. На стене никого не было.

Парень вопросительно хмыкнул.

– Честное слово, там кто-то полз, – дрожащим голосом сказала Инга, разглядывая совершенно пустую стену. – А потом залез во-он туда, – она указала на бойницу.

– Кто, Человек-Паук? Я сюда уже года четыре на зимние каникулы приезжаю – все уже облазил, но прямо по стене даже я не шастаю. – В голосе его звучала привычная убежденность самоуверенных спортивных красавчиков, что если они чего не могут – то не сможет никто и никогда!

Инга отвернулась, водя взглядом по темному замковому двору. Неожиданно внимание ее привлек проблеск света. В правом, населенном жителями деревни крыле приоткрылась дверь, и на пороге появились три белые фигуры. Инга растерянно захлопала глазами – сперва ей показалось, что фигуры одеты в снеговиков, точно как в новогоднем шоу. Только через несколько секунд она поняла – на них маскировочные халаты! Белые маскхалаты – как в фильмах про войну! В падающем из распахнутой двери свете она ясно различила – на шее у каждого висит автомат! Под изумленным взором наблюдающей за ними с башни Инги все трое построились друг за другом и двинулись через двор, причем каждый ступал в след идущего перед ним. За отрядом оставалась одинокая цепочка следов – будто прошел всего один человек.

– Ты не туда смотришь, – раздался над ее ухом голос парня. Инга с перепугу чуть не вылетела за парапет. Он придержал ее за плечо, укоризненно покачал головой и указал совсем в другую сторону. В основании башни отворилась еще одна дверка, и через двор пробежала фигура здоровенной тетки со скалкой под мышкой.

– Я ж говорил – Ганна долго не высидит! – торжествующе вскричал мальчишка.

– Но… кто эти люди… с автоматами? – Ингу тетка Ганна больше не интересовала – на самом деле она уже почти забыла о ней!

– Тебя не касается! – небрежно – будто от надоедливой первоклассницы! – отмахнулся он. – Пошли, я тебя выведу, пока остальные не проснулись!

И он быстро нырнул в ведущее к лестнице отверстие. Инга, растерянно оглядываясь на двор, пошла следом. Почему он не хочет ей ничего объяснить? Кто эти люди? И зачем им автоматы? Откуда…

Что-то с легким шорохом отлетело у нее из-под ноги. Ничего толком не разглядев в темноте, Инга присела на корточки и пошарила вокруг. Ее пальцы нащупали небольшой пластиковый брусок. Инга поднесла находку к глазам… Это была портативная рация – включенная и слабо потрескивающая.

– Погоди! Я тут нашла… – с рацией в кулаке Инга, кинувшись вслед за своим провожатым, едва не загремела с винтовой лестницы. И уже осторожно переползая с одной ступени на другую, полезла вниз.

– Ну что ты опять застряла? – Из-за поворота лестницы высунулась раздосадованная физиономия. Мальчишка уже привычно ухватил ее за руку и едва ли не волоком потащил по ступеням.

Инга не сопротивлялась, но вторую руку, с зажатой в ней рацией, спрятала под накидкой. Не говоря больше ни слова, парень проволок ее через громадный зал, мимо разбросанного белья и подтолкнул к арочному входу в их левое крыло.

– Инга! – позвал из темноты дрожащий голос. – Инга!

Навстречу Инге вылетела растрепанная мама.

– Господи, с тобой все в порядке? – Мама ухватила ее за плечи, наскоро ощупала, словно проверяя, все ли части тела у Инги на месте. Выражение облегчения на ее лице мгновенно сменилось раздражением. – Где ты была? Что это за тряпка на тебе?

Инга беспомощно оглянулась на своего провожатого… но парня уже не было. Похоже, он не хуже остальных обитателей замка владел умением всасываться прямо в стены.

– Мы с отцом тебя обыскались… – Для разнообразия мама не тащила Ингу за руку, а подталкивала перед собой, направляя к комнате, где они ночевали. Откуда-то сбоку из темноты вырвался луч фонарика, следом вынырнул отец, быстрым движением прикоснулся к Инге, тоже словно проверяя, не чудится ли ему, и тут же отступил в сторону – холодный и отстраненный. – Куда ты пропала?

Нет уж, родителям про призрака она точно не расскажет!

– Я проснулась, увидела, что, кроме нас, в комнате никого нет и пошла посмотреть, куда они все делись…

– Никого? – эхом откликнулся отец.

Они остановились на пороге зала, где их семья и гости улеглись спать с вечера. Комната вновь оказалась полна безмятежно спящими людьми. Все были здесь, все спали на расстеленных по полу автомобильных чехлах, зябко кутаясь в куртки и шубы – и тетя Оля с дядей Игорем, и немцы, и брокер, и охранник, и шофер.

Глава V. В лесу родилась елочка, или Кто последний в туалет

– Ты должен вызвать МЧС, и пусть они нас вытаскивают! Позвони их министру – ты же знаком с ним!

– Я никому не могу позвонить, дорогая, – с бесконечным терпением втолковывал отец. – Мы проверяли еще вчера – мобильные не работают, сеть сюда не дотягивает.

Инга с трудом разлепила веки и села. Все тело затекло и болело. Из окна-бойницы узкий, словно луч прожектора, в комнату лился дневной свет и золотисто-белым прямоугольником лежал на пыльном полу. Рядом с ней опять никого не было – даже мамы с папой – но на сей раз это Ингу не взволновало. Покряхтывая и держась за поясницу, словно старая бабка, она выбралась из-под своей овчины – выходит, ночные похождения ей вовсе не приснились? – и пошла на голоса.

Старый замок был полон сюрпризов. Вот и сейчас оказалось, что из соседнего зала есть выход на узкую галерею, а с той – крутая каменная лестница, спускающаяся прямо в замковый двор. На галерее сейчас и столпились все Ингины спутники. Девочка протиснулась между тетей Олей и дядей Игорем и тоже посмотрела на двор.

М-да, можно сказать, буревий состоялся. Вокруг было нестерпимо тихо и невероятно бело. Горы и лес исчезли, от подножия замка тянулась снежная равнина. Да и подножия на самом деле тоже не было. В проеме замковых ворот громоздились сугробы, снежные валы покрыли подъемный мост и поросшую кустами расщелину. Замковый двор тоже оказался завален, но там уже сновали люди с лопатами в руках. Сверху было видно, как сплошная снежная целина быстро расчерчивается ровными лентами дорожек. Почти под самым их балконом тощий мужичонка – кажется, муж могучей тетки Ганны – и вчерашний светловолосый мальчишка орудовали широкими лопатами, прокапывая путь от лестницы галереи. Темно-синяя спортивная куртка мальчишки четко выделялась на белом снегу. Вот он наклонился, легко подхватил на лопату очередную снеговую груду, метнул в сторону, отбросил со лба светлую челку – и, неожиданно запрокинув голову, уставился прямо на Ингу. Девчонка мгновенно кинулась за спину тети Оли.

– Инга, не толкайся, – рассеянно обронила тетя Оля, не отрывая озабоченного взгляда от окрестностей. – Кажется, уважаемые господа, нам отсюда сегодня не выбраться.

– Пусть Витя и Андрей найдут лопаты и прокопают нам дорогу! – немедленно решила проблему мама.

Инга покосилась на шофера и охранника – физиономии у обоих совершенно окаменели.

– Тут не две лопаты, тут бригада бульдозеров нужна, – протянул дядя Игорь.

– Но попробовать они же могут! – капризно вскинулась мама.

– Оставь, Алиса, – отмахнулся отец. – Нам отсюда не выехать, и связи тоже нет.

– О, мы тут оставаться до весна? – поинтересовалась фройляйн Амалия.

Инге даже на мгновение показалось, что немка довольна. Испуганной она уж точно не казалась.

– Не так трагично, – усмехнулся отец. – Мы с Игорем должны быть на работе четвертого утром. Допустим, сперва нас будут ждать, потом моя секретарша выяснит, что мы так и не прилетели… Можно надеяться, что пятого или шестого нас отсюда вытащат, – уверенно закончил он.

– Значит, мы все-таки будем встречать Новый год здесь? – Мама, как всегда, сделала собственные выводы. – Но тогда надо поторапливаться! Достать из машины подарки, поставить шампанское на лед… или в снег… решить что-то с елкой и переодеться… – продолжая говорить, мама начала осторожно спускаться во двор. Ступила на свежепрокопанную дорожку и с царственным видом, будто дорожка была вырыта специально для ее удобства, направилась прямо к приткнувшемуся у замковой стены маленькому, похожему на пенал, деревянному домику с глазком в виде сердечка на двери. Походкой манекенщицы она плавно проследовала мимо мужичонки и мальчишки, которые замерли, опираясь на свои лопаты.

– Извините… – неожиданно окликнул ее парень. – Сейчас вам туда лучше не ходить.

Но мама даже не повернула головы в его сторону. Она подошла к заветному домику, протянула руку, собираясь взяться за ручку. И тут дверца с сердечком распахнулась, едва не съездив маму по лбу, и наружу тяжеловесно выбралась замотанная в платок тетка Ганна. При виде мамы выражение довольства на лице великанши сменилось кислой гримасой. Серые глаза недовольно прищурились, могучие ручищи уперлись в бока. Тетка нависла над мамой и голосом заблудившегося в тумане ледокола прогудела:

– И куда ж это ты прешь, пани?

Запрокинув голову, мама поглядела на нее презрительно и обронила:

– Прете тут только вы, милочка. И я не обязана в собственном замке отвечать на наглые вопросы каждой селянки. – Мама балетным пируэтом обогнула тетку по краю тропинки, легко впорхнула в заветный домик и с торжествующим треском захлопнула за собой дверцу.

Тетка Ганна несколько секунд рассматривала опустевшую тропинку – словно недоумевая, куда вдруг исчезла ее мелкая противница. Потом обернулась, поглядела на домик – щеки ее налились свекольной краснотой, глаза вспыхнули недобрым огнем. Она шумно вздохнула, как бегемотиха, вылезающая из болота, и уперлась плечом в дощатую стену домика. Домик медленно, со скрипом, начал крениться на бок. Изнутри послышался истошный визг. Дверца с сердечком распахнулась, на мгновение открывая вид на деревянное сиденье и висящую на гвоздике порезанную аккуратными квадратиками газетку, и изнутри кубарем выкатилась мама.

Она ухнула в сугроб, куда сметали расчищенный с тропинки снег. Опомнившаяся Инга побежала вниз.

– В сторону!

Девочка едва успела вжаться в каменную кладку, когда мимо нее, прыгая со ступеньки на ступеньку, пронесся отец. За ним гуськом трусили остальные. Но их помощь была маме не нужна. Мама восстала из снега, как разгневанный дух бури, и, уперев худые руки в бока, не хуже тетки Ганны прошипела:

– Ты что себе позволяешь? Да я тебя в суд – за порчу замкового имущества!

– Имущество тебе? – динозавром взвыла в ответ тетка Ганна. – Мой мужик не для того туалет своими руками делал, чтоб с него всякие посторонние зады свешивались!

– Конечно, такой зад может только свешиваться! – выразительно разглядывая Ганну, немедленно прокомментировала мама.

– Ах ты ж… Да я ту будку лучше сама разломаю, чем тебя туда впущу! – взъярилась великанша, снова хватаясь за стенку туалета. Казалось, что она сейчас вырвет его из земли и, воздев над головой, швырнет в маму.

– Это я тебя вместе с твоим туалетом за порог выставлю – жить в нем будешь! – вопила в ответ неукротимая мама.

Отец вклинился между ней и теткой и сгреб жену в охапку, плечом закрывая ее от стиснувшей кулаки Ганны.

– Слышь, мужик, уйми свою бабу, – хрипло бросил он тощему мужичонке, отступая назад по тропке.

– Как же я ее уйму, пане? – рассудительно поинтересовался мужичонка, втыкая лопату в снег. – Ваша жинка вон – вовсе пигалица, а вы ее унять не можете, а из моей таких, как я, пять штук выйдет!

За его спиной захихикали – из замковых дверей торчали любопытные физиономии жителей деревеньки.

– Наша Ганна, она такая, разгуляется – не остановишь, – подтверждая каждое слово взмахом зажатого в руке половника, выкрикнула старушонка. – И то правильно – езжай себе в город, там по туалетам и ходи, а в наш не лезь!

Будто выброшенный пружиной, между ее ног проскочил клубок рыжей шерсти и с утробным ревом вцепился в штанину отцу.

– Оборотень! – завопила мама. – Тот самый оборотень, из деревни! Стреляй в него, Андрей, стреляй!

– Ага, я стрельну, а меня опять уволить пригрозят, – пробурчал охранник.

Рыжий пес, исходя слюной, самозабвенно трепал отцовскую штанину.

– Який же це оборотень, це ж Бровко, собака наш! – завопила старушка. – Он на людей не кидается, якщо они до нашей хаты не лизут! – На лице ее отразилось подозрение, и она немедленно приняла главную боевую стойку – уперла жилистые кулаки в бока. – Вы подывыться на них, люденьки добри! И замок их, и туалет их, и наша хата теперь не наша, а ихняя. Полазали в ней уже, пошарили, а чего б Бровко на них вызверился! Куси их, Бровко, хозяевов, так им и надо! Понаехали тут!

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное