Игорь Огай.

Уровень атаки

(страница 5 из 34)

скачать книгу бесплатно

Посчитав свой гражданский долг исполненным, Павел распорядился:

– Ни куда не звоните, пока я не спущусь, – и двинулся к лифту.

– Товарищ капитан! – раздался вслед ему голос внезапно подобревшей старушки. – Извините, пожалуйста, а ваш однофамилец случайно в кино не снимался?

Единственное, что смог сделать Павел в ответ на такой вопрос, это совершенно искренне пожать плечами. Телевизор в последний раз он смотрел чуть ли не полгода назад.

Нужная ему дверь с табличкой «30» не поражала воображение. На первый взгляд, это была простая стальная дверь, которые в последнее время москвичи ставят тысячами и которая надежно защищает, пожалуй, только от попытки вышибить ее ногой. Но именно так, как и должна в идеале выглядеть дверь пятой категории взломостойкости, – поменьше привлекать внимание и подольше скрывать свои защитные свойства.

Стоя перед этой дверью, Павел впервые озаботился вопросом, что собственно делать, если хозяин не пожелает ее открыть. Уговаривать? Угрожать? Искать в телефоне запись «Техотдел»?

– Кто? – глухо донесся сквозь металл усталый голос. Видимо, картинка с крохотной камеры под потолком не внушила депутату должного доверия.

Все немногое, что Павел знал об этом человеке, пронеслось в голове. Одинок, нелюдим, взяточник, беспринципный лоббист, коррумпирован до мозга костей. А еще – вероятный контактер с неизвестными конкурентами Ассамблеи. Пожалуй, самая реальная ниточка…

– Для вас известие от нанимателей, – брякнул Павел и прикусил язык, ожидая вполне естественного отсыла по известному адресу.

Но вместо этого быстро защелкали два замка, лязгнула щеколда, и дверь распахнулась чуть не настежь.

– Вы что?! – Проявляя неожиданную силу, Виктор Кириллович почти втащил Павла в квартиру и снова засуетился над замками. – Мы же договаривались! Никаких встреч дома или в думе!

– Возникли особые обстоятельства, – Павел попробовал взять себя в руки и нащупать нужную линию поведения. Слова о нанимателях оказались на удивление в тему – не стоило упускать такой шанс.

– У вас обстоятельства! Вам, конечно, все равно, вы-то на Земле не задержитесь, а мне здесь еще жить!.. Проходите в комнату… Нет, лучше на кухню, вот сюда. Какие еще у вас обстоятельства, я ведь сделал почти все, что мог…

Павел невольно отметил это депутатское «на Земле» и мысленно поздравил себя с удачным визитом.

– Верно, – проговорил он. – Но нам нужно еще кое-что.

И бесцеремонно, как, наверно, и полагалось пришельцу из иного мира, проследовал на кухню.

– Да помню я, помню, – заныл Павлюк. – Но мы же договаривались – раз в неделю! А сегодня только среда… Ну что вы со мной делаете, ей-богу?.. Чаю хотите? Зеленого?

Похоже, «внеземной» гость мог городить любую чушь. Единственное, чего он не мог, – это проявлять нерешительность.

– Если мой визит преждевременен, прошу прощения. Ошибки иногда случаются и в пересчете времени и… по другим техническим причинам. Механизм сообщения с вашей ветвью еще несовершенен.

– Да-да, я понимаю… – Виктор Кириллович вздохнул и извлек из пакетика скатанные шариком листы дорогого чая.

Разложил их по кружкам, залил кипятком. – И все же это крайне неосмотрительно с вашей стороны. К счастью, мне в этот раз действительно есть что вам сказать. Сегодня утром звонил человек с фабрики. Он сообщил, что у нас могут возникнуть серьезные проблемы.

«У нас – отметил про себя Павел. – Ну-ну! Хорошо же тебе промыли мозги…»

– Именно поэтому я здесь, – безапелляционно заявил он вслух.

– Методика предвидения, – покивал Павлюк. – Я помню… Так вот. Резидент сообщил, что, несмотря на великолепно, прошу заметить, проведенную мной подготовку юридической стороны вопроса, давление на акционеров фабрики пока не дает результатов. Более того, оно привело к тому, что тамошние люди зашевелились. У них в штате со вчерашнего дня появился какой-то наемник, наверное, из бывших, потому что местные авторитеты ему побоку. Настоящий волкодав. Сначала в одиночку накрыл бригаду Шрама, потом мимоходом убрал Седого с телохранителями. Фабричные ему все условия – деньги, тачку, жилье… Только что не молятся. А вы заявляетесь ко мне домой вот так запросто! Я же теперь, как на вулкане!..

– Спокойнее, пожалуйста, – распорядился Павел. Слова депутата подразумевали только одну трактовку, и эта трактовка кое-кому в Ассамблее очень не понравится. Волкодав, значит?.. Филиппыч ничего не говорил… Впрочем, к чему посвящать стажера в тонкости кадровой политики?

Справившись с легким уколом ревности, Павел произнес:

– Все, что вы сказали, очень важно. Я вижу, как вы искренне стараетесь помочь, и рекомендовал бы вам лично донести эту информацию до руководства. У нас это ценится, а благодарными мы быть умеем, вам ли не знать.

Кажется, в этот раз он все-таки ляпнул что-то не то. Депутат нахмурился.

– Ну, вашу благодарность я пока оценил далеко не в полном размере, хотя он был оговорен заранее. К тому же как я могу донести информацию лично, если у вас нет прямой связи со своим миром?

– Проще всего проехать со мной, – попробовал выйти из положения Павел. – Я сам представлю вас князю.

– Какому князю? – Павлюк вскочил. – Куда проехать?!

Действительно, куда? Ответ: «В нашу ветвь», вероятно, прозвучал бы не вполне убедительно, тем более что о перемещении между ветвями Павел, похоже, знал меньше самого депутата. Однако отпускать улов, который оказался столь неожиданно богатым, было бы просто глупо: все, о чем Виктор Кириллович не успел сообщить добровольно, из него без труда выудит прикомандированный ящер. Волкодава себе нашли? А вот посмотрите-ка, шеф, на это!..

Сочинить правдоподобный ответ Павлу так и не удалось, и рука сама собой двинулась за пазуху к верному «макарову». Консьержка будет потом рассказывать подружкам, как на ее глазах арестовали депутата, а остальные свидетели, которые могут быть на улице… Э-э, да какая разница! Ляпом больше, ляпом меньше, главное – каков результат!

Однако завершить начатое движение было не суждено. Дверной звонок у депутата был приятный – переливчатая соловьиная трель. Однако в этот момент Павел предпочел бы услышать визг «болгарки» или вой мартовского кота, лишь бы эти звуки не имели отношения к квартире Павлюка.

– Вы кого-нибудь ждете? – осведомился он максимально спокойно.

– Нет, – послушно ответил депутат, который от страха перед «волкодавом» снова был готов доверять странному посланцу.

Звонок повторился.

– Ваша дверь достаточно надежна? – спросил на всякий случай Павел, доставая телефон.

– Надеюсь. Мне обещали двадцатиминутную устойчивость к взлому.

– Ну, это смотря против чего, – быстро листая записи в справочнике SIM-карты, Павел другой рукой все-таки извлек пистолет.

Глаза депутата округлились.

– Вы кто?! – вероятно посланец иного мира в его понимании должен был владеть каким-то другим оружием. Страшная догадка мелькнула во взгляде депутата. – Вы!.. Тот самый!..

С этими словами он метнулся из кухни с очевидным намерением открыть входную дверь. Кто бы за ней ни оказался, он, вероятно, был менее страшен, чем уже обросший легендами волкодав. Павел настиг народного избранника на середине коридора. Деликатничать желания не осталось – теперь главное было доставить его живым и невредимым к шефу. Пистолетная рукоятка в такой ситуации показалась Павлу самым надежным наркозом.

Вовремя. В тот миг, когда бесчувственная тушка Павлюка обрушилась на пол, входная дверь открылась. Просто открылась, безо всяких пиротехнических эффектов, как будто и не была заперта на два сейфовых замка и недоступную с внешней стороны задвижку. В проеме возник атлетический силуэт с кудрявой древне-греческой шевелюрой, и рефлексы Павла взяли свое.

Он успел трижды спустить курок, прежде чем понял, что это бесполезно. Защита пришельца работала не так, как это было у шефа в давешней стычке, но в эффективности ее сомневаться не приходилось. Пули ослепляли Павла короткими яркими вспышками и исчезали без следа. А потом пришелец опомнился и без слов перешел в атаку. Он сделал странный пасс, в руке у него оказался блестящий металлом стержень, по которому сразу заплясали голубоватые электрические змейки. И Павел понял, что шутки кончились. Он едва успел прыгнуть обратно в кухню, когда весь объем коридора заполнился плотной сеткой пляшущих разрядов.

Волосы на голове сами собой зашевелились, наэлектризованная одежда вдруг прилипла к телу, словно сырая. Павел рванулся к плите, подальше от дверного проема. Взгляд заметался по кухне. Что может сойти за оружие, если бессильны пули?

Треск разрядов в коридоре стих. На дорогих обоях депутата проявился дымящийся ветвистый отпечаток молний. А быстрые тяжелые шаги в коридоре обозначили намерение противника поскорее покончить с досадной помехой.

Определенно Павел уже видел сегодня человека этой расы. Когда враг шагнул на порог, позволив свету из окна упасть на свое лицо, сомнений больше не осталось. Как, впрочем, и надежды. Легкая улыбка коснулась губ атланта, рука с «волшебной палочкой» поднялась в направлении жертвы…

– Сдохни, сволочь!..

Снабженный рукояткой, словно специально для удобства метания, предмет отправился в полет, попутно обдав Павла горячим паром. Атлант либо не успел среагировать, либо не придал значения этому жесту отчаяния. А между тем зря. Только что снятый с огня кипяток в количестве полутора литров и сам по себе неприятен, да к тому же является неплохим проводником электричества…

Какой именно из этих факторов сыграл главную роль, разбираться времени не было. Когда атлант заорал и выронил свою палочку, Павел, словно разъяренный носорог, ринулся вперед и классическим хуком завершил начатое.

Остановился. С удивлением посмотрел на свой кулак, на распростертое тело… Потом на телефон и пистолет, которые неизвестно каким образом уместились в его левой руке. Пистолет, пожалуй, пока не пригодится, а вот телефон… На дисплее как раз горела строчка «Пронин», оставалось только подтвердить вызов.

– Да, – отозвался Семен. – Как дела? Взял справку?

– Справку?.. – тупо переспросил Павел и только сейчас вспомнил, с какой целью, по мнению руководства, уезжал из офиса.

– Значит, не взял, – констатировал Филиппыч. – Тогда, может, объяснишь, зачем звонил в аналитический отдел от моего имени?

– Откуда вы знаете? – искренне удивился Павел.

– Твоя трубка раньше была у меня. Перепрограммировать доступ забыли – моя вина.

– Ясно, – сказал Павел и попробовал деликатно вернуться к собственным проблемам: – А у меня тут атлант в отключке и депутат московской думы в коме.

Через лоб Павлюка змеился красный след от разряда, и его пульс не прощупывался, но Павел решил пока не сгущать краски.

Филиппычу потребовалось совсем немного времени, чтобы прийти в себя. Всего секунд пять. Потом он коротко бросил:

– Адрес?

Павел продиктовал.

– Не двигайся с места. Мы сейчас будем.

В этом утверждении сомневаться не приходилось. Павел привалился к стенке прямо в коридоре, закрыл глаза и попробовал представить себе реакцию начальства.

4

Ждать пришлось на удивление недолго. Павел полагал, что от Савеловской до Лубянки в час пик добираться никак не меньше сорока минут, но уже через четверть часа рядом с его «Лендкрузером» припарковался синий микроавтобус «Мерседес», из которого высыпало с десяток молодых людей. Очень подтянутые, очень одинаковые, они перекрыли подходы к подъезду, оцепили редкой цепью автобус. Парочка нырнула под козырек подъезда и исчезла из вида. Судя по тому, что стальная дверь вскоре громко хлопнула, кодовый замок не стал для них проблемой.

Глядя на все это с подоконника третьего этажа, Павел отчаянно пытался понять, не следует ли ему быстро сделать ноги из квартиры депутата, но тут из автобуса неторопливо выползли шеф с Филиппычем, затем появился атлант, которого Павел уже видел сегодня утром у лифта.

В этот момент дверь в депутатскую квартиру открылась точно так же, как в прошлый раз, – без единого звука, намекающего на взлом.

– Головин? – осведомился вошедший. Второй профессионально остался страховать коллегу на лестничной площадке.

– Да, – отпираться было незачем.

Интересно, кто решил, что атланты похожи на русских?

Вошедший просканировал взглядом Павла, сидящего на подоконнике, затем оба явно безжизненных тела, заглянул в комнаты. Понимающе усмехнулся, увидев опаленные следы на обоях, и снова посмотрел на Павла уже с большим интересом. Вслух он ничего не произнес, но его соплеменник на улице кивнул и сделал приглашающий жест шефу и Филиппычу, после чего все они проследовали в подъезд.

– Замечательно работаете, Потапов, – произнес атлант, первым из троицы переступая порог квартиры. – Вы, кажется, забыли, что в ваши задачи входит прямо противоположное! То есть – не поднимать шум, убивая представителей местной власти, а способствовать максимальной конспирации нашего присутствия в этой ветви?!

Шедший следом шеф покорно выслушивал внушение, сохраняя, однако, остатки достоинства.

– А что же творите вы? – продолжал атлант. – Почему ваш новый сотрудник вышел на операцию не только без согласования, но и без материального обеспечения? Или теперь прикажете звонить смаррам, чтобы они замещали консьержке память?.. Как вы проникли в дом, молодой человек?!

Павел вздрогнул, не ожидая такого выпада в свою сторону.

– По удостоверению, – он показал фальшивку.

Вошедшие переглянулись.

– Ну а что? – Филиппыч, потупившись, пожал плечами. – Вполне даже… Милицейское следствие… А тут как раз и криминал образовался… В общем, прикрытие не самое плохое.

– Замнем легко, – поддакнул шеф.

– А как вы сами проникли в дом? – контратаковал Павел, но его вылазка была отбита шутя:

– Подъезд на «паузе», – бросил атлант, осмотрев по очереди лица землян. И нехотя сбавил обороты. – Ну, хорошо. Давайте по делу. Что вам здесь понадобилось… – он сморщился и пощелкал пальцами.

– Павел, – подсказал Филиппыч.

– Вот именно, – согласился атлант.

– Он проверял версию, – сообщил шеф. – Вы, господин Максенций, сами поручили Земному отделу проверку всех местных вариантов давления. А теперь вмешиваетесь в оперативную работу.

– К тому же гораздо интереснее, что здесь понадобилось ему? – Павел указал на труп пришельца у двери в кухню.

– И кто это вообще такой? – спохватился Филиппыч.

Господин Максенций нахмурился.

– Я не вмешиваюсь в вашу работу, – провозгласил он. – Я делаю свою.

Он наклонился над трупом, перевернул его и пару секунд всматривался в лицо. Потом выпрямился, бросил своим соплеменникам несколько непонятных слов. Один из них кивнул и, закрыв глаза, склонил голову.


– Я запрашиваю отдел кадров, – возвестил господин Максенций, – но и так почти уверен, что он не из штата Миссии.

Шеф приподнял в удивлении брови.

– То есть, вы хотите сказать, что на Земле появились незарегистрированные атланты?

– Пять минут назад я счел бы ваши слова оскорблением. Но теперь… – Максенций осекся, посмотрев на Павла.

– Полагаю, нам нужно обсудить некоторые вопросы приватно, – деликатно заметил шеф.

– Согласен. Только прежде… – атлант протянул руку к Павлу: – Верните стик убитого.

– Чего вернуть? – не понял землянин.

– Отдай, отдай, – прошептал Филиппыч. – Тебе все равно ни к чему. Железка железкой…

– Вы про это?

Павел сунул руку в карман куртки и достал металлический стержень сантиметров пятнадцать длиной. Полированный металл казался теплым на ощупь.

– Спасибо, – атлант взял стержень, отозвавшийся на его прикосновение голубым электрическим сполохом, и у Павла на мгновение свело руку. – Сергей Анатольевич, пройдемте в автобус. Я хочу поговорить о координации наших действий.

Он повернулся и через распахнутую дверь прихожей зашагал к лифту. Шеф оглянулся, не слишком-то весело подмигнул Филиппычу.

– Да-а, – протянул тот, поворачиваясь к Павлу. – Видал? Наш куратор собственной персоной. Сбить с индюка спесь может только котел.

– Почему? – осведомился Павел.

– Потому что его в нем сварят.

– Я не о том. Почему мы не могли оставить себе его оружие? Я второй день чудом в живых остаюсь: «ПМ» здесь у вас даже на пугач не тянет.

Филиппыч вздохнул.

– Это не оружие, Паша. Для тебя это просто железяка. От куска арматуры пользы больше – хоть за дубинку сойдет.

– Не знаете, как работает?

– Знаем. Поэтому и говорю. Орихалковый стик всего лишь концентрирует и направляет энергию самого атланта… Пойдем-ка к тебе в машину, там подождем.

– Я не понял, – уточнил на всякий случай Павел, выходя на лестницу. – Он же в меня электричеством стрелял.

– Все правильно, – Филиппыч отозвался неохотно. – Это такая особенность расы. Орихалк – единственный известный биоморфный металл, способный концентрировать и преобразовывать в другой вид любую биоэнергетику. К тому же очень хорошо вживляется в организм.

– Имплантированное оружие?

– Нет. Имплантат – это инородное тело, которое организм только терпит. Орихалк именно вживляется – почти растворяется в клеточной структуре, четкой грани между живым и неживым не остается. Раньше они его наносили в расплавленном виде прямо себе на кожу так, чтобы получался нужный узор, – адская, наверно, процедура. Была даже особая каста служителей Посейдона, которые готовились к этому, что называется, с пеленок, а заодно получали нужную психологическую накачку. Теперь все делают тоньше – металл вносится прямо в нервные пути, кости и мышцы, а служители превратились в бойцов. На такого ты и напоролся. Кстати, особо не зазнавайся – прикончить тебя он пытался самым примитивным способом.

– Мне что-то не показалось, – проворчал Павел.

– Проверять не советую, лучше поверь на слово. Вообще, на орихалке держится вся их цивилизация. Мы открываем порох, изобретаем радио и очищаем кремний для полупроводников, а они учатся испускать молнии, генерировать мозгом радиоволны и увеличивают пропускную способность нейронов, превращаясь в живые компьютеры…

Пронин остановился на секунду перед окошком консьержки. Бойкая бабулька сидела, приспустив на нос очки и устремив взор в противоположную стену подъезда.

– Что с ней? – спросил Павел.

– На «паузе»… Пойдем, пойдем, после расскажу.

– Другие расы тоже на орихалке? – Павел вспомнил огненные капли, стекающие с рук ящера, и вопрос навернулся на язык сам собой.

– Нет, у тех все по-другому. Узнаешь, не гони коней. И не заговаривай, кстати, мне зубы. А лучше подумай, пока Потапов не вернулся, над объяснительной запиской о том, как ты использовал мой доступ в IT-центр. И о том, что ты делал в квартире депутата. И о том, зачем выкинул в урну казенный телефон с датчиком ДжиПиЭс… И вообще обо всем, что натворил.

Изо всей этой тирады Павла тронуло только последнее.

– Почему с ДжиПиЭс? – проговорил он.

– Потому что у нас у всех такие, – Филиппыч вытащил свою трубку и продемонстрировал Павлу. Это была древняя «Моторола» с выдвижной антенной и откидной крышечкой на клавиатуре, похожая скорее на радиостанцию, чем на телефон. – А ты думал, мы от скупости такой хлам тебе выдали?

Павел пожал плечами. Все равно этот проступок не выглядел самым тяжким на фоне прочего. Но… Как там говорится – победителей не судят?

– Депутат лоббировал судебное решение о банкротстве и смене хозяев фабрики, – сообщил он.

– Знаем, – Филиппыч кивнул. – Иначе как бы тебе дали эту информацию?

– А еще он был связным.

Филиппыч смолк. Ему хватило выдержки не задать вопрос: «Чьим?»

– Та-ак… – выговорил он, спустя несколько секунд. – Тот посторонний атлант на тебя сразу напал?

– Сразу. А Павлюк, наоборот, кинулся к нему, как к спасителю. И получил заряд в лоб, правда, скорее всего случайно.

– Понятно… А кто с другой стороны?

Павел сделал эффектную паузу, потом неспешно проговорил:

– Пожалуй, кто-то из Ассамблеи.

Филиппыч встрепенулся.

– Это точно?

– Вполне. Депутат успел сказать не так уж много, но про резидента на фабрике он упомянул открытым текстом. Сегодня утром Павлюк получил от него предупреждение о каком-то наемнике-профи – такую информацию мог дать ему только тот, кто имеет доступ к вашим кадровым делам.

– Ну, к нашим-то делам кто только ни имеет доступ, – проворчал Филиппыч.

– Вам виднее… А потом приперся атлант, Павлюк увидел мой пистолет и решил, что я и есть тот самый профи… – произнося последние слова, Павел внимательно следил за Прониным, но Филиппыч только кивнул.

– Дальше понятно… Как же ты его не уберег? Такая ниточка была!

– Ну, извините, – Павел развел руками.

– Ладно, не твоя вина, – неожиданно смягчился Филиппыч. В этот момент трубка у него в руке противно задребезжала. Филиппыч проделал над ней все необходимые пассы и приложил к уху: – Да… Я… Да мы уже спустились… Нет, у Паши в машине сидим, а что?.. Ладно, идем.

– Чего там?

– Вылезай. Будешь знакомиться с куратором.

– А оно мне надо?

– Об этом нас обычно не спрашивают. И… Вот что: помолчи пока про то, что депутат был связным. Скажешь, как только ты вошел – сразу началась разборка…

Филиппыч осекся. Из автобуса навстречу им спускались шеф c Максенцием. Последний остановился в двух шагах от Павла, осмотрел его откровенно оценивающе. Потом сделал еще шаг и протянул руку.

– Ну что ж, наслышан, наслышан… Рад, что в Земном отделе появился достойный оперативный работник. Надолго к нам?

– Да-а-э-э… – Павел в растерянности пожал протянутую руку и не нашелся, что добавить, но атланту, видимо, такого ответа оказалось достаточно.

– Рад, – повторил он. – И все-таки как получилось, что вы оказались здесь в одиночку? Ассамблея ведь командировала вам двух бойцов…

Непонимающий взгляд Павла переместился на шефа, который стоял за плечом куратора. Шеф был доволен. Шеф улыбался до ушей, словно остроумный шутник, рассмешивший хорошую компанию.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Поделиться ссылкой на выделенное