Илья Деревянко.

Замусоренные

(страница 1 из 8)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Илья Деревянко
|
|  Замусоренные
 -------

   Нет ничего сокровенного, что не открылось бы, и тайного, что не стало бы узнанным.
 Евангелие от Матфея, 10–27

   И судим был каждый по делам своим…
 Апокалипсис, 20–14

   Замусоренные, они же ссученные, они же козлы-бандиты, трудящиеся на ниве криминального бизнеса рука об руку с ментами и стучащие как дятлы на всех прочих, дабы их подельники, не нарушая своих материальных интересов, могли выполнять план и втирать очки начальству, менты же старательно покрывают любой беспредел замусоренных и в результате, опьянев от чувства полной безнаказанности, уже во много раз перещеголяли обычных бандитов по степени творимых мерзостей.
 Из еще не изданного толкового словаря русского языка

   Вадим Михайлов, по кличке Михай, обладал редкостной интуицией, но на сей раз она его подвела, причем самым что ни на есть паскудным образом. Рано утром он позвонил владельцу коммерческого магазина «Маргаритка» Валентину Кравцову и договорился о встрече. Год назад Кравцов упросил Вадима одолжить ему под проценты сумму долларов, однако возвращать не спешил, ссылаясь то на те, то на другие «объективные» обстоятельства, а последнее время даже выплату процентов приостановил. Обнищал, дескать! Подобное положение вещей никак не устраивало Вадима, тем паче что на днях откинулся [1 - Вышел на свободу из мест заключения.] его младший брат Андрюха, мотавший срок по двести восемнадцатой. [2 - По старому УК – статья за незаконное хранение оружия.] Нужно было поддержать парня на первых порах, помочь обустроиться, встать на ноги…
   Кравцов вопреки обыкновению от встречи не уклонился и предложил заехать к нему на квартиру ровно в двенадцать часов дня.
   Утро выдалось ясное, солнечное. На ветвях деревьев искрились пушистые хлопья снега. Легкий морозец не выстуживал до мозга костей, но вместе с тем и не давал дорогам раскиснуть, превратиться в омерзительное грязно-серое месиво.
   Без помех добравшись до нужного ему дома, Вадим вышел из машины, с удовольствием вдохнул свежий воздух, улыбнулся и полез в карман за сигаретами. Часы показывали без двух двенадцать. В этот момент из припаркованной поблизости белой «Волги» выскочили трое парней. Лица их скрывали вязаные лыжные шапочки с прорезями для глаз.
   «Подставил, сука!!! – запоздало догадался Михай. – Эх дурак я, дурак!!!»
   Первый из убийц вытащил из-за пазухи «макаров». Грохнуло подряд три выстрела. Две пули попали в живот, третья в грудь. Вадима отшвырнуло назад.
   – С того света достану вас, пидоров!!! – захлебываясь кровью, прохрипел умирающий Михай.
   Убийца ухмыльнулся, деловито приблизился и произвел контрольный выстрел в голову.
Тупоносая пуля «макарова» в буквальном смысле слова разнесла череп.
   Не обращая внимания на остолбеневших от ужаса прохожих, парни в лыжных шапочках уселись в «Волгу» и укатили восвояси. Только тогда улица ожила: послышались крики, охи, ахи и женские причитания.
   Спустя полчаса подъехал наряд милиции, небрежно и брезгливо оглядел убитого, а затем вызвал труповозку…
 //-- * * * --// 
   Местная милиция к убийству отнеслась равнодушно. Лишь между начальником следственной части подполковником Кудияровым и начальником отделения полковником Нееловым состоялся короткий разговор.
   – Свидетелей происшествия принятыми оперативными мерами установить не удалось, – пошевеливая длинными тараканьими усами, докладывал Кудияров.
   – Ну и ладно, – махнул мощной лапой с толстыми пальцами-сосисками полковник Неелов, кряжистый толстомордый барбос с коротко подстриженными седыми волосами. – Пусть прокуратура разбирается! Заказные убийства их профиль. – Неелов обнажил крупные желтоватые зубы, что по всей вероятности означало улыбку. – Ты же пошуруй для видимости, подготовь соответствующие бумажки…
   Кудияров согласно кивнул…
   – Разрешите идти? – спросил он.
   – Да.
   Оставшись в одиночестве, полковник радостно оскалился, вынул из ящика стола фляжку коньяка, набулькал полный стакан и залпом выпил.
   – Одним меньше, – хрустя карамелькой, проворчал начальник отделения.


   Без приключений выбравшись за черту города, убийцы загнали машину в лес, бесцеремонно столкнули в овраг, полили бензином и подожгли. На лицах их не отразилось ни тени сожаления. Чужое ведь! («Волгу» угнали за час до совершения преступления.) Лыжные шапочки и «мокрый ствол» [3 - «Мокрый ствол» – оружие, из которого был убит человек.] также полетели в огонь. Затем они разыскали свою «бээмвуху», оставленную неподалеку (не новую, но и не старую, эдак «бальзаковского» возраста), сноровисто погрузились вовнутрь и двинулись в сторону пансионата, располагавшегося в нескольких километрах от Москвы. В результате удачно проведенной операции физиономии парней, мягко говоря, не отмеченные печатью интеллекта, сияли от радости. Самому старшему было на вид не более двадцати пяти лет. Все трое «работали» в бригаде Коли Васильева, известного под кличкой Василек, давным-давно скурвившегося и поддерживающего тесные, взаимовыгодные контакты с подполковником Кудияровым и полковником Нееловым. Замусоренные васильковцы на пару с доблестными стражами порядка трясли коммерческие палатки, взимали дань с частных фирм и чувствовали себя превосходно. Милиция замусоренных не трогала, напротив, заботливо оберегала от всяческих неприятностей, а те в ответ стучали как дятлы и при каждом удобном случае сдавали или подставляли ребят из остатков некогда гремевшей на весь город братвы Н-ского района. Правда, в другие районы, еще не подмятые мафией в погонах, васильковцы соваться не осмеливались, совершенно обоснованно опасаясь жестокой расправы.
   Покойный Михай, решительный, волевой и, главное, ни за что на свете не желавший сотрудничать с ментами человек, являлся для них «костью в горле». Подставить хитрого как лис Михая не удалось, и посему его решили просто убрать, разумеется, с согласия мундирных хозяев.
   «Ликвидацию» поручили Вите Самойлову, по прозвищу Ряха, Евгению Симкину, по кличке Пятак, и Олегу Кошелкину (в кругах васильковской бригады его называли Луна). Такое погоняло Кошелкину обеспечила жирная шарообразная голова.
   Луна был самым старшим из троицы свежеиспеченных киллеров. Поэтому стрелял он. Ряху с Пятаком задействовали для подстраховки, а также с целью повышения квалификации, Василек лелеял в глубине души далеко идущие планы: полное уничтожение оставшейся братвы, а затем завоевательный поход в другие, пока незамусоренные районы. Тем паче, что Кудияров твердо обещал – проблем с сотрудниками тамошних правоохранительных органов не возникнет… Вольготно развалившись на заднем сиденье, Луна набивал анашой пустую «беломорину».
   – Эй, Пятак, езжай потише, – лениво бросил он сидевшему за рулем Симкину. – Травка рассыпается!
   Пятак послушно сбавил скорость.
   Закончив процесс набивания косяка, Луна щелкнул зажигалкой, прикурил и с наслаждением затянулся дурманящим дымом.
   – Лихо ты его уделал! – завистливо сказал Ряха. – Аж мозги по асфальту разлетелись!
   – Учись, студент! – самодовольно усмехнулся Луна. – Тогда будет и на твоей улице праздник.
   Машина плавно вкатила в настежь распахнутые ворота пансионата. Замусоренные приободрились. Добросовестно выполнив задание Василька, они имели полное право на отдых и развлечения…
 //-- * * * --// 
   Николай Васильев, он же Василек, узнал об удачном исполнении задуманного одновременно с милицией. Да иначе и быть не могло. Соратники же!
   Василек, некогда худощавый, спортивный, а теперь дряблый и обрюзгший тридцатилетний мужчина, с трудом сдерживал распиравшую его радость.
   «Жадность великая сила!» – подумал он, вспомнив о Кравцове: низкорослом, грязноватом, смахивающем на злую обезьяну торгаше, благодаря которому удалось подловить ненавистного Михая. Василек прикрутил Кравцова месяц назад, и сразу же на него лавиной обрушились слезливые жалобы коммерсанта на «злодеев-кредиторов».
   Валентин Кравцов, несмотря на чрезмерное самомнение, был глуп как пробка, в бизнесе разбирался как баран в высшей математике и, разумеется, по уши увяз в долгах.
   Не отличавшегося альтруизмом Василька это мало заботило, и он уже собирался дать Кравцову пинка под зад, предварительно обобрав до нитки, однако, узнав, что среди кравцовских кредиторов числится Михай, решил повременить с вытрясыванием незадачливого барыги и использовать его для устранения заклятого врага…
   Валентин, по распоряжению Василька назначивший встречу Михаю ровно на двенадцать дня, наблюдал сцену убийства от начала до конца из окна собственной квартиры, сучил ногами в восторге, обливался вонючим потом и гнусно хихикал.
   – Все, Инночка! – спустя полчаса гордо заявил он зашедшей в комнату жене. – Одним гадом меньше! У меня надежные друзья! С ними словно за каменной стеной!!! С ними…
   – Подойди к телефону, – прервала его выспренную речь супруга: кургузая, кривоногая, похожая на каракатицу женщина. – Тебе Василек звонит!
   Не обращая больше на мужа внимания, Инна целенаправленно устремилась к большому трюмо и, приняв томный вид, застыла в позе античной статуи. Госпожа Кравцова имела слабость считать себя неотразимой красавицей.
   – Я слушаю, – робко сказал Валентин в трубку.
   – Видел представление? – усмехнулся на другом конце провода Василек.
   – Да, да!!! Большое спасибо!
   – Погоди радоваться, вечером, в 18.30, заедешь ко мне! Бесплатных пирожных не бывает! Усвоил?
   – Д-а-а… – жалобно проблеял разом сникший Кравцов.
   – Отлично! И не вздумай опаздывать. – В трубке послышались короткие гудки…
 //-- * * * --// 
   Между тем Ряха, Пятак и Луна усердно расслаблялись. Луна курил анашу, а Ряха с Пятаком нюхали кокаин. Ближе к вечеру все трое словили изрядный кайф, и их потянуло «на подвиги». Для начала замусоренные решили насладиться женской лаской.
   – Вызовем шлюх? – предложил Пятак.
   – Не-а, – вяло протянул Луна. – Надоели! Желаю порядочную женщину.
   – Где же ты ее возьмешь? – хихикнул Ряха.
   – Не боись! – выпятил грудь Луна. – Кто ищет, тот всегда найдет.
   Не теряя даром времени, они отправились в обход окрестностей…
 //-- * * * --// 
   Валера Лукин проживал в том самом злополучном Н-ском районе, где «правил бал» ссученный Василек. Валера, хороший специалист по компьютерам, работал в одной из коммерческих фирм и не то чтобы купался в роскоши, но не бедствовал и мог позволить себе отдохнуть пару дней с любимой девушкой в дорогом загородном пансионате. Девушку, стройную, голубоглазую восемнадцатилетнюю шатенку звали Олей. Они познакомились три месяца назад, сразу пришлись друг другу по душе и собирались вскоре пожениться.
   В настоящий момент Валера с Олей, взявшись за руки, неторопливо прогуливались между заснеженных деревьев леса, начинавшегося метрах в двадцати за оградой пансионата.
   – Боже, как хорошо! – восторженно прошептала Оля.
   – Хочешь послушать Гумилева? – тихо предложил Валера.
   – Конечно!

     В темных покрывалах летней ночи
     Заблудилась юная принцесса.
     Плачущей нашел ее рабочий,
     Что работал в самой чаще леса.


     Он отвел ее в свою избушку,
     Накормил лепешкой с горьким салом,
     Положил под голову подушку
     И закутал ноги одеялом…

   – Тормози, фраер! – прервал Лукина грубый нахальный голос. – Нам нужна твоя сучка!
   Обернувшись, Валера увидел трех парней, расхлябанной походкой приближавшихся к нему.
   – Ничего бабенка, – похотливо ухмыльнулся Луна. – Катись, фраер! Мы ее забираем.
   – Пускай лучше свечку подержит! – весело взвизгнул Ряха, хватая Олю за рукав.
   – Помогите! – слабо пискнула девушка.
   Замусоренные громко заржали.
   Их хохот вывел Валеру из оцепенения. Изо всех сил он ткнул кулаком в наглую морду Пятака. Удар пришелся по губе. Показалась кровь.
   – Дергается, сволочь! – возмущенно завопил Луна. – Бей его, ребята!!!
   Замусоренные подобно стае озверелых шакалов накинулись на Лукина. Силы были явно неравны. Тем не менее Валера отчаянно сопротивлялся и, прежде чем потерять сознание, успел украсить левый глаз Ряхи внушительным фингалом.
   – Слушай, шалава! – прорычал прямо в лицо перепуганной девушке Луна. В результате непредвиденного поворота событий наркотический дурман в его голове частично рассеялся. – Хочешь видеть своего хахаля живым? Тогда забудь о том, что здесь произошло, иначе будет плохо! Слышала про Василька? То-то же. Он в районе хозяин! В каком районе, говоришь? В твоем, дура! Я тебя узнал. Ты в восьмой школе училась! Пошли, ребята. – Он обернулся к остальным замусоренным и на прощание с размаху пнул лежавшего на снегу Лукина ногой под ребра…
 //-- * * * --// 
   – С тобой все в порядке? – едва очнувшись, прошептал распухшими губами Валера.
   – Да! – плача ответила девушка. – Они… они сказали, чтобы я никому… Иначе…
   – Знаю, – прохрипел Лукин. – Эти сволочи из банды Василька, а тот козел под ментовской «крышей» работает. Обращаться в милицию бесполезно!
   – Они ничего не успели мне сделать, – всхлипнула Оля. – Только приказали молчать!
   – Поехали домой, – сказал Лукин, тяжело поднимаясь на ноги. – А эти гады когда-нибудь свое получат. Есть Бог на небе!..


   Андрей Михайлов узнал о смерти брата лишь на следующий день, поскольку засиделся до утра у старого друга Вовки Мамонтова. Они выпили много, но практически не охмелели. Печальная получилась встреча.
   – Варяга убили, расстреляли в упор, Корнею машину взорвали. Сам он лишь чудом выжил, да и то до сих пор в коме лежит. Витька Ерофеев, по утверждению ментов, повесился! Сволочи! Врут в глаза и не краснеют! Повесился, твою мать, а предварительно половину мебели в комнате порушил, сам себе лицо в кровавое месиво превратил да ребра сломал! – Мамонтов замолчал и надолго приложился к стакану.
   – Кто Корнея пытался убить? – спросил Андрей.
   – Неизвестно, но, похоже, нити тянутся к Васильку.
   – Что еще за фрукт?
   – Неужели не знаешь? – удивился Володя.
   – Откуда? Я меньше недели назад откинулся.
   – Да, действительно! Извини! Забыл! После смерти Варяга в районе все пошло наперекосяк. Бригада его распалась. Одних пацанов убили, других посадили. И сразу же, как говно на дрожжах, вырос Василек, давний ментовский стукачок!
   – Брешешь!
   – Отвечаю за слова! За доказательствами далеко ходить не надо! Три месяца назад Карп, из В-ского района, забил Васильку стрелку. Фирмача одного не поделили. Так вот, вместо васильковцев приехали менты. Наши местные. Ребят Карпа повязали!
   – Н-да, дела! – тяжело вздохнул Андрей.
   – Слушай дальше, – продолжал Мамонтов, нервно теребя в пальцах сигарету. – Васильковским шестеркам все сходит с рук. Недавно они вчетвером изнасиловали пятнадцатилетнюю девчонку. Мамаша ринулась в ментовку. Заявление мусора под каким-то предлогом не приняли, а вечером к ней домой явились васильковцы с помповыми ружьями (им менты без вопросов «разрешения на ношение» выдают) и популярно объяснили: мол, прикинься ветошью и не отсвечивай! Иначе пришьем.
   – Голый [4 - В данном контексте – законченный, абсолютный.] беспредел! – возмутился Михайлов-младший. – Раньше такого не было!
   – И-эх! – горестно махнул рукой Мамонтов. – Давай выпьем, братан, за твое благополучное освобождение…
   Вернувшись утром домой, Андрей застал там опухшую от слез мать.
   – Вчера убили Вадима, – мертвым голосом сообщила она. Андрей почувствовал, как у него подкашиваются ноги, перед глазами сгустилась черная пелена… Несколько минут он стоял, судорожно хватая ртом воздух, затем, немного опомнившись, позвонил Мамонтову…
 //-- * * * --// 
   – Менты, да и прокуратура тоже, не станут это дело распутывать. Изобразят видимость активной деятельности, составят ворох бумаг для отмазки, а потом потихоньку спустят на тормозах. – Мамонтов сидел в кресле напротив Михайлова, куря одну сигарету за другой.
   Андрей молча слушал, механически прихлебывая давно остывший кофе. Лицо его осунулось, глаза ввалились. Они находились в квартире вдвоем. Мать в предынфарктном состоянии два часа назад увезли в больницу.
   – Смерть Вадима мусорам на руку, – в голосе Володи слышалась нескрываемая ненависть. – Михай был для них костью в горле, хотя после убийства Варяга в районе не светился. Работал в бригаде Фрола. Ну того, из…
   – Знаю, – хрипло перебил Андрей. – Но чем же Вадик им помешал? У Фрола ни одной точки здесь нет. Сфера его влияния на другом конце Москвы!
   – Ты не понимаешь! – печально усмехнулся Мамонтов. – Менты вместе с замусоренными полностью подмяли под себя район. Любой нескурвившийся пацан для них словно бельмо на глазу!
   – Суки рваные! – прошипел Андрей. – Узнаю, кто брата грохнул, – из-под земли достану!
   – Как узнаешь-то?!
   – Подумаю!..
 //-- * * * --// 
   После «приключения» в пансионате Валерий Лукин чувствовал себя отвратительно. Болели сломанные ребра и отбитые внутренности. Лицо превратилось в синюю, оплывшую маску. Однако хуже всего было душевное состояние. «Скоты паршивые! – в бессильной ярости думал Лукин. – Никакой управы на них нет! Совершенно обнаглели под крылышком у милиции! Уже не разберешь, где бандиты, где менты! Впрочем, нет! Назвать васильковцев бандитами – значит оскорбить последних! Волк шакалу не товарищ!»
   Лукин кряхтя поднялся с дивана, принял таблетку темпалгина, [5 - Сильнодействующее обезболивающее.] накинул на плечи дубленку и вышел на балкон покурить.
   – Здорово, сосед, – услышал он тихий голос. – Неважнецки ты выглядишь.
   Валера повернул голову. На соседней лоджии, ссутулившись, облокотился на перила Андрей Михайлов.
   – Поздравляю с возвращением, – ради вежливости сказал Лукин, вспомнив, что Михайлов недавно освободился из мест заключения. – Как брат поживает?!
   – Издеваешься?! – потемнел от гнева Андрей. – Или… не знаешь?!!
   – Бог с тобой, какие издевательства?! – изумился Валера.
   Михайлов с минуту испытующе смотрел на него.
   – Убили Вадима, – наконец выдавил он. – Вчера утром…
   – О Господи! – искренне расстроился Лукин. – Жаль парня!
   – Кто тебя так обработал? – через некоторое время спросил Андрей. – Места живого не осталось!
   – Васильковцы!
   – За что?
   – Хотели девчонку мою трахнуть, а я заступился.
   – Козлы вонючие! – выругался Михайлов. – Пидорасы!.. Знаешь, сосед, заходи ко мне. Чайку попьем! Тошно одному, сил нет! Вовка Мамонт в похоронное бюро поехал, гроб заказывать, а потом на кладбище о могиле договариваться. Мать с сердечным приступом в больнице. Брат… в морге. – Андрей едва сдержал слезы.
   – Хорошо, иду…
 //-- * * * --// 
   – Интересно, – выслушав обстоятельства гибели Вадима, задумчиво протянул Лукин.
   Они сидели вдвоем на кухне. На столе дымились две почти нетронутые чашки с чаем.
   – Похоже, Вадима подставили!
   – С чего ты взял? – насторожился Андрей.
   – Смотри сам. Убийцы знали, где и во сколько он появится. В том доме у Вадима были родственники, друзья или любовница?
   – Насколько мне известно, нет.
   – Тогда к кому он шел?
   – Без понятия!
   – Надо выяснить, с кем собирался встретиться Вадим. Именно эта гадина предупредила убийц!
   – Необязательно, – неуверенно возразил Андрей. – Может, его пасли… [6 - Следили, держали под наблюдением.]
   – Вряд ли. Тогда б могли подобрать менее оживленное место или, на худой конец, просто расстрелять машину.
   – Верно, – немного поразмыслив, сказал Михайлов-младший. – Ты прав! Спасибо!
   – Хочешь, я попытаюсь навести справки о жильцах дома? – предложил Лукин.
   – Как?
   – У моей девчонки мать напротив живет. В доме всего один подъезд, а любопытные бабы преклонного возраста, к коим Олина маман относится, все про всех знают!
   – А почему ты так для меня стараешься? – подозрительно покосился на Валеру Андрей.
   – Тебе правда нужна?
   – Разумеется.
   – Мне кажется, тут не обошлось без замусоренных. После гибели Варяга они старательно уничтожают всех нескурвившихся.
   «Парень прав, – подумал Андрей. – Мамонт говорил почти то же самое. А с ментовскими „шестерками“ у Валерки свои счеты. Изуродовали – смотреть страшно!!!»


   Валентин Кравцов в мрачной задумчивости сидел возле окна. «Бесплатных пирожных не бывает… бесплатных пирожных не бывает», – беспрестанно вертелись в голове слова Васильева. Василек встретил Кравцова с высокомерным презрением, как китайский император нищего рикшу, и сразу объявил:
   – Деньги, одолженные у покойного Михая, отдашь теперь мне, с процентами.
   – Я… думал, – забормотал ошарашенный Кравцов.
   – Индюк думал да в суп попал, – отрезал Николай. – Еще вопросы есть?!
   – Нет.
   – Тогда катись. Срок выплаты, так и быть, удлиню. На месяц. Я добрый…
   Кравцов вылетел за дверь как ошпаренный. Теперь он горько раскаивался. Нет, не в том, что обрек на смерть Вадима. Гнилая торгашеская душонка Валентина никогда не терзалась угрызениями совести.
   Кравцов сокрушался, что попал «под крышу» к Васильку и согласился помочь в ликвидации Михайлова. Ведь с тем, в конце концов, можно было как-нибудь договориться, а Василек ничего не желает слушать. Если же рыпнешься – то или прикончит, или под ментов подставит.
   Надрывно зазвонил телефон.
   – Алло, – хмуро произнес Кравцов, сняв трубку.
   – Валентин Олегович! Тут ребята из «крыши» приехали, – донесся с другого конца провода взволнованный голос продавщицы Люси. – Товар забирают, а денег не платят!
   – Погоди, сейчас спущусь! – Валентин выбежал из квартиры. Его магазин «Маргаритка» располагался в том же доме, на первом этаже.
   В торговом зале хозяйничали Луна и два обкурившихся анаши молокососа. Луна критически осматривал полки, выбирал выпивку, лучшие сигареты и сваливал в здоровенную хозяйственную сумку.
   – Чего надо?! – грубо спросил он разинувшего в изумлении рот Кравцова.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное