Игорь Огай.

Предел обороны

(страница 7 из 32)

скачать книгу бесплатно

– Ты что, не был здесь ни разу? – удивился Павел.

– Не успел. Да и зачем? Вызвал бы повесткой. Тимохин свидетель, а не бандит.

– Давай звони. Посмотрим, что он за свидетель.

Пистолет Павел трогать не стал. Вытащил сразу лучемет.

– Эй-эй, – озаботился Федор. – Ты с этой игрушкой не перестарайся там.

Павел криво усмехнулся:

– Скажи это атланту, которого сегодня тварь поломала.

Капитан ничего не ответил. Только качнул головой и, посторонившись от двери, нажал кнопку звонка. Пробормотал:

– Небось и дома-то никого…

Закончить он не успел. Дверь распахнулась, будто гостей ждали. Настежь, без лишних вопросов и заглядываний в глазок.

Существо, показавшееся на пороге, не обратило внимания ни на лучемет Павла, ни на «макаров» Федора. Божий одуванчик неопределенного возраста, в синей шерстяной кофте не первой свежести, стоптанных драных тапочках и с мощными очками на носу. Да и голос оказался под стать – резкий, визгливо-надтрестнутый, но абсолютно бесстрашный:

– Кто такие? К Леньчику, что ли?

Из дверей отчетливо пахнуло перегаром. Оба оперативных работника переглянулись.

– К нему, – согласился наконец Федор. – Дома жилец-то?

– Какой он тебе жилец? Хозяин он здесь. Да только… – Старуха вдруг снизила тон до доверительного: – Не жилец он давно. Опухоль в башке вон какая…

Она сунула ему под нос сухенький кулачок.

– Это, бабуся, нас не касается, – отмахнулся Федор, отводя за спину руку с пистолетом. – Дома он, твой Ленчик, или нет?

– Да кто его знает? Вчера вроде как заперся на ключ у себя, так и не открывался. А вообще-то я спала…

– Так мы посмотрим? – осведомился Павел, шагая через порог и огибая старуху.

– Вторая дверь справа, – любезно подсказала та. – Да не туда, дурень, там сортир!..

Павел остановился перед обшарпанной комнатной дверью, попробовал ручку, но та не поддалась. Федор тут же оказался рядом.

– Санкция, как я понял, нам не нужна, – проговорил он.

И приналег на створку плечом. Хилый замок не выдержал. Косяк раскололся пополам, и дверь распахнулась внутрь. Принимать боевую стойку оказалось незачем – комната была пуста.

– Так, – проговорил Павел, пряча оружие. – Ну-ка осмотрись, капитан. Ничего не напоминает?

Тот запихнул «макаров» под мышку. Буркнул:

– Напоминает. Бомжатник.

Комната действительно нуждалась в капитальной уборке. Хотя отремонтировать целиком ее было бы, наверное, легче. Заплеванный окурками линялый дощатый пол, пропыленная мебель – стол, пара стульев, шкаф, диван… Затянутое плотным серым налетом окно, какое-то тряпье по углам.

– Не туда смотришь, – укорил Павел. Приблизился к столу, погладил ровный полукруглый срез, где раньше был угол. – Остальное найдешь?

– Ага… – озадаченно крякнул Федор, осматриваясь уже по-новому. – Характерные выемки на подлокотнике дивана и в центре пола. Остатки шнура от лампы.

– Точно. – Павел ступил в выемку в полу. – Здесь он и стоял.

Обрезанные края предметов мебели вполне соответствовали воображаемой сфере объемного прокола.

– Посмотри тут, что к чему, – распорядился Павел и повернулся к старухе, жадно следящей за происходящим с порога комнаты.

То-то будет ей о чем потереть с соседями! Обнаружив интерес к своей персоне, она сумела заговорить первой.

– Ну что, освободилась жилплощадь-то наконец?

– Жилплощадь? – Павел хмыкнул. – Это смотря для кого. Вы кто Ленчику будете, мамаша?

– А вот мамаша и буду. Только не ирода етого, а Светланы, жены его бывшей, земля ей пухом.

Старуха попыталась пустить слезу в голос, но не сумела.

– Понятно, – кивнул Павел. Система взаимоотношений жильцов квартиры мгновенно прояснилась. – Хозяин-то дрянь, видать, человек был?

Он почему-то ждал рьяного согласия, но старуха вдруг смутилась.

– Ну почему сразу дрянь?.. Не ангел, конечно, да только кто сейчас ангел? Пил, было дело, много. Аж до рака допился. Но опять же последний месяц в завязке вроде…

Павел понимающе покивал.

– Ну так понятно, если рак. Видать, о душе задумался. В церковь ходить не начал?

– Не-е-е, какая там церковь?! У него на эту тему в другую сторону шарики заклинило. Все твердил о конце света и о дьяволе, который над миром воцарится. Как вы, товарищ майор, думаете – врал негодник?

Павел крякнул, озадаченный сразу двумя вещами: неожиданно присвоенным званием и абсолютной серьезностью тона старухи.

– Я не майор, – проговорил он, выгадав секунду, чтобы собраться с мыслями.

– Ну, сержант, – легко согласился божий одуванчик. – Какая мне, старухе, разница.

– Никакой, – подтвердил Павел с каменным лицом. – Ты лучше вот что скажи, мамаша: дружков Ленчик не водил?

– Водил, водил. Таких же чокнутых. Бывало, соберутся впятером-семером, свечи расставят, песню какую-то свою заноют… А водку, между прочим, не пьют! И другим, сволочи, не наливают!..

– Ну так и то дело. Не ровен час пропил бы квартиру, что б ты теперь делала? А так, смотри, только ценности вынес.

– Вот зачем на человека наговариваешь? – неожиданно обиделась старуха. – О покойниках либо хорошо, либо никак. А здесь и молчать не о чем – не продавал он ничего из дома. Наоборот, все заначку собирал на черный день… – При этих словах в глазах старухи вдруг появился блеск. – Слушай, служивый! Я ж знаю, где деньги-то! Как думаешь, мне наследство какое надо оформлять, или так можно пользовать?

– Пользуйтесь, – великодушно разрешил Федор, приблизившись. – Не надо ничего оформлять.

– Ага… Ну так это ж другое дело!

И старуха с неожиданной прытью метнулась куда-то в направлении кухни.

– Н-да… – протянул Павел. – Люди… Не удалось бы тебе пришить мошенничество, Федя.

Тот кивнул.

– Да, похоже, деньги со своей паствы гуру не стриг. Только зачем она тогда ему была нужна?

Павел пожал плечами.

– Ну-ка, вижу, ты нашел кое-что… – сменил он тему. – Давай показывай.

Сергеев молча сделал широкий приглашающий жест. Пока земляк беседовал со старухой, опер быстро и привычно вывернул наизнанку немногочисленные шкафы и тумбочки. Вся заслуживающая внимания добыча уместилась на столе. Огарки свечей, целлофановый пакет с костями, кажется, птичьими, пара истрепанных школьных тетрадей, несколько книг. Пачка бумаг – счета за квартиру, какие-то письма. Паспорт непутевого Тимохина Сергеев держал в руках.

– Ничего особенного, – прокомментировал Федор свои находки. – Ритуальная лабуда и личные вещи. Если мы ищем какой-нибудь магический кристалл, то пришли не по адресу.

Несмотря на все старания, иронии в голосе Сергеева оказалось значительно меньше, чем ему хотелось бы. Павел ухмыльнулся:

– Не советую шутить на эти темы. Однажды ты можешь оказаться правым, и в такие моменты обычно становится не до смеха.

Он наугад подобрал одну из тетрадей, раскрыл на середине:

«…Хаос всеобъемлющ и всемогущ. Все сущее и окружающее нас – лишь малая часть его всепроникающей аструктуры…»

– Так, – выдавил Павел и почувствовал острую необходимость проглотить вставший в горле комок. – Вот и посмеялись…

Что там Градобор насчет теории Хаоса говорил? Какого черта! Не мог же проклятый гиперборей так далеко просчитать ситуацию!

Он перевернул несколько листов:

«…Ткань миров Древа лишь частный случай излишне сложной организации материи, пространства и времени, неизбежно стремящейся к распаду, упорядочиванию и упокоению в Хаосе…»

Руки сами собой нашли первую страницу. Обложка тетради была пуста, но вот титульный лист…

«Основы теории Хаоса, конспект, часть первая».

– Ну и что? – хмуро осведомился заглядывающий через плечо Федор. – Сектанты… Могли еще не то насочинять.

Павел кинул на него раздраженный взгляд.

– Слушай, Федя, – проникновенно сообщил он, – отвыкай от своих ментовских привычек. Ты теперь живешь в мире, где нормальный земной сектант – самое безобидное и милое существо.

Тот хмыкнул, но спорить не стал. Воспоминания о монстре в разгромленной квартире были для этого слишком свежи. Смутно ожидая новых сюрпризов, Павел быстро перебрал книги. Библия, «Теория хаоса» Б. Вильямса, «Мистики и маги Тибета» Давида-Неэля… Последним лежал тяжелый том в кожаном переплете с золотым тиснением названия. Точная копия того, что остался на столе в кабинете у Потапова.

– «Книга дьявола», – прочитал Сергеев и, раскрыв обложку, вопросительно посмотрел на земляка в ожидании комментариев.

В этот раз тот не ударил в грязь лицом.

– Начало XIII века, – проговорил он пересохшими вдруг губами. – Шестьсот двадцать четыре страницы. Новодел, конечно, но… Если бы ты знал, насколько все это в тему.

Со стилизованной под старинную гравюру первой страницы на Павла глядел вчерашний демон. Один к одному вплоть до странной улыбки на клыкастой пасти… Все-таки надо было заглянуть под обложку раньше!

– Нужно, Федор, по остальным твоим фигурантам пройтись. Может, кого еще застанем… в живых.

– Вот даже как? – Тот почесал затылок. – Тогда все плохо.

– Почему?

– Не помню я других адресов. Надо дело поднимать, а оно в прокуратуре.

Павел поймал взгляд опера. Врет? Нет? Похоже, все-таки нет. По-хорошему, сейчас следовало взять телефон и вызвать на место Градобора и ближайший патруль. Вот только подыгрывать непонятному замыслу главного дознавателя хотелось все меньше и меньше. Черта с два теперь гиперборей дождется звонка! Будет в следующий раз фильтровать намеки…

– В прокуратуре, говоришь? – переспросил Павел. – Найдем и туда ходы.

Он все-таки достал телефон. Номер Филиппыча высветился вторым среди последних вызовов.

На третьем гудке Павел почувствовал укол сомнения. На пятом окончательно понял, что ответа не будет, но все-таки дождался, когда оператор прекратит вызов.

– Ну? – осведомился Сергеев.

– Щас, – отмахнулся Павел. – Щас, погоди…

Что-то было не так, Семен брал трубку всегда. В любое время суток и в любом состоянии, кроме крайней степени опьянения. Однако сейчас он вряд ли мог позволить себе настолько расслабиться.

Недолго думая, Павел набрал номер шефа. Может, оно и к лучшему, Семен все равно не знает, в каком состоянии пребывает очкарик, которого Павел сдал патрулю. А выяснить это не помешает: может быть, один из сектантов уже в руках Ассамблеи? Если так, то не стерли б ему память ненароком.

– Да! – Потапов рявкнул в трубку, не дожидаясь окончания первого же звонка. – Паша – очень быстро, – в чем дело?

Быстро? Павел невольно обшарил взглядом стол с уликами, оглянулся на Сергеева. Ну-ка попробуй быстро рассказать все, что уместилось в последний час, изложить факты, объяснить подозрения…

– Сергей Анатолич, что с Семеном? Он не отвечает на телефон.

– Ему не до телефона сейчас. Гипербореи что-то натворили на Бочкова. Очень серьезно натворили, вся фабрика на ушах.

– Не сумели заместить память?

– То ли не сумели, то ли, наоборот, перестарались… Слушай, не грузи меня этим, я в оперативный штаб опаздываю. Тебе самому-то что нужно было?

– Так, ничего… За Филиппыча вот беспокоюсь…

Потапов не стал тратить время на прощание, просто отключил аппарат. Павел тоже задумчиво сложил свою трубку.

Что такого гипербореи могли натворить на Бочкова, если расхлебывать приходится всей Ассамблее? Все что угодно. Например, заместить по ошибке часть земной реальности куском другого мира из иной ветви. Градобор, правда, говорил только о сознании свидетелей, но для гиперборейских творцов от сознания до материи один шаг. И если что-то пошло не по плану, Совбезу действительно есть чем озаботиться. Одно хорошо, память очкарика не пострадает: сейчас никому до него нет дела.

– Ну и?.. – терпеливо напомнил о себе Федор.

Павел нахмурился, возвращаясь к насущному.

– Самим придется, – сообщил он. – Некого подключать, у наших проблемы сейчас.

– У наших… – Капитан качнул головой. – Ну-ну… Скажи-ка, ты книжку эту внимательно читал?

В руках он держал кожаный том, раскрытый теперь на последней странице.

– Издеваешься? – осведомился Павел. – Даже обложку не открывал.

– Оно и видно. Тогда полюбопытствуй-ка вот. Там, где выходные данные.

Павел быстро пробежал по диагонали набранный мелким шрифтом текст. Не вник, взял книгу из рук Сергеева и прочитал вдумчиво, все подряд.

Сдано в набор… подписано к печати… формат, бумага… Все не то. Ниже параметры шрифтов, куча непонятных сокращений, тираж, номер заказа, название типографии…

Стоп. Тираж!

Павел поднял глаза на Сергеева.

– Молодец, опер, – с уважением похвалил он. – Можешь, когда хочешь. Думаешь, был спецзаказ от гуру?

Федор пожал плечами.

– А кому еще мог понадобиться тираж пятьдесят экземпляров? Уж точно не для розницы.

– Адрес типографии есть.

Сергеев довольно ухмыльнулся:

– Тогда почему мы еще здесь?

Без дальнейших рассуждений Павел вручил ему увесистый том, рассовал по карманам обе рукописные тетради конспектов и шагнул в коридор. Наследница квартиры не препятствовала отходу. В заначке сектанта, похоже, нашлись не только деньги – из кухни доносилось характерное бульканье и позвякивание.

4

– Слушай, человек… – позвал Федор, хмуро глядя, как старые «дворники» «Волги» размазывают по стеклу мокрый снег.

– Меня по-другому зовут, – напомнил Павел.

– Да, извини. Просто ты сначала назвался… Обстоятельства первой встречи, знаешь ли… Я такое запоминаю.

Павел кивнул, принимая извинения и информацию.

– Так вот… – продолжил опер. – Все спросить хочу: почему о вас никто еще не знает? Дела вы творите громкие, как я погляжу, а Москва – она ведь слухами полнится. Разными. И только про вас ничего.

– Сплюнь, – посоветовал Павел. – Если про нас слухи поползут, тут такое начнется… Это ведь не кино, Федя, это все взаправду. Шеф как-то пробовал смоделировать такую ситуацию. По всему выходило, что тогда нынешней цивилизации конец.

– Почему?

– В первую очередь потому, что ассамблейщики с Земли все равно не уйдут – это ведь залог их выживания. Просто установят удобный для себя порядок вещей.

– В каком смысле – порядок? Режим?

– Нет, почему. Они ведь не дураки – знают, чем кончаются режимы. Скорее всего они просто нас купят. Всех. Кого золотом, кого технологиями, а кого и просто халявной жратвой. Могучие они, Федя. Им вскладчину Землю прикормить – раз плюнуть. Тебе оно надо – быть кабанчиком на откорме?

Сергеев помотал головой. Несколько минут он переваривал услышанное. Павел не торопил, сосредоточившись на дороге. Не каждый день человеку приходится так круто менять свои воззрения на мир в течение одного дня.

– Ну ладно… – неохотно согласился Федор. – Допустим. Многие, конечно, пошлют к черту всех твоих ассамблейщиков, но большинство действительно купится. Власти уж точно.

Павел кивнул, соглашаясь с ходом рассуждений:

– Причем наши – именно за золото. А то и вовсе за баксы.

– Почему только наши? Остальные другим миром мазаны?

– Другим, Федор. Штаты, например, душу продадут за мировое господство. А нелюдям все равно, чем торговать, – они им это господство на блюдечке поднесут.

– Да-а… – протянул Сергеев. – Вот тогда цивилизации точно конец. Ну ладно, допустим. Почему твои нелюди до сих пор этого не сделали?

– Потому что есть очень маленький шанс на то, что им такое больно аукнется. Вероятностное Древо очень неустойчиво. Самые незначительные события у нас могут вызвать нулификацию десятков ветвей. Нелюди на этом и играют – вычисляют, что, где и когда надо изменить на Земле, чтобы где-нибудь в Древе обрушилась ветвь конкурента. А мысль – она ведь материальна, Федя. Особенно если это коллективная мысль. Еще лучше – страстное желание. В общем, говоря попросту, если человечество разом захочет, чтобы ветви Древа исчезли, они исчезнут. Все, останется только Ствол. Потом, конечно, новые отрастут, но никакой Ассамблеи уже не будет.

– Ну и!.. – От такой волшебной перспективы у Федора на миг сперло дыхание. – За чем же дело стало?

Павел внимательно посмотрел на опера, усмехнулся.

– А ты представь, какой ад здесь у нас надо устроить, чтобы все люди как один захотели нелюдям смерти. И каких денег будет стоить такая… акция. Нет, Сергеев, конспирация выгодна всем, как ни крути. Вот и вертимся, как белка в колесе. А потом… мы ведь и сами о такой возможности недавно узнали, зато ассамблейщики после этого шефа в Совбез пустили. Считается, что на равных.

– Ладно. – Федор кивнул. – Допустим… Значит, в результате вы все их делишки прикрываете. И всего-то?

– В каком смысле – всего-то? – нахмурился Павел.

– В таком смысле, что какая-нибудь еще польза от вас есть?

– Польза… – задумчиво повторил Павел. – Откуда я знаю. Может быть, и есть, а может, все наши усилия… Нелюди ведь по мелочам не вмешиваются, Федя. Если уж надо им кого-то в Древе завалить – здесь у нас тоже что-то серьезное придется сделать.

– Например?

– Это всякое может быть. Развязать войну, сменить государственный строй, убить президента… А там кто его знает, может быть, однажды им понадобится сменить на Земле климат, чтобы выморозить из Древа какую-нибудь теплолюбивую веточку!

– Ясно. – Сергеев насупился. – Все шутим.

– Да какие уж тут шутки! Одна попытка передать чеченцам лучеметы уже при мне была – слава богу, пресекли вовремя! За остальными, каюсь, не уследили. Вторую мировую до нас начали. Татарское иго опять же… Потапов тебе еще не то скажет, так что готовься слушать!

– Вот так, значит, все глобально у вас? – осведомился опер, но скепсиса в его голосе как-то резко поубавилось.

– Вот, значит, так, – отозвался Павел. – Только не старайся поверить во все сразу – мозг вспухнет. Привыкай постепенно.

Федор глубоко вздохнул и заткнулся. За весь остаток пути он не проронил больше ни слова.


По указанному в книге адресу оказалось обычное офисное здание. Четыре арендованных кем попало этажа, два подъезда и куча вывесок. Типографией в понимании Павла все это не пахло и в помине.

– Контора быстрой полиграфии, – прокомментировал Федор, когда «Волга» примостилась поближе к бордюру. – Листовки, буклеты, проспекты… По Москве таких сотни.

Павел с сомнением покосился на книгу.

– И кожаный переплет тоже?

Федор пожал плечами.

– Могли перезаказать кому-нибудь. Тебе какая разница?

– Никакой, – согласился Павел. – Так даже лучше.

Это была правда. С бизнесменами средней руки проще всего иметь дело. Не защищенные толком ни законом, ни «понятиями», ни властью, ни «крышей», они очень легко шли на контакт, как только появлялся шанс спасти свое предприятие.

Колокольчик у двери приветливо звякнул, впуская посетителей. Девушка на приемке улыбнулась. Однако двое вошедших радушие не оценили.

Удостоверения Павел и Федор достали одновременно, но капитан на мгновение опоздал с представлением.

– УБЭП, – сообщил Павел казенным тоном. – К директору как пройти?

– А… – Улыбка сползла с лица приемщицы, эту аббревиатуру она слишком хорошо знала по детективным сериалам. В ее любимом кино после такого визита фирма обычно закрывалась, а начальство получало срок.

Впрочем, ее пояснения были не нужны, вполне хватило судорожного жеста в сторону внутренней двери. Единственный настоящий клиент фирмы вскочил с дивана в углу, подхватил свою шляпу с вешалки и в тот момент, когда Павел потянул на себя дверную ручку, пулей вылетел из офиса.

За указанной дверью оказался короткий коридор. Еще три двери с табличками и одна без.

– УБЭП? – усмехнулся Сергеев, протискиваясь следом.

– Ага. – Павел кивнул. – На дельцов действует лучше, чем убойный отдел. Нам сюда, кажется.

Справедливо рассудив, что бухгалтерия, цех и туалет им не нужен, он без стука толкнул дверь без надписи.

Директор был занят. Вернее, занята. Очень солидная дама лет сорока приспустила очки на нос и строго, но в то же время вежливо осведомилась:

– Вы по какому вопросу, молодые люди? Не могли бы вы подождать на ресепшене?

Не менее солидный господин по другую сторону стола от нее отвлекся от изучения каких-то бумаг. Он не произнес ни слова, но во взгляде, обращенном к вошедшим, читался тот же вопрос.

– По личному, – не удержался Павел, останавливая жестом Сергеева, который снова полез за красной книжицей. – Извините, но ждать мы не можем. Причем в ваших же интересах.

Не обращая внимания на господина, он подошел к столу и положил перед директоршей «Книгу дьявола».

– Ну и что? – удивилась та. – Между прочим, образец очень качественной продукции. Вы хотите заказать такую же?

– Упаси бог, – совершенно искренне отказался Павел. – И вы наверняка догадываетесь почему. Предупреждаю, что продолжать нам лучше наедине.

Директорша вдруг запнулась, так и не начав отвечать. Она снова поправила очки. Потом вовсе стянула их с носа и принялась нарочито медленно протирать стекла.

– Михаил Львович, – произнесла наконец она, обращаясь к первому посетителю тоном, не подразумевающим возражений. – Почитайте пока договор. А Таня вам чайку нальет, хорошо?

– Благодарю, Маргарита Петровна, но вынужден отказаться, – отозвался тот с оттенком сарказма. – Я перезвоню вам позже.

Договор лег обратно на стол директорше, а господин подхватил свой «дипломат» и чинно покинул кабинет. Маргарита Петровна не возражала, и Павел понял, что угадал: разговор для директорши был важнее клиента. Впрочем, и расшаркиваться та не собиралась.

– Давайте по-деловому, молодые люди, – предложила она. – Раз уж вы пришли сюда с этим, значит, знаете, что вам надо. Сколько?

– Что сколько? – не сразу понял Павел.

– Денег, конечно, – удивилась Маргарита Петровна. – Сколько вы хотите, чтобы не заводить дело? Или его уже завели? Тогда за прекращение. И, кстати, вы откуда?

Сергеев снова сделал попытку вытащить удостоверение, но Павел опять ее пресек.

– Это пока неважно, Маргарита Петровна… Разрешите, я присяду? Спасибо… А сколько денег – это будет зависеть от того, что вы нам расскажете. Приравняем ваше признание, скажем… к пяти тысячам в СКВ.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Поделиться ссылкой на выделенное