Игорь Пронин.

Истинная руна

(страница 5 из 24)

скачать книгу бесплатно

   Сергей свои уже держал в руке, по ним бегали разноцветные лучи.
   – Я забыл! – сказал Паша севшим голосом. – Потерял!
   – На колени! – распорядился голос. – Руки за голову, смотреть в пупок. Ты чего, Вень?..
   Это уже относилось не к Паше: одна из башенок вдруг повернулась в сторону парка и туда полетели два длинных ряда трассеров. Звука пулеметы не произвели ровным счетом никакого. Павел проследил их направление, ничего не увидел за деревьями и вдруг опомнился, повалился в снег.
   – …и что?.. Не, ну я понимаю, что фигуры, а ты попал? Если не попал, сам будешь перед Синебрюховым отчитываться. Нет, Веня, это такое дело…
   Кто-то в катере забыл отключить динамик и о Павле, наверное, тоже забыл.
   – Я понимаю, что ты стрелял по инструкции, но ведь патроны потрачены, а трупов я на экране не вижу.
   Паша осторожно поднял голову, рассматривая пугающий экипаж. Тут же распахнулся узкий люк.
   – Задержанный, на коленях сюда. Вложите руки.
   – Руки?
   – Не переспрашивать! Вложите руки в захваты.
   Он подполз поближе. Посмотрел в сторону – и увидел удаляющуюся фигуру своего нового знакомого.
   – Послушайте! Тот человек, он хотел с вами поговорить!
   – Руки, падла!!!
   «Вот я дурак», – Павлу стало почему-то очень жаль потерянных денег. Хотя он даже не знал их стоимости.
   Вот и захваты, что-то вроде пластиковых колодок. Он покорно вложил в них кисти и запоры тут же защелкнулись. Внутри диковинного танка загудело, колодки дернулись и плавно втащили пленника внутрь. Люк захлопнулся, ударив по подошвам, тут же вся эта махина пришла в движение. Зажегся свет, мягкий и голубоватый, даже приятный. Оказалось, что Павел находится в небольшом пустом помещении без прямых углов.
   – Согласно Постановлению о военном положении, вы обязаны отвечать на вопросы подробно и без промедления! Имя…
   – Павел.
   Тишина. Паше показалось, что на последнем слове динамик как-то странно щелкнул. Он попробовал устроиться поудобнее, но как это сделать, если твои руки в колодках, а те – на уровне пола? Только лежать на брюхе. Одна из панелей плавно скользнула в бок, рядом присел человек в зеленом мягком комбинезоне и глухом черном шлеме.
   – Скучаешь?
   Человек одним движением легко снял шлем и оказался молодой женщиной, очень коротко стриженой брюнеткой с правильными чертами лица и холодными голубыми глазами.
   – Поболтаем, Пашенька?
   – Наверное. Можно меня отстегнуть?
   – Можно, – легко согласилась женщина, и захваты тут же щелкнули, освобождая Павла. – Садись. Меня зовут Манана. Помнишь это имя?
   – Нет… – набычился Паша.
Ему стало ясно, что попал он еще круче, чем предполагал.
   – Напомню. На нулевом плане в твоем подъезде был расположен «Гадальный салон». Я его хозяйка, бывшая. Вспомнил?
   Павел пожал плечами. Конечно, он помнил.
   – Там мне пришлось умереть. Это все равно, что уйти. Занятная вышла история с зеркалом… Я сыграла за кремлевских, и мы победили. Но что такое одно зеркало Грохашша? Пустяк. Есть вещи поинтереснее. Павел, я – хоза, и поверь, не последняя в этом мире. Ты что, в самом деле надеялся, что тебя не обнаружат сразу же, как ты появился на седьмом плане?
   Павел сглотнул. Манана смотрела на него ласково, почти нежно. Вот что значит хоза: бородавчатая старуха с нулевого плана и эта девица одно целое. Только та умерла… Но Манана жива на многих планах. Вспомнилась Галя – вот ее судьба, если все пойдет хорошо.
   – Нашли тебя, голубчик. В другом месте, в другое время ты, наверное, мог бы долго здесь шататься. Но мы ищем некоего бродника, сети расставлены. Все: и адмиралтейские, и кремлевские. Как ты мог заметить, тут у нас нечто вроде перемирия… Или еще не понимаешь ничего?
   – Не понимаю, – поддакнул Павел.
   – Ну и хорошо, не твое дело. Паша, ты ведь не сам по себе сумел стать бродником, по планам в своем теле скакать? Кто-то научил, просветил, заставил поверить. И есть у меня подозрение, что это тот самый тип, которого мы ищем… Белка Чуй, так его зовут?
   Павел молчал. И тогда хоза вытянула вперед руку, неожиданно схватила его за нос.
   – Ты, сволочь, знаешь, что у меня не получается с тобой ничего сделать, да?! Знаешь?!
   – О-о-уй-уй-уй! – взвыл Паша, из его глаз покатились слезы. Хватка у Мананы оказалась железная. Он вцепился ей в руку, но каждая попытка вырваться приводила к новой порции слез. – Обус-диде медя!! Обусдиде!
   – Отпустить? Пожалуйста! – она с силой оттолкнула Павла, брезгливо отерла пальцы о комбинезон. – Парень, я не знаю, что ты сделал, но ты это сделал зря. Реальность вздрогнула, когда ты тут появился. Да, моя магия не работает на тебе, но шкуру спустить нетрудно. Вот те люди, за переборкой, это сделают. Магия для такого пустяка не нужна, понимаешь?
   – Понимаю, – предпочел соврать Паша, утирая слезы. – Что вам от меня нужно-то?!
   – Все. Ты теперь мой, ясно? Я тебя забираю. Благодари судьбу: Грузин бы из тебя душу вынул сразу же, только чтобы Белку этого найти. Да и Феропонт со своими адмиралтейскими тоже. Отдал бы Ник-Нику на растерзание. Помнишь, каков из себя Ник-Ник? А я тебя спрячу. Ой, испугался?
   Она ошибалась: испугался Павел уже давно. Но только теперь понял, что судьба его полностью находится в чужих руках, на редкость сильных, хотя и красивых, а на помощь Белки и Максимовича рассчитывать не приходится. Хоть бы они сбежали сразу из этой своей норы на первом плане и Галю спрятали, а то ведь Павел пытки терпеть не обучен.
   – Испугался, – удовлетворенно кивнула Манана. – Значит, соображаешь. Сейчас не ко времени мне с тобой долго беседовать, придется расстаться. Но не надейся, что сможешь прыгнуть! Хотя и не переживай сильно. Просто полежишь в дальнем ящике, пока потребность в тебе не возникнет. Или все-таки сразу расскажешь мне, где Белка?
   – Я не знаю, – выдавил из себя Павел, утешаясь немного тем, что и в самом деле не знал.
   – Что ж, поговорим позже, – улыбнулась девушка и одела шлем. – Я долго живу на свете, миленький, очень долго. Я не спешу. Выметайся.
   Люк раскрылся, будто подчинившись ее словам, и Павел наконец заметил, что «танк» остановился. Он осторожно выбрался и увидел шлагбаум, рядом с которым прохаживались люди в черных шлемах и с оружием.
   – Вперед!
   Манана будто и не вылезла из люка, а просто оказалась рядом.
   – Проходи, не тронут!
   Они протиснулись в узкий проход сбоку от шлагбаума, и часовые действительно не обратили на них внимания. Дверь, распахнувшаяся навстречу, словно в универмаге, вела в ярко освещенный коридор.
   – Третий кабинет.
   Павел увидел двери с табличками. Похоже было, что он ведет себя неправильно, что вот-вот окажется под замком, который не сможет одолеть.
   «А не врезать ли ей?» – Сердце от этой мысли птицей забилось в негеройской груди Паши. – «Шлем одену, не узнают. Сбегу…»
   Он замедлил шаг, обернулся… Но вместо Мананы перед ним вспыхнул огонь. Жар, свет! Павел отпрыгнул, прикрывая лицо, и налетел на свою конвойную.
   – Не упади! – Манана бережно поддержала его. – Я все думала: когда ты попробуешь? Мальчик, я не могу ничего сделать с тобой, но над собой власть имею по-прежнему. Вот сюда входи.
   Снова дверь распахнулась сама. Небольшое помещение, уставленное десятком то ли саркофагов с откинутыми крышками, то ли каких-то соляриев.
   – Ложись в любой. Быстро, быстро, меня ждут! – Манана сняла шлем, быстро стала набирать что-то на пульте в середине комнаты.
   – Я не…
   Она неожиданно ударила Павла по ушам ладонями, тут же сбила подсечкой и буквально затолкала на ложе.
   – Лежать!!! – На Павла полетели брызги. Она и правда злилась. – Или от страха голову потерял? Не бойся, это игровой зал. Чтобы не было скучно, побродишь пока по виртуальностям, вот там можешь прыгать по уровням, сколько угодно. А проснешься, когда я за тобой приду.
   Крышка стала опускаться, Павел уперся в нее ладонями.
   – Не надо! Я лучше посижу тут просто, я…
   – Ты думаешь, Манана идиотка, бродника одного оставит?! – вскипела хоза. – Лежи смирно, или я тебя свяжу! Хочешь этого?
   – Нет… – покорно вздохнул Павел и крышка со щелчком опустилась.
   «Надо было сказать: а ты научи, да покажи, как на лопаточку ложиться, а потом сунуть ведьму в печь, и сказочке конец…» – запоздало подумал он, но уже как-то безразлично.
   Голова немного закружилась, перед глазами замелькали разноцветные искорки. Павел ощутил легкое пощипывание в пальцах, услышал тихую мелодию.
   «Игровой зал?»


 //-- Архив --// 

   Агши изучал досье Белки Чуя долго и внимательно, даже обнюхивал каждую бумажку. Ван стоял рядом, с бесконечно терпеливым видом облокотившись на швабру.
   «Почему вход в Архив все время через какую-нибудь рыгаловку устроен? – размышлял скучающий Ник-Ник. В Архиве, так же как и за Границами Власти города, он был бессилен. Даже закурить не решался. – Неужели нельзя что-нибудь поприличнее придумать? Закрытый клуб какой-нибудь, или просто очень дорогой. Лишних мы всегда отвадим, не проблема…»
   – Почему у вас нет данных о месте и времени рождения Белки Чуя? – спросил Агши.
   Ван молчал. Гном с гримасой покосился на Ник-Ника, и хоз повторил вопрос.
   – Вам предоставлены все имеющиеся в Архиве данные. Все значимое, что нам известно о жизни человека, называющего себя Белка Чуй. Дополнительная информация возможна лишь после специального расследования, вы не обладаете полномочиями его заказать.
   – А кто обладает? – живо заинтересовался Ник-Ник. Он полагал, что ответа не будет.
   – Некоторые из наших создателей, известных вам как атлантическая раса.
   Хоз побагровел от злости. Атланты, первые маги – все же они оставили за собой право вмешиваться в дела Архива! Разве это справедливо? Впрочем, чего еще ждать от этих гадов.
   – Можем ли мы поговорить с атлантами? – тут же спросил Агши.
   Ник-Ник «перевел» и тут же получил отрицательный ответ.
   – Видишь ли, уважаемый, человечек нам попался странный… – Гном обращался к Ник-Нику, совершенно не обращая внимания на вана. – Проделок много накопилось. Очень много. Но откуда он взялся? Сколько ему лет?
   – Ну, приблизительно тридцать, – пожал плечами хоз. – У него лицо такое… Костистое. Может, и двадцать пять, или тридцать пять, или даже сорок…
   – Сорок никак не может быть, – покачал головой Агши. – Он уже на шестьдесят лет в Архиве наследил. Посмотри…
   Хоз закашлялся. Шестьдесят, даже больше?.. Белка Чуй отнюдь не выглядел на такой возраст. Но омолодиться можно лишь с помощью магии.
   – Он из наших?! Нет… Подожди, тогда вот что: кто-то из наших его пасет! Ему помогают!
   – Это было бы очень странно, хотя такой вариант я бы не сбрасывал со счетов, – согласился Агши. – Однако можно еще предположить, что Белка Чуй имеет контакты с кем-то из Ведомства Тьмы. Хотя это тоже было бы очень странно. Очень.
   Ник-Ник только пыхтел. Гном еще раз просмотрел несколько отложенных в сторону листков.
   – Передай ему, что я прошу дать сведения о вот этих людях, – Агши помахал бумагами перед самым носом вана. – И пусть пошевелится, истукан.
   Хоз, с трудом разбирая мелкие буквы, назвал несколько имен. Уточнять не потребовалось, ван прислонил швабру к шкафу и побрел куда-то в глубь лабиринта. Ник-Ник огляделся и с тоской понял, что самостоятельно найти выход не сумел бы – кругом только шкафы, полные ящичков, а сверху лишь мутная белизна.
   – Скажи, если кто-то пойдет…
   Гном быстро опустился на колени и вытащил из-за пазухи яблоко. Оказавшись на полу, фрукт медленно покатился по кругу.
   – Брось это, Агши! – испугался Ник-Ник. – Они ведь не шутят! Порвут нас сразу! Или, в крайнем случае, в Спираль…
   – Я не собираюсь причинять Архиву вред. – Гном явно не считал себя обязанным подчиняться хозу. – Просто все эти досье… Ну бродник ведь не дурак, понимает, лапочка, как мы его искать станем. Он все простые концы перерубил, остались только те, что человеку не видны…
   Яблоко описывало круги все шире, наконец скрылось за углом ближайшего шкафа. Агши на четвереньках шустро побежал следом.
   – Если кого увидишь – говори громко! – пискнул он напоследок и исчез.
   «Вот сейчас ваны заметят, и меня не станет… – Ник-Нику стало куда страшней, чем у Нечисти в лесу. – У них быстро: чик… А магия тут не работает, стою беззащитный, как младенец… Убьют из-за дурака гнома, а что меня потом ждет?»
   Бухаил, подтрунивая над «бессмертием хозов», знал, куда бил. Посмертие оставалось для магов тайной, о которой и думать-то не хотелось. За столетия жизни нескольких тел на единственной душе накопилось много всякого. Ник-Ник машинально вытащил из кармана сигарный окурок, но вовремя опомнился: ваны курить в Архиве запрещали.
   «А магия Нечисти действует даже здесь, – вспомнил Ник-Ник. – Обидно. Выходит, они сильнее нас? Но во всех войнах хозы победили… Надо будет с Феропонтом поговорить».
   Ван появился неслышно, незаметно даже, и положил на шкафчик перед Ник-Ником стопку бумаг. Тот ничего не успел предпринять и только закашлялся запоздало. Вышло неестественно. Ван, совершенно не интересуясь отсутствующим гномом, снова оперся о швабру.
   «Может, Агши для ванов и правда несуществующий?» – со слабой надеждой подумал Ник-Ник, хватая верхний листок.
   Мелкие буквы рассказывали о судьбе Антония Малачкова, проживавшего на пятнадцатом плане, в Санкт-Петербурге. С трудом разбирая витиеватый почерк, Ник-Ник тем не менее совершенно не улавливал смысла написанного.
   «Почему они печатными буквами не пользуются? И почему у них всегда досье на русском? Или это только мне кажется, что на русском?» – Ник-Нику очень хотелось оглянуться, поискать гнома, но он боялся вызвать у вана подозрение. Ваны не шутят.
   – Здесь все, что мы… Я попросил? – нарочито громко спросил хоз.
   – Все, – бесстрастно отозвался ван.
   – Гхм… Хорошо! Мне надо все это внимательно просмотреть!
   Покраснев, Ник-Ник вернулся к чтению. Антоний Малачков уже успел много чего натворить: целый список приговоров. Разные города, разные страны и… разные планы.
   – Бродник! – наконец сообразил Ник-Ник и поудобнее перехватил толстыми пальцами тонкую бумагу. – Он же бродник, этот… Антоний!
   – Тото, – подсказал ван. – Его последнее имя – Тото.
   Как и любой хоз, добившийся существования на разных планах с помощью зеркала Грохашша, Ник-Ник ненавидел бродников. Обладая всего одним телом, они переносятся с плана на план целиком, и объяснить этого пока никто не смог. Такого просто не должно быть! И все же они это делают. Странная, врожденная способность. Зависть сдавила челюсти Ник-Ника до скрежета зубовного.
   «Если бы я мог…»
   Рвануться к верхним, самым верхним планам, взглянуть хоть одним глазком – как там? Куда ведет дорога мага, покупающего бессмертие и власть через новые отражения, новые тела? Но среди хозов ни одного бродника не было. Даже среди атлантов, которые первыми научились делать странное зеркало, создающее миры. Отразись в нем – и окажешься планом выше, и каждое твое действие там отзовется в нижнем мире. За тысячелетия придуманы миллионы заклинаний и пассов – заведя второе тело планом выше, человек превращался в мага, в хоза. А если отразиться еще раз… Бродникам все это было не нужно для путешествий, но и магия для имеющих лишь одно тело недоступна. Что лучше?
   – Он в розыске? – срывающимся голосом спросил Ник-Ник и даже поморщился: ну что за глупость? Конечно, в розыске! Ваны всегда ловят бродников.
   – Нет.
   – Нет?!
   – Тото в Спирали. Список его прегрешений оказался слишком длинным для прощения.
   – Это хорошо, – перевел дух хоз. – Это правильно. Страшнее Спирали может быть только смерть.
   Однако секундой позже Ник-Ник сообразил, что бродники редко удостаиваются такой чести. Как правило, ваны всего лишь «регистрируют» их, метят каким-то неизвестным хозам способом. После этого куда бы бродник не прыгал, его всегда можно найти. Случалось, что по жалобам хозов им выдавали врага, – если служители Архива считали основание достаточным.
   – Видать, большой баловник был этот Тото, а?
   – Он не скоро выйдет из Спирали, – сообщил ван.
   «И на том спасибо. Хотя я бы просто отрывал им головы!»
   – Можно я взгляну? – неслышно подкравшийся Агши оказался рядом. – Тото… Спроси у этого шваброносца: вся ли имеющаяся в распоряжении ванов информация о Тото изложена в досье?
   – Нет, – только и сказал служитель.
   – И чего же здесь не хватает? Что за зебру Белка Чуй помог ему выкрасть из зоопарка?
   – Вам нельзя этого знать.
   Ник-Ник и Агши переглянулись.

 //-- Игра «Мир Стрелы» --// 
 //-- «Эпизод IV: Замок герцога О» --// 

   Манана сказала Паше: поиграй. Он не понял тогда, что имеется в виду, но уже через несколько минут пребывания в саркофаге догадался, что действительно находится в каком-то компьютерном зале, и во все его органы чувств постепенно входит реальность игры. Из темноты перед глазами постепенно проступали контуры деревьев, высокой ограды, беседки на берегу ручья. Звук прорезался как-то время от времени, и кусками: иногда было слышно лишь журчание воды, иногда только шелест листьев.
   «Гришке бы понравилось, – вспомнил Павел пропавшего приятеля. – Графика хорошая…»
   Саркофаг начал медленно наклоняться, голова закружилась, но деревья перед глазами не легли набок. От этого стало еще хуже, затошнило. Но тяжесть в ступнях помогла сориентироваться вестибулярному аппарату, принять новое положение вещей.
   «А может, саркофаг и не наклонялся? Может, это тоже иллюзия?»
   Ручей теперь журчал постоянно, а вот листья шумели время от времени. Шум совпадал с раскачиванием веток, правую щеку захолодило.
   «Ветер, – понял Павел. – Я в саду. А что сзади?»
   Он повернул голову и едва не упал с непривычки, когда картинка сада прокрутилась перед глазами. Однако виртуальность почти уже «всосала» его, дурнота прошла. За спиной оказалась каменная стена, высокая, сложенная из крупных блоков. Она уходила в обе стороны, а здрав голову, Павел рассмотрел и башню – тонкую и высокую, казалось, до самых облаков. Он снова повернулся к беседке.
   «Хитрая тварь эта Манана…»
   Для пробы Павел повторил вслух и услышал свой голос:
   – Хитрая тварь эта Манана. Я в игре, в виртуальности, и даже если бы у меня было зеркало, ничего не смог бы сделать.
   Он поднял руки, рассмотрел. Очень похоже. Да что там! Это были его руки. На левом рукаве пуговица оторвана – следствие ночной разгрузки у Абдулло. Ногти пора стричь. Паша посмотрел вниз и уже без удивления увидел свои ноги. Низ джинсов потемнел от росы, высокая трава скрывала кроссовки. Павел сделал шаг, другой. Все вокруг было совершенно реально. Он закрыл глаза, попытался представить себя лежащим в саркофаге, и не смог. Дернул рукой, надеясь ударить в крышку, и не ощутил ее.
   – Делать нечего, придется тут побродить…
   Если он правильно понимал, игроку сперва полагалось посетить беседку. Павел бодро дошагал до нее, удивляясь графике, и нашел меч. Довольно тяжелый, цельнометаллический, с грязным тупым лезвием.
   – Первое оружие? – предположил Паша и протер лезвие травой. – Остальное, наверное, у врагов надо забирать. Стоп… Но если все так реально, может, я и боль могу испытывать?
   Он с размаху стукнул вытянутым пальцем о столб беседки. Ушибленный сустав отозвался вполне привычным ощущением. Это Павлу совершенно не понравилось – выходит, виртуальный враг может подарить незабываемое ощущение перерезанного горла?
   – Манана, гадина! – Павел завертелся на месте, оглядываясь. – Ох, не надо было меч трогать!
   И верно: к нему уже бежали. Два невысоких, но крепких парня с короткими пиками в руках подбадривали друг друга гиканьем и вступать в переговоры явно не собирались.
   – Эскейп! – жалобно простонал Павел, отступая в глубь сада. – Пауза! Эф-десять, еклмн! Выпустите меня!
   Бежавший впереди опустил оружие, намереваясь воткнуть пику прямо в живот игроку поневоле. Павел прихватил меч обеими руками и отскочил в сторону, рубанул, что есть сил, целясь в голову. Первые враги, как и положено в порядочной игре, оказались слабаками: пикадор и не подумал уклониться, поэтому тут же рухнул, заливая траву кровью, – удар пришелся в заднюю часть шеи. Воодушевленный успехом Паша, не обращая внимания на боль в ладонях, сам шагнул навстречу второму противнику и мечом отбил пику. Этого делать, наверное, не следовало, потому что парень налетел на него, оба повалились в траву.
   По счастью, душить Павла враг не стал, а вскочил и снова взялся за пику. Не имея даже сил вздохнуть после столкновения, игрок все же ударил мечом по ногам виртуального существа. Пикадор послушно рухнул, и Павел с каким-то ожесточением прикончил его несколькими ударами. Кровь выглядела вполне реально, насчет остального он сомневался: уж очень легкий вышел бой.
   – Никуда больше не пойду!
   Он быстро обшарил тела. Ничего, только две пики – вот и весь барыш. Павел вернулся в беседку, присел на лавочку, потирая грудь, и совсем загрустил. Вспомнил, что в пачке оставалась еще сигарета. Сунул руку в карман – вот она! И зажигалка на месте, и ключи.
   – Дурацкая игра!
   Докурить он не успел. С точно таким же гиканьем появились еще два парня с пиками. Все стало ясно: игра не даст ему покоя. В ожидании Мананы придется снова и снова убивать пикадоров – или позволить им убить себя, В том, что это будет очень больно, Павел уже не сомневался.
   На этот раз он не отбивал удары, а только уклонялся. Все вышло гораздо быстрее и безопаснее. Воодушевленный этим опытом, игрок прихватил на всякий случай еще две пики и с ворохом трофеев пошел вдоль крепостной стены.
   – Умирать, так с музыкой!
   Еще два пикадора встретились ему по дороге к калитке, оружие этих Паша оставил валяться рядом с телами. Из калитки, хитро спрятанной в нише стены, враги и появлялись. Чтобы она открылась, Павлу пришлось дождаться следующей пары. Одного он зарубил, а потом проскочил внутрь – закрывшаяся калитка отрезала второго врага. Здесь пылали, отчаянно коптя, факелы, узкий проход вел куда-то в глубь стены.
   «А ловушки?» – вспомнил Павел. – «Ямы с кольями, сходящиеся каменные блоки… Я обречен. Просто обречен. И ведь не выбросит из игры, наверняка заставят проходить с начала. Попробую не брать меч – может быть, тогда никто не придет».


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное