Илья Деревянко.

Атака из зазеркалья

(страница 1 из 6)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Илья Деревянко
|
|  Атака из зазеркалья
 -------


   Все имена, фамилии, прозвища действующих лиц, равно как и названия улиц, гостиниц, политических партий, ресторанов и т. д., вымышлены. Любые совпадения случайны.


   С неба падали пушистые снежинки – остатки бурного снегопада, укрывшего город роскошным, искрящимся на солнце одеялом. Правда, на проезжей части и пешеходных дорожках оно почти сразу превратилось в грязное месиво. Зато в тех местах, куда не ступала нога человека и не могли заехать машины, приятно радовало глаз. По улице Рогожская в сторону центра медленно двигалась молодая женщина в черном демисезонном пальто. На ногах у нее были дешевенькие полусапожки из кожзаменителя, на голове – темный платок из грубой ткани. На бледном лице выделялись антрацитами огромные безжизненные глаза. В левой руке женщина держала туго набитую хозяйственную сумку. Поравнявшись с пивбаром «Три толстяка», она остановилась передохнуть, однако сумку вниз не опустила. Даже издалека было заметно, как тяжело дышит женщина и как дрожат у нее губы: когда-то, несомненно, яркие, чувственные, а сейчас синюшного оттенка.
   «Устала, бедняжка, и промерзла до костей. Одета она явно не по сезону! – с жалостью подумал я. – Декабрь в нынешнем году не то чтобы холодный, но в такой одежонке все равно задубеешь. Наверняка мать-одиночка, а в сумке – продукты для детишек. На последние гроши купленные! Потому и не выпускает из рук. Боится подмочить».
   Женщина зябко повела худенькими плечами. На глаза у меня навернулись слезы. Возникло острое желание помочь ей донести объемистую авоську и как-нибудь ненавязчиво подкинуть денег. Но как именно?! Чего доброго примет за уличного приставалу!..
   Еще не решив для себя этот вопрос, я убыстрил шаг и одновременно полез в карман за бумажником. Заметив меня, «мать-одиночка» вздрогнула, напряглась. Глаза-антрациты ожили, загорелись ненавистью. В свободной руке появилась пластмассовая коробочка. Нас разделяли считаные метры. Тонкий палец с коротко подстриженным ногтем судорожно шарил по поверхности в поисках кнопки. Помертвелые губы шептали проклятия на чеченском. Лишь теперь я понял собственную ошибку и, совершив гигантский прыжок в сторону, плюхнулся в грязь за поставленной на обочину «Нивой». В следующее мгновение прогремел сильный взрыв. Разноголосо завопила сигнализация припаркованных в окрестностях автомобилей (в том числе «моей» «Нивы»). Испуганно закричали люди на автобусной остановке примерно в ста пятидесяти метрах отсюда. Ругаясь сквозь зубы, я поднялся на ноги. Взрывной волной выбило окна в находящемся через дорогу пивбаре.
От террористки остались только клочья мяса. По счастливой случайности больше никто не пострадал. Основная масса болтов и гаек из «хозяйственной» сумки ударила в глухую стену старинного купеческого особняка. Остальные изуродовали «Ниву», за которой я успел спрятаться в последний момент. Судя по всему, чеченка направлялась к автобусной остановке, где ее адская машина натворила бы бед с лихвой. Но, завидев меня и, очевидно, решив, что я собираюсь достать из кармана оружие, она психанула и произвела подрыв, не дойдя до цели. Такая вот «бедняжка»!!!
 //-- * * * --// 

   ИНТЕРВЬЮ В. И. НОВОХЛЕВСКОЙ ГАЗЕТЕ «БРЕМЯ НОВОСТЕЙ»
   28 декабря 2003 года
   «Вчера в четверть девятого утра в Н-ске, на улице Рогожская, девушка-смертница чеченской национальности привела в действие самодельное взрывное устройство средней мощности. По официальным данным, среди прохожих жертв нет. Мы попросили прокомментировать случившееся одну из знаковых фигур партии СПС, известную правозащитницу Валерию Новохлевскую.
   Корреспондент:Валерия Ивановна, поделитесь с нашими читателями вашим мнением на сей счет.
   Новохлевская:Мне искренне жаль эту несчастную девочку! Она не преступница, а жертва!!! Настоящие преступники – российские силовики, которые с упорством маньяков продолжают кровавый геноцид чеченского народа.
   К.:Что, по-вашему, ожидает страну в дальнейшем?
   Н.:Я откровенно скажу так называемым державникам: «Вы, господа-хорошие, пожинаете плоды бесчисленных преступлений, совершенных вами по отношению к чеченцам! Свободолюбивый горский народ никогда не смирится с вашими колониальными притязаниями! Партизанское движение будет нарастать день ото дня. Единственный выход для России – на коленях просить у чеченцев прощение!!!»
   К.:Говорят, смертница собиралась подойти к автобусной остановке и взорваться там, в гуще народа. Но что-то ей помешало...
   Н.:Чушь собачья!!! Она, несомненно, шла к зданию ФСБ, расположенному недалеко от места происшествия!
   К.:Почему вы так уверены?
   Н.:Девушку взорвали фээсбэшники!!! У них есть специальные приборы для подобных целей. Они побоялись подпустить молодую партизанку к своему логову и предпочли привести бомбу в действие посреди оживленной улицы. Плевать им на прохожих!!!
   К.:Но жертв-то вроде не было?
   Н.:Вот именно – вроде. Эти современные эсэсовцы умеют прятать концы в воду!!!»

   – Старая жаба в своем обычном репертуаре, – отложив газету в сторону, брезгливо поморщился я. – И охота вам, Владимир Анатольевич, читать эдакую ахинею? Новохлевская – шиза стопроцентная. Недаром до пришествия «демократии» из психушки в психушку кочевала. Чего взять с душевнобольной?!
   – Так-то оно так, да не совсем! – покачал головой полковник Рябов. – Помнишь, в недавнем деле Бориса Одеждина фигурировала информация о связях Союза прозападных сил с чеченской диаспорой Н-ска?
   Я утвердительно кивнул.
   – Пока ты прохлаждался в госпитале, мы активизировали работу в данном направлении. На, полюбуйся! – шеф протянул мне черно-белый фотоснимок небольшого формата. На нем были запечатлены двое мужчин, сидевших за накрытым столиком в каком-то ресторане.
   – Слева личный секретарь Новохлевской Василий Пасюк, справа – небезызвестный полевой командир Шамиль Исрапилов, убитый на днях в Чечне при проведении спецоперации, – пояснил полковник. – Снимок сделан две недели назад. Во время последнего визита Исрапилова в Н-ск. А теперь – к делу! По имеющимся у нас оперативным сведениям, в городе существует разветвленная террористическая сеть, руководители которой вынашивают на редкость амбициозные планы. В ближайший месяц они собираются ужаснуть Н-ск невиданной прежде волной насилия. Вчерашняя неудачная акция – всего-навсего пробный камень. А Новохлевская каким-то образом причастна к созданию данной сети. КАКИМ ИМЕННО, нам еще предстоит выяснить.
   Рябов замолчал, раскуривая сигарету.
   – Новохлевская? Странно! – воспользовавшись паузой, заметил я. – Она же обычная пустомеля да в придачу на голову больная. Какой из нее к лешему организатор?! Нет, шеф, как хотите, но чего-то здесь не состыкуется!
   – А я не утверждал, будто старуха – главное действующее лицо, – спокойно возразил Владимир Анатольевич. – Я сказал при-част-на! Это, согласись, разные вещи. Кроме того, сумасшествие – отнюдь не помеха для занятия подрывной деятельностью. Скорее наоборот! Вспомни, к примеру, семнадцатый год...
   Мысленно представив длинную череду различных психов и дегенератов, начиная с подельников Керенского и заканчивая «ленинской гвардией» во главе с самим Ильичом [1 - Даже давний соратник Ленина А. Богданов и тот признавался: «Наблюдая в течение нескольких лет некоторые реакции Ленина, я как врач пришел к убеждению, что у Ленина бывали иногда психические состояния с явными признаками ненормальности». [Цит. по Ю. Воробьевский. Е. Соболева. Пятый ангел вострубил. М, 2002, С. 355.] Там же на стр. 357 вы найдете НЕРЕТУШИРОВАННУЮ фотографию «Ленин в Горках». Это самый настоящий кретин!], я согласно кивнул.
   С минуту мы оба молчали. Под потолком полковничьего кабинета лениво плавали клубы табачного дыма. Фотопортрет госпожи Новохлевской злобно таращил жабьи глаза с первой полосы лежащей на столе газеты.
   – Ты как себя чувствуешь? – неожиданно спросил полковник. – В смысле после вчерашнего. Недавние травмы не разбередил? Контузию не получил?
   – Да нет, все нормально, – ответил я. – Даже не поцарапался.
   – Ну и отлично! – улыбнулся шеф. – Тогда хватит бездельничать! Подключаем тебя к операции «Пятая колонна». Изволь получить первое задание. Короче так: по нашим данным, завтра вечером должна состояться деловая встреча Василия Пасюка с представителем чеченской диаспоры Н-ска неким Султаном. (Фамилия, к сожалению, неизвестна. Фотографии нет.) Предположительно речь пойдет о финансах. Встреча назначена на восемь вечера в ресторане «Золотое блюдо». Надо сделать качественную запись их разговора. Плюс – заснять Пасюка с Султаном на видеокамеру. Работать будешь на пару с капитаном Самохиным из отдела электронно-технического обеспечения. Представлять вас друг другу не надо. Вы с Андреем давно знакомы... Вопросы по существу есть?
   – Да, если не секрет, откуда исходит информация о встрече?
   – От стукача в диаспоре, – помедлив, сказал полковник.
   – Не верю я нохчам. Ох, не верю! – вздохнул я. – Подлый они народец. Как бы гадость какую не подстроили. Ну да ладно! Где наша не пропадала?!
   – А теперь иди к Самохину, – пропустив мимо ушей мою тираду, распорядился шеф. – Скоординируйте ваши действия на завтра. Вот, возьми на оперативные расходы. Цены в «Золотом блюде» кусаются! – Рябов протянул мне конверт с деньгами. – И не забудьте оба одеться поприличнее, – в заключение добавил он...


   Своего приятеля, одногодка и сокурсника по училищу капитана Самохина я знал как веселого, жизнерадостного человека, всеобщего любимца и заводилу, способного расшевелить самую унылую компанию. А потому – несказанно поразился произошедшей с ним перемене. С момента нашей последней встречи, когда Андрей навещал меня в госпитале, он вдруг постарел лет на двадцать. На высоком лбу пролегли глубокие морщины, мускулистые плечи ссутулились, в светлых глазах горел мрачный огонь. Кроме того, от капитана ощутимо попахивало спиртным.
   – Идем, подышим свежим воздухом, – не дав мне рта раскрыть, с ходу предложил Андрей и одновременно коснулся пальцем левого уха, давая понять: «Помещение прослушивается». – Знаю, знаю, зачем ты явился: я уже беседовал с полковником, – добавил он, легонько дернув меня за рукав. – Пошли на воздух. А то голова здорово разболелась!
   Недоуменно пожав плечами, я вместе с Самохиным направился в гардероб...
   «Свежий воздух» встретил нас колючей, хлещущей по щекам метелью. Впрочем, как выяснилось, Андрей не собирался задерживаться на улице и сразу потянул меня к станции метро. Проехав под землей семь остановок и еще три на трамвае, мы вышли возле дома Самохина и поднялись к нему в квартиру на четвертый этаж. Пройдя внутрь, я вновь неприятно удивился. Подобно мне самому, Андрей жениться не спешил, однако жилище свое всегда содержал в идеальном порядке. (И как только времени хватало?!) Но сейчас... некогда чистенькая и уютная квартира капитана напоминала низкопробную загаженную блатхату. На немытом полу валялись окурки и смятые пачки из-под сигарет. В углах громоздились батареи пустых бутылок. Носильные вещи были разбросаны где попало. Воздух пропитался запахами перегара и давно не чищенных пепельниц. «Что с ним произошло? – растерянно подумал я. – Неужто умом тронулся?!» Между тем Самохин, не произнося ни слова, вынул из кармана какой-то приборчик, старательно настроил и, держа его в руке, обошел обе комнаты, коридор, кухню, проверил ванную и туалет.
   – Чисто! – по прошествии нескольких минут с облегчением выдохнул он. – Присаживайся, Дима. Чувствуй себя как дома и... извини за беспорядок! —Тут капитан достал из холодильника запечатанную бутылку водки, вытащил откуда-то стаканы.
   – Зачем ты меня сюда привел? Ханку жрать?! – возмутился я.
   – Нет, просто хотел поговорить спокойно. Без чужих ушей, – тихо ответил Андрей. – А насчет водки... Не хочешь, не надо! Я же не заставляю. – Он сорвал зубами пробку, наполнил до краев стакан и, не поморщившись, выпил. Словно воду.
   – Ты уверен, что завтра будешь в форме? – осторожно спросил я.
   – Естественно.
   – Гм. Ну, предположим. В таком случае, может, побеседуем о предстоящей операции? Обсудим детали?!
   – Ах, ну да. Само собой, – кисло поморщился Самохин. – Встречаемся в 18.00 в «Золотом блюде». Необходимая аппаратура мною уже подготовлена. Места, которые мы займем, особого значения не имеют. Сядем, где получится. Я произвожу запись и съемку. Ты обеспечиваешь прикрытие. Вот, собственно, все.
   – И за этим ты тащил меня в такую даль?! – Я не скрывал своего раздражения. – Ради нескольких обыденных фраз заставил проехать полгорода?! Знаешь, Андрей, кажется, у тебя голова не в порядке!
   – Перекрестись, если кажется, – угрюмо посоветовал мой товарищ и опрокинул в рот новый стакан. – Ты, Дима, парень хороший, но чересчур наивный. Конечно же, я позвал тебя совсем для другой цели! Но о ней чуть позже. А пока скажи – ты действительно считаешь, будто мы за наиглавнейшими вражинами охотимся?!
   – Разумеется!
   – А напрасно! – криво усмехнулся Андрей. – Основная угроза безопасности страны там, – он ткнул пальцем куда-то в потолок. – Угроза огромная. Хуже не придумаешь!!!
   – Ты о чем?! – встревожился я.
   – Скоро сам увидишь, – проворчал Андрей. – После Нового года начнется «веселье». А сейчас... сейчас ты вряд ли поверишь. Уж слишком все чудовищно!!! – Резко поднявшись, он прошел в соседнюю комнату и спустя пять минут вернулся обратно. С компьютерной дискетой в руке.
   – Возьми эту штуку да спрячь в надежном месте, – попросил Самохин. – Если меня в ближайшие дни убьют, то передашь ее. – Андрей быстро написал на обрывке бумаге имя, фамилию известного в патриотических кругах человека и тут же сжег обрывок над пепельницей. – Если дотяну до середины января – вернешь обратно, – устало закончил он и вновь потянулся к бутылке.
   Я механически сунул дискету в нагрудный карман. В душе у меня бушевала буря противоречивых чувств. С одной стороны, Самохин никогда не был склонен к паранойе, и если говорил о какой-нибудь опасности, то лишь основывался на очень веских доказательствах. (Уж не они ли содержатся в дискете?) С другой стороны, судя по состоянию квартиры и поведению самого Андрея, он пребывает в длительном запое. Так недолго вообще до зеленых чертей допиться! Вместе с тем выглядит капитан абсолютно трезвым. Да и взгляд... Хоть и мрачный, но отнюдь не безумный. Господи!!! Неужто он сказал правду о надвигающейся откуда-то сверху страшной угрозе для страны?! Но что она из себя представляет? От кого конкретно исходит? Какое жуткое «веселье» начнется после Нового года?! А как же быть с Новохлевской, Пасюком, организованной в городе террористической сетью, амбициозными планами ее руководителей? Или это все липа?! – последние две фразы я невольно произнес вслух.
   – Нет, не липа, – покачал головой Самохин. – Сеть действительно существует. И амбициозные планы имеют место быть. Но... поддерживают террористов не только названные тобой особы. Они всего лишь марионетки. Примерно как талибы в истории с небоскребами в Нью-Йорке.
   – Так вот ты о чем!!! – пробормотал я, пораженный чудовищной догадкой. – Значит... – От волнения голос мой пресекся, дыхание перехватило.
   – Именно, – отхлебнув глоток водки, подтвердил Андрей. – Подготавляемая чеченцами серия терактов послужит отличной дымовой завесой для деяний куда более ужасных, имеющих поистине апокалипсический характер. Потому-то я и начал пить, когда случайно раздобыл соответствующую информацию. От отчаяния и безысходности! Но... к сожалению... забыться не получается. Нервы настолько взвинчены, что алкоголь практически перестал действовать. Ну, может, расслабляет слегка...
   – Выходит... завтрашняя операция... не имеет ни малейшего смысла?! Выходит... мы тоже марионетки?! – с трудом выдавил я.
   – А вот и нет! – впервые за день слабо улыбнулся Самохин. – Угроза, повторяю, исходит из высших эшелонов власти. Наше с тобой непосредственное начальство о ней ни слухом ни духом. И мы обязаны помешать замыслам террористов. Любой ценой!
   Во-первых, ради спасения тысяч жизней ни в чем не повинных людей. Во-вторых, чтобы те, – тут он снова показал на потолок, – не получили желаемую дымовую завесу. Тогда имбудет сложнее воплотить в жизнь свой дьявольский проект. Кстати, по этой причине нам будут усердно ставить палки в колеса. Не исключено и физическое устранение наиболее ретивых.
   – А разве нельзя попробовать сорвать ихпланы? – с надеждой в голосе спросил я. – Например, задействовать твою дискету?! Обратиться к названному тобой человеку прямо сейчас. Не откладывая дела в долгий ящик!!!
   – На данном этапе нет, – тяжело вздохнул Андрей. – В настоящий момент обстановка в стране целиком и полностью в ихпользу. Потому-то онии решили пойти в наступление! А спасти Россию могут только Господь Бог и Пресвятая Богородица, Небесная Покровительница нашей державы [2 - 2 марта (15 марта по новому стилю) 1917 года, в день отречения от престола Николая II, царскую власть над Россией взяла в Свои руки Сама Пресвятая Богородица. Об этом свидетельствует чудесное явление в тот день иконы Державной Божией Матери. На ней – Царица Небесная изображена как Царица земная, с короной на голове, со скипетром и державой в руках (подробнее см. Православные чудеса в XX веке. Свидетельства очевидцев. М., 1993. С. 272—278). Второе явление иконы произошло весной 1991 года.]. Мы же с тобой просто должны вести себя как верные присяге русские офицеры. Если же Бог решит избрать кого-то из нас Своим орудием, то тот сразу это почувствует!
   Пару минут мы оба молчали. Самохин, опершись локтями о стол, смотрел в окно невидящими глазами. На сердце у меня скребли кошки. Жизнь, совсем недавно игравшая всеми цветами радуги, казалась теперь тоскливо-серой и... зловещей!
   – Иди, дружище, – молвил наконец Андрей. – Дискету лучше схорони не дома. Мало ли чего! И еще, по дороге тщательно проверяйся. За тобой может увязаться «хвост». Когда мы ехали сюда, его вроде бы не было, но... чем черт не шутит!
   – Ты думаешь, онидогадываются? – спросил я.
   – Наверняка! Подобная скачка сверхсекретной информации не могла пройти бесследно. Ну ладно, до завтра и... будь осторожен! – Андрей протянул мне на прощание горячую, твердую ладонь и проводил до входной двери.
   Спустившись пешком по лестнице, я вышел из дома. На улице уже стемнело, а метель прекратилась. Выпавший за день обильный снег сверкал разноцветными искрами в свете уличных фонарей и бесчисленных неоновых вывесок. (Андрюхин подъезд выходил не во двор, а прямо на оживленный проспект Космонавтов.) По широкой проезжей части катил, воняя выхлопными газами, поток машин. На пешеходных дорожках теснились густые массы людей. Разного пола и возраста. В разном настроении. Голоса прохожих вкупе с производимым автомобилями шумом образовывали слитный, неразборчивый гул. В общем – эдакий живой водоворот! И тем не менее слежку я обнаружил сразу. Сперва инстинктивно почувствовал, потом разглядел воочию. «Топтун» оказался молодым человеком: среднего роста, среднего телосложения, в неброской одежде, с размытыми, незапоминающимися чертами лица. Такие специально отобранные и обученные типы умеют бесследно растворяться в любой толпе. Пусть даже в совсем жиденькой. А ежели толпы вовсе нет, то они и деревом в лесу прикинутся, и со стеной дома сольются, и детскими качелями в парке притворятся. (Насчет последнего я, правда, немного преувеличил.) Так или иначе, но обычный среднестатистический гражданин никогда «топтуна» не вычислит. Однако я недаром прослужил несколько лет в ФСБ. О методах ведения слежки я знал отнюдь не понаслышке. Сам, чего греха таить, не раз пользовался похожими приемчиками. Кроме того, мне помогла обострившаяся до предела подозрительность. Выдавали «топтуна» глаза: цепкие, холодные, напоминающие прицел снайперской винтовки. «Проведет до метро, а там «передаст» другому, которого я могу уже не засечь. Второй – третьему и так далее. Они, несомненно, знают, что я прибыл сюда общественным транспортом и им же буду возвращаться обратно. По всему маршруту заблаговременно расставлены ихлюди. Значит, нужно срываться с крючка здесь!» – вихрем пронеслось в голове. Прикурив сигарету, я неторопливо двинулся прямо по улице, миновал трамвайную остановку, прошел еще метров тридцать, притворился, будто завязываю шнурок на ботинке, и украдкой посмотрел назад. «Топтун» держался шагах в пятнадцати от меня. На блеклой физиономии читалась некоторая растерянность. «Ага!!! ониявно не ожидали подобного поворота событий. И теперь гадают: то ли «пасомый» учуял за собой «хвост», то ли просто решил прогуляться. Подмены на данном участке у нихкак пить дать нет. Ну и чудненько! Поиграем в кошки-мышки!»
   Этот район я знал достаточно хорошо, поскольку в юношеские годы прожил тут несколько месяцев у ныне покойной бабушки, когда отец с матерью уехали в длительную загранкомандировку. Отстроенный в пятидесятые годы двадцатого столетия, он изобиловал проходными дворами, глухими закоулками и темными подворотнями. Большинство жилых домов имели по два входа в каждом подъезде – парадный и «черный». Чердаки с подвалами если и запирались, то на примитивные навесные замки, легко открываемые обычной булавкой. Как и двенадцать лет назад, район считается непрестижным. «Новые русские» воротили от него носы, а посему о милицейских постах в подъездах или консьержках аборигены и слыхом не слыхивали. Кроме того, некоторые из подвалов сообщались с подземными городскими коммуникациями. Короче – лучше места для спрыгивания с крючка не придумаешь! Разогнувшись, я ленивой походкой направился дальше. Молодой человек неотступно следовал по пятам. Часы показывали восемнадцать ноль три. С неба вновь посыпался мелкий снег. Но не колючий, как днем, а мягкий, пушистый. Из расположенных вдоль дороги дешевеньких кафе доносились обрывки музыки. Удалившись от Андрюхиного дома примерно на полкилометра, я вдруг резко свернул в знакомую подворотню, пробежал с десяток метров и спрятался за объемистым старым деревом, росшим на краю маленького пустынного дворика. Позабыв об осторожности, мой преследователь рванул следом и остановился в двух шагах от меня, злобно озираясь по сторонам.
   – Приветик! – улыбнулся я, выходя из укрытия. – Никак заблудился, мил-человек? Или потерял чего?
   «Топтун» ответил лютым, преисполненным ненависти взглядом.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное