Игорь Ковальчук.

Черно-белая война

(страница 6 из 30)

скачать книгу бесплатно

   – Алзара, предатель! – выдохнул Мортимер, будто перчатку в лицо швырнул. Будто плюнул в глаза. – Подонок. Что, на стороне черных слаще? Ну смотри. Ты еще за все ответишь. – Подскочивший охранник взмахнул резиновой дубинкой, ударил раз, другой. Веридан поневоле взвыл, но в его вое звучало все то же. – Ответишь!
   – Прекратите! – не выдержала Моргана. Дернулась вперед – и зашаталась, побледнев. Должно быть, и на нее надели блоки с особым заклинанием, не пожалели. Рикардо Алзара заботливо поддержал ее под локоть.
   – Прекрати, – бросил он охраннику. – Не надо… Идемте, мадам. Позвольте звать вас по имени, леди Моргана?
   – Это не слишком вежливо, сударь, – холодно ответила девушка, выдернув локоть. – Не трогайте меня.
   – Вам лучше последовать за мной, мадам. Ваш брат пойдет с вами.
   – Не трогайте меня, – повторила она. Глубоко вздохнула, прикрыла глаза. Взяла себя в руки. – Я пойду за вами.
   Руин встал рядом с сестрой, потом шагнул немного вперед. Ему пока не приходило в голову, что, если бы Алзара хотел причинить вред Моргане, он просто не стал бы брать с собой ее брата. Пока не приходило, но с неизбежностью должно было прийти. Единственное, о чем он подумал сейчас – что пока он остается с ней и сможет защищать ее. И если не защитить, то хотя бы попытаться это сделать.

   Алзара провел своих пленников сквозь портал, поставленный с артефакта. В тот момент, когда Моргана перешагнула тонкую светящуюся границу телепорта, ей в глаза ударил солнечный свет. Она остановилась, щурясь, прикрыла развернутой ладонью глаза и огляделась. Первое, что она увидела вдали – море, огромное синее пространство, лишь чуть темнее, чем небесный свод, выгибающийся над ним чашей, а под ногами – камень террасы. Край рукотворного обрыва, не защищенный даже перильцами, находился в метре от нее, но девушка не дрогнула.
   Она не испугалась. Ей было хорошо. Красота окружающего мира захватила ее душу, и Моргана, очарованная панорамой, замерла неподвижно, любуясь.
   – Моргана! – позвал Руин.
   Девушка обернулась.
   Она стояла на террасе замка. За спиной вздымалась серая стена, слева узкая лесенка, которая, должно быть, вела во внутренний дворик замка, а справа края террасы касались кроны деревьев. Рикардо и Руин ждали ее, стоя у лестницы. Рыжеволосый уже проявлял нетерпение. Девушка вздохнула и заспешила за мужчинами.
   Они спустились во внутренний дворик, утопающий в зелени – должно быть, сад, где между розами, многоцветными лилиями и мальвами шныряли гремлины. Потом по трем ступенькам они поднялись к двери, прошли по коридору и целой череде комнат, больше похожих на небольшие залы, и вышли на балкон – широкий, как давешняя терраса, только защищенный перилами и уставленный удобной мебелью. Он выходил на густую зелень леса, покрывавшего пологий склон горы и спускавшегося к морю.
   Рикардо широким жестом показал на креслица вокруг стола, уже накрытого.
   – Присаживайтесь.
Поговорим.
   Моргана опасливо опустилась в мягкое кресло. Оно оказалось удивительно уютным, и ей тут же захотелось свернуться в нем клубочком. Девушка с трудом удержалась. Все-таки этот поступок мог показаться хозяину замка вызывающим. Она осталась сидеть, церемонно выпрямив спину.
   Руин опустился в кресло рядом с ней. Он казался расслабленным, но на самом деле бдительно следил за каждым движением Рикардо. Как только он сел, из-под кресла выскочил гремлин с роскошным белокурым чубом, вспрыгнул на стол и принялся снимать колпаки с блюд. Колпаки он складывал в стопку, и та скоро стала в три раза больше, чем тельце существа. Но гремлин нисколько не терялся. Балансируя огромной пирамидой, он спрыгнул со стола и исчез.
   – Угощайтесь, – предложил хозяин замка.
   – Скажите, это правда, что вы – Алзара? – спросил Руин.
   Рикардо, уже взявший бокал, посмотрел на него длинным взглядом.
   – Да, – помолчав, ответил он. – Алзара. И что же?
   – Можно ли задать вопрос – что же в таком случае вы делаете на Черной стороне? – очень вежливо осведомился Арман.
   – А что может черный маг делать на Черной стороне? Я здесь живу.
   – Интересно… Эта агрессия в отношении Центра… Вам кажется, что вполне естественно принять в ней участие?
   – Разве я принимал в этом участие? – деланно удивился Алзара. – Я не участвовал в нападении.
   – Тогда за какие же заслуги тебе позволили взять двоих пленников? – проницательно поинтересовался Руин. – За красивые глаза?
   Рикардо мучительно покраснел. Но ничего больше. Пока он держался.
   – Я оказал кое-какие услуги, согласен. Кстати, ты мог бы поблагодарить меня, что я забрал вас с сестрой. На Моргану было подано около пятнадцати заявок. Она уже довольно знаменита в Центре – знаменита своей красотой. – Алзара покосился на девушку, которая залилась краской то ли смущения, то ли гнева.
   – Я поблагодарю тебя, если ты нас отпустишь.
   – Я не могу вас сейчас отпустить.
   – Что ж. Поблагодарю тогда, когда отпустишь. Если, конечно, оба мы никак не пострадаем, пребывая у тебя в гостях, – спокойно ответил Арман. – И, кстати, очень интересно, каковы же оказанные тобой услуги, если тебе позволили забрать себе пленницу, на которую было написано такое количество заявок? – Рикардо снова покраснел. – Да, кстати, Черная сторона теперь, что же, собирается наведываться в Центр за рабами, так я понимаю? Чья очередь следующая, после Мортимеров? Не Алзара ли?
   – Прекрати, – вспылил Рикардо. – И дело не в рабах. Вы не рабы – вы пленники.
   – Это меня, конечно, здорово успокаивает, – согласился молодой маг. Иронию в его голосе ощутил бы только очень проницательный человек. – Только пока разница не слишком очевидна. Что, по вашему законодательству, ты имеешь право делать с нами? Вернее, чего не имеешь права делать?
   – Ну например, убивать. Или калечить…
   – Все?
   – Ну… Почти.
   – Замечательно…
   Руин переглянулся с сестрой – в глазах девушки, довольно глубоко, тлел огонек паники.
   – Я хочу объяснить, – поспешил Рикардо. – Я ничего не собираюсь делать с вами. Ничего особенного. Поживете здесь, пообщаемся – и все. Я вас отпущу, когда истечет срок, на который была договоренность.
   – Какой срок?
   – Один сезон.
   – Что значит – сезон? На Белой стороне, насколько я знаю, в году четыре сезона. На Черной – по-разному, то ли четыре, то ли два. Так?
   – Ну… Да. У нас считают два сезона – зима и лето.
   – Значит, на полгода. – Руин снова взглянул на Моргану. Она сидела, опустив глаза, и Арману захотелось прикрикнуть на нее, велеть, чтоб приняла более дерзкий вид. Такой, смущенной и скромной, она казалась настолько прелестной, что у каждого нормального мужчины могла пойти кругом голова. Молодой человек вполне отдавал себе отчет в том, что сейчас, в тисках этих блоков, он не способен оказать черному магу достойное сопротивление. Одно заклинание с его стороны – и все, заступник будет валяться на полу, неподвижный, и сможет лишь смотреть, что станет вытворять хозяин замка с его сестрой.
   Арман помолчал. Рикардо тоже не произносил ни слова и, к счастью, на Моргану не смотрел. Он ковырялся в тарелке.
   – Ладно, – продолжил Руин. – Попробуй сам оценить произошедшее с точки зрения законов Асгердана.
   – Я живу не в Асгердане.
   – Но ты клановый. Или ты отказываешься от клана?
   Рикардо бросил вилку и отвернулся. Девушка вздрогнула, подняла глаза на хозяина замка и в растерянности потянулась к графину с вином. Налила, опрокинула залпом и поморщилась. С недоумением посмотрела на графин. По распространившемуся запаху Руин машинально отметил, что вино не слишком хорошее. Моргана, выросшая при дворе властителя Провала и жившая потом в семье такого обеспеченного человека, как один из лучших (и один из богатейших) юристов Центра – отец Морганы, Мэльдор.
   – Я не отказываюсь от клана, – глухо ответил он. – Но это не твое дело. Ответь мне, законник, если клан Блюстителей Закона Асгердана дал согласие на рейд против Мортимеров, так какие претензии к черным магам?
   – Блюстители Закона? – Руин медленно поднялся с кресла.
   Моргана перевела на брата ошеломленные глаза. Потом снова посмотрела на Рикардо.
   – При чем тут Блюстители Закона? – не выдержала она, привставая тоже, но, наткнувшись на предостерегающий и довольно холодный взор Руина, замолчала. Она поняла то, что он хотел ей сказать: не лезь в разговор мужчин.
   – Ответьте, сударь Алзара, при чем тут Блюстители?
   – Я не обязан вам ничего отвечать, – раздраженно ответил Рикардо. – Я сам ничего не знаю. И знать не хочу. Хватит. – Он зло уставился в тарелку. – Есть будете или приказать унести?
   – У меня нет аппетита, – хмуро ответил Руин.
   – Ну неразумно. Время приближается к полудню. Мадам, хоть вы перекусите.
   Девушка, не поднимая головы, отрицательно покачала головой. Рикардо растерянно оглядел сперва ее, потом и мужчину. 
   – Вы что же, полгода будете от еды отказываться?
   – Разумеется, нет, – ответил Руин. – Но прежде чем мы приступим к еде, хотелось бы прояснить кое-что еще. Зачем вам, черным, понадобились Мортимеры?
   – Да не то чтоб именно Мортимеры, – пробурчал Алзара. – Не обязательно. Нашим магам нужны были белые чародеи любого уровня силы. Всем известно, что уж клановые-то поголовно обладают магическим образованием. Потому было решено, что объектом нападения станет один из кланов. Конкретно – Мортимеры.
   – И выбор пал на Мортимеров потому, что Блюстители Закона выразили свое согласие, не так ли?
   – Я этого не говорил.
   – Говорил. Но, впрочем, это и неважно. Насколько я понимаю, над пленными будут производиться опыты. Замечательно…
   – Руин… – испуганно прошептала Моргана.
   – Сестра, успокойся. Подожди. Но согласись, Алзара, результат исследования вряд ли будет полным, если вы будете изучать только слабых магов.
   – А у нас не только слабые есть, – похвастался Рикардо.
   – Будешь говорить, что вам в плен дался кто-нибудь из наших архимагов? – презрительно усмехнулся Руин.
   – Нет. Архимаги не дались. Но наши ребята захватили одного старшего магистра. Леди Кервин Мортимер. Знаешь такую?
   – Знаю. – Руин смотрел на хозяина замка, не отрываясь. – Разумеется. Только не боишься ли ты, что Асгердан не замедлит ударить в ответ?
   – С чего это? Да вы, Мортимеры, уже всех достали. Центр с удовольствием избавится от вас, я уверен…
   – Ну, Рик, то, что ты говоришь, не слишком-то вежливо, – прозвучало из двери. Оттуда выглянул Ринальдо, махнул рукой и снова пропал. Ненадолго. Из дверного проема он появился, таща за собой Спиногрыза. – Особенно странно звучит подобное суждение в свете твоего романа с девушкой из клана Мортимер.
   – Да? – заинтересовалась Моргана. – С кем?
   – Ах, какая банальная причина поступка, который иначе, как предательством, и не назовешь, – картинно воскликнул Руин. – Нелады с центриткой, не так ли? Вопрос личной мести.
   – Да ее давным-давно в живых нет! Когда это было-то! – завопил побагровевший Рикардо. – И потом – мои дела – не твое дело, Арман-Мортимер. Не лезь в мою личную жизнь!
   – Где уж там твоя личная жизнь. Была бы личная, если бы мы не сидели у тебя в плену, Алзара! – ответил взбешенный Руин. Он так и не присел обратно, и теперь этим двоим, рыжему и темноволосому, казалось, вот-вот предстояла драка. – Ты что, сам не понимаешь, что ты подлец?
   – Так, господа, господа. – Ринальдо с завидной ловкостью ввинтился между ними. – Вы квиты. Ты, Рик, начал первый, нахамил – теперь тебе ответили. И довольно об этом. Сударь… Если не ошибаюсь, вас зовут Руином, верно? Сударь, сперва надо разобраться в деле во всех подробностях. А потом уже бросать обвинения. Рик, утихни.
   – Да я ему… мозги вышибу!
   – И не подумаешь. Ты сам записал этого пленника за мной. Он – мой пленник, и мозги ему могу вышибать только я. Так что руки прочь. Руин, присядьте, и давайте перекусим. Мэрлот, вина тащи! Да не эту кислятину. Если нет приличного вина, принеси лучше пива.
   – Да, хозяин, – величаво произнес белобрысый гремлин и, поклонившись, исчез.
   – Как вы назвали гремлина? – переспросила изумленная Моргана.
   Ринальдо повернулся к ней – и ненадолго замер. Медленно поклонился.
   – Мадам?.. Мои приветствия. Вы… Вас ведь зовут Морганой, я не ошибся?
   – Нет. – Она неуверенно протянула ему руку, к которой Лайварро галантно прикоснулся губами. – Вы не ошиблись. Прошу вас, отпустите меня.
   – Отпусти ее, Рино, немедленно, – сумрачно велел Алзара. – Раз уж так, то она-то – моя пленница. И нечего приставать к девушке.
   – Я леди не держу, – примирительно сказал Ринальдо. – В отличие от тебя, я никогда не забываю о куртуазности. Наконец-то наш холостяцкий замок украсит своим присутствием прелестная дама… А вот и пиво. Спасибо, Мэрлот… Конечно, грех предлагать женщине пива, но я все же рекомендую – отличный напиток.
   – Я не откажусь, – сказала Моргана. Взяла кружку и принюхалась. – Сказать по правде, это пиво лучше, чем это вино.
   – Мэрлот, убери это вино и вылей его!
   – Что все я да я, – проворчал гремлин. – Будто других нет. Сейчас пришлю кого-нибудь из младших, – и величаво ушел.
   – Он, можно сказать, патриарх местного гремлинского рода, – объяснил Ринальдо Моргане. – Потому иногда ведет себя вызывающе. Ну да ему можно.
   – Не вызывающе, – возразила девушка. – Он очень достойный гремлин. Гордый – так это и хорошо.
   Поколебавшись, за стол сел Руин, устроился в своем кресле и Рикардо – надутый и разозленный, но молчаливый. Впервые за время знакомства с ним упорно молчал Спиногрыз, притулившийся на свободном местечке и недоверчиво разглядывающий содержимое тарелок. Жизнь приучила его с недоверием относиться к новой, необычной на вид и запах еде, а в этом мире вся еда была ему непривычна. С тех пор как перебрался с Ладжера на остров Рикардо, он ходил полуголодным, категорически отказывался от фруктов, картофеля, свеклы и моркови и очень осторожно ел мясо.
   Вот и теперь, откромсав себе кусок свинины, Спиногрыз сперва обнюхал его со всех сторон, потом осторожно попробовал на язык. Руин поглядывал на мальчишку с любопытством, не забывая, впрочем, следить за сестрой и Ринальдо, который плотно принялся за ней ухаживать. По ищущему взгляду девушки можно было догадаться, что она с удовольствием держала бы на расстоянии непрошеного кавалера, если б умела, но тот вел себя так умно и вежливо, что поводов оскорбиться не появлялось. Взгляд Морганы стал тревожным, умоляющим.
   Обед получился странный. Ринальдо и Моргана почти не замечали, что отправляют в рот – один был занят ухаживаниями, другая – попытками донести до сознания кавалера, что его внимание неуместно. Руин и Рикардо сумрачно ковырялись в тарелках, им было не до еды. Впрочем, сумрачны они были по разным причинам, но оба – всерьез. Ну а у Спиногрыза были свои проблемы – он все не решался попробовать пиво, хотя этот напиток его серьезно заинтересовал.
   Наконец, убедившись, что все пившие пиво до сих пор живы и покосившись на учителя, торопливо налил себе кружку. Проглотил.
   – Эй, Спиногрыз, тебе сколько лет? – возмутился Рикардо.
   – Да я не помню. А что?
   – Пиво можно только с двадцати лет.
   – С восемнадцати, – поправил Ринальдо.
   – Это у тебя на родине с восемнадцати. У нас по-другому.
   – Откуда вы родом, Ринальдо? – хмуро спросил Руин.
   – Издалека. Из другого мира.
   – Я понимаю. А из какого? Я о нем слышал?
   – Вряд ли. Да и какая разница, как он назывался, – сдержанно ответил Ринальдо. – Его уже давно не существует.
   Все, смущенные, что разговор случайно коснулся того, чего лучше бы и не касаться, вежливо помолчали несколько мгновений. Под шумок Спиногрыз допил пиво и звучно икнул.
   – Извините, – выдавил он.
   – И потому ты теперь живешь здесь? – спросил Арман.
   Ринальдо лишь пожал плечами.
   – Надо же где-то жить.
   – И ты имеешь что-нибудь против центритских кланов?
   – Ровным счетом ничего. Окажись я тогда на Белой стороне, сейчас воевал бы против Рика. – Лайварро улыбнулся другу. Тот ответил свирепым взглядом. – Сказать по правде, я еще только привыкаю к вашим традициям и нравам. Трудно осваиваться в новом мире. Я уже тридцать лет пытаюсь привыкнуть.
   – К чему?
   – К законам Черной стороны. К тому, что они называют законом. К принципу вседозволенности, если точнее.
   – Что за принцип? – заинтересовалась Моргана.
   – Самый простой принцип. Закон на стороне того, кто сильней.
   Руин покачал головой.
   – Я думал, подобное возможно только в Провале. Что тут можно сказать… Знаете, господа, если закон государства не защищает слабых, такое государство рано или поздно обречено на гибель. Я это понял, когда немного пожил в Асгердане. После Провала – разительный контраст.
   – Что ж, я готов согласиться, – осторожно произнес Ринальдо. – Одно лишь под вопросом – насколько быстро настигнет государство эта гибель.
   – Так, начались отвлеченные разговоры, – прорычал Алзара. Ни один, ни другой из беседующих мужчин головы в ответ не повернули.
   Рикардо раздраженно дернул плечом и отвернулся, делая вид, будто все в порядке. Только тут он заметил, что его ученик, которому на вид было не больше пятнадцати, продолжает тянуть понравившееся пиво из большой стеклянной кружки. Он только-только сдул пену с новой порции и пригубил ее, с любопытством кося глазами на темный напиток. Глаза у него были мечтательные. Алзара подскочил к парнишке и отнял у него кружку.
   – Ты что же творишь. А? Сказано – до двадцати лет нельзя.
   – Да мне, кажется… – робко возразил Спиногрыз.
   – Меньше пить надо, тогда и казаться не будет. – Замечание показалось ему таким остроумным, что он буквально расплылся в довольной улыбке. Взгляд его поблескивал слегка хмельным огоньком – хозяин замка набрался и сам не заметил, как и когда. Он совершенно незаметно для себя и окружающих выпил три полных бокала вина.
   – Но, учитель, если я не допью, куда же девать этот волшебный напиток? Неужели обратно в бочонок?
   – Обратно нельзя, – назидательно объяснил Рикардо. Задумчиво оглядел остатки пены, а потом осушил кружку.
   – Рик, не увлекайся, – предупредил Ринальдо. – У тебя башка слабая.
   – Да иди ты к черту! – возмутился тот. – Что ты мне – папа? Мама? Спиногрыз, налей мне еще!
   – Да, учитель.
   Рикардо быстро выцедил вторую кружку и устремил пристальный взгляд на ученика. Осуждающе воскликнул:
   – Да ты, никак, пьян!
   Совершенно трезвые глаза Спиногрыза просияли.
   – Простите, учитель!
   – Вот-вот. Безобразие. Налей-ка еще.
   – Рик! – снова вмешался Ринальдо.
   – Иди к черту!
   – Уф! – Лайварро помотал головой. Взглянул на Моргану, на Руина. – Пойдемте. Все, пошло-поехало. У Рика бывает. От огорчения. Пойдем… Мэрлот! Пришли своих ребят, пусть следят за хозяином, чтоб купаться не полез.
   Сперва Ринальдо повел пленников – брата и сестру – по замку: показать, что где в замке можно найти. Показал столовую, спальни, библиотеку, ткнув пальцем в сторону лестницы, ведущей в донжон, объяснил, что туда ходить нельзя, показал скромных размеров бассейн, больше похожий на огромную каменную чашу, наполненную водой, привел и в сад. Но, заметив, что Моргана уже начала шататься от усталости, что она побледнела, а под глазами легли темные круги, Ринальдо повел ее в спальню, где гремлины уже заканчивали застилать постель.
   Моргана с облегчением спряталась в ванной, а Ринальдо вопросительно посмотрел на Руина.
   – Ну что, теперь тебя отвести в спальню?
   – Почему же нет. Отведи.
   Лайварро показал Арману приготовленную для него комнату. Молодой маг обратил внимание и на дверь с массивными скобами и засовом снаружи, и на витые решетки на окнах (впрочем, подобные стальные «украшения» подобного рода защищали все окна замка, исключение составляли лишь огромные окна галерей – там стояли деревянные решетки, и по ним карабкался виноград). И то, и другое напоминало – забывать о том, что он здесь пленник, не следует. Руин прошелся по комнате, потрогал столбики кровати, кованую лампу-бра, куда следовало вставлять свечу, огромный неуклюжий комод с грубыми ручками.
   Первая мысль, пришедшая ему в голову, звучала примерно так: «Да уж, эстетическое чувство эта комната оскорбляет». Разумеется, молодой человек не произнес вслух ничего подобного и даже не поморщился, приоткрыл дверь в ванную, заглянул туда и спугнул группку гремлинов, игравших в городки тюбиками пасты, флакончиками шампуня, баночками жидкого мыла и зубными щетками.
   – Там – чистое белье, там – полотенца, – сказал Ринальдо, неопределенно махнув рукой. – Ладно, я тебя оставлю.
   – Нет, подожди. Твой приятель мне не пожелал толком отвечать, в чем дело. Может, ты скажешь?
   – Да я понимаю еще меньше, – улыбнулся Лайварро. – Ты не волнуйся так. Рик – парень нормальный. Ничего он не сделает твоей сестре. Сестре же? Вы похожи.
   – Это все говорят.
   – Не сделает. Не тот он парень. Пощечина, полученная от женщины, погружает его в бездны самоуничижения. И потом – он давным-давно влюблен. Его возлюбленной нет в живых, но чувства-то есть. Он мне об этом по пьяному делу не раз говорил. Девушка из твоего клана, кстати.
   – Кто же?
   – Маргрита Мортимер.
   – Она числится пропавшей без вести, – бесстрастно поправил Руин.
   – Она уже давно пропала, и ни слуху, ни духу. Если до сих пор не нашлась, так вряд ли теперь найдется.
   – Что с того? Мой старший брат вообще считался мертвым и при этом нашелся.
   – Это ликвидатор-то?
   – Именно.
   Улыбка стерлась с лица Ринальдо. Он посмотрел на Руина очень серьезно.
   – Вот уж кому точно нельзя попадать в плен. Не выживет.
   – Будем надеяться, что ему хватит соображения и удачи не попасться… Скажи, а почему бывший центрит живет здесь, на Черной стороне, ты тоже не знаешь?
   – Рик почти ничего не рассказывал. Я лишь знаю, что он, кажется, сильно поссорился с отцом, и вот результат… Ладно. – Лайварро поднял развернутую ладонь. – Болтать можно до бесконечности, а ты уже на ногах не стоишь. Это никуда не годится. Ложись-ка отдыхать. А я пойду попробую уложить Рика. Он, как переберет пива, начинает буянить.
   Он кивнул и вышел из комнаты, аккуратно прикрыл за собой дверь.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Поделиться ссылкой на выделенное