Игорь Зверев.

Причуды многоликого эроса

(страница 3 из 32)

скачать книгу бесплатно

Чувственность всегда была в особом почете в Древней Греции. Очевидно, с этим связано широкое распространение на территории греческих полисов дионисийского культа, явившегося остатком неистовых вакханалий еще нецивилизованного, первобытного общества, когда чувства людей требовали немедленного проявления, причем буйного, по-настоящему сумасшедшего, освобождающего душу от условностей и недомолвок.

Несколько интересных мифов посвящены этому широко распространенному общественному явлению. Самый известный из них, пожалуй, повествует о его победном шествии по Греции, сопровождающемся дикими оргиями, в которых принимали участие сатиры и вакханки. Согласно историческим данным, участники дионисийского культа использовали некое опьяняющее снадобье, рецепт которого сейчас уже утрачен, приводившее всех принимавших участие в празднике в состояние религиозно-чувственного неистовства. Просуществовал этот культ достаточно долго и постепенно сошел на нет уже в эпоху эллинизма, когда в результате смешения культур и прекращения полисной формы государственного устройства всей греческой культуре, в том числе и мифологии, был нанесен сокрушительный удар, позже приведший к ее падению.

Особое внимание вызывают у некоторых исследователей мифы, свидетельствующие о значительном распространении инцеста в Элладе. И речь здесь идет не только о целой серии мифов, посвященных фиванскому царю Эдипу (кстати, этот персонаж дал название одному из видов инцеста – Эдипову комплексу, его трактовка получила широкое распространение в современной психоаналитической литературе, но этому вопросу в нашей книге посвящена отдельная глава). Пожалуй, стоит привести в качестве примера малоизвестный рассказ о Кинире и его дочери Мирре. Своими корнями этот миф уходит в глубокую древность, так как широкое распространение инцест получил в первобытных племенах, живших замкнуто и потому довольствовавшихся тем воспроизводительным материалом, который был, что называется, под рукой, и это непременно приводило к кровосмешению.

Богат и славен был царь Кинир, владевший Кипром, был он несказанно красив, ибо текла в его жилах божественная кровь Аполлона. У него было много дочерей, обладавших несравненной красотой. Но погубила этих дочерей их чрезмерная гордость. Хвалились они, что равны по своей красоте самой Афродите, дочери Зевса-громовержца, и отомстила им ревнивая богиня, превратив в каменные ступени, ведущие в ее святилище. Оставалась у Кинира только одна дочь – самая младшая и самая красивая, по имени Мирра.

Столь ослепительной была ее красота, что даже Гелиос, проносившийся ежедневно по небосводу, тормозил своих коней у дома Кинира, лишь бы еще раз полюбоваться ее неземной красотой. Но и над ней простерла сиятельная Афродита свою карающую длань – с недавних пор начала Мирра испытывать странное томление, когда отец по-родственному целовал ее в лоб.

ВЕЛИКИЕ ОБ ЭРОСЕ

Любовь – самая сильная из всех страстей, потому что она одновременно завладевает головою, сердцем и телом.

Ф.
Вольтер

Ночами металась она в полубреду, прося у богов только одного – чтобы ее будущий жених был похож на Кинира, и только старая нянька смогла помочь своей воспитаннице. Однажды ночью она подняла Мирру с ложа и отвела в зал, где возлежал на кровати ее отец. Факелы были потушены, и Кинир не знал, кто находится перед ним. Только в эту ночь нашла Мирра выход скопившемуся в ней желанию. Двенадцать ночей продолжались эти посещения, но на тринадцатую ночь зажег Кинир факел, и только чудо спасло Мирру от карающего меча отца. Долго продолжалась погоня, и тогда взмолилась Мирра богам о спасении, а боги сжалились и помогли ей, превратив ее в дерево. В назначенный срок это дерево треснуло, и на белый свет появился ребенок, зачатый в этой кровосмесительной связи, – Адонис, жизнь которого стала сюжетом одного из известнейших древнегреческих мифов.

Воспитали этого ребенка нимфы, они же научили его человеческому языку в той степени, в какой сами его знали. С самого детства интересовала его только охота, так как, глядя на мучения нимф, тесно общающихся с сатирами, он почувствовал стойкую ненависть к любви и особенно к ее плотской форме. Но с сияющей высоты увидела его сама Афродита и влюбилась в молодого атлета. Под видом обычной смертной девушки явилась она к пещере, где обитал Адонис, соблазнила его и отныне долгие ночи проводили они вместе, что, впрочем, не отвлекало охотника от его любимого занятия. Но на беду возлюбленных, бывший любовник Афродиты, свирепый бог войны Арей, увидел их и взревновал прекрасную богиню. Чтобы отомстить Адонису, перевоплотился он в вепря, неожиданно напал на спящего героя и разорвал его прекрасное тело. Долго плакала безутешная Афродита и, не выдержав душевных мук, обратилась к богам, которые сжалились над ней и разрешили Адонису проводить две трети года у своей возлюбленной и только одну треть – под землей.

Одной из самых эротичных по содержанию является легенда о сетях Гефеста, в которые попались Афродита и Арей. Афродита была супругой сурового бога Гефеста, но сохранение верности мужу не относилось к числу ее добродетелей. Не раз заставал ее солнечный бог Гелиос развлекающейся со своими многочисленными любовниками в отсутствие мужа, постоянно пребывавшего в своей кузнице на острове Лемнос. И однажды не выдержал Гелиос, явился к своему другу Гефесту и рассказал о том, что он видел, пролетая на сияющей колеснице мимо дома Афродиты. Молча выслушал его Гефест, за одну ночь сделал он тончайшие сети, заметить которые было просто невозможно, и, уезжая в очередной раз, повесил эти сети в своей спальне.

Той же ночью попалась в расставленную ловушку прекрасная Афродита со своим любовником Ареем, а Гефест созвал всех богов и предоставил им возможность полюбоваться обнаженной женой и ее не более одетым «другом», отпустил же он их только по приказу своего отца, грозного Зевса, после чего пристыженные любовники скрылись во Фракийских горах.

Наверное, многим известен такой психоаналитический термин, как «нарциссизм», обозначающий склонность к самолюбованию. На самом деле этот термин, как и многие другие, заимствован из древнегреческого мифа, рассказывающего про юношу по имени Нарцисс. Тщетно пытались соблазнить его речные нимфы, с которыми он часто встречался во время своих прогулок, ничто не трогало его душу. Афродита решила наказать самоуверенного юношу. Однажды он увидел свое отражение в речной воде и с тех пор постоянно видел перед собой свое лицо, даже не подозревая, что является его обладателем. Судьба его оказалась печальной – так и не найдя способа излить свою любовь, он кинулся в реку и стал цветком – нарциссом.

И даже такое, казалось бы, новейшее изобретение, как мазохизм, получивший свое название в честь австрийского писателя XIX века Захер-Мазоха, прославившегося своими романами, в которых восхвалялась подобная «причуда многоликого Эроса», имел своего представителя в древнегреческих мифах и легендах. Как ни удивительно, но этим представителем оказался могучий Геракл, герой целого комплекса сказаний, одно из которых как раз повествует о том, как герой провел три года в рабстве у лидийской царицы Омфалы. Царица заставила Геракла поменяться с ней своей одеждой, сама управляла колесницей в тигровой шкуре, в то время как он был вынужден заниматься прядением шерсти.

Одна из легенд касается и царицы Пасифаи, жены критского царя Миноса и дочери самого солнечного Гелиоса. Навлек на себя Гелиос ненависть Афродиты, ибо слишком ревностно охранял супружескую честь Гефеста, о чем шла речь в предыдущем мифе, и поклялась Афродита, что месть ее падет на дочь Гелиоса и будет ужасной. Необозримые стада принадлежали Пасифае, но из всего множества быков выделяла она одного и часто гладила его по шелковистой шерсти. Но в то утро, когда исполнилось проклятие Афродиты, почувствовала критская царица к нему такое влечение, которое ни разу не испытывала к мужчине. Целые дни проводила теперь она около своего любимца, и часто отныне забивали телок, к которым ревновала быка.

ВЕЛИКИЕ ОБ ЭРОСЕ

Существуют разные лекарства от любви, но нет ни одного надежного.

Ф. Ларошфуко

Но не находила выхода эта ужасная страсть, и тогда решила царица прибегнуть к помощи искуснейшего мастера Дедала, прославившегося многими своими творениями. Не открывая ему всей сути дела, дала она понять Дедалу, что на ее возлюбленного следует произвести впечатление, будто она – корова. Не прошло и недели, как исполнил мастер заказ царицы. Изготовленная им корова была поставлена в поле, и только тогда самая ужасная страсть, когда-либо обуревавшая женщину, получила удовлетворение. От этого союза родился Минотавр, впоследствии убитый Тесеем в лабиринте, построенном тем же Дедалом.

Подводя итоги рассмотрению древнегреческих мифов, хочется еще раз отметить всю важность исследования этих ценнейших источников не только в качестве развлекательного пособия для ознакомления с эротическими играми древних эллинов, но и для выявления возможных причин зарождения эротики в целом. Именно этим занимаются целые отрасли современной науки.

Индийская мифология

Один из ведущих мотивов индийской мифологии, берущей свое начало с поздневедической литературы, – это магическая сила, даруемая аскетизмом. Подавление чувственности, или топас, обеспечивает достижение любых целей и исполнение всевозможных, даже самых нереальных желаний. Оно олицетворяет одновременно и разрушительную, и творческую силу, поэтому подвижник и обретает сверхъестественную способность к зачатию. Индийская мифология, как это ни удивительно, гармонично сочетает в себе аскетическое и эротическое начала.

Во многих индийских сказаниях Индра, громовержец и податель дождя, стараясь сохранить свою власть, посылает к подвижнику прекрасную Аспару, чтобы та соблазнила его. Даже предавшись чувственному наслаждению, аскет не утрачивает полностью плодов своего подвижничества.

Чувственное влечение и религиозный экстаз имеют общий корень. И в том, и в другом случае человек стремится сойтись со своим дополнением, причем нередко это желание носит налет сладостного ощущения. В религиозной сфере это достигается посредством полного подчинения Высшей Силе, абсолютной покорности, в которой верующий отдается высшему существу. Аналогичное явление можно наблюдать в сфере чувственной жизни. Человек нередко находит удовлетворение не в том, что он покоряет, а в том, что он покоряется. Религиозный человек прекрасно знаком с этим ощущением, причем совершенно не важно, дается ли оно воспитанием или это природные задатки.

В любом более или менее значительном индусском храме можно увидеть наутш – танцовщиц, которые пользуются у всех не меньшим уважением, чем другой персонал храма. Знаток индийской мифологии Рлосс-Бартелс писал: «Еще с детства эти жрицы посвятили себя служению божеству, поэтому должны отдаваться всем и каждому уже в силу одного только положения своего. Подобное занятие вовсе не считается позорным. Совершенно напротив. Весьма богатые семьи считают для себя большой честью иметь среди своих дочерей одну жрицу».

В мифологии индуизма большое значение имеют образы священных животных. Так, существует образ волшебной коровы, которая способна выполнять все желания своего хозяина. Помимо этого, широко распространен культ обезьян. Причем особым почитанием среди простого народа пользуется образ Ханумана – мудрого обезьяньего вождя, который в сказании о Раме даже помогает главному герою освободить похищенную ракшасами супругу. Как сами животные, так и их зооморфные атрибуты включаются в культы главных божеств.

В индийской мифологии появляется образ «ваханы» – животного, а иногда и растения – носителя определенного божества. Например, «ваханой» Брахмы является гусь, Вишну нередко изображается сидящим на орле Гаруде, «вахана» Шивы – белый бык Нандин, жены его Деви – лев и т. д.

Вселенная, по представлениям индусов, не что иное, как «яйцо Брахмы». Над землей ярусами поднимаются шесть небес – чем выше, тем прекраснее. Выше всех располагается «мир брахмы». На небесах обитают боги, святые мудрецы и другие существа полубожественного происхождения. Ниже земли располагаются семь ярусов подземного мира (пантала), где обитают наги и другие мифические существа. Еще ниже – семь зон адов – нарака. Под адами обитает дракон Шеша. «Яйцо Брахмы» имеет скорлупу, которая отделяет его от пространства, где расположено множество таких же миров.

Еще одной характерной чертой индийской мифологии является часто повторяющийся мотив – проклятие отшельника. Именно оно в большинстве древних сказаний является источником многих неприятностей или даже смерти эпических героев. Нередко проклятие превращает провинившегося человека в животное или чудовище. Правда, иногда аскеты и могут смягчить то или иное проклятие или определить условия, при которых оно может быть снято. Но отменить проклятие не в силах никто.

ЭРОТИЧЕСКИЕ ФАКТЫ

Культурная среда обитания партнеров любовных отношений и привитые им с детства изначальные нормы сексуального поведения оказывают прямое воздействие на кривые эротического возбуждения мужчин и женщин. Как известно, существует непосредственная связь между продолжительностью фазы возбуждения партнера и моментом достижения им наивысшей точки оргазма с полом этого человека. Если придерживаться научных взглядов, можно утверждать, что кривые возбуждения у представителей противоположных полов различны, иначе говоря, не совпадают моменты достижения оргазма.

Мужчина чисто физически не нуждается в продолжительных эротических прелюдиях, он быстрее возбуждается и достигает оргазма. Женщине же, напротив, необходима дополнительная стимуляция. Но эти утверждения верны для привычного всем, так называемого «городского» типа культуры. Применительно же к традиционным обществам все иначе – фазы возбуждения у мужчин и женщин практически совпадают. На основании этого наблюдения ученые сделали следующий вывод: у людей фазы возбуждения управляются отнюдь не биологическими и физиологическими факторами, а нормами и правилами эротического поведения, доминирующими в данном обществе.

В индийских сказаниях отчетливо видно превосходство мудрецов-аскетов над богами, которые даже преклоняются перед их могуществом. Этот момент находит свое отражение в мифической генеалогии. В самом начале творения правитель Брахма порождает шесть «сыновей духа», от которых впоследствии и происходит все живое во вселенной. Это могущественные мудрецы-сподвижники, образы которых берут начало большей частью от легендарных провидцев из ведических гимнов.

Индийская мифология тесно связана прежде всего с целым циклом порождений, также несущих на себе некий эротический налет. Одна из наиболее распространенных версий гласит, что старший сын Брахмы, Маричи, порождает Кашьяпу, великого мудреца и сподвижника. Второй сын Брахмы – Атри – является отцом Сома, бога Луны, и Дхармы, бога справедливости. Отцом могущественного мудреца Брихаспати является третий сын Брахмы – Ангирас. Он же, согласно некоторым версиям, породил и еще одного сына – Агни, бога огня. Четвертый сын Брахмы, Пуластьи, является отцом Кубера и повелителя ракшасов Равана. Другие сыновья Брахмы породили множество всевозможных мифических существ и животных. Дакша – седьмой сын Брахмы, появившийся из большого пальца на его правой ноге, является отцом пятидесяти дочерей. Тринадцать из них он выдает замуж за Кашьяпу, 27 (олицетворяющих созвездия лунного зодиака) – за Сому, а десять – за Дхарму.

Если верить другой версии, все сыновья Брахмы женятся на дочерях Дакши. Дити, Дану, Адити, являясь старшими дочерьми Дакши, рождают от Кашьяпы демонов, дайтьев, данавов и богов-адитьев. Другие жены Кашьяпы порождают различных мифических существ, которые впоследствии делятся на определенные классы: гандхарвы, супарны, наги и т. д.

Могущественные цари и герои, происходящие от богов, сражаются за них против демонов, однако иногда борются и с самими богами. Например, Рама, родственник бога Солнца, вместе с братом Лакшманой побеждает многих ракшасов. Спасая свою жену Ситу, которую похитил Равана, Рама убивает своего обидчика. Причем до этого последнего не могли одолеть ни боги, ни демоны. Другими словами, здесь также наблюдается некая эротика, направляющая действия героев. Эпос «Махабхарата» повествует о борьбе двух великих героев – Карны, сына бога Сурьи, и Арджуны, сына Индры.

Постепенно в индийской мифологии Брахма переходит на подчиненное положение по отношению к Вишну и Шиве, хотя и сохраняет свое место в верховной триаде богов. Вишну является хранителем Вселенной, Шива – ее разрушителем, а Брахме приписывается функция творения. Позднее Брахма становится вторичным демиургом, творящим мир исключительно по поручению Вишну или Шивы.

В эпосе и пуранах прекрасно уживаются два сосуществующих главных мифологических цикла – вишнуитский и шиваитский. Вишнуитская мифология включает в себя несколько самостоятельных верований и культов. Наиболее значительной фигурой является аватара Кришны, в образе которого можно найти элементы различных мифологических верований и представлений. Почитание Вишну в образе Кришны – кришнаизм – наиболее значительное ответвление вишнуитской мифологии и культа в религиозной системе индуизма.

Немного позднее создается концепция майи Вишну. Причем майя рассматривается как присущая Вишну энергия, материализованная в первозданных водах, из которых и рождается мир. Вселенная же воспринимается как иллюзорное действие майи – всепорождающей божественной субстанции. Обычно Вишну изображается возлежащим на змее Шеше посреди космического Океана. Из пупа Вишну произрастает лотос, на котором восседает демиург Брахма. Пока Вишну спит, майя не проявляется, и иллюзия Вселенной исчезает в небытии.

Обычно Вишну тесно связывают еще с одним образом – богиней Лакшми. Она, согласно мифологическим источникам, является супругой Вишну, своеобразным олицетворением золотого лотоса, вырастающего из космического тела Вишну и отождествляемого со Вселенной.

Следует также вспомнить и обряды, посвященные восхвалению Вишну, весьма красивые и очень эротичные по своей природе. В Джаггернауте во время восьмидневных торжеств в честь Вишну жрецы уводят в храм девушку, для того чтобы она ночью сошлась с богом и расспросила его о предстоящей засухе или урожае. Тот факт, что она отдается богу, по мнению верующих, должен принести его милость народам.

Подобное жертвоприношение приносится и богу плодородия. Красивые девушки должны покорить своей красотой его ангелов, за это гарантирован превосходный урожай. Сопровождаемые брахманами, девушки выходят из храма и предстают перед лицом многочисленных зрителей. Они прекрасны и скромны. В тишине жрец начинает читать различные изречения из Веды, девушки начинают выполнять различные движения, танцевать и прыгать. Постепенно создается ощущение, что дьявол вселяется в них: глаза сверкают, тело извивается и принимает самые эротичные позы.

ВЕЛИКИЕ ОБ ЭРОСЕ

Чиста и свободна от влияния других страстей только та любовь, которая таится в глубине нашего сердца и неведома нам самим.

Ф. Ларошфуко

Верующие полагают, что все это происходит под влиянием какой-либо демонической силы, охватившей их души. При этом звучит веселая музыка, и народ невольно начинает подтанцовывать и поддерживать свершающееся на их глазах действо. Наконец девушки в изнеможении опускаются на пол, и брахманы уводят их в храм на отдых. Когда красавицы приходят в себя, они вновь выходят к народу, который весело встречает их, полагая, что демон полностью оставил их и бог окончательно умилостивлен.

Мифология, посвященная Шиве, несет в себе больше пережитков и элементов доарийского происхождения. Шива, в соответствии с индуистским пантеоном, обитает на севере, вдалеке от населенных мест, и несколько отчужден от остальных богов и людей. Его обиталище находится на горе Кайласа в Гималаях, где он пребывает как божественный подвижник, погруженный в медитацию и огражденный от мира стеной отрешения и безмолвия. Шива, согласно сказаниям, «совершенный йогина». Именно его образ является ярким воплощением могущества аскетизма, и в нем, как ни удивительно, нашло свое отражение единство аскетического и эротического начал. Образу Шивы также свойственны черты, ведущие свое происхождение со времен культа плодородия. А основным объектом почитания этого бога в индуизме считается древнейший фаллический символ плодородия – линга (лингам).

Как уже упоминалось ранее, Шива несет в себе разрушение, однако в шиваитской мифологической системе это тесно связано с неким творческим аспектом. Другими словами, разрушение неизбежно предшествует созданию нового, кроме того, оно обусловливает последнее. В образе Шивы – царя плясунов – воплощена и космогоническая функция. Согласно первобытным представлениям о магической роли танца, этот образ олицетворяет проявление творческой и разрушительной вселенской энергии бога. Шива одновременно является и милостивым, и грозным богом, в последнем случае его несколько враждебный характер только подчеркивается агрессивной свитой полудемонических причудливых существ – ганов.

В мифологическо-религиозной системе шиваизма образ Шивы тесно связывается с образом его жены Деви, имеющей много имен. Шива и Деви олицетворяют в этой системе противоборствующие и одновременно сотрудничающие творческие силы. В шиваитской иконописи лингам Шивы изображается вместе с символом женской творческой энергии – йони, образующим основание, из которого поднимается лингам. Эта изначальная пара воспринимается индусами в качестве родителей Вселенной. Концепция шакти заключается в действенной энергии бога, воплощающейся в богине, его супруге. Это положение распространяется на все божественные пары индуистского пантеона, но наиболее четко просматривается именно в образах Шивы и Деви.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Поделиться ссылкой на выделенное