Илья Деревянко.

Замусоренные

(страница 2 из 8)

скачать книгу бесплатно

   – З-зачем? – заикаясь, пролепетал тот.
   – У нас намечается небольшой сабантуй, – нехотя объяснил Луна. – Запасаемся. Кстати, почему в твоем говенном магазинишке нет дури, [7 - Наркотиков.] хотя бы из-под полы? Непорядок! Я недоволен!
   – Р-ребята! Т-так нельзя! Т-товар денег сто-ит! – осмелился проблеять Валентин, в порыве жадности обретший нечто вроде мужества.
   – Че-его? – опешил Луна. – Чего ты вякнул?
   – Т-товар… без денег… нельзя!..
   – Оборзел, сука, – сипловатым тенорком заметил один из молокососов. – Место свое забыл!
   – Точно! – согласился Луна и неожиданно резко ударил Валентина ногой в пах.
   Торгаш, взвыв от боли, согнулся пополам.
   – Еще хочешь? – участливо осведомился Луна.
   – Не-е-ет!
   – Ладно, живи, а впредь не разевай пасть без разрешения, усек?
   – Д-а-а!!!
 //-- * * * --// 
   «Сабантуй», о котором говорил Луна, состоялся вечером того же дня, в некой сауне, а точнее, публичном доме, названном ради приличия «Сауна-Люкс» и снабженном для правдоподобия парилкой с бассейном. Помимо Василька с приближенными присутствовало несколько сотрудников местного отделения милиции, в том числе подполковник Кудияров. «Проклятье, опять субботник [8 - «Субботник» – это когда «крыша» использует подшефных проституток бесплатно.]», – раздраженно думали девицы, не забывая, однако, профессионально улыбаться гостям.
   Гости быстро обрели свинское обличье (одни обпились, другие обкурились «травки», третьи ширнулись) и куражились как хотели. Ощущение полной безнаказанности делало их поведение особенно отвратительным. Например, Василек несколько раз засовывал одной из девушек огурец во влагалище, с силой бил ладонью по животу и заставлял другую проститутку ловить его ртом. Глядя на это, подполковник Кудияров корчился от смеха.
   Луна, выкурив подряд три косяка, тупо таращился в стену, вяло размышляя, чем заняться. Вдоволь наиздевавшись над несчастной девицей, Кудияров с Васильевым подошли к столу.
   Подполковник залпом выпил полный стакан джина (наркотики он не употреблял), закусил маринованным помидором и дружески похлопал Василька по плечу.
   – Молодец, Коля, хорошо обстряпал дельце. Но на очереди еще один клиент.
   – Кто?
   – Младший брат Михая, Андрей. Недавно с зоны вернулся. Крутой тип. Мы не можем терпеть таких в нашем районе. А насчет Михая-старшего не беспокойся, тут все шито-крыто! Или не веришь?!
   – Верю, верю! – льстиво заверил подполковника Василек.
   – Молодец. Пойду загляну в парилку, а ты выбери минетчицу попрофессиональнее да пришли ко мне.
   – Будет сделано!
   Пока подполковник Кудияров наслаждался в уединении сексом, в салоне «Сауна-Люкс» начался дым коромыслом.
Две обнаженные девушки, вымученно улыбаясь, танцевали на столе, а замусоренные вместе с покровителями из милиции, громко гогоча, швыряли в них чем придется. Внезапно послышались истошные вопли. Гуляки с интересом обернулись. Луна придумал наконец себе развлечение. И, сладко мурлыча, тушил о голый зад одной из проституток сигарету…
   Публика одобрительно загалдела: «Ай да Луна!.. Шутник! Гы, гы!.. Сунь ей бычок в очко!..»
   Василек равнодушно смотрел на выкрутасы подручного. Он давно утратил совесть, а жалость способен был испытывать только к самому себе. В Бога Васильев не верил, а какой-либо ответственности здесь, на земле, не опасался. Старый, слащавый лозунг «моя милиция меня бережет», звучавший как издевательство по отношению к подавляющему большинству граждан нашей многострадальной Родины, не являлся таковым для Николая Васильева. Милиция Н-ского района действительно любовно оберегала Василька, верного своего стукача и подельника…
   – Выродки, ублюдки! – отчаянно выкрикнула измученная девушка.
   – Оборзела, сука! – ощерился Луна, левой рукой схватил проститутку за волосы, а правой с размаху ударил кулаком в челюсть. Бесчувственное тело рухнуло на пол…
   – Поаккуратнее, хлопец, – лениво зевая, сказал вошедший в комнату Кудияров. – Не померла шалава-то?!
   – Чего ей сделается, – поспешил заверить Васильев. – Бляди, они живучие!
   – Ну и ладно! Плесни-ка, Коля, мне грамм сто пятьдесят джина.
   – Сей момент!
   Подполковник залпом осушил стакан, взглянул на настенные часы и начал неторопливо одеваться.
   – Вы уходите? – спросил Васильев.
   – Да, пора двигать до дому, жена, наверное, заждалась…
 //-- * * * --// 
   Валентину Кравцову хотелось выть. И немудрено! Все складывалось как нельзя погано. Ради сохранения денег он с радостью подставил под пули убийц Михая, но вопреки надеждам от долга не избавился. Напротив, Василек в буквальном смысле слова взял за горло. Его «шестерки» хозяйничают в дышащем на ладан магазине Кравцова, как у себя дома, и в придачу ноет отбитая мошонка. Валентин всхлипнул, поднялся со стула и принялся словно зомби бродить по квартире, натыкаясь на мебель. На улице уже стемнело. Сквозь незанавешенные окна воровато заглядывала луна. Было тихо. Кравцовская супруга Инна отправилась в гости к подруге. Валентин, в глубине души сознававший ущербность собственной внешности и особенно потенции, обычно безумно ревновал жену (хотя на такую уродину вряд ли кто мог польститься), однако сейчас он радовался одиночеству.
   Внезапно сердце кольнуло нехорошее предчувствие. Кравцов вспомнил, что у покойного Михая есть брат, работавший несколько лет назад в бригаде Варяга и совсем недавно вернувшийся с зоны. Трусливое воображение коммерсанта незамедлительно нарисовало жуткую картину: Михайлов-младший докапывается до истины, отлавливает Кравцова и перерезает ему глотку. Валентин вспотел от страха. Несколько минут он трясся в ознобе, затем понемногу успокоился.
   – Не может такого случиться! – вслух сказал торгаш. – Откуда он узнает? Я вне подозрений!!!


   Валентин Кравцов заблуждался, считая себя в полной безопасности. Ольгина мать, Зинаида Петровна Сильвестрова, действительно отличалась редкостной осведомленностью о всех и вся. Нет, Зинаида Петровна не являлась закоренелой сплетницей, а просто обладала исключительной любознательностью и незаурядной памятью.
   – Ох, Валерочка, бедненький, как тебя отделали! – кудахтала она, накрывая на стол. – За доченьку мою заступился! Молодец!!! Настоящий мужчина!!! Такие теперь редкость!!!
   Лукин кисло усмехнулся.
   – Так уж и редкость!
   – Конечно! – горячо заверила Зинаида Петровна. – Кругом сплошные амебы. Недавно парня напротив соседнего дома средь бела дня убили, так ни одна сволочь не вмешалась!
   – Там, наверное, только женщины живут, – философски произнес Валера, внутренне радуясь, что потенциальная теща сама затронула интересующую его тему.
   – Как же, женщины! – всплеснула руками Зинаида Петровна. – Колька Фимкин, алкаш-электрик. Димка Лузганов – челночник. – Далее последовал подробный перечень фамилий, сопровождаемый краткими, весьма нелестными характеристиками.
   – Погодите, Зинаида Петровна, – прервал говорливую женщину Лукин. – Они ж небось на работе были…
   – На работе, как же! – ехидно засмеялась Ольгина мать. – Фимкин вторую неделю в запое, а другие… – Зинаида Петровна на секунду задумалась, потом торжествующе прищурилась: – Валька Кравцов и живет в том доме, и работает. Магазин у него там, «Маргаритка» называется…
   Лукин навострил уши… «Горячо, – подсказала интуиция. – Даже жарко…»
 //-- * * * --// 
   Получив от подполковника Кудиярова заказ на устранение Михайлова-младшего, Николай Васильев не терял даром времени. Уверовав в собственное всемогущество и неуязвимость, он не считал нужным возиться с подготовкой убийства, тем паче что Андрей не представлялся Васильку опасным противником. Несколько лет на зоне прокантовался, к новым порядкам в городе привыкнуть еще не успел, наверняка выбит из колеи гибелью брата и оружие при себе таскать не решится. Вчерашние зеки, как правило, весьма осторожны насчет стволов. В любой момент менты могут тормознуть, обшманить да с ходу новый срок припаять. Упоминание Кудиярова о том, что Андрей «крутой тип», почему-то напрочь вылетело из головы. Слегка поразмыслив, Василек решил обойтись без стрельбы. Ни к чему лишний раз шум поднимать.
   Проспавшись после «сабантуя», Васильев вызвал на инструктаж Лебедя и Кулича, двадцатилетних отморозков, намеченных им накануне для совершения задуманной операции.
   – Не канительтесь, – вальяжно развалившись в кресле, поучал Василек. – Валите прям сегодня. Один гирькой по башке, другой – пером в бок. Потом перережьте горло.
   Отморозки старательно усваивали инструкции.
   – Вопросы есть? – закончив речь, спросил Васильев.
   – Нет, все путем! – пробубнил здоровенный олигофреноподобный Лебедь. Низкорослый, жилистый, смахивающий на злобного хорька Кулич согласно кивнул…
 //-- * * * --// 
   Этой ночью Андрею приснился покойный брат: бледный, окровавленный, с размозженным черепом.
   – Осторожнее, братишка, – хрипел Вадим. На синеватых губах мертвеца пузырилась кровавая пена. – Ты в большой опасности. Постарайся не отправиться вскоре вслед за мной!
   – А где ты, Вадик? Кто тебя подстрелил?! – беспрестанно спрашивал Андрей.
   – Ты в опасности! – не слушая его, твердил брат. – В опасности… В опасности… – Михайлов-старший растаял в воздухе. Андрей проснулся задолго до рассвета, бродил по комнате, курил и лишь в восемь утра кое-как задремал.
   Около часа дня он принял душ, выпил две чашки крепкого кофе и решил сходить в магазин, закупить выпивку с закуской к предстоящим завтра поминкам. Когда Андрей направлялся к двери, зазвонил телефон…
   – Да, – раздраженно буркнул он в трубку.
   – Это я! – послышался взволнованный голос Лукина. – Минуту назад вернулся от Ольгиной матери, узнал много интересного…
   – Расскажи!
   – Успеется. А сейчас слушай внимательно. У подъезда вертятся двое васильковских ублюдков. Я вижу их из окна. Не выходи на улицу. У меня дурное предчувствие.
   – Спасибо за предупреждение, – поблагодарил Андрей. – Скоро перезвоню!
 //-- * * * --// 
   Лебедь с Куличом ошивались у дома Михайлова около трех часов. Поначалу они старались не светиться, выбирали наиболее укромные места в старом, густо заросшем деревьями дворе (именно поэтому, направляясь к Зинаиде Петровне, Лукин их сперва не заметил), потом, махнув рукой на предосторожности, подошли к самому подъезду.
   – Не хрена прятаться по углам, – пробасил Лебедь. – Оттуда ни черта не видно!
   – А жильцы дома нас не запомнят? – неуверенно поинтересовался Кулич.
   – Гы-гы, – осклабился Лебедь. – Велика важность! Милиция нас не ловить, а отмазывать будет!
   Несмотря на некоторую дебильность, он прекрасно понимал положение вещей, и ощущение полнейшей безнаказанности наполняло убогую душонку отморозка наглостью (принимаю ум за храбрость), важностью и самонадеянностью.
   – Точно, – слегка подумав, согласился Кулич. – Ты прав!
   Он весело потряс завернутой в платок килограммовой гирькой.
   – Хорошая штучка. Хрясь – и черепушка пополам!
   Лебедь изобразил подобие улыбки, показав кривые, покрытые никотиновым налетом зубы.
   Михайлов-младший появился неожиданно, будто из-под земли (Андрей поднялся на чердак, прошел до следующего подъезда, спустился вниз и подобрался к беспечным васильковцам с тыла).
   – Привет, ребятки! – с преувеличенной любезностью поздоровался он. – Не меня ли ждете?
   Убийцы растерялись и тем самым передали инициативу в руки жертвы.
   Когда опомнившийся Кулич взмахнул гирькой, а Лебедь полез в карман за ножом, Андрей уже сблизился с ними вплотную, легко перехватил запястье Кулича, хорошо отработанным приемом сломал ему кисть и с силой толкнул взвывшего от боли отморозка на Лебедя, вытащившего наконец нож. Напоровшись на острое лезвие, Кулич по-свинячьи заверещал.
   Ошалевший Лебедь удивленно разинул рот, получил жесткий боковой удар прямо в отвисшую челюсть и упал на четвереньки. Все заняло не более трех секунд, и к тому моменту, как привлеченные криками жильцы прилипли к окнам, Михайлов-младший благополучно скрылся в подъезде.
   Подъехавший по вызову бабульки с третьего этажа наряд милиции увидел следующую картину: на снегу, скуля от боли, извивался Кулич, а не до конца опомнившийся после удара Лебедь тупо таращился на приятеля, машинально сжимая в руке окровавленный нож.
   – Стой! Бросай оружие! Стрелять будем! – хором завопили не посвященные в коварные замыслы подполковника Кудиярова патрульные, лихо скрутили Лебедя, вызвали «Скорую помощь» Куличу и с чувством выполненного долга отправились в отделение.
 //-- * * * --// 
   Пока милицейское начальство разобралось, что к чему, ретивые оперативники успели изрядно намять бока «пойманному с поличным» Лебедю.
   Подполковник Кудияров задыхался от ярости. Ему предстояло немало хлопот: прятать концы в воду и объясняться с полковником Нееловым. Поэтому явившегося выручать подручных Василька он встретил отборным матом и едва удержался от искушения врезать кулаком в обрюзгшее, потное, перепуганное лицо главаря замусоренной бригады…
 //-- * * * --// 
   – Валентин Кравцов, стало быть… Гм, интересно, – протянул Андрей, выслушав Лукина. – Правда, это имя мне ничего не говорит. Я, понимаешь ли, по вполне понятным причинам немного отстал от жизни и не в курсе последних дел Вадика.
   – Но Кравцов самая подходящая кандидатура! – воскликнул Валера. – Хозяин магазина, расположенного в том же доме…
   – Погоди, – прервал его Андрей, осененный внезапной идеей. – Я сейчас…
   Он зашел в комнату брата и принялся рыться в ящиках письменного стола. Сразу после смерти Вадима менты произвели, конечно, обыск, объяснив рыдающей матери, что пытаются найти ниточку, которая поможет распутать преступление. Однако подполковник Кудияров, естественно, не собирался раскрывать им же заказанное убийство, и обыск носил формальный, поверхностный характер.
   Правда, Кудияров не предполагал, что за расследование возьмется кто-то другой. В результате Андрей без особого труда обнаружил записную книжку покойного и принялся внимательно просматривать странички. В конце концов на внутренней стороне обложки он обнаружил то, что искал: краткую запись – «Кравцов В.: „Маргаритка“ 10 000 д. (5 % в м.)» и номер телефона.
   – Все ясно, – прошептал Андрей. – Торгаш не хотел возвращать долг и потому подставил брата.
   – Эх, Вадик, Вадик, зачем ты заделался ростовщиком?!!


   Получивший грандиозную нахлобучку в кабинете Кудиярова, Василек трясся от бешенства.
   – Кретины!!! Дегенераты!!! Уроды моральные!!! – с ненавистью шипел Николай, остервенело давил на газ и беспардонно нарушал все мыслимые и немыслимые правила уличного движения. Местных гаишников, прекрасно знавших джип Васильева, он не опасался. На перекрестке возле светофора Николай, слишком поздно притормозив, смял заднее крыло у впереди идущей скромной «шестерки». (Мощному джипу, разумеется, ничего не сделалось.)
   – Ты сдурел, парень?! – высунувшись из бокового окна, возмущенно крикнул водитель «шестерки», пожилой, отнюдь не геркулесовского телосложения человек в поношенном пальто.
   – Оборзел, падла!!! – взвыл Василек, выскочил из джипа, силком вытащил мужика из машины и с размаху треснул его по темени резиновой милицейской дубинкой, с которой, как и с помповым ружьем, никогда не расставался.
   Случайно проходивший мимо милиционер демонстративно отвернулся…
   Добравшись до дому, Николай незамедлительно позвонил Луне.
   – Возьми ребят и излови Лебедя! Он скоро выйдет из КПЗ. Потом звякни мне, а Лебедя отвези на кладбище. Я сразу подъеду. Будем учить гада уму-разуму. Куличом займемся позже.
   Бросив трубку, Васильев разыскал на антресолях бейсбольную биту, взвесил в руке и садистски усмехнулся…
 //-- * * * --// 
   Лебедя выпустили из отделения милиции ближе к вечеру. Настроение отморозка оставляло желать лучшего. И с заданием не справился, и по почкам менты порядком наподдали, и грядущая встреча с шефом не сулила ничего хорошего. Взбалмошный и истеричный Василек отличался патологической жестокостью. Лебедь хорошо помнил, как издевался Васильев над владельцем небольшой коммерческой палатки, осмелившимся прилюдно обозвать вымогавшего у него взятку милиционера «поганым мусором». Мент-взяточник пожаловался подполковнику Кудиярову, а тот в свою очередь шепнул пару слов на ухо Николаю. На следующий день васильковцы ворвались в квартиру незадачливого коммерсанта, зверски избили его самого, жену и тринадцатилетнего сына. Напоследок Ряха изнасиловал несчастную женщину на глазах у мужа, Василек все это время заливался веселым смехом. «Свалю-ка я от греха подальше на деревню к бабке, – решил Лебедь. – Отсижусь пару недель. Авось Василек остынет». Однако планам его не суждено было осуществиться. Не успел Лебедь пройти и пятидесяти метров, как перед ним, словно джинны из бутылки, возникли Луна, Ряха и Пятак.
   – Садись в машину, – процедил Луна. – В темпе, бля!
   Лебедь ощутил противный холодок внизу живота.
   – За-аче-ем? – заплетаясь языком, промямлил он.
   – Узнаешь! Шевелись, твою мать!..
 //-- * * * --// 
   Машина заехала в самый дальний и безлюдный конец кладбища с убогими могильными холмиками простых смертных, которым не посчастливилось попасть в пресловутую прослойку «новых русских». Быстро темнело. Фонари, обильно расставленные в центральной части «города мертвых», здесь не полагались по штату, и единственным источником света являлись фары «БМВ». Где-то за могилами периодически завывала бродячая собака. Отовсюду веяло жутью. Даже снег под ногами казался погребальным саваном. Луна, Ряха и Пятак хранили гробовое молчание. Лебедя, несмотря на врожденную тупость осознававшего серьезность происходящего, колотил озноб. Томительно тянулись минуты ожидания. Проклятая собака опять взвыла, потом заскулила. «Смерть мою кличет», – с ужасом подумал отморозок. Страх его, усугубленный кладбищенским колоритом, достиг апогея.
   – Ребята, пожалейте, – взмолился Лебедь. – Я все что угодно! Мамой клянусь! Денег дам! Много!!! Заначка у меня есть! Только отпустите!!!
   – Глохни! – отрезал Луна, с размаху рубанув проштрафившегося коллегу ребром ладони по шее. Тот пошатнулся и неуклюже плюхнулся на ближайшую могилу. Ряха глупо хихикнул. Невдалеке послышался шум мотора.
   – Василек едет! – ехидно сказал Пятак, обращаясь к поднимавшемуся на ослабевшие ноги Лебедю. – Щас он тебя!
   Недвусмысленно помахивая бейсбольной битой, Васильев выбрался из джипа.
   – Коля, не надо! – воскликнул Лебедь, попытался бежать, но безжалостный удар биты в подколенный сгиб швырнул его на землю.
   – Получай, получай, недоумок!!! – выкрикивал фальцетом Василек, нанося удар за ударом по грузному вздрагивающему телу. Будучи от природы законченным трусом и паникером, он в настоящий момент, видя беспомощность жертвы, упивался властью и вскоре совершенно озверел. Лебедь сперва дико выл, потом хрипел и наконец затих.
   – Сдох, кажись, – равнодушно заметил Ряха.
   Васильев вмиг отрезвел. Ярость сменилась страхом. Нет, он не боялся ответственности перед законом. Давно превратившимся, по крайней мере в Н-ском районе, в миф. Николай опасался гнева подполковника Кудиярова по поводу «несанкционированного» трупа.
   – Луна, проверь, – несколько раз икнув, с трудом выдавил он.
   – Жив, – ответил тот, ощупав пульс. – И башка цела, но в гипсе долго проваляется.
   – Отвезите мудака в больницу, – воспрял духом Василек. – В приемном покое скажите, попал, дескать, под грузовик. Номер запомнить не успели. Ему же, когда очнется, объясните, чтобы держал язык за зубами. Иначе… Понятно?
   – Угу, – промычал Луна, запихивая искалеченного Лебедя в машину…
 //-- * * * --// 
   Ранение Кулича оказалось не опасным. Нож прошел скользячкой, не задев жизненно важных органов. Порез заштопали под местным наркозом, а вот со сломанной кистью дело обстояло серьезнее. После операции и наложения гипса врачи, немного поколебавшись, отправили пациента не в хирургию, а в травматологию. «Дырка пустяковая, – рассудили они. – С рукой же придется повозиться».
   Ночью, несмотря на мощную дозу обезболивающего, Кулич никак не мог заснуть. Он беспрестанно стонал, скулил и всхлипывал. Равнодушный к чужим страданиям, Кулич принимал свои собственные очень близко к сердцу. Лишь утром, незадолго до завтрака, ему удалось задремать. Пробуждение было ужасным. Двое санитаров ввезли на каталке в палату и переложили на кровать полуживого Лебедя. Загипсованный с головы до ног, он напоминал то ли космонавта в скафандре, то ли снежную бабу.
   «Кто тебя так?!» – хотел спросить потрясенный Кулич, но не успел.
   В дверном проеме появилась массивная фигура Луны. Позади маячили Ряха с Пятаком. Луна поманил Кулича пальцем.
   – Что случилось, Олежка? – испуганно спросил Кулич.
   – Я тебе не Олежка, – окрысился Луна. – Заткни хлебало и слушай! Лебедь получил за ваше вчерашнее расп. дяйство! Но по официальной версии он попал под грузовик. Растолкуй ему это на досуге. Времени у тебя навалом, но не вздумай удрать, иначе случайно упадешь с десятого или двенадцатого этажа!!! Усекаешь?!
   Кулич проблеял нечто утвердительное. Смерив его презрительным взглядом, Луна важно прошествовал к выходу. Ряха с Пятаком потянулись следом.
   «Хана, – затравленно подумал Кулич. – Лишь выйду из больницы, уделают не хуже Лебедя! Василек злопамятная сволочь. Как же выпутаться?! Как?!» Промучившись два часа в бесплодных размышлениях, он принял единственно верное, как ему казалось, решение. Бежать! На другом конце Москвы (кстати, в том районе, где хозяйничала бригада Фрола) у Кулича жила тетка Варвара, разбитная сорокапятилетняя баба, по профессии сутенерша. Кулич позвонил домой и попросил мать принести одежду.
   – Ты куда недолеченный?! – всполошилась она.
   – Так надо, у меня крупные неприятности. Объясню потом, а сейчас время дорого! Ты хочешь видеть сына живым-здоровым? – привел он решающий довод.
   – Конечно, – всхлипнула женщина.
   – Тогда давай пошевеливайся, да денег отстегни…
   Примерно через час Кулич, опасливо озираясь, вышел из больницы и задворками прокрался к ближайшей станции метро. Несмотря на изрядный мороз, он вспотел от страха. Повсюду Куличу мерещились васильковцы, однако обошлось…
   – Племянничек! – обрадовалась подвыпившая тетка. – Заходи, гостем будешь. Чего с рукой-то?
   – Упал.
   – Ничего, хлебни коньяка. А-атличное обезболивающее!!!


   Ядро бригады Фрола, узнавшего о случившемся от Мамонтова, приехало на похороны в полном составе. Шесть иномарок, по два человека в каждой.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное