Илья Деревянко.

Пахан

(страница 2 из 7)

скачать книгу бесплатно

   Владимир Андреевич подавленно молчал. Отравленное вино, снайпер, подслушивающие устройства совершенно выбили его из колеи. Роскошная на первый взгляд жизнь уголовного авторитета оказалась до предела нашпигованной опасностями. Повсюду таилась смерть. Даже ближайшие друзья могли всадить нож в спину. Взять хотя бы Добряка…
   – Не доверяешь?! – обиделся Мотя. – Если я предатель, то на какой хрен мочил «шестерок» Лешего, спасал тебе жизнь?!
   Неожиданно в голову Сергеева пришла интересная идея:
   – Тебе я верю, но остальных хорошо бы проверить на вшивость!
   – Логично, – согласился Мотя. – Только как? Чужая душа потемки! А впрочем… Князь, ты просто гений! Конечно, достать «сыворотку правды» нелегко, но я попробую…
   «Сыворотка правды». В мозгу Владимира Андреевича зашевелились смутные воспоминания, связанные с этим названием. Наркотическое средство, подавляющее волю и развязывающее язык… Часто используется спецслужбами при раскалывании иностранных агентов.
   «Но откуда я о ней знаю? – подумал Сергеев. – Вероятно, приходилось использовать, только когда и на ком? Проклятая амнезия!»
   (На самом деле Сергеев в бытность законопослушным гражданином просто начитался шпионских романов, герои которых, случалось, применяли данный препарат.)
   – Давая, Мотя, действуй! – вслух сказал он.


   Против ожидания поиски «сыворотки правды» заняли немного времени. Мотя постарался на славу. Где он достал наркотик, для Сергеева осталось загадкой, однако уже на следующее утро Мотя привез небольшую коробочку с несколькими стеклянными ампулами, заполненными густой розоватой жидкостью. Предстоящая процедура не вызвала у приближенных Князя ни малейшего энтузиазма. Они знали, что «сыворотка правды» оставляет после себя скверное, сродни зверскому похмелью, самочувствие и угнетающе воздействует на психику.
   Ворон же наотрез отказался приехать, попытался скрыться, но его поймали и силком притащили на дачу.
   – Испугался, друг ситный? – ехидно спросил Мотя. – Вот с тебя и начнем!
   Брыкающегося, остервенело ругающегося Ворона привязали к стулу, перетянули руку повыше локтя резиновым жгутом и вкололи в вену порцию «сыворотки». Через пару минут он начал подробную исповедь. Ни на Лешего, ни на Кондрата Ворон не работал, однако Князя люто ненавидел и всерьез подумывал об убийстве. Причина ненависти оказалась на редкость прозаична – зависть. Внимательно выслушав Ворона, Мотя зашел сзади и накинул ему на шею удавку.
   – Уберите это говно! – бросил он охранникам, когда Ворон скончался. – Рыжий, твоя очередь!
   – Погоди! – перебил его Сергеев. – Остальных не трогай!
   – Почему?
   – Да потому, что если бы они чего замышляли, то попытались бы уклониться!
   Синица, Рыжий и Рваный посмотрели на Сергеева с откровенным обожанием.
Мотя задумался.
   – Действительно, – сказал наконец он, – ты прав, да и «сыворотка» дефицит! Побережем до следующего раза… Сегодня удачный день, избавились от большого дерьма! Не гульнуть ли по такому случаю? Устроим маленькую дружескую вечеринку!
 //-- * * * --// 
   «Маленькая дружеская вечеринка» переросла в грандиозную попойку. Верхушка банды во главе с Сергеевым расположилась в саду за длинным деревянным столом, уставленным разнообразной снедью и многочисленными бутылками. По распоряжению Моти Сашка привез из города несколько девиц легкого поведения.
   Подвыпившие мафиози наперебой восхваляли прозорливость шефа, в мгновение ока разоблачившего двух иуд и прикончившего Лешего. Захмелевший Сергеев грелся в лучах славы. Сейчас он и впрямь казался себе мудрым, всевидящим, суперкрутым. Мысли о том, что здесь ему не место, бесследно испарились. Князь (будем отныне называть его так) полностью уверовал в свою мафиозную сущность. Потеря памяти по-прежнему беспокоила, но уже по другой причине. «Запасная, никому не известная группа ликвидаторов, – думал он, – отличный козырь! Только как с ними связаться? Кто они?»

     Гоп-стоп, мы подошли из-за угла.
     Гоп стоп, ты много на себя взяла, —

   сиплым тенором затянул вдребезину пьяный Рыжий.

     Теперь оправдываться поздно.
     Посмотри на звезды.
     Посмотри на это небо взглядом, бля, тверезым.
     Видишь это все в последний раз, —

   подхватили остальные.
   Одна из девиц, довольно симпатичная, светловолосая, с длинными ногами и внушительных размеров бюстом, игриво толкнула Князя коленом.
   – Прогуляемся, дорогой? – шепнула она.
   – Куда?
   – Все равно, но трахаться удобнее на кровати…
 //-- * * * --// 
   Веселье закончилось глубокой ночью. Князь, бережно поддерживаемый под руки телохранителями, с трудом добрел до своей комнаты, кое-как с помощью Сашки разделся, плюхнулся на постель и мгновенно уснул. Приснилось Князю, будто никакой он не авторитет, а скромный научный сотрудник в захудалом, скудно финансируемом НИИ. Зарплату выдают с большим опозданием, начальник шпыняет, грозится уволить. Начальника зовут Геннадий Сергеевич.
   «Опять опаздываете! – гремит он, сверкая очками. – Безобразие! Не потерплю!..»
   От страха Князь проснулся. За окном брезжил смутный рассвет. В доме было тихо. Голова раскалывалась от боли, руки дрожали.
   – Ну надо же! Какая чушь привиделась, – прохрипел он и жалобно простонал: – Люди, кто-нибудь!
   В дверях немедленно появился Витя (из-за недавнего покушения Мотя приказал телохранителям круглосуточно дежурить возле комнаты шефа).
   – Что случилось? – спросил Витя.
   – Помираю!
   Мыслить, как уже известно читателю, Витя не умел, однако что такое похмелье, знал прекрасно. Поэтому он без возражений сходил на кухню, открыл холодильник, достал оттуда запотевшую бутылку сухого вина, принес «больному» и откупорил пробку. Трясущийся, как эпилептик, Князь жадно присосался к горлышку. Вино было хорошее, не чета отраве, продающейся в большинстве коммерческих палаток. Вылакав на одном дыхании «лекарство», Князь почувствовал себя значительно лучше, но не совсем.
   – Тащи еще! – приказал он.
   Витя подчинился.
   После второй бутылки Князя на старые дрожжи развезло.
   – Д-девки до сих пор з-здесь? – заплетающимся языком спросил он.
   – Ага!
   – Позови одну, нет, лучше двух!..
   Вволю набаловавшись со шлюхами, Князь потребовал еще выпить, потом еще и еще… К двенадцати часам дня он совершенно окосел.
   «В штопор ушел! – раздраженно подумал Мотя. – Твою мать! Ведь дел невпроворот!»
   – Князь, а Князь, выходи из запоя! – попробовал увещевать он разгулявшегося шефа, но тот лишь икнул и потребовал бутылку. Тогда Мотя позвонил Быкову.
   – Пусть нажрется, уснет, а когда очухается – мы его под капельницу положим, кровь очистим, – внимательно выслушав Мотю, ответил доктор. – Потом вколем снотворное, дадим проспаться, а после – в баню. Будет как новенький! Ждите, я скоро подъеду со всем оборудованием!
   Между тем Князь не собирался отключаться. Более того, его потянуло на подвиги.
   – М-мо-тя! – позвал он. – П-ррисядь! Поговорим!
   – Давай, – хмуро буркнул бандит, неприязненно поглядывая на оплывшую физиономию шефа.
   – К-кондрат еще ж-жив?
   – Да.
   – П-почему?!
   – То есть? – опешил Мотя.
   – По-почему до сих п-пор не з-замо-чи-или? А?!
   – Но ведь…
   – Не п-перебивай! Он, п-пони-маешь, с-снай-пера подсылает, а в-вы не ч-чуха-аетесь?
   – Протрезвей сперва, – Мотя собрался уходить.
   – С-стой! – рявкнул Князь. – Я тебя не от-тпускал! У м-меня е-есть план!
   – Какой?
   – Е-если г-гора н-не идет к Магомету, то М-Магомет идет к горе (бывший Сергеев, а ныне Князь, выпалил эту пословицу не думая, просто пришла на ум, а про план ляпнул, чтобы казаться мудрым).
   – Промочи горло! – вкрадчиво предложил Мотя, протягивая шефу полный стакан.
   Тот залпом заглотил вино, рыгнул и откинулся на подушку.
   – Идет к горе, – засыпая, пробубнил он.
   – Наконец-то, – вздохнул Мотя. – Несет всякую ахинею или… Мамочки! Хоть пьяный, но соображает! «Магомет идет к горе». Правильно! Нужно выманить Кондрата из норы, а там…
   Мотя принялся тщательно обмозговывать план операции…
 //-- * * * --// 
   Князь проснулся среди ночи от жуткой головной боли. Горло ссохлось, распухший, одеревеневший язык с трудом умещался во рту. Одрябшее тело слушалось плохо.
   – П-помогите! – просипел он.
   Из темноты возникло участливое лицо Быкова.
   – Сей момент, – сказал доктор, – капельница уже готова! Сейчас очистим вас от шлаков.
   – Г-де М-мотя?
   – Уехал.
   – Куда?
   – Не знаю! Расслабьтесь, скоро все пройдет…
   Пролежав под капельницей три часа, Князь почувствовал себя значительно лучше, а затем, получив большую дозу снотворного, крепко уснул. Пробудился он ближе к вечеру, почти здоровый.
   – Баню натопили, шеф! – доложил дежуривший возле кровати Сашка.
   – Где Мотя?
   – Он подъедет позже. Недавно позвонил, сказал, что приготовил приятный сюрприз!
   – Идем париться…
   Банщик постарался на славу. Размякший после парилки, Князь окунулся в ледяной бассейн, принял теплый душ и развалился на широкой деревянной скамье, прихлебывая из большой глиняной кружки квас. Похмельный синдром полностью исчез, голова прояснилась.
   «Где же Мотя? – лениво думал он. – Я ему по пьяни чего-то плел про Кондрата, которого, кстати, совсем не помню. Нес какую-то чушь про Магомета и гору. Впредь не стоит так напиваться, однако быстро меня откачали! Хорошо быть паханом! Ведь раньше я…» В мозгу вспыхнуло и тут же погасло мимолетное воспоминание о прошлой жизни, которая никак не соответствовала его нынешнему положению.
   «Странно, – подумал он. – Опять померещилось, будто я здесь чужой».
   – Шеф, ужин готов, – сообщил зашедший в предбанник Сашка. – Хочешь есть?
   – Пожалуй…
   Основательно подкрепившись, Князь вышел во двор, уселся на лавочку около крыльца и закурил сигарету. Легкий ветерок ласкал разгоряченное лицо. Неподалеку, среди голых деревьев, деловито прогуливалась ворона. Было тихо, прохладно, хорошо, совсем как у тетки в деревне…
   «Стоп! Какая деревня? Что за тетка?»
   Князь напряг память и явственно увидел себя, одетого в дешевый дряхлый спортивный костюм, копающегося в крохотном огороде, а дальше… дальше опять сплошная чернота.
   «Нет, это невозможно! – подумал он. – Обычная галлюцинация. Результат сотрясения мозга, усугубленного попойкой!»
   Князя потянуло в сон. Он вернулся в дом и, не раздеваясь, прилег на кровать. Приснилось пахану, будто идет он по широкому заасфальтированному тоннелю. Свернуть некуда – по обе стороны каменные стены. Потом тоннель раздваивается. Один ход налево, другой – направо. Правый – прямо, но ухабистый, зато в конце виден свет. Левый – кривой, однако вымощен золотыми плитами. Правда, на них то здесь, то там расплылись огромные кровавые пятна, а впереди – тьма. Князь колеблется, куда свернуть. Не хочется ему спотыкаться на колдобинах. По золоту шагать гораздо удобнее… Так и не придя к определенному решению, он проснулся. Мягко светил ночник. Громко тикали большие настенные часы, показывающие половину первого ночи. Князь прикурил сигарету и задумался. До чего странные сны ему снятся: то он – и палач и жертва одновременно, то захудалый научный сотрудник, а теперь – развилка… Может, он вовсе и не он, а… а кто же в таком случае?!
   – Чушь собачья, – вслух сказал Князь. – Здорово меня те гады по черепу треснули. Нужно у доктора проконсультироваться.
   – Ты не спишь? – в комнату осторожно заглянул Сашка.
   – Нет.
   – Мотя приехал, с сюрпризом!
   – Позови.
   – Хорошо.
   Через пять минут вошел Мотя с большой спортивной сумкой в руках. Лицо бандита излучало радость и самодовольство.
   – Я последовал твоему совету, и получилось! Самому не верится! Недаром ты стал паханом! Голова у тебя варит прекрасно, даже у вдрызг пьяного!
   – Какой совет? Ты о чем? – удивился Князь.
   – «Если гора не идет к Магомету, то Магомет идет к горе», – ухмыльнулся Мотя. – Прекрасная идея! Мне удалось выманить Кондрата из берлоги! Смотри!
   Мотя открыл сумку и вытащил за волосы отрубленную человеческую голову. Белое как воск лицо искажала жуткая гримаса, зубы оскалились, в уголках рта запеклась кровь, глаза закатились под лоб.
   Князь остолбенел, вмиг покрывшись липким холодным потом. Ему не верилось, что все это происходит в действительности. Мотя истолковал молчание шефа по-своему и начал длинный хвастливый рассказ о поимке и убиении Кондрата.
   Князь не слышал ни слова. Он ощущал лишь тошноту и дикий, животный ужас. Прошло неизвестно сколько времени. Мотя закончил наконец свой отчет и замер, ожидая похвалы за добросовестно выполненную «работу».
   – Убери! – с трудом вымолвил Князь. – Мне плохо!
   – А, не до конца оклемался, – понимающе усмехнулся Мотя. – Я предупреждал! После сотрясения нельзя напиваться!
   – У-бе-ри!
   – Как скажешь. – Положив страшный «сюрприз» обратно в сумку, бандит вышел. Князя вывернуло наизнанку.
   «Почему мне так противно? – корчась в спазмах, мысленно стонал он. – Ведь, по словам Моти, – я лично распилил Косого тупой пилой! Или… я – не я?»


   До самого утра Князя мучили кошмары. Да и заснуть ему удалось, только приняв лошадиную дозу снотворного. Мерещилась новоявленному пахану всякая чертовщина – летала по комнате голова Кондрата, завывала, матерно ругалась; пританцовывал возле двери отравленный собственным ядом Добряк; высовывались из пола длинные, грязные, когтистые лапы и норовили утащить Князя в преисподнюю; с потолка сочилась кровь, ее становилось все больше и больше – вот липкая красная жидкость достигла уровня кровати. Князь пытался бежать, но ничего не получалось. Тело отказывалось повиноваться.
   – Иди ко мне!.. Иди ко мне… Иди ко мне… – гремел в ушах страшный, нечеловеческий голос.
   – Нет, не пойду! – плакал Князь.
   – Га-га-га! Никуда не денешься!
   – Или хочешь снова перебиваться с хлеба на квас? Нет? То-то же, голубчик, за все приходится платить! Иди ко мне… Иди!
   Князь проснулся около девяти, потный, перепуганный. Выпив три чашки крепкого чая без сахара и выкурив несколько сигарет, он более-менее успокоился.
   – Нужно съездить в город, решить некоторые проблемы, – сообщил ему Мотя.
   – Куда дели голову?
   – Спрятали надежно, никто не найдет, труп тоже. Как самочувствие?
   – Приемлемо.
   – Великолепно! Звонил Федот, хотел встретиться.
   – Кто?!
   – Леня Федотов, крупный авторитет, твой старинный приятель. Одна крыса [6 - «Крыса» на блатном жаргоне тот, кто крадет у своих.] нагрела его на «лимон» баксов и скрылась в неизвестном направлении. Федот просит помощи, ведь у тебя хорошие завязки с мусорами. Если поможем поймать крысу, получим хороший куш. Федот предложит тысяч двести-триста, но лучше потребовать половину. Даст, никуда не денется! Без нас ему не справиться!
   – Когда встреча?
   – В двенадцать в ресторанчике «У камина». Цены там ломовые и народу почти нет. Можно покалякать без помех!..
 //-- * * * --// 
   Ресторанчик «У камина» был абсолютно пуст. Цены здесь действительно кусались, к тому же чаевые включались в счет (там имелась специальная графа – «за обслуживание»). Подобное нововведение вызвало бы приступ истерического смеха у любого иностранца, однако привыкшие к различного рода маразмам россияне воспринимали это как должное. Князь с Мотей уселись за столик (телохранители остались в машине), сделали заказ и принялись ждать. Вскоре появился Федот, пожилой худощавый мужчина с седыми волосами, подстриженными ежиком, и колючими, злыми глазами.
   – Князь! До чего я рад тебя снова увидеть! – Федот изобразил на лице лучезарную улыбку. – Хитер же ты! Я прямо восхищаюсь!
   Он еще долго рассыпался в комплиментах и лишь спустя двадцать минут перешел к делу.
   – Васька Гуськов, падла сраная, толкнул партию дури, [7 - Наркотиков.] прикарманил лавы и слинял! – начал Федот, прихлебывая кофе со сливками. В голосе его слышалась лютая ненависть. – Мы с ног сбились, разыскивая пидора, но без толку. Без конторы [8 - В данном случае – милиции.] не справиться. Помоги! Внакладе не останешься. Двести штук твои!
   – Маловато! – вспомнив наставление Моти, ответил Князь.
   – Перестань, – скривился Федот. – Для старого кореша…
   – Давай половину!
   – Сколько?!
   – Ты слышал!
   – Поимей совесть…
   – Мусорам тоже придется отстегнуть, – вмешался в разговор Мотя. – Ихние аппетиты последнее время растут как на дрожжах.
   – Я, кажется, не с тобой разговариваю, – ощерился Федот. Дружелюбную маску будто ветром сдуло. Сейчас он напоминал громадного разъяренного волка.
   – Мотя прав, – счел нужным заступиться за приближенного Князь. – Двести штук слишком мало…
   – А пятьсот слишком много. Возьми триста!
   – Ну-у… – замялся Князь.
   – Триста пятьдесят!
   – Договорились.
   – Я знал, что ты настоящий друг, – расцвел Федот, не ожидавший, что «старый кореш» согласится на такую сумму, и уже приготовившийся (после длительного торга, разумеется) отдать половину.
   – Огромное спасибо! А теперь мне пора. Созвонимся. – Федот положил на стол фотографию крысы и поспешно вышел.
   – С каких пор ты стал бессребреником? – хмуро спросил Мотя, когда они с Князем остались вдвоем. – Ментам придется отдать львиную долю. Нам останутся гроши! Впрочем, ты пахан, тебе решать.
 //-- * * * --// 
   С крупным милицейским чином, давно скурвившимся и оказывающим бандитам различного рода услуги, Князь встретился около четырех часов дня в затрапезном ресторанчике на окраине города. Чин опасался засветиться и стать жертвой «чистки», начатой новым министром внутренних дел, в недавнем прошлом боевым армейским генералом. Правда, «чистка» не давала особых результатов, в сети попадала большей частью мелкая сошка, однако чин, издавна отличавшийся исключительной осторожностью, не желал рисковать, а посему выбрал для разговора самое глухое местечко и самый темный его угол. Кроме того, он облачился в скромный штатский костюм, нацепил темные очки и долго петлял по городу, проверяя, нет ли за ним «хвоста».
   В требовавшем ремонта ресторанном зале было душно, из кухни доносились малоприятные запахи. Посетители жадно поглощали водку и сомнительного вида закуску. На Князя, Мотю и чина никто не обращал внимания, что им, собственно, и требовалось.
   – Сложное дело, – внимательно выслушав Князя, протянул продажный страж порядка. – Потребуются немалые расходы…
   – Сколько?
   – Тысяч триста…
   – Че-его? – возмущенный Мотя аж привстал из-за стола.
   Торг продолжался не менее часа. В конечном счете сошлись на двухстах.
   – Мы его разыщем, укажем вам место, – прощаясь, сказал чин. – А уж берите сами…
   – Каких-то сраных сто пятьдесят штук, а геморрою-то! Геморрою! – непрестанно твердил Мотя по дороге домой.
   Князь молчал. Ему, пока не до конца утратившему прежнюю личность, сто пятьдесят тысяч долларов вовсе не казались грошами. В бытность Сергеевым он никогда не держал в руках подобной суммы, однако сейчас Князь этого не помнил и не мог понять причину своего удивления и недовольства Моти.
   – Видать, я вправду продешевил, – решил наконец он. – Ну ничего, в следующий раз не оплошаю!
   Вечерело. Накрапывал мелкий дождь. За окном машины мелькали голые мокрые стволы деревьев и посты ГАИ. У одного из них Князев «Мерседес», значительно превысивший скорость, тормознули. Мотя открыл дверь, ни слова не говоря, сунул в руку гаишнику пятьдесят долларов, и машина понеслась дальше…
   Дома Князя ожидало неприятное известие.
   – Брат Федьки Косого откинулся, [9 - Освободился из мест заключения.] – выпалил взволнованный Сашка, едва завидев шефа. – Говорят, он поклялся тебя замочить!
   – Ему же оставалось почти четыре года, – сказал побледневший Мотя.
   – Оставалось-то оставалось, но сам знаешь, как теперь… За деньги можно все!
   – Кто это такой? – спросил Князь.
   Мотя удивленно уставился на шефа, затем криво усмехнулся:
   – Ах, ну да! Потеря памяти! Брат Косого – Витька – отъявленный мокрушник. Хитрый, падла, и очень злопамятный. Теперь придется держать ухо востро! За Федькину смерть он будет жестоко мстить! Твою мать! Не было печали, так черти накачали. Необходимо удвоить, а лучше утроить охрану. Сашка, вызови нескольких ребят понадежнее. Как подъедут, проверить подступы к дому, для профилактики. От Витьки можно ожидать любой пакости! Вдруг он уж где-нибудь здесь притаился! Князь, быстрее в дом!..
 //-- * * * --// 
   Брат Косого, похоже, не любил откладывать дела в долгий ящик. Уже ночью он недвусмысленно напомнил врагам о своем существовании. Часы показывали половину второго, но Князь не спал. Он нервно расхаживал по комнате, не выпуская из рук «макаров». Неожиданная сноровка в обращении с оружием окончательно убедила Князя в его паханской сущности. (На самом же деле Сергеев после окончания института прослужил два года в армии офицером и научился тогда неплохо стрелять из пистолета.)
   Дневной дождик кончился. В темном, бездонном небе зловеще сияла луна. Ее зыбкий, призрачный свет, проникая в комнату сквозь незанавешенное окно, нагонял тоску. Князь зябко поеживался. Душу окутывал страх. Нервы напряглись до предела. На лбу выступила испарина. Внезапно Князю захотелось по нужде; и лишь только он вышел, в окно влетела граната. Оглушительно грохнул взрыв. В доме поднялся переполох. Послышались возбужденные крики, затрещали выстрелы.
   Когда тревога улеглась, в саду обнаружили труп задушенного охранника, а нападавший бесследно исчез.
   – Лохи! Придурки! Дебилы! – вопил на смущенных бандитов Мотя. – Проворонили, бля! Дрыхли небось, падлы, а шефа чуть не угробили! Придется менять берлогу, – успокоившись, сказал он. – Здесь оставаться опасно! Эх, знать бы, где прячется пидор Витька!
 //-- * * * --// 
   Новая «берлога» оказалась четырехкомнатной квартирой недалеко от центра города, с бронированной дверью и пуленепробиваемыми стеклами. Перво-наперво Мотя тщательно обследовал ее, но ни одного «жучка» не обнаружил.
   – Порядок, – выдохнул он. – Вроде чисто! Отдыхай, Князь, прими снотворное… А вы, – Мотя свирепо поглядел на семерых телохранителей, – не вздумайте спать! На куски порежу!


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное