Илья Деревянко.

«Обезьянник»

(страница 2 из 7)

скачать книгу бесплатно

   – Заметано! – без колебаний согласился Геннадий. – Такаяугроза должна подействовать. Блестяще придумано!
   Пастухов польщенно улыбнулся. Он хорошо знал – мрачноватый от природы Гена крайне скуп на комплименты, но если все-таки хвалит – значит, от чистого сердца.
   – Ну а ты? – немного помолчав, осведомился Филимонов. – Будешь терпеть до конца апреля? Не забывай – помимо давно просроченной платы за «крышу», Тарасов занял у тебя десять тысяч долларов. «На раскрутку» якобы. Клялся вернуть не позднее середины февраля! Сейчас же, если не ошибаюсь, – середина апреля!!!
   – Ничего, обожду! – беспечно отмахнулся Пастухов. – Осталась-то всего пара недель! Надо предоставить Андрею последний шанс. Он опомнится, уверен!!!
   – Сомневаюсь! – с кривой усмешкой возразил начальник охраны. – Горбатого могила исправит! Ну да ладно, посмотрим! Две недели – срок недолгий!..
 //-- * * * --// 
   Ночь Филимонов провел беспокойно. Невзирая на изрядную дозу снотворного, он никак не мог заснуть. Геннадий периодически вставал, уходил на кухню, пил холодную воду, курил, возвращался в комнату, снова ложился, ворочался с боку на бок, опять вставал... С грехом пополам задремать удалось лишь перед рассветом, и сразу начала мерещиться невероятная пакость. Господин Тарасов расхаживал по двору собственного особняка под ручку с каким-то гнусным субъектом: мохнатым, хвостатым, с собачьей мордой, покрытым с ног до головы зловонной бурой слизью. Коммерсант обращался к уроду с униженным раболепием, называл хозяином и регулярно лобызал под хвост.
   Геннадия, стоявшего чуть поодаль, корежило от отвращения.
   – Денежек желаешь?! – внезапно заметив начальника Службы безопасности, по-шакальи провизжал Андрей Михайлович. – О дружке закадычном Пастухове печешься?! На!!! Передай лично в руки!!! Болван Витька останется доволен!!!
   Непонятно откуда к ногам Филимонова свалился обгорелый труп с изуродованным до неузнаваемости лицом.
   – Господи Иисусе!!! – прошептал потрясенный Геннадий, осеняя себя крестным знамением. В ту же секунду молчавшее доселе хвостатое чудовище взревело страшным голосом, схватило Тарасова в охапку и с грохотом провалилось под землю...
   Филимонов проснулся в холодном поту. Часы показывали половину седьмого утра. Геннадий утер влажный лоб, перевел дыхание, подошел к полуоткрытому окну (апрель двухтысячного года выдался на удивление теплым) и, облокотившись локтями о подоконник, закурил. В соседней комнате мирно посапывали жена Валя и пятилетний сынишка Игорь. Снаружи, в стиснутом с четырех сторон кирпичными коробками домов маленьком дворике, было пустынно. Только заспанная дворничиха тетя Маша лениво помахивала метлой, да пробуждающиеся раньше большинства людей птицы расселись на ветвях деревьев с набухшими почками и заливисто щебетали; то ли выясняли свои, птичьи отношения, то ли просто болтали.
Кто знает?..
   – Зарекался же не дымить на пустой желудок! – затягиваясь «Мальборо», с неудовольствием проворчал Филимонов. – Едрить твою налево! Утреннее «курительное» перханье обеспечено!
   Будто в подтверждение произнесенных слов Геннадий надрывно закашлялся, схаркивая желтовато-коричневую никотиновую мокроту. Когда приступ утих, он мысленно ругнулся, затушил о карниз едва початую сигарету и отправился на кухню. Там Геннадий поставил чайник с водой на медленный огонь, проделал комплекс специальных упражнений, разминающих основные, «ударные» [9 - «Ударные» мышцы – это те мышцы, за счет которых наносятся удары (в данном случае, очевидно, удары универсальной боевой системы).], мышцы и проветривающих легкие. Потом проследовал в ванную, принял контрастный душ, почистил зубы, критически ощупал колкую двухдневную щетину (бриться – не бриться?), решил: «А, пес с ней, обождет до завтра!», растерся докрасна махровым полотенцем, натянул плавки и вернулся обратно. Вода в чайнике как раз закипела.
   Филимонов быстро приготовил объемистую чашку крепчайшего черного кофе, присел на табуретку и начал прихлебывать мелкими глоточками горьковатый, обжигающий напиток. Свинцовая муть в невыспавшемся мозгу постепенно рассеивалась, но виденный недавно омерзительный сон по-прежнему не шел из головы. Обычно Геннадий, следуя учению Православной Церкви, снам не особенно доверял, вернее, не принимал и не отвергал [10 - Именно так советуют поступать монахи Старого Афона. (См.: «О сновидениях». Издательство Московской Патриархии. М., 1998, с. 7.)]. Однако сегодняшний... сегодняшний резко выделялся из ряда пустых, обыденных, плохо запоминающихся (в первую очередь чрезвычайно яркой реалистичностью) и очень походил на вещий [11 - Помимо снов пустых и обманчивых (таких у человека большинство), есть тем не менее сны, которые имеют значение для нас и на которые следует обращать внимание. Многие люди имеют причину раскаиваться, что не придали значения некоторым своим сновидениям. («О сновидениях». Издательство Московской Патриархии. М., 1998, с. 190—200. Примеры вещих снов см. там же на с. 27—32.)]. Геннадий не мог понять, что именнопредвещает гадкое видение, но вместе с тем отчетливо осознавал – ничего хорошего! Это уж точно!
   Он покосился на будильник – пятнадцать минут восьмого, – допил остатки кофе и начал поспешно одеваться. Необходимо перехватить Михалыча до того, как коммерсант упорхнет в неизвестном направлении. Иначе жди потом до поздней ночи!
   Одевшись, начальник охраны вышел на улицу, снял машину с сигнализации, уселся за руль, прогрел мотор и на предельно допустимой скорости покатил к жилищу Тарасова. Путь предстоял неблизкий. Сперва почти через всю Москву, затем двадцать километров по загородному шоссе. Для успешного осуществления задуманного нужно было поторапливаться. Андрей Михайлович принадлежал к породе «ранних пташек» (за исключением тех случаев, когда наклюкивался с вечера до поросячьего визга)...
   Умело лавируя в относительно редком еще автомобильном потоке, Филимонов опустил боковое стекло и с удовольствием прикурил сигарету. Благодаря зарядке да солидной порции крепкого кофе «курительный кашель» его больше не беспокоил...


   Геннадий поспел вовремя, затормозив у проволочных ворот усадьбы в тот самый момент, когда господин Тарасов, колыхаясь отвислым пузом, выбрался на крыльцо особняка и вознамерился направиться к почему-то не загнанному в подземный гараж новенькому «шестисотому» «Мерседесу».
   Заметив резво выпрыгнувшего из черной «девятки» начальника собственной Службы безопасности, коммерсант переменился в лице и затрепетал, словно чахлый кустик на ветру. Столь раннее появление Филимонова в сложившейся ситуации могло означать лишь одно – крайне неприятный разговор о двухмесячной задолженности по зарплате.
   «Поганый кровопийца!!! – окидывая мускулистую фигуру Геннадия затравленным и одновременно ненавидящим взором, подумал Андрей Михайлович. – Принесла нелегкая с утра пораньше! Теперь пристанет как банный лист!!! А впрочем... авось выкручусь! Чай, не впервой!!!»
   Между тем из одноэтажного бетонного домика у ворот вышли три здоровенных вооруженных «СКС» [12 - Самозарядный карабин Симонова.] охранника в пятнистых камуфляжах и преданно воззрились на шефа. Один, по имени Сергей, не дожидаясь приказа, отворил калитку. Сделав ребятам знак оставаться на месте, Филимонов широким шагом приблизился к Тарасову.
   – Здорово, – не подавая руки, сухо бросил он.
   – Э-э-э... здорово, – невольно поглядывая на оттопыренную пистолетной кобурой кожаную куртку Геннадия, неуверенно отозвался Андрей Михайлович. Его сильно встревожили каменное неподвижное лицо и недобрые холодные огоньки в серых глазах бывшего десантника.
   – Ты задолжал нам за февраль и за март, – без лишних предисловий заявил Геннадий. – Дальше так не пойдет. Давай рассчитаемся, немедленно!!!
   – Денег нет!.. На еду жалкие крохи остались! Погоди немного!.. Нужно сперва на ноги встать! На грядущей неделе я обязательно... – привычно-плаксивым тоном начал старую, излюбленную песню коммерсант.
   – Стоп! – грубо оборвал его Филимонов. – Этомы сотню раз слышали! Хватит! Сыты по горло!!! Ты, Михалыч, сходи на рынок, купи гуся, отрежь ему голову и пудри гусю мозги, а мне их пудрить не надо!.. Эй, пацаны, подойдите! – полуобернувшись, позвал он охранников.
   Те послушно протопали к крыльцу. – Вчера наезды были?! – отрывисто спросил Геннадий.
   – Ага, как обычно, – ответил Сергей.
   – Сколько?!
   – Два. Первый раз «черные» по наглянке вло иться пытались. Пришлось одному морду прикладом раскроить, а остальных волынами пугнуть. Второй раз ближе к вечеру славяне приезжали. Кажется, из Л...й группировки. Базарили вежливо, не хамили, но «крыше» конкретно стрелку забили. На послезавтра. У мотеля «Ромашка»...
   – Веселая жизнь. Не правда ли?! – ехидно ус ехнулся начальник охраны, прожигая работодателя свирепым взглядом. – Ты доставляешь нам уйму хлопот, аж голова кругом идет, да в придачу норовишь на халяву проскочить! Образно выражаясь, надеешься и рыбку съесть, и... на трамвае прокатиться!!! Ну так вот, бесплатные пирожные кончились!...Ребята, собирайте манатки! Сваливаем отсюда!!! Пускай господин Тарасов самостоятельно разбирается с очередными непрошеными гостями. Он дядя крутой! Справится!!!
   Бугаи молча направились к караульному помещению у ворот. Андрей Михайлович взопрел от страха. Обрюзгшая физиономия побелела. На лысине выступили неровные красные пятна.
   – Т-ты ш-шутишь, Г-Гена?! – заикаясь, выдавил он.
   – Ни в коем случае, – отрицательно покачал головой Филимонов. – Я же русским языком объяснил – халяве конец! Ищи лохов в другом месте, а с нас достаточно!.. Прощай, Михалыч. Если и свидимся когда, то уже при иных обстоятельствах!
   Последние слова прозвучали откровенной угрозой. Тарасов прекрасно знал о выдающихся талантах Геннадия в сфере выбивания долгов, в процессе «укрощения строптивых» и тому подобное...
   – Постой-постой, не горячись! – брызгая слюнями и шепелявя от волнения, торопливо залопотал он. – Зачем рубить сплеча? Разумные люди всегда способны найти взаимовыгодный компромисс!!! Допустим, я заплачу за половину февраля...
   – За февраль и март ПОЛ-НО-СТЬЮ! – жестко отчеканил Филимонов. – Иначе – говорить не о чем!!!
   Из груди бизнесмена вырвался тяжелый, сокрушенный вздох. В поросячьих глазках отразилось тоскливое отчаяние. Короткий вздернутый носик покрылся мутным бисером пота. Жирнесь, как желе, арбузообразное брюхо... Не знакомый с сутью вопроса осторонний наблюдатель (случись ему оказаться поблизости) мог бы с уверенностью предположить, будто господин Тарасов услышал из уст Геннадия некую ужасающую новость, например, о внезапной трагической гибели близкого человека или о диагнозе врачей, обнаруживших у Андрея Михайловича рак крови.
   – Ну ладно, ладно, сейчас принесу! Последние! Догола раздеваешь меня, Гена! – всхлипнул Тарасов.
   Переваливаясь по-утиному, коммерсант понуро побрел в дом к заветному сундучку, где, вопреки клятвенным утверждениям об «оставшихся на еду жалких крохах», хранилось множество тугих, перетянутых резиночками денежных пачек. В общей сложности сто тысяч долларов плюс двадцать миллионов рублей...
   – Отбой! Распаковывайте чемоданы, расчехляйте оружие!!! – бодро обратился начальник охраны к успевшим по-военному быстро переодеться и упаковать личные вещи подчиненным. – Ваши кровные чудесным образом нашлись! Двигайте на пост, а я обзвоню по сотовому прочих архаровцев. Общий сбор для раздачи зарплаты устроим прямо здесь, не откладывая в долгий ящик!!!
   Громилы радостно заулыбались...
 //-- * * * --// 
   Передавая Филимонову с рук на руки причитающуюся охране сумму, господин Тарасов выглядел так, будто отрывал от себя без наркоза детородный орган. Едва он расстался с деньгами – мучительно заныло сердце. Левая половина тела онемела, перед глазами начали сгущаться сумерки. Хватаясь за стенки, коммерсант вернулся в дом, в отделанный деревянными панелями холл. Там Андрей Михайлович раскисшей квашней плюхнулся на кожаный диван и, заплетаясь языком, позвал:
   – Л-Лера! Л-Л-Лерочка! К-корвал-лолу! Ум-мираю-ю-ю!!!
   Квохча по-куриному, жена бегом принесла стакан с водой и накапала в него сорок капель из маленькой темной бутылочки. Лязгая зубами о стекло, Тарасов выпил лекарство. По прошествии полутора минут боль отступила, взгляд прояснился, левая рука из чужой, омертвевшей снова сделалась живой, подвижной.
   – Фу-у-уф!!! – со свистом перевел дыхание Тарасов. – Вроде полегчало!.. Проклятый Генка! Чуть до инфаркта, мерзавец, не довел!!!
   – Я давно говорила – сволочь он, подлец, тварь ползучая! – по-гадючьи зашипела Валерия Петровна. Размалеванное, увядающее лицо почтенной дамы исказилось, словно у ведьмы на шабаше. Зубы (в том числе вставные) обнажились в вурдалачьем оскале. На впалых щеках под толстым слоем «штукатурки» появился нездоровый свекольный румянец. – Совершенно обнаглел, захребетник хренов! – истекая ядом, продолжала госпожа Тарасова. – Кормится с твоих рук, а туда же!!! Пасть разевает, дармоед чертов! Андрюсик, выгони взашей неблагодарную скотину!.. В кратчайшие сроки найми новую охрану!!! Прямо сегодня!!! Мало ли здоровенных лбов без дела слоняется?!
   – К сожалению, Лерочка, не все так просто! – принужденно улыбнулся Андрей Михайлович. – Есть много подводных камней, о которых ты не догадываешься!!!
   Супруга выразительно скривила аляповато накрашенные губы. Будучи глупа как пробка, она не понимала двух простых вещей: во-первых, «слоняющиеся без дела здоровенные лбы» тоже не захотят работать задарма. Во-вторых, подобрать по-настоящему эффективную охрану – задача архисложная, а в кратчайшие сроки (тем более прямо сегодня) вовсе невыполнимая!!! Тарасов же, невзирая на затмевающую разум жадность, все-таки хорошо знал – выполни Филимонов произнесенную во дворе угрозу, ему, Тарасову, определенно хана! Наедет кто-нибудь (хотя бы вчерашние чурки) на беззащитную усадьбу – и поминай как звали. Лишишься не только денег, головы!!!
   «Черных» подослал, скорее всего, Хамид Алиев, подпольный предприниматель азербайджанской национальности. Алиев специализировался на оптовой торговле «левой» суррогатной водкой. Три месяца назад он занял Тарасову пять тысяч долларов под внушительные проценты и к настоящему моменту (не видя ни возврата долга, ни тем паче процентов) «дошел до точки кипения». Представив, с какой дикой, азиатской жестокостью расправится с ним обманутый Хамид, Андрей Михайлович чуть не написал в штаны. А прочие кредиторы, коим несть числа?!! Вне зависимости от этнической принадлежности они навряд ли страдают избытком гуманизма!.. По телу бизнесмена прошла длинная, болезненная судорога. «Снимать охрану нельзя ни при каких обстоятельствах! – вздрагивая в ознобе, подумал он. – Надо не мешкая претворять в жизнь изобретенный за завтраком план!!! Но сначала стоит наведаться к рекомендованному женой экстрасенсу: поправить расшатанную нервную систему, подкорректировать эту... как ее... карму, постараться выяснить будущее, а заодно узнать – откуда исходит самая реальная угроза!»
   – Дай адрес кудесника! – тяжело поднимаясь с дивана, обратился Тарасов к Валерии Петровне. – Я решил последовать твоему совету, подлечиться немного! А как избавиться от идиотов – я уже знаю. Не беспокойся, дорогая! В скором времени жизнь у нас наладится! Обещаю!..


   Матерый колдун со стажем сорокалетний Лев Левинсон, работающий под псевдонимом Петр Смельчаков, с каждым днем чувствовал себя в России все более неуютно. Обстановка в стране постепенно менялась не в лучшую для колдуна сторону! Стремительно росло влияние Православной Церкви, в судебных приговорах появился новый термин – «ритуальное убийство» [13 - Раньше, в постсоветской России, такое понятие отсутствовало. Первый прецедент был создан 11 февраля 1999 года, когда суд признал виновным в УБИЙСТВАХ НА РИТУАЛЬНОЙ ПОЧВЕ вампиров-сатанистов из города Северо-Задонска. (Подробнее см.: Воробьевский Юрий. Шаг змеи. М., 1999, с. 281—307.)], кое-кто в открытую писал о необходимости создания структуры инквизиции (или по крайней мире ее подобия). Недавно избранный в первом же туре голосования молодой, энергичный Президент Владимир Путин не скрывал приверженности к православию и поддерживал теплые отношения с Московской Патриархией. Оно бы еще куда ни шло (Левинсон-Смельчаков, имея на руках израильское гражданство, рассчитывал своевременно улизнуть за рубеж, ежели чересчур припечет), но вот беда – резко упали доходы от занятий магией!! Народ значительно поумнел. Гораздо меньше стало кретинов, готовых погубить душу и тело, а также выложить кругленькую сумму в обмен на сомнительное «исцеление». Поэтому последние месяцы чародей почти постоянно пребывал в мрачнейшем расположении духа и сыпал направо-налево чудовищными проклятиями. Смельчаков-Левинсон сделался совершенно невыносим для окружающих. Не далее как вчера от него удрал постоянный любовник-сожитель [14 - Гомосексуализм, а также прочие половые извращения (скотоложство, труположство и т. д. и т. п.) – вполне обыденное явление среди служителей дьявола. Там они не только не осуждаются, но всячески поощряются и возносятся на пьедестал. Откровенно говоря, людей сексуально полноценных среди чертопоклонников вовсе нет. Даже если сатанист спит с женщиной, он все равно в чем-нибудь да ущербен (садист, мазохист, бисексуал т. д. и т. п.) (См.: Григорий Климов. Князь мира сего. Волгоград, 1992.)] девятнадцатилетний Артем Забродский (в очередном приступе ярости колдун жестоко избил «нежного мальчика» магическим посохом).
   Однако сегодня утром после звонка Валерии Петровны «целитель» заметно оживился, повеселел и потер ладошки, сладко зудящие в предвкушении выгодного дельца, а когда колдун вспомнил сам процесс «исцеления» Тарасовой от геморроя, то зашелся визгливым, пакостным смехом...
   Крашеная дура ввалилась в приемную кудесника всклокоченная, бледная, трясущаяся, с выпученными от ужаса глазами. Можно было подумать – за ней гонится по пятам свора маньяков-убийц. Никак не меньше!!! Но... из заикающейся, хнычущей речи богатой дамы тут же выяснилась причина паники – заурядный геморрой!!! Левинсон-Смельчаков лишь колоссальным усилием воли умудрился сохранить невозмутимое выражение лица. С умным видом он наплел безмозглой идиотке о «насланной врагами-завистниками лютой порче», похвалил за своевременное обращение к нему, «выдающемуся целителю»: «Спустя день-другой, мадам, было бы поздно. Злодеи воспользовались услугами могущественного мага»; без труда погрузил добровольную жертву в гипнотический сон и провел сеанс «лечения» по всем правилам колдовского искусства (выяснив по ходу у загипнотизированной Валерии мельчайшие подробности ее семейной жизни, а также вложив в порабощенный мозг задание – обязательно прислать в магический салон мужа-коммерсанта). В результате злосчастный геморрой бесследно исчез, но чародей твердо знал – глупая баба угодила из огня да в полымя!!! И душе адские муки обеспечены (каяться в православном храме Валерия Петровна явно не собиралась) [15 - Человек, добровольно обратившийся за «помощью» к слугам дьявола – колдунам (они же экстрасенсы, народные целители, биоэнергетики, психотерапевты, кодировщики и т. д. и т. п.), предает Христа и обрекает себя на вечное мучение в аду. Если, конечно, своевременно не покается. (См.: Священник Родион. Люди и демоны, с. 63—101.)], и тело в недалеком будущем сгниет заживо.
   Сразу после ухода «осчастливленной» пациентки (расставшейся, кстати, с очень значительной суммой денег) Смельчакова-Левинсона посетило необыкновенно яркое видение – место геморроя в дряблой заднице Валерии Петровны занимает рак прямой кишки, и Тарасова медленно угасает в нечеловеческих страданиях [16 - На первых порах колдуны вроде бы могут помочь больному, и пациент на радостях готов заплатить любые деньги, однако тот, чьей силой пользуются «целители» (а именно – сатана), в деньгах не нуждается. Враг рода человеческого с наслаждением губит души и тела людей. Не бывает случаев, чтобы в судьбе тех, кто обратился даже, казалось бы, к самым безобидным экстрасенсам, со временем не произошло бы нечто страшное. (См.: Воробьевский Юрий. Шаг змеи. М., 1999, с. 346.)].
   «Срок – два с половиной месяца!» – прогремел прямо в голове колдуна торжествующий демонический голос. Получив бесовское «откровение», «целитель» тогда не менее получаса счастливым козлом скакал по комнате, злорадно гогоча. Людские беды доставляли слуге дьявола острейшее наслаждение!..
   – К вам посетитель. Представился Тарасовым Андреем Михайловичем, – приоткрыв дверь и просунув в образовавшуюся щель кучерявую голову, доложил новый, недавно нанятый ассистент Фима Розенфельд (прежний – некий Руслан Лобков – убоялся участившихся побоев и сбежал, подобно Забродскому).
   – Усади гостя в «предбаннике». Запустишь по моему сигналу! – барственно распорядился экстрасенс.
   Вспомнив, что этот клиент (как призналась под гипнозом Валерия) крещен в детстве и хоть в церковь не ходит – прилежно крестится на купола, колдун решил подстраховки ради замаскироваться под «православного целителя». На всякий, знаете ли, пожарный! Он убрал в шкаф пресловутую черную библию [17 - Настольная книга современных сатанистов. Написана в 60-е годы двадцатого столетия американским подданным Шандором-Ла-Вэем.], спрятал в тайник обоюдоострый ритуальный кинжал с сатанинской символикой, вытащил из-под дивана и водрузил на стену христианскую икону (предварительно плюнув на изображение) [18 - Иконы в домах колдунов висят вовсе не для прославления Господа Бога и тех святых, которые изображены на образах, а для возведения на них хулы и пущего обмана потенциальных жертв. (См.: Дьявол и его нынешние лжечудеса и лжепророки. М., 1994, с. 114.)], а на стол положил Евангелие. Затем критически осмотрел комнату – «Порядок! Не подкопаешься!» – опустился в кресло и позвонил в серебряный колокольчик, давая знак Фиме-ассистенту...
 //-- * * * --// 
   Всю дорогу до офиса «целителя» (супруга подробно объяснила, как туда добраться) Андрей Михайлович захлебывался едкой, черной злобой. Ведя машину, он беспрестанно матерился сквозь зубы, костеря на чем свет стоит ненавистного Филимонова, заставившего-таки вернуть заработанные охранниками деньги, которые коммерсант привык считать своими. Не доезжая трехсот метров до конечной цели путешествия, Тарасов раздавил колесами зазевавшуюся молоденькую киску с голубым бантиком на шее, но не обратил ни малейшего внимания ни на агонию несчастного зверька, ни на отчаянные рыдания хозяйки загубленной кошки – десятилетней белокурой девочки...
   «Салон Света и Добра» (так значилось на бронзовой вывеске) располагался на первом этаже какого-то научно-исследовательского института с длинным, труднопроизносимым, плохозапоминающимся названием. В апартаменты «целителя» вел отдельный вход в торцевой стене, не предусмотренный типовым архитектурным проектом и прорубленный по настоянию кудесника. Запарковав «Мерседес», коммерсант включил хитроумную дорогостоящую сигнализацию, поднялся по чисто вымытым ступеням к внушительной бронированной двери и прижал указательный палец к кнопке звонка.
   Дверь отворил субтильный юноша с неряшливой копной курчавых волос на голове, с томными, подведенными тушью глазами и пухлыми накрашенными губами.
   – Ваше имя-отчество?! – писклявым голоском евнуха учтиво осведомился он.
   Тарасов с достоинством представился.
   – Обождите, пожалуйста, в холле. Я доложу магистру! – пролепетало женоподобное существо и удалилось, повиливая бедрами.
   Опустившись в первое попавшееся кресло, Андрей Михайлович уставился в стену напротив.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное