Илья Деревянко.

Кровососы

(страница 2 из 7)

скачать книгу бесплатно

   – С какой же стати ты каялся? За что был «готов ответить»? – более спокойным тоном спросил Женька.
   Морщась от боли в печени, Карапет Арутюнович начал сбивчивый, путаный рассказ. Суть его состояла в следующем: после неудачного наезда корневских боевиков на офис «Лампы Аладдина» главарь банды пришел в неистовство. Для начала он от души начистил хари троим неудачникам, обозвав их сявками, ссыкунами и дешевками, а потом заявил: «Мы прижмем этого крутого. Выждем время, допустим, с годик, пока все утихнет, позабудется, и конкретно возьмем хмыря за жопу».
   Как именно он собирался разделаться с Кудрявцевым, бандит не уточнил. Впрочем, Карапет и не интересовался. Завидев Женьку, Погосян вообразил, будто тот «пообщался» наконец с Корневым и в страхе прибежал вымаливать пощады.
   О пропавших же детях владелец «Лотоса» даже не подозревал... Я погрузился в размышления. Похоже, Карапет не врал насчет своей непричастности к исчезновению близнецов, однако... долгие годы службы в спецназе ГРУ приучили меня твердо придерживаться правила «доверяй, но проверяй». Некоторые двуногие, особенно кавказского происхождения, умеют лгать не хуже самого дьявола. Чеченцы, например, могли горячо клясться в вечной нерушимой дружбе и Аллахом, и мамой, и папой, и сестрой, и прочими родственниками, а спустя секунду (стоит отвернуться) без зазрения совести всадить тебе нож в спину. Правда, они мусульмане [7 - Есаулов не совсем точен. Большинство современных чеченцев скорее полумусульмане, сохранившие в быту и традициях множество языческих пережитков. Например, ритуальный танец «Зикр», который часто показывают по телевизору (взявшись за руки, мужчины и женщины с уханьем скачут по кругу, постепенно входя в экстаз), – типичный языческий обряд.], а Погосян христианин, но... Лучше все-таки перестраховаться...
   – Женя, по-моему, армянин говорит правду, – негромко сказал я. – Тем не менее тщательно обыщи дом с чердака до подвала. Не забудь проверить подсобные постройки во дворе. А я покараулю пленных.
   Кудрявцев молча удалился.
   Карапет Арутюнович облегченно вздохнул.
   – Рано обрадовался, голубь сизокрылый, – язвительно заметил я. – Если Игорь с Анжелой в доме – сдохнешь сегодня же, медленно и мучительно. Если нет – поедешь вместе с нами к Корню. Возможно, дети у бандитов. Они ведь обещали «взять Кудрявцева за задницу». Тогда грохнем всех, в том числе тебя.
   – Меня-то за что? – выдавил Погосян.
   – За компанию. Умел куражиться, умей ответ держать, – придав голосу приторно-ласковую интонацию, безмятежно улыбнулся я. – Блатовая падла, прикрываясь крышей, предлагал Женьке на колени падать?! Вот и отправишься на тот свет вместе со своими беспредельщиками.
   Карапет Арутюнович в ужасе зажмурился, обхватив голову руками.
   – Ладно, не бзди. Шучу, – видя его отчаяние, сжалился я. – Коли ты действительно невиновен – останешься жив.
   Лежащие на полу охранники начали проявлять первые признаки жизни.
   – Когда оклемаются, посоветуй им не дергаться, целее будут, – велел я Погосяну.
   Карапет Арутюнович с готовностью закивал...
 //-- * * * --// 
   Женька вернулся через полтора часа.
   – Дохлый номер, – удрученно сообщил он. – Все вверх дном перевернул.
Пусто.
   – В таком случае нанесем визит господину Корневу, – сказал я. – Сдается мне – близнецы именно там. Собирайся, Карапет, и заодно предупреди домочадцев: никакой паники, никаких телефонных звонков, особенно в милицию. Да, чуть не забыл. Свяжись с Корнем, упроси о немедленной встрече. Наплети об архиважном, не терпящем отлагательства деле. Уразумел?..
   Часы показывали половину десятого вечера, когда мы, миновав услужливо распахнутые дежурным мордоворотом ворота усадьбы, выехали на шоссе.


   Владислав Корнев в компании ближайших подручных оттягивался в комфортабельной сауне на окраине Москвы.
   Закутавшись в простыни, распаренные бандиты расселись вокруг стола в комнате отдыха и усердно потребляли горячительные напитки. Корень, широкоплечий мужчина приблизительно моего возраста с заметным брюшком и толстой золотой цепью на мускулистой шее, вполголоса рассказывал какую-то занимательную историю. Остальные с интересом слушали.
   – Ба, Карапет явился, – усмехнулся он, заметив Погосяна. – На кой черт ты охранников с собой приволок? Пускай в машине обождут.
   – Не охранников, а скорее конвоиров, – поправил я, доставая «стечкин». – Попрошу присутствующих не делать резких телодвижений. У меня плохие нервы. Могу продырявить ненароком.
   Лицо Корнева потемнело.
   – Ментов навел, сучара, – с расстановкой произнес он. – Подставил, скотина. Баня, полагаю, полностью оцеплена. Что ж, легавые, шмонайте [8 - Обыскивайте.], забирайте. Все равно уже сегодня отпустите.
   – Ошибаешься, дружище, мы не менты, – развеял я заблуждение бандита. – И собираемся не шмонать или забирать, а мочить.
   – Па-а-а-нятно, – не выказывая ни тени испуга, протянул главарь. – Мочить, значит. Ладно, валяйте. Но прежде чем начнете стрелять, позвольте полюбопытствовать: кто вы? Кем присланы? Не хотели бы умереть в абсолютном неведении.
   Ответить я не успел. В затылок мне уперлось дуло пистолета, и решительный молодой голос скомандовал:
   – Бросай оружие, дядя! Не искушай судьбу.
   – Нет, это ты бросай, – возразил я, аккуратно прицелившись Корневу между глаз. – Твой босс у меня на мушке. А может, хочешь проверить, кто быстрее нажмет спуск? Давай, детка. Рискни.
   Бандит замялся в нерешительности.
   Уткнувшись в затылок, ствол слегка дрогнул.
   Используя удобный момент, я, молниеносно развернувшись, резким движением левого предплечья выбил пистолет сбоку – наискосок, ударил противника ступней в подколенный сгиб и, когда он невольно подсел, треснул рукояткой «стечкина» по макушке. Оглушенный парень упал. В следующую секунду я его узнал.
   – Стой, Женя, не добивай! – крикнул я Кудрявцеву, занесшему ногу для завершающего, смертельного удара.
   – Почему? – зло спросил Женька.
   – Потом объясню, а пока подбери волыну.
   Кудрявцев неохотно подчинился.
   – Ротный, – пробормотал молодой бандит, протирая помутившиеся глаза. – Господи! Какими судьбами?
   Ошибки быть не могло. На полу, держась за ушибленную голову, сидел бывший сержант спецназа Кирилл Старостин, служивший в моей разведроте в Чечне. Воевал сержант превосходно.
   Особенно Кирилл настрополился вычислять и уничтожать вражеских снайперов, однако, в отличие от журавлевских отморозков, излишней жестокостью не отличался. Более того, однажды, рискуя жизнью, Старостин вытащил из горящего дома грудного чеченского ребенка. И такой человек замешан в грязную историю, связанную с похищением детей? Уму непостижимо!
   Некоторое время все присутствующие обескураженно молчали.
   – Ты знаком с моим младшим братом? – нарушил тишину Корень.
   – Разве вы родственники? – в свою очередь удивился я.
   – Да. Сводные братья. От разных отцов.
   – По-моему, тут какие-то непонятки [9 - Какое-то недоразумение.], – предположил коротко стриженный блондин с фигурой профессионального борца, сидевший по правую руку от главаря. – Давайте, пацаны, спокойно разберемся.
   Опомнившийся от удара Кирилл тяжело поднялся и примостился на кушетке в углу. Корнев передал брату откупоренную бутылку «Нарзана». Тот сделал два крупных глотка, а остальное вылил на темя.
   – Хорошо пригрел [10 - Ударил.], майор, – хрипло рассмеялся он. – Башка по швам трещит.
   – Стало быть, ты Виктор Есаулов, командир роты спецназа, – догадался Корнев. – Кирилл много о тебе рассказывал. Извини, майор, но я совершенно не могу взять в толк – чего ты против нас имеешь?
   – У моего старого друга, Жени Кудрявцева, сегодня утром пропали сын с дочерью, двенадцатилетние близнецы, – пояснил я.
   – И ты подозреваешь наших ребят, – насупился Владислав.
   – Больше некого.
   – Объясни.
   Я напомнил Корню годичной давности историю с гранатой, его обещание жестоко расправиться с Женькой, «когда все утихнет», а также описал первую реакцию Карапета на визит Кудрявцева.
   Вопреки ожиданиям, бандитский главарь не только не разозлился, но, стерев с лица хмурую гримасу, весело расхохотался.
   – Рад лично познакомиться, – отсмеявшись, обратился он к Женьке. – Выходит, это ты тогда моих архаровцев прищучил? Молодец! Красиво сработано. Сгоряча я и впрямь хотел тебя изничтожить, однако потом передумал. В конце концов, ты ж не со мной поссорился, а с этим сраным торгашом. – Владислав пренебрежительно махнул рукой в сторону Погосяна, испуганно съежившегося у входа. – Да и поведение твое мне понравилось. Не трус.
   – Кудрявцев в прошлом офицер спецназа, – сказал я. – Три года воевал в Афганистане. В 1987 году комиссован по ранению. Осколок в позвоночнике [11 - Вопреки бытующему мнению, повреждение позвоночника (в данном случае осколочное ранение) отнюдь не всегда приводит к параличу. Не верите – спросите у квалифицированного врача. Хотя последствия для здоровья, конечно, не из лучших.].
   Корнев глянул на Женьку с нескрываемым уважением.
   – Виктор Андреевич, наши люди детей не трогали, – вмешался в разговор Кирилл. – Слово даю.
   – Но... – начал я.
   – Скажи, командир, я тебе когда-нибудь врал? – перебил Старостин.
   – Не врал, – согласился я, – однако других врагов у Жени не было.
   – С чего ты взял, будто их похитили обязательно враги? – вдруг спросил Владислав.
   – Что?! – опешил я.
   – Почему обязательно враги? – терпеливо повторил главарь банды. – Мало ли желающих? Сатанисты, маньяки, прочая нечисть...
   – О Боже, – схватившись за левую половину груди, Кудрявцев пошатнулся. Проворно выскочив из-за стола, Корень подхватил его под мышки, бережно усадил в кресло и отрывисто бросил: – Лапоть, быстрее принеси из машины аптечку. Кажется, у него сердечный приступ.
   Похожий на борца блондин пулей вылетел из комнаты...
   Женьку отпоили нитроглицерином. Спустя полчаса он пришел в себя.
   – Потолкуем, майор, – предложил Владислав. – Да убери ты наконец свою пушку, здесь она тебе не понадобится.
   Лишь теперь я заметил, что до сих пор сжимаю в ладони рукоять «стечкина»...
 //-- * * * --// 
   К идее подать в розыск, используя знакомство Кудрявцева с подполковником Емельяновым, бандиты отнеслись скептически.
   – С нынешних ментов толку как с козла молока, – презрительно фыркнув, выразил общее мнение Корнев. – Высококвалифицированных сыскарей в современной ментуре почти не осталось, а набранные «по объявлению» придурки, кроме как хапать взятки да отбивать внутренности гражданам, ни черта не умеют. Большинство действительно серьезных преступлений или не раскрывается, или вовсе не регистрируется. Особенно постперестроечные «шерлоки холмсы» не любят браться за розыск без вести пропавших, а если все же берутся – толку ноль! Вспомни хотя бы нашумевшую в прошлом году кампанию «Верните Егора!» [12 - В 1998 году средь бела дня был похищен из коляски грудной младенец. Мальчик по имени Егор. Родителям (можете представить, каких трудов и средств им это стоило) удалось расшевелить наши правоохранительные органы. Развернулась широкая кампания под лозунгом: «Верните Егора!», о ходе которой регулярно информировала зрителей телепередача «Криминал». Милиция вела активные поиски, но, к сожалению, они не дали никаких положительных результатов.]: искали, искали, однако ребенок словно в воду канул. Лично мне кажется, что несчастного малыша украли либо сатанисты для ритуала черной мессы, либо торговцы «запчастями» [13 - Человеческими органами для трансплантации. Подробно эта тема раскрывается в книге: Юрий Воробьевский. Путь к Апокалипсису. Стук в Золотые врата. М., 1998, с.197—233.], либо... вампиры.
   – Вам-пи-и-ры?! – Я едва удержался от искушения выразительно повертеть пальцем возле виска. – Ты, наверное, американских ужастиков насмотрелся. Выползающие из гробов мертвецы, серебряные пули, осиновые колы... Ведь это ж бред сивой кобылы.
   – Правильно, бред, – спокойно подтвердил Владислав, – но я имею в виду не киношных, а настоящих вампиров типа Джумгалиева. Они-то вполне реальны!
   – Недавно я прочитал одну интереснейшую книгу, – задумчиво молвил Кирилл, – называется «Путь к Апокалипсису. Стук в Золотые врата». Автор Юрий Воробьевский. Там есть целая глава, посвященная вампиризму... Так вот, в среде оккультистов бытует мнение, будто два низших уровня души растворены в крови, и когда вампир пьет эту субстанцию, то как бы потребляет жизнь в чистом виде. – Сводный брат главаря брезгливо поморщился. – Связанные с кровью сатанистские ритуалы известны с древнейших времен, – прикурив сигарету, продолжил он. – Их называют «красной магией». Судмедэксперты, признавшие Джумгалиева [14 - Командир пожарной команды (в прошлом десантник) Николай Джумгалиев с 1978 по 1980 год убил семь женщин. Во всех случаях он ел мясо и пил кровь своих жертв. Голым, залитым кровью, милиция арестовала вампира в день его рождения. Судебно-медицинская экспертиза признала Джумгалиева невменяемым. Его поместили в психиатрическую лечебницу тюремного типа. В 1989 году он ухитрился оттуда удрать и более двух лет находился в бегах, по некоторым сведениям, продолжая «любимое занятие». В 1991 году вампира арестовали в Фергане и отправили обратно в психушку. Впоследствии Джумгалиев был выпущен на свободу в связи с «завершением курса лечения»!] невменяемым, облажались как последние лохи. Выродок прекрасно отдавал себе отчет, что именно делает и зачем... Надеялся жизнь удлинить... здоровье улучшить. – Кирилл изощренно выругался.
   – Витя, помнишь осведомителя Абдулу, заманившего твой взвод в засаду? – тихо спросил доселе молчавший Кудрявцев. – Ты ему потом голову снес саперной лопаткой.
   – При чем тут Абдула? Его давно черви... – начал было я и осекся. Перед глазами возникла яркая картина из виденного накануне сна – ковыляющий на обрубках ног труп со стаканом крови в полусгнившей руке. К горлу подкатила тошнота.
   – Парень говорил о реальных, не киношных вампирах, – еле слышно сказал Женька. – Однажды, в начале тысяча девятьсот восемьдесят шестого года... Ты тогда находился в рейде, – Кудрявцев судорожно сглотнул. – Короче, с подачи Абдулы мы изловили афганского полевого командира Мухамеда. При захвате возникли некоторые осложнения... В общем, Мухамед был смертельно ранен и по дороге на базу скончался. Кровищи натекло... – Женьку передернуло. – Опуская детали, скажу – я сам видел, как Абдула, содрав повязку, присосался к ране еще не остывшего мертвеца. – Кудрявцев снова содрогнулся и, с грехом пополам справившись с собой, выдавил: – Пойманный с поличным, он спокойненько так разъяснил мне, цитирую дословно: «Впитываю в себя жизненную энергию храброго воина. Попробуй сам. Не пожалеешь». Я подумал – сумасшедший. Мало ли народу на войне свихнулось, но сейчас... – Тяжело вздохнув, Женька умолк.
   В комнате повисла гнетущая тишина. В этот момент большие настенные часы пробили полночь. Некоторые из присутствующих зябко поежились.
   – Время духов, – суеверно прошептал Корнев.
   – Насчет вампиров выяснили, – раздраженно подытожил я. – Черт с ними, с кровососами и киношными, и настоящими. Нам надо детей искать, а не страшилки под водочку травить. Пошли, Женя...
   – Погоди, братан, – остановил меня Лапоть, – не торопись. Я вспомнил по ходу одну вещь. В спортзал, где я тренируюсь, частенько заходит некий Вячеслав Жмуров, приблизительно ровесник Кирилла, в недавнем прошлом спецназовец, воевавший в Чечне. Нынешняя профессия – бандит. – Лапоть криво усмехнулся. – По слухам, Жмуров связан с наркоторговлей. Сам, правда, не употребляет. В пятницу, после тренировки, мы с ребятами (в том числе и с ним) зашли в ресторан пообедать, выпить рюмочку-другую и не заметили, как ужрались вусмерть. Смутно помню: Жмур, напившись, хвастался своим шефом (погоняла вроде Аристократ), утверждал, будто бы тот благодаря ритуалам красной магии практически бессмертен и обладает сверхъестественными способностями. Затем он поинтересовался, нет ли у меня на примете здоровеньких ребятишек от десяти до четырнадцати лет без вредных привычек.
   – А дальше? – напрягся я, интуитивно почуяв: «Горячо! Даже жарко! Слава Богу, нащупывается какая-то зацепка».
   – Дальше ничего, – пожал плечами Лапоть. – Прикалывается пьяный дурак, решил я и в шутку предложил Жмуру пару шлюх бальзаковского возраста с врожденной нимфоманией и незалеченным триппером.
   – Ты знаешь его домашний адрес? – вкрадчиво спросил я.
   – Приблизительно. Название улицы и номер дома забыл, но помню, как проехать.
   – Хочешь наведаться в гости? – пристально глядя на меня, осведомился Корнев.
   – Да.
   – Сам или с ментами?
   – Сам.
   Бандит задумался.
   – Сын моего лучшего друга, шестнадцатилетний пацаненок, подсел на иглу, – спустя несколько томительных секунд глухо произнес Владислав. – Лечение не помогает. Он уже конченый человек. Полностью деградировал, за дозу убить готов. Родители в отчаянии, мать пыталась покончить с собой. Травилась снотворными таблетками. Еле откачали. Отец с инфарктом в больнице. И все благодаря наркодельцам, будь они трижды прокляты! Судя по тем методам, которыми Витя проводит расследование, Жмура не ожидает ничего хорошего вне зависимости от того, причастен он к исчезновению близнецов или нет. – Корень выдержал многозначительную паузу. – Собаке собачья смерть, – недобро сощурившись, заключил он. – Лапоть, покажи людям дорогу. Прямо сейчас. Надо полагать, времени у них в обрез.
   – Я с тобой, командир, – твердо заявил Кирилл. – И не спорь, Влад, – прервал он пытавшегося возразить брата. – Виктор Андреевич в Чечне мне жизнь спас. Вытащил раненого из-под огня. Пришла пора вернуть долг.
   Бывший сержант начал торопливо одеваться.
   – Отдай ствол, – не оборачиваясь, попросил он Кудрявцева. Женька протянул ему ранее конфискованный «ТТ». Под окном во дворе протяжно завыла бродячая собака. От неожиданности я вздрогнул.
   – Не к добру, – проворчал Корнев.
   – Чепуха, – беспечно отмахнулся Кирилл.


   На улице разыгралась непогода. С неба сыпались хлопья снега, тут же подхватываемые злым ветром. На дорогах быстро образовывались снежные заносы. Машин, по счастью, было мало, иначе не миновать бы пробок. К половине второго ночи мы, следуя указаниям Лаптя, разыскали-таки жилище Жмурова. Он обитал в частном одноэтажном доме в районе Кунцева. Невзирая на поздний час, в окнах горел свет. Во дворе стояла новенькая иномарка.
   – Недавно приехал, – заметил Кирилл. – Тачка чистенькая. Не успело пургой запорошить.
   Женька заглушил мотор джипа. Мы выбрались наружу. Лапоть подошел к дому, поднялся на крыльцо и прижал палец к кнопке электрического звонка.
   – Кого там черти носят? – донесся из-за двери недружелюбный голос.
   – Это я, Слав, открывай, – ответил Лапоть.
   – Кто я?
   – Валентин Лаптев. Не узнаешь, болван? – разозлился бандит.
   – Хорошо. Обожди секунду. – Щелкнул замок, лязгнул отодвигаемый засов, дверь распахнулась, и в проеме возник среднего роста плечистый парень с наголо выбритой головой.
   – Так ты не один, – увидев нас, ядовито улыбнулся он. – Друзья детства? Неразлучные мушкетеры? Да, Валек?
   Ответить Валентин не успел. По-прежнему улыбаясь, Жмуров резко ударил его в горло. Беззвучно разевая рот, Лапоть осел на ступеньки.
   – Ложись! – мгновенно оценив ситуацию, крикнул я, рухнув ничком в снег. Женька с Кириллом последовали моему примеру, и очень своевременно. Из дома загремели пистолетные выстрелы. По счастью, двор не был освещен, иначе бы всем нам пришел конец. Стрелял засранец метко. Одна пуля сбила шапку с головы Кирилла, другая впилась в землю в трех сантиметрах от моей щеки. Откатившись в сторону, я выпустил в дверной проем около трети обоймы [15 - В обойме «стечкина» двадцать патронов.], однако Жмуров успел заскочить в комнату, погасил свет и, вооружившись автоматом, принялся палить через окна короткими скупыми очередями.
   «Бывший спецназовец, воевал в Чечне, – вспомнились слова Лаптя, в настоящий момент неподвижно распластавшегося на крыльце. – Ничего не скажешь. Профессионально действует, гад».
   – Прикройте. Попробую с тыла, – негромко окликнул я ребят.
   Они поняли с полуслова и, укрывшись за машинами, открыли плотный огонь по окнам (Женька из «винчестера», Кирилл из «ТТ»), чем, разумеется, отвлекли на себя внимание Жмурова. Воспользовавшись этим, я забежал с обратной стороны дома, в прыжке обеими ногами высадил окно вместе с рамой и очутился в темной комнате, смежной с той, в которой находился стрелок. Сквозь открытую дверь виднелся его смутный силуэт. Надо отдать должное, среагировал он молниеносно – развернулся на сто восемьдесят градусов и полоснул из автомата, однако я успел чуток раньше. Девятимиллиметровая пуля «стечкина» угодила в грудь, отбросила Жмурова назад. Очередь ушла в потолок. Выпавший автомат гулко стукнулся о пол. Не снимая пальца со спускового крючка, я шагнул и, нащупав на стене выключатель, зажег свет. Жмуров сидел, привалившись спиной к низкому подоконнику. Рядом валялся «АК-74-У». Изо рта парня струилась кровь. Он был еще жив и смотрел на меня с лютой ненавистью. В дом зашли Кудрявцев со Старостиным.
   – А я его знаю, – сказал Кирилл. – Точно. Журавлевский отморозок. Армейская погоняла Удав [16 - Бойцы спецназа обращаются друг к другу не по именам-фамилиям, а по кличкам. Отчасти это объясняется издавна сложившейся традицией, отчасти тем, что ввиду специфики своей деятельности они вынуждены соблюдать инкогнито не только на службе, но и после ее окончания.]. Редкостный зверюга.
   – Где Лапоть? – спросил я.
   – Мертв, – нахмурился Кирилл. – Разрыв дыхательных путей.
   – Ты зачем стрелял? – наклонился он к раненому, в то время как я перевязывал простреленную грудь Жмурова обрывками простыни. – Зачем Лаптя замочил, козел?
   – Су-у-уки! – прохрипел Удав, делая попытку дотянуться до автомата, но Кирилл вовремя наступил ему каблуком ботинка на кисть руки. Физиономия отморозка перекосилась в бессильной ярости.
   – О Боже! – вдруг придушенно воскликнул Женька, поднимая с пола маленькие золотые часики, вывалившиеся из кармана Жмурова. – Это... это... Анжелкины. Я подарил их дочери на день рождения. Вот надпись на обратной стороне: «Любимому ангелочку от папы...» Куда ты подевал моих детей, ублюдок? – Переменившись в лице, Кудрявцев сунул под нос Удаву дуло «винчестера». – Мозги вышибу, поскудыш!


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное