Игорь Огай.

Предел обороны

(страница 4 из 32)

скачать книгу бесплатно

Кстати об экспертах… То, что экипаж ДПС и «Скорая» оказались на месте раньше аварийщиков, еще не означало, что тех не будет совсем.

– Нам пора ехать, Градобор, – проговорил Павел, всматриваясь в дальний конец проспекта, где уже мелькали оранжевые проблесковые маяки. – Здесь все ясно.

– Иногда я завидую тебе, землянин, – произнес гиперборей, не скрывая скепсиса. – Тебе всегда все ясно. Ассамблея готовится отражать вторжение неизвестного агрессора, творцы не в состоянии предсказать даже ближайшее будущее и объяснить самые простые факты, кто-то из людей умышленно напал на патруль Ассамблеи… А тебе все ясно!

– Это что, паника? – уточнил Павел.

– Нет, – отозвался Градобор, подумав секунду. – Это объективный анализ ситуации.

– Тогда дави на газ.

– Ты прав. Но вам лучше сойти прямо здесь.

– Что значит сойти? – спросил Павел упавшим голосом. Он уже догадался, каким будет ответ, но все же добавил: – И кому – нам?

– Тебе и гвардейцам, – терпеливо пояснил гиперборей. – Мы не можем разрывать «сеть». А патруль не может оставаться без проводника, знакомого с местными обычаями.

– Проводника… Ну-ну…

– Больше некого было взять, извини. Потапов в курсе.

Павел хмыкнул: вот, значит, какой был план. И без лишних слов полез на улицу. Трое бойцов сошли вслед за ним, и Градобор наконец тронул автобус с места. Вовремя. Еще минута – и подоспевшие электрики «Мосгортранса» могли заинтересоваться посторонней машиной у аварийного объекта.

– Ну, что? – выдавил Павел, оглядывая невольных спутников. – Знакомиться будем? Павел Головин, оперативный сотрудник Земного отдела Ассамблеи.

– Палоний, служитель Посейдона, гвардия Острова. – Атлант, говоривший с Градобором, подумал немного и пожал протянутую Павлом руку. – Это Тианий – мой ученик. А это…

– Танальтанаку, – перебил его индеец. – Высокорожденный интай.

Землянина он не удостоил не то что рукопожатием – взглядом.

– Давайте сразу условимся, – распорядился Павел, – в контакт с местными вы больше не вступаете ни при каких обстоятельствах. Для всех разговоров есть я. Если вам что-то непонятно из окружающего, то прежде чем хвататься за лучемет, вы спрашиваете меня.

– Это соответствует нашим инструкциям, – согласился атлант, явно старший в патруле. – Но когда обнаружится объект, мы имеем полномочия действовать немедленно и решительно.

Павел вздохнул. Спорить было бессмысленно, ему все равно вряд ли удалось бы остановить гвардейцев. Да и потом… Объект объекту рознь. С некоторыми из них действительно можно только так – немедленно и решительно. Бедный Филиппыч, которому потом разгребать.

– Договорились. – Землянин кивнул. – Только я-то инструктаж не проходил. Что именно мы должны обнаружить?

– Вероятностную аномалию. – Атлант снова полез за пазуху и достал…

Павлу показалось, что это брусок раскаленного докрасна металла. Учитывая любовь атлантов к орихалку и электричеству, это вполне могло оказаться правдой, но теплом от предмета не тянуло.

– Очень слабый детектор, – посетовал Палоний. – Мы должны строго придерживаться области поиска, иначе можем пропустить всплеск.

– Убери, убери… – Павел сделал шаг в сторону, загораживая артефакт от рабочего, который как раз спрыгнул на асфальт из затормозившего напротив пострадавшего столба фургона. – И вообще, ребята, поосторожней с игрушками.

Особенно с теми, которые стреляют.

С последними словами Павел в упор посмотрел на интая. Не в силах игнорировать прямой намек, воин солнечного бога Инти медленно кивнул.

– Где граница нашего района? – поинтересовался Павел.

– Двенадцать стадиев от этого места в любую сторону. Мы в самом центре.

Времена, когда землянину приходилось уточнять такие элементарные вещи, прошли. Пересчет и грубое округление давали радиус чуть больше двух километров. Значит, в сторону области это где-то около метро «ВДНХ», а в сторону центра…

Павел нахмурился. Пострадавший давеча дом на Бочкова, по идее, находился где-то на границе зоны патрулирования. Что там Филиппыч говорил про чутье?

Как могут быть связаны исчезнувшая стена дома и троллейбусная атака, представлялось пока смутно. Но того, что оба ЧП произошли в контрольной зоне одного патруля, было вполне достаточно для попытки выяснить эту связь.

– Вот что, – произнес Павел. – Пойдемте-ка прогуляемся.

– Как далеко? – осведомился атлант.

– Не очень далеко. В пределах зоны.

– Нам нужно оставаться в центре, – процедил инка. – Отсюда мы сможем реагировать быстрее.

– Четыре мужика, торчащих день-деньской на одном месте… – Павел смерил индейца взглядом. – Да еще в таком прикиде…

– В нашей одежде что-то неправильно? – насторожился Палоний.

– Да. Она слишком одинакова. Если мы не хотим проблем, нужно перемещаться.

Он выразительно оглянулся на разворачивающих свои порядки электриков. Один из рабочих, растягивая за собой полосатую ленточку опасной зоны, недвусмысленно направлялся в сторону патрульных.

– Ты прав, пора уходить, – констатировал старший, и Павел без лишних слов зашагал в выбранном направлении.

Прохожие в начале седьмого утра попадались еще не слишком часто, но проезжая часть проспекта уже жила почти в дневном ритме. Выйти на дорогу теперь не пришло бы в голову даже самому необученному гиперборею. Полтора километра вверх по проспекту – получасовая прогулка неторопливым шагом. Гвардейцы Ассамблеи в полном соответствии с инструкциями держались в кильватере, сохраняя походный строй «колонна». Пару раз оглянувшись, Павел хотел было изменить формацию, но передумал – работа синхронного автопереводчика уже могла привлечь нежелательное внимание. Хоть не в ногу идут, и то слава богу.

Свежий воздух, атмосфера просыпающегося города, почти расслабленная походка… Что еще нужно для счастья? Самая малость – отсутствие угрозы катастрофы, способной перевернуть мир с ног на голову…


Знакомую по ночному приключению «девятку» Павел обнаружил сразу, как только миновал поворот на Бочкова. На пустой по раннему времени стоянке какого-то госучреждения «Жигули» смотрелись бы совсем сиротливо, если б не милицейский «УАЗ» по соседству. Экипаж патрульной машины покуривал на другой стороне улицы у затянутого ограждающей лентой подъезда пострадавшего дома.

Оставшуюся сотню метров Павел преодолел почти бегом. Глаза не обманули – номер «девятки» совпадал с запавшим в память, но самого капитана Сергеева нигде видно не было.

– Ну-ка зацените. – Землянин повернулся к спутникам, указал на квартиру без стен. – Видели такое?

Атланты переглянулись и покачали головами. Инка бросил взгляд исподлобья. Секунду он как будто колебался: отвечать или нет, но решение в пользу дела все-таки перевесило.

– Это похоже на объемный портал, – процедил он и замолк, ожидая нового вопроса. Чувство превосходства высокорожденного сквозило в каждом жесте, но реализоваться ему оказалось не суждено.

– Правильно, – обрадованно выговорил атлант, названный Тианием. – Так получается, если в прокол отправляются не предметы и люди, а часть пространства. Чаще всего – сфера.

– Вот как? – Павел всмотрелся в прореху стены. Если бы сфера прокола возникла в центре комнаты и зацепила бы стены… Шнурок от люстры, порезанная пополам мебель, округлые очертания проема… Очень похоже. Филиппычу все-таки следовало доложить на Совбезе об увиденном.

– Палоний, – позвал Павел, – что может засечь твой детектор?

Атлант без слов достал прибор. На миг землянину показалось, что оттенок свечения куска орихалка изменился, но это могло ничего не значить.

– Высокорожденный прав, – констатировал воин. – Здесь был открыт портал. Но остаточный след очень слабый, больше я не могу ничего сказать.

Павел кивнул и полез за телефонной трубкой. Кажется, Семену все же придется отдуваться за задержку сведений первостепенной важности. Может, и «Сеть»-то никакая была бы не нужна…

– Смотри! – вскричал младший атлант, указывая в сторону пострадавшего здания.

Землянин сумел обернуться достаточно быстро, чтобы заметить мелькнувшую в проломе третьего этажа тень. Команда получилась по-собачьи короткой:

– Взять!

Гвардейцы рванулись с места, словно гончие. В руках атлантов появились орихалковые стики и мгновенно покрылись электрической бахромой. Инка будто из воздуха вынул лучемет.

Едва поспевая за ними, Павел на бегу сунул в лицо заступившему дорогу милиционеру первое попавшееся удостоверение:

– Спокойно! Почему посторонние на объекте?!

И, не дожидаясь ответа, бросился вслед за бойцами.

Подъезд как подъезд. Дверь с пружиной, разбитая лампочка, хулиганское граффити на стенах… Воины уже топали где-то над головой, и гнаться за ними было, в общем, бесполезно. Павел сбавил шаг и в умеренном темпе преодолел четыре лестничных пролета.

Дверь в нужную квартиру была распахнута, бумажная ленточка с печатями – сорвана. Когда Павел ступил на лестничную площадку, на пороге возник инка. Уже никуда не торопясь и без лучемета в руках.

– Взяли, – кратко прокомментировал он. – Первая дверь налево…

– Угу… – буркнул землянин и протиснулся в прихожую.

Первая дверь налево оказалась кухней. Слуги Посейдона стояли посреди помещения. Человек между ними то ли был скован силовым полем, то ли просто пребывал в состоянии электрического шока: со стиков атлантов стекали ослепительные подвижные змеи разрядов, свиваясь вокруг задержанного в кокон.

В ноздри остро пахнуло озоном, но поморщился Павел совсем не от этого. Он поднял опрокинутый стул, подставил к столу и неторопливо уселся. Какой-то из кусочков паззла, похоже, встал на свое место. Понять бы теперь его значение…

– Отпустите, – попросил он атлантов. – Еще поджарите…

Те переглянулись и, видимо обменявшись в эфире мыслями, спрятали свои боевые инструменты. Сергеев рухнул на четвереньки и шумно втянул воздух.

– Ну, вы даете, мужики… – прохрипел он через несколько секунд.

Павел ногой подтолкнул к нему второй стул.

– Поднимайся, капитан. Разговаривать будем?

– Будем, – согласился опер, подумав, но смысл в это понятие он вложил свой. Его разговор начинался с вопросов: – Ты кто такой все-таки? От какой конторы?

В голосе земляка ясно слышались нотки бравады, и Павел невольно усмехнулся.

– А номер части и командира тебе не назвать?

Капитан в свою очередь оценил иронию. Кивнул:

– Если есть – называй.

– Этого тебе знать не положено, капитан. Доложи лучше, что ты делал на охраняемом объекте?

– Смотря по тому, кто спрашивает.

Так и не начавшись толком, разговор зашел в тупик. Павел вздохнул.

– Слушай, так мы ничего друг от друга не добьемся…

– А мне от тебя ничего и не надо, – перебил Сергеев. – Это твои люди тут цирк устроили, не я.

Последние слова вызвали улыбку на губах интая. Очень тонкую и очень холодную.

– Ладно, – буркнул Павел. – Я предлагал разойтись миром. Ты не захотел.

Следя за его рукой, Сергеев ощутимо напрягся, но землянин достал из внутреннего кармана всего лишь телефон.

На месте развязывать язык упрямому оперу скорее всего не удастся, а понять, каким боком он относится к загадочной квартире, все равно надо. К счастью, медики атлантов умеют работать с памятью. Не так изящно, как ящеры, но… Главное, что лишних воспоминаний о методах допроса ассамблейщиков у капитана не останется.

Пролистав строчки «Пронин» (еще возится с контуженными гипербореями) и «Потапов» (если не на заседании Совбеза, то наверняка в оперативном штабе), Павел задержал курсор на надписи «Градобор». Да, пожалуй, больше звать некого. Куда он, кстати, делся после того, как высадил их на проспекте?..


– Я догадывался, что ты позвонишь быстро, – сообщил в трубку гиперборей вместо приветствия. – Что с патрулем?

– Все в порядке пока. Но мне нужен транспорт на улице Бочкова и разрешение Совбеза на взаимодействие с местными…

– Когда это тебе требовалось такое разрешение? – удивился Градобор.

– Очень редко, – согласился Павел. – Только если нужен инструментальный допрос и зачистка памяти.

Прежде чем ответить, главный дознаватель взял трехсекундную паузу. Потом наконец выговорил:

– Я возвращаюсь, транспорт будет. С советом разберемся вместе.

Озадаченной легкой победой Павел сложил трубку. Вот даже как… По первому требованию, не спросив объяснений… Впрочем, ситуация диктовала максимально возможную скорость принятия решений. Интересно, всем патрулям предоставлен подобный карт-бланш? Павел вспомнил размазанного по кабине водителя троллейбуса и невесело усмехнулся. Ох, не зря у Филиппыча болела голова!

– Не буянь, – предупредил Павел капитана, заметив, что тот быстро и цепко осмотрелся. – Поедешь с нами, расскажешь все, что знаешь. Потом сможешь быть свободен… Наверное.

– Не выйдет, в управлении знают, где я. Если поднимут шум… – Сергеев умолк, осознав нелепость сказанного.

Павел отмахнулся от неуклюжей попытки угрозы.

– Сейчас мы пойдем на улицу, – предупредил он. – Там подождем машину. Постовых у подъезда не вмешивай, если не хочешь им тоже устроить промывку памяти.

Капитан покосился на атлантов, и Павел вдруг понял, что, несмотря на показную уверенность и браваду, на самом деле опер совершенно сбит с толку. Его замкнутость – следствие невозможности просчитать ситуацию хотя бы на несколько фраз вперед… Да и элементарного страха тоже. Сергеев явно не был дураком, чтобы списывать увиденное на разработки секретных лабораторий ФСБ или даже ЦРУ. Очень может быть, что его фантазии уже хватило на почти правильные выводы.

Не беда. Атланты все исправят.

– Ладно, – проговорил вдруг капитан каким-то севшим голосом. – Не надо машину. Не знаю, кто вы, но вижу – ребята серьезные…

– Поздно спохватился. – Павел встал. – Идем. Пистолет его где?

Последний вопрос был обращен к старшему атланту, но Палоний не стал отвечать. Вместо этого он выхватил названный детектором кусок орихалка.

Теперь даже землянин видел изменения. Брусок быстро пульсировал от красного до белого каления и заметно вибрировал в руке атланта. Капитан Сергеев вскочил и отпрянул назад, видимо, приняв прибор за оружие, но гвардейцы уже не обращали на него внимания. Тианий что-то очень громко и эмоционально произнес на языке Атлансии, и автоматический переводчик, помедлив дольше обычного, сообщил:

– Черт возьми. Это прокол.

Разноголосица окончательно добила оперуполномоченного, наверняка подтвердив его самые смелые догадки. Но беспокоиться о душевном здоровье «языка» было больше некогда.

– Где? – бросил Павел.

Вместо ответа Палоний бросился вон из кухни. Землянин промедлил лишь мгновение и оказался оттерт от дверей вторым атлантом и инком, которые сумели протиснуться в проем одновременно. В тот же миг коридор озарился зеленой вспышкой прокола.

Павел перевел дух, укрощая первоначальный порыв, вытащил лучемет и спокойно снял с предохранителя. Повернулся к оперу, впившемуся взглядом в оружие, и повторил вопрос, заданный еще атланту:

– Пистолет где?

Сергеев машинально полез за пазуху. Это было плохо, иллюзия вооруженности могла толкнуть капитана на неадекватные действия.

– Забудь о нем! – непоследовательно приказал Павел. – И ни шагу с кухни…

Уже не сомневаясь, что увидит нечто ужасное, он шагнул в коридор.

Широкие двустворчатые двери в зал были снесены с петель, а спины атлантов в проходе закрывали «гостя» лишь отчасти…

Нет, того мистического, парализующего волю ужаса, какой вызывал вчерашний демон, не возникло. Облик сегодняшнего монстра рождал лишь брезгливое отвращение до холодных мурашек вдоль спины и передергивания плечами. Ксенофобом Павел себя не считал, но именно эти обитатели самых сырых и темных углов с детства были исключением из правил.

Всего длины в ней было метров семь. Первые два десятка суетливых ног уже внесли через пролом усатую лупоглазую голову и половину сегментированного тела. Оставшиеся, должно быть, еще тащили двойной зазубренный хвост по внешней стене дома.

Мерзко скрипел хитин…

Мерзко дергались суставчатые усы, суетливо, но целенаправленно ощупывая стены и остатки мебели…

Мерзко стучали коготки, вонзаясь в паркет и выламывая из него плитки…

Павел смахнул испарину со лба, перехватил вспотевшими пальцами мягкую рукоятку лучемета. И в тот же миг очнулись гвардейцы.

Атланты вскинули руки – обученные армейским уставным приемам, они действовали абсолютно одинаково. Два прозрачных голубых диска с центрами на орихалковых стиках перекрыли пространство у входа. Два ослепительных шарика вспыхнули в занесенных словно для удара ладонях. Инка взял прицел, припав на одно колено. Тоже по уставу, или нарочно оставил верхний ярус для землянина?

Палоний бросил короткую команду.

– Шаг, – перевел механический голос, и оба атланта действительно шагнули вперед. Пригашенные на мгновение щиты пропустили брошенные во врага сгустки плазмы… Похоже, эта тактика сохранилась с тех пор, когда воины еще метали дротики, только оружие качественно изменилось. Комната содрогнулась от двойного взрыва, воздух наполнился дымом, горящими клочьями штор и обломками мебели, кусками коричневой плоти.

Не то чтобы гигантская сороконожка совсем не пострадала. Одна из ног превратилась в культю, один из щитков панциря разломился, ударив осколками в потолок и стены… Вот только на боеспособности твари эти повреждения никак не отразились. Удар втянувшегося в квартиру хвоста пришелся в стык двух щитов атлантов.

Слуги Посейдона пошатнулись, но защиту не развели. В свободной руке у каждого появился новый светящийся шарик. Инку не хватило терпения дождаться своей очереди, он выстрелил одновременно с броском атлантов. Но луч его оружия уперся в диски силового поля, на миг вспыхнувшие ярким голубым светом.

– Не стреляй, – воспроизвел переводчик яростный выкрик Палония, и в ту же секунду сороконожка ударила снова. Уже лишенная одного из усов голова целила в старшего воина, двузубец хвоста – в его ученика. Слуги Посейдона оказались отброшены к разным стенам. Тианий не удержал в руке свой стик – блестящий орихалковый стержень откатился к ногам индейца, защитное поле погасло.

Выкрикнув что-то совсем уже не переводимое, Палоний метнул в насекомое две молнии подряд. Павла едва не опрокинуло горячей ударной волной, в щеку впилась какая-то щепка, мелькнул у самой головы вырванный из панциря кусок хитина…

В тот же миг интай выстрелил снова. Прицельно или случайно, но луч коснулся расколотых сегментов брони, и тогда сороконожка наконец почувствовала боль. Длинное тело конвульсивно изогнулось, сворачиваясь в кольцо… И тут же распрямилось, чтобы свернуться в обратную сторону…

Вся уцелевшая в комнате мебель превратилась в труху. Стекло, дерево, кирпич и штукатурка, выбитые из стен… Беззвучно в общем грохоте лопнул кинескоп старенького «Рубина»… Через внешний пролом в стене выбросило волну мусора…

После атаки атлантов о скрытности операции жалеть было поздно. Павел дернул регулятор своего оружия в положение «Разряд» и открыл огонь поверх головы высокорожденного. Щит Палония снова вспыхнул, предохраняя воина от жара и ударной волны. Тиания защищать было не нужно – изломанное до состояния мешка с костями тело истекало кровью в дальнем углу.

Первый разряд вылетел во двор и расколол ствол ближайшего тополя. Второй вскрыл паркет – в потолок брызнули обломки доски и крошево бетонной стяжки. Третий достиг цели, но даже почти разорванное пополам сегментированное тело продолжало борьбу.

Выбивая когтями куски штукатурки, тяжелое насекомое в один миг взлетело по стене на потолок. Палоний едва успел подставить щит под удар хвоста сверху и оказался зажат в углу между стеной и полом.

Закованная в хитин голова свесилась с верхнего края дверного проема. Жвалы громко щелкнули, сомкнувшись на куртке инка, и потянули жертву вверх. Индеец вскрикнул, выронил оружие, пытаясь удержаться за дверной косяк…

Выстрел тепловым разрядом в упор равносилен взрыву гранаты в вытянутой руке. Павел повел большим пальцем, переключаясь на луч, но руки интая уже соскользнули, и насекомое скрылось за притолокой. Растерзать беззащитную плоть было для твари делом секунды, но Павел колебался еще меньше.

Кувырок вперед, выход в позицию лежа на спине… Бесшумный белый луч уперся в основание головного сегмента панциря…

Бесконечно долгое мгновение монстр оценивал свои ощущения. А потом инка мешком обрушился на пол, пронзительно скрипнул хитин, и длинное тело дугой изогнулось вниз. Иззубренные блестящие жвалы зависли в полуметре от лица землянина. Хватать и рвать было не обязательно, достаточно просто спрыгнуть. Передние ноги суетливо дергались в воздухе в поисках опоры – по человеку они прошлись бы словно культиватор.

Ухмылка почти не имеющей подвижности морды могла быть лишь плодом воображения человека. Только вот почему она оказалась так похожа на оскал давешнего демона?

В следующий миг два десятка впившихся в потолок когтей разжались и…

Павел не успел даже испугаться. Это было нелепо до полного неправдоподобия: погибнуть под тушей ожившего детского кошмара – гигантской сороконожки… Полный абзац! Впрочем, рассмеяться он тоже не успел.

Потому что мир остановился.

Замерли языки пламени на обрывках ткани и разбросанных книгах, застыли струи дыма от тлеющих деревяшек, остановилась в полете тягучая струйка слизи с блестящих жвал твари… Звуки умерли, и если б не собственное сбитое дыхание, Павел решил бы, что оглох.

Меньше всего он мог надеяться на включение «паузы» именно сейчас, но эффекты были слишком знакомы, чтобы ошибиться. Отцепив нагрудный карман куртки от когтя зависшей над ним твари, землянин выкатился из-под отвратительно белесого брюха. Атлант разбуженным медведем возился в углу. Индеец, так и не успев подняться, замер на одном колене с безумным взглядом – в контур «паузы» его, похоже, не включили.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Поделиться ссылкой на выделенное