Игорь Чубаха.

Смотрящий по неволе

(страница 4 из 22)

скачать книгу бесплатно

   Леха послушно потянулся за канистрой, держа тлеющую сигарету в как можно дальше отнесенной левой руке.
   – А теперь, Леша, ты сцедишь весь бензин на запертую дверь и бросишь окурок, – даже краешком глаз не глядя на бойца, обрисовал Сергей тому дальнейшие планы. И говорил непростые слова Шрам, как нечто само собой разумеющееся. Чтоб молодой раньше времени не обделался.
   – Я!? – сжался парень.
   – Так надо, Леша. Теперь наш черед в сводку попадать, – только и сказал Шрам.
   Но прозвучало это с такой интонацией, что Леха сразу стал готов ко всему. Выплеснуть бензин на дверь? Пожалуйста. Выломать дверь голыми руками? Легко. Вцепится в глотку первому встречному азеру? Без проблем! Лишь бы не выглядеть в глазах сидящего рядом человека последним чмом.
   Очевидно, Шрамов просек бурление внутри бойца и посчитал разумным дружески хлопнуть по плечу:
   – Будя психовать. Не надо бросаться на амбразуру попой вперед, – дал установку Шрам голосом спокойным, как шелест листьев.
   И пересилив себя, Алексей с канистрой и сигаретой неловко выбрался из лайбы.
   – А бросишь окурочек, тихо и спокойно отчаливай. Вот тебе четыре тонны баков, – напутствовал Шрам, – Кстати, залегай на дно неглубоко. В офисе еще розетки поставить надо. Вот ними и займись, а то наемным работягам ничего доверить нельзя. И только если я не вернусь к утру, дуй на все четыре стороны. А если вернусь, у тебя до утра еще одна работа будет.
   – Какая? – растерянно промямлил Леха.
   – Хозяина «Волги» вычислить и три штуки баков ему заслать.
   – Так этот драндулет больше пятисот баков никак не тянет! – совсем уже ошалело промычал подчиненный.
   – Вот именно. Нафиг нам надо обижать невинного человека. У него и так с ментами проблем будет выше крыши. Ну все, ступай с Богом.
   Нелепо прижимающий к животу канистру Леша двинулся к дверям. А Шрам глубоко затянулся и выпустил идеальное кольцо дыма. Не успело курчавое колечко растаять, как Сергей перегнувшись через сидение, свинтил крышку и опрокинул сзади вторую канистру. Пущай себе хлещет на коврик. Тут же запах бензина защекотал ноздри.
   И тут же выжимая газ до последнего, с ревом бешенного марала Сергей по крутым колдобинам погнал «Волгу» вокруг здания. Танки грязи не боятся! С тылу, как и ожидалось, магазин подпирали пристройки с тарой. Ящики из под водки, ящики из под консервов, ящики из-под хрен знает чего. Фанера, пластик и картон. Вот прямо в это хрен знает что Шрам и нацелил воющую свою последнюю блатную песню машину.
   Разжав пальцы с сигаретой, пока та находилась в свободном падении, выпрыгнул за десять метров до фанерно-пластиково-картонной баррикады. Перекувыркнулся через спину на голой земле, покатился и успел увидеть, как отмахивая распахнутой дверцей, «Волжана» протаранила в щепы ряды ящиков.
   «Раз.
Два. Три...» – считал мысленно Сергей. А в здании уже начался кипеж. «...Семь. Восемь. Девять.» На счете «Девять» наконец полыхнуло. Пионерские галстуки огня празднично задрыгались над зарывшейся по крышу в щепки «Волгой», перекинулись вправо и влево. Огонь загудел, как высоковольтная линия электропередачи. И тут же с фанфарным звоном лопнуло ближайшее окно.
   Хлопнула дверь. Вокруг непреклонно набирающего силу огня засуетились человеческие силуэты, горласто заквакали по-ненашему. Это не мешало Шраму любоваться делом рук своих. Какое-то особенное наслаждение видеть, как огонь пожирает вещи, как они чернеют и меняются.
   Зато слегонца саднило душу Сергею, что Лешка держал себя так шатко. Ну и толку, что азеров – не меньше двадцати голов, и где-то у них волыны припрятаны? Сергей бы понимал Алексея, если бы шел на людей схожего цвета кожи, даже на тех же бычков. Тут – да. Десятикратное преимущество – это довольно много. Хотя, если припрет – тоже сворачивапть не смей. Но хачики – есть хачики. Они не воевать, а торговать рождены. Вот пусть себе торгуют и не выдрючиваются.
   Еще калькулятор с пейджером путают, а об компьютерной грамотности размечтались, уроды. Не нравится, возвращайтесь баранов пасти!
   Сергей дождался, когда огонь запляшет по окнам, будто играя в классики, а к зданию с разных сторон подплывут синие мигалки пожарных машин. В маленьком городке пожарники сумели уложиться минуты в три.
   Отделившись от шершавого ствола тополя, украшенный боевой раскрасской из света и теней Шрамов кинулся в самую гущу мечущихся людишек. Весь такой на понтах: рубаха от Версачи, лаковые туфли от Мисимы, нос и губы от папы. Кое-как Сергей разминулся и типа почти на законных основаниях оказался внутри магазина. Ну, может, не совсем на законных, но пропуск у него не спросили.
   «Доброй ночи, господа! Вас приветствует представитель канадско-российской компании...»
   Первым делом Сергей собирался, прикидываясь веником, подкрасться к электрощиту и вырубить свет. Однако кто-то из туземцев оказался достаточно наблатыканным по технике безопасности и решил эту проблему раньше Шрама. И Шраму достались полны горницы мечущихся в накатывающем волнами дыму и во мраке людей.
   Впрочем мрак трудно было считать за непроглядный. Неавторитетная питерская молочно-белая ночь вползала в окна там, где ее пускало пламя. А там, где не пускало, то есть плавило окна снаружи, и так было светло почти как днем. И тем не менее расклад был на стороне Сергея. В панике, в выедающем глаза дыму, в чумном красном свете фиг кто мог просечь, что в здание проник чужак. Тем паче ары, привыкшие к стихийным бедствиям типа землетрясений, приняли пожар за естественное явление, и каждый шустрил в меру своей подлости.
   «...Наша канадско-российская компания предлагает вам ознакомиться с образцами выпускаемой продукции. Сегодня мы проводим презентацию товара и по-этому отдаем почти даром. Вашему вниманию предлагается пожар третьей категории. Одна штука...» – две очень серьезные причины заставили Шрама сунуться в самое пекло. Нет, за причину не стоило учитывать то, что он просто не мог не ответить, когда собираются наехать. Он всегда наезжает первым. Он заслужил это право тем, что чалился, тем, что блевал и срал тюремной баландой, и не ссучился. Тем, что до сих пор ему снятся лютые окрики вертухаев.
   Трое кривоносых казбеков в рое жалящих искр тащили навстречу Сереге сейф. Помыкал ими четвертый. И этому четвертому реально было до лампочек все кроме сейфа. А следом горбатились тени, кривые как турецкие сабли. А ведь на зоне времени добана, и Сергей от скуки заучил основные черные слова. И теперь с грехом пополам врубался.
   – Эх, бухгалтер, собака бледнолицая, ключи домой забрал, да?! – за спиной этого урюка обрушилась пылающая балка. Но он отпустить железный ящик даже на миг не посмел. То ли такой послушный, то ли такой жадный.
   – Слушай, Палат Сурикенович, зачем тащим, денег там нет, все деньги Альберт в казино проиграл, там только бухгалтерские бумаги, да?!
   – Тошик, ты – чурка нерусский, ты умные буквы в квартальный отчет заново писать захотел, да?! – приблизительно так перекликались обсмаленные Гераклы, волокущие медлено раскаляющееся железо сквозь подстегивающие языки огня.
   Также было бы нелепо ожидать, что потные, норовящие друг другу отдавить пальцы грузчики будут щелкать жалами по сторонам. Разминувшись с тяжеловесами, замаскированный пляшущими отсветами огня, круче не бывает, Сергей птицей взлетел на площадку второго этажа.
   «...Хочу обратить ваше внимание на качество предлагаемого товара. Какой-нибудь любой другой поджигатель поджег бы ваш магазин с одной стороны. Наша же фирма не поскупилась на бензин, и теперь мы имеем два очага возгорания...» Первая причина, погнавшая Серегу внутрь пожара, была самая банальная. Хороший костер следует поддерживать, иначе потухнет. Где несколько ящиков водки расколошматить, чтобы горело ясно и убедительно. Где неловким, или наоборот чересчур ловким движением помешать глупым людям заниматься тушением. Какая может быть борьба с огнем, когда рядом Шрам?
   – Эй, Муслим! – окликнул кто-то обознавшийся Шрама, – Ты не помнишь, дарагой, где я пистолет спрятал? Башка моя совсем дырявый стала!
   – Погоди, огонь доберется до тайника, еще дырок в башке добавится, – сквозь зубы и так, чтоб не расслышали, прошипел Сергей, сворачивая за угол, – Таким, как ты, не стволы ныкать, а на рынке обвешивать положенно.
   Внизу сейф наконец таки отдавил чью-то ногу. Крик был настолько пронзителен, что сквозь смачный треск пламени долетел к Шраму. Палату Сюрикеновичу наконец пожелали жениться на верблюдице, сдобрив пожелание плохо срастаемым русским матом.
   Истино в умных книгах говориться – чем кондовей способ, тем надежней. Сергей начал рвать на себя одну за другой дверные ручки и орать в открывающиеся пропитавшиеся едким дымом пространства что-то вроде:
   – Дарагие, крыша рушится, да?!! Дарагие, сейчас гранаты на складе рванут, да?!!
   И хотя звучало это на буквальном русском, наивные дети гор верили, и в их нестройных рядах все круче и круче свирепствовала паника. Кутерьма и бардак получились на миллион долларов. Канцелярские книги, как голуби, шелестя крыльями-страницами, умирали повсюду, они взлетали в огненном вихре, и черный от копоти ветер уносил их прочь.
   Выскочивших из очередной расцветающей жаркими бутонами огоньков конуры тройку голых шлюшек и голого же волосатого, как мохеровый шарф, горца, нелепо закрывающего срам шестиструнной гитарой, Серега даже мысленно пожалел – из мужской солидарности. Голый король и девки с визгом помчались на выход, тряся ягодицами цвета куриных окорочков и медленно поджариваясь.
   «...А теперь самое приятное. Любая другая фирма за поджег магазина такой площадью запросила бы не меньше пятисот долларов. Наша же компания за услугу не возьмет ничего. Но поскольку у нас сегодня рекламная акция, просьба всех участников самим запомнить и другим рассказать, что значит становиться поперек дороги Сережке Храму.»
   А вторая причина, по которой Сергей полез в огонь, была даже поважнее первой. Где-то здесь, за шипами огненных языков в плену царапающего глотку чада содержался человечек, теоретически способный навредить Сергею. Но Шраму были глубоко по боку планы Пырея и аборигенов. Потому что этой лабуде никогда не сбыться, зуб можно дать. Тем более, что Сергею самому, если хорошо подумать, было нужно такое сокровище, такой грамотный человечек. Ведь если даже канцелярию зоны, где он мотал, оснастили компьютерами, значит в компьютерах сила.
   В одной из комнат Сергею довелось наблюдать прикольную сценку. Огонь мечтал ворваться через окно, делая помещение похожим на авральную лабораторию, и уже цапал оранжевыми губами занавески. Некий положительный копченый хач на это, выхватывая из пластмассового ящика бутылки «Балтики N 3», наспех скалывал горлышки с пробками, и плескал душистым кипящим пивом на пламя. Пиво в итоге кончилось. Но руки зудели и, вдруг обратив внимание на аквариум, праведник поднатужился и выплеснул воду с рыбками в огонь.
   – Эй, Вайрат! – подскочил к Сергею следующий азер, отчего-то не испуганный, а счастливый, – Посмотри, хороший, как я волосы на груди опалил, да!? – с необъяснимой гордостью похвастался тот.
   Шраму стало обидно конкретно, что опять приняли за черного, и на этот раз незванный гость не сдержался реально. Прямой под дых. С левой в челюсть. Пяткой сверху по почкам. Азер откинулся плавленым сырком. Будь здоров, дарагой, не кашляй, гадина.
   И опять череда дверей. Удобно, что не стали выказывать опрометчивое геройство реальные пожарники – меньше проблем. А рубиновый огонь пляшет по стенам второго этажа, лижет стены, пожирает стены. За Сенной рынок! За планы построить в обход России нефтепровод через Турцию! За дружбу народов!
   И наконец именно та дверь. Здравствуйте, ежики в тумане!
   Ты только не теряйся. Все будет, отмажешь долги и сверху бабки будут! – как раз подталкивал к пожарному выходу субтильную особь мужского полу блондинчик Пырей, – А то, что тебе по сопатке дали, так это мы только твою надежность проверяли, – кажется, даже сам себе не шибко нравился вынужденный нести полную пургу опасно гибкий блондинчик. Его правая рука еще не зажила и, забинтованная, в нагрузку висела на шее – ручная мумия. Острый крысиный нос держался по ветру и настоятельно рекомендовал хозяину как можно быстрей покинуть тонущий корабль. Субтильная особа сильно не верила но на пожарный выход склонялась.
   Антон действительно крепко попал на счетчик за неумеренное увлекалово дурью. Суммв, на которую он подвис, была для парня выше радуги. Он сам предложил хачам отпахать и напел про возможнлсти интернета столько расчудесных слов, что в результате осел отрыжкой. Азеры, мало того, что поверили, будто четез паутину можно заказывать фуры с баклажанами, не выходя из дома колхозника. Они тут же нафантазировали пакет задач более подлый, чем Виндоус 2000. И наладить дешевую связь с Родиной – ну это просто; и искать бледнолицых подруг; и шусрить чуть ли не на пол Виршей, на всех, с кем азеры хотели дружиться. А тут еще личная просьба этого П... Пы... Пырея, убедительная до боли в зубах, поискать подноготную на некоего Храма.
   И тут – ба! Знакомые все лица! Встреча на рейде.
   Немой сцены не получилось. Шрам ввалился в помещение весь из себя в дыму, и глаза свирепо вращаются. Пырей решил, что через минуту он будет мертв, как килька в томате, и от страха забыл про заткнутую за пояс волыну. Сергей Шрамов же устало вздохнул, будто самая тяжелая часть работы уже выполнена.
   За то, что конвоируемый штымп и есть хакер, свидетельствовали четыре факта. Во-первых, на бойце болтался типичный компьютерный прикид – джинсы цвета хлорки и свитер по колено. Во-вторых у хлопчика под глазом семафорил фингал. Типа, хачи убеждали хакерить без перекуров. В-третьих, в этой комнате, в отличии от других, не хранились товары типа бананы, паленый коньяк или мука. В этой комнате обещала пафосно полыхнуть, когда огонь доберется, компьютерная техника.
   А в-четвертых, увидев вступившего в компьютерный центр Сергея Шрамова, джинсовый мальчик радостно расцвел и, уже почти не боясь Пырея, заорал:
   – Так это ж вам я липовую печать на бумаги лепил через сканер!
   Действительно так оно и было. Случаются же неожиданные встречи? А липовую печать хакер лепил Шраму аккурат на справку о досрочном освобождении. Обыкновенный заказ в проходной дизайнерской конторе, после выполнения которого приличные люди предпочитают не узнавать друг друга при случайной встрече. Но сейчас у джинсового мальчика другого выхода не было. Он узнал Шрама, а Шрам узнал его.
   Шрам не ожидал, что вырученным компьютерщиком окажется старый знакомый. Случаются же в жизни совпадения? Так отряд Шрама пополнился еще одним грамотным человеком.
   Но если фортуна улыбнулась хакеру, а хакер улыбнулся Шраму, то в помещении пребывал еще один тип, который не улыбался принципиально. Не улыбался, не смотря на то, что не сомневался – это шанс последний раз улыбнуться при жизни.
   Однако Шрам удивил Пырея – вместо того чтобы угробить, срубил коротким в печень:
   – Выйдешь отсюда через пять минут после нас. Если не задохнешься, – не побрезговал Сергей склониться над опрокинутым Пыреем и вооружиться за его счет.
   – Ты меня не убьешь? – искренне удивился размазанный по полу и собирающий себя по частям блондин.
   – Я тебя обещал в бетоне закопать. А я за свои слова отвечаю, – отмахнулся Сергей и поволок компьютерщика за дверь, пока гений не угорел.
   Не то, чтобы Сергей Шрамов был настолько принципиален. Просто блондинчик являлся идеальным магнитом, способным собрать вокруг себя всю шантрапу Виршей. Уже было ясно, что это жирафоподобное животное науку не понимает. Будет и дальше юлой кружить по городку, вздымая грязь, где найдет. Надежная лакмусоая промокашка, которая сама того не подозревая, наведет Сергея на все потаенные узелки. И тогда Шраму не придется отдельно каждую шваль выпасывать. Он разберется со всеми скопом и сэкономит время.
   И еще одна идейка на третьем горизонте зудела у Шрама. Неизвестно, сколько времени отнимет поставить себя здесь на уровень. А генеральный папа намекал за нефть. И, наверное, другие охотнички за нефтью параллельно зубками клацают. Так пусть Пырей шебуршит, пусть от его зажигательных речей заводятся и доугие местные бычки, считающие себя королями. Пусть скопом крошат дрова. Чем больше накрошат, тем громче шум. Тем меньше охотников за нефтью рискнет просочиться сквозь зону отчуждения.
   Только вот с Пыреем Шрам маху дал. Не от туда наезд главной бычьей силы следовало ждать. И не правильным средством он нефтяных клопов собирался морить.


   А менты нам не кенты,
   Лучше зеки, чем менты.
   Ну какой из него кент?
   Мент всю жизнь – он будет мент!

   ВОСКРЕСЕНЬЕ 17.46
   – О! Какими судьбами? – майор встретил гостя в дверях, поймал протянутую руку двумя руками и затряс, шелестя спущенными подтяжками. Прохиндейская рожа майора расплылась в столь радушной улыбке, будто не существовало для него большей радости чем лицезреть и трясти клешню столь дорогого гостя, – А я тут по-домашнему, – как бы оправдываясь за неуставной прикид, майор за руку потащил гостя в дом.
   Гость тоже улыбался, только другой улыбкой. Немного надменной, немного брезгливой и очень сильно себе на уме. На госте дыбился белоснежный костюм. На нетонкой шее гостя, где когда-то бряцала якорная золотая цепь, остался незагорелый след – мода прошла, завяли веники. Гость не сопротивлялся приглашению, только сказал:
   – Я тут мимоходом, вот и решил навестить, так сказать, неофициально, – говорил гость, старательно избегая слов типа «грядка», «ботва» и «я не понял» – мода на такие выражения слилась.
   Проведя гостя через веранду в горницу, майор тем временем пододвинул гостю стул. Почесывая сквозь несвежую майку живот, ухватил с газовой плиты через тряпку кастрюлю и переставил на стол. Прихватил тарелку и половник и от души навернул гостю в тарелку из кастрюли свежайших бордовых наваристых щей с золотистой рябью.
   Хлопнул себе подзатыльник и из морозилки выудил запотевшую поллитровку «Тигоды». Не забыл и про две рюмки в виде раззявивших пасти рыбок.
   – А ведь у меня для тебя подарок, – осклабился гость, небрежно потряс в воздухе ключами с брелком и свойски сунул майору под майку к пышному телу. Майор загоготал от щекотки и принялся ловить ключи под майкой на пузе, будто блоху.
   – Это что ж, еще одна машина? «Опель»? «Мазда»? Я ее тогда на дочку запишу.
   – Нет, Иваныч, ошибаешься. Это не еще одна машина. Это катер. Прямо напротив твоей крепости пришвартован, – гость отодвинул от себя подальше тарелку с угощением. И не удивительно, на столе царил самый настоящий срач. Шкурки от позавчерашней колбасы, очищенная и надкушенная луковица, крошки и рыбья чешуя.
   Теперь уже прохиндейская рожа майора расплылась точно как брикет коровьего масла на солнышке:
   – Как тот с каютой в «Катерах и яхтах»? [3 - Специализированный журнал]
   – Именно как тот, который ты слюной закапал.
 //-- * * * --// 
   ПОНЕДЕЛЬНИК (следующий день) 10.18
   Дверь отворилась без стука, и в кабинет ввалился низенький толстый ментяра, похожий на колобка. С аж майорскими погонами на обсыпанных перхотью плечах.
   – Есть кто живой? – спросил по-вертухайски зычно ментяра, в упор не замечая сидящего за голым столом Шрамова.
   – Ух ты! – вежливо поднялся из директорского кресла Шрам, типа хотел протянуть посетителю руку. Да что руку? Наверное, хотел обнять дорогого гостя, к груди прижать, только вроде как стол помешал, – Дядька Макар! – кликнул Сергей Шрамов секретаря, – Вы знаете, кто к нам пришел?! Вы не знаете, кто к нам пришел! К нам пожаловал сам городской глава по милицейской линии города Вирши Иван Иванович Удовиченко.
   – Осведомлен, – прожженная образина майора расплылась в хитрой улыбке, – Уважаю, – майор плюхнулся в гостевое кресло без приглашения, небрежно бросил на стол засаленную фуражку и пальцами пригладил потные волосы, – Да и мы не лыком шиты. Мы про тебя, Срамов, тфу, то есть Храмов, тоже понаслышаны.
   – Кофе? – пропустив тонкий намек на толстые обстоятельства мимо ушей, предложил Сергей.
   – А есть что покрепче? – как у себя дома расстегнул пуговицу под галстуком майор. И заозирался: на новенькую мебель, на задвинутый в угол армейский ящик со странным барахлом – свернутые кумачевые транспаранты, краски и кисти.
   – Дядька Макар, – кивнул Сергей Шрамов маячащему в дверях пожилому секретарю, – Для нашего дорогого гостя двойной кофе...
   Майор заржал, дескать, уважаю юмор.
   – ...И бутылочку твоего бальзама, – дополнил, выдержав театральную паузу, Шрамов, – Он у меня такие бальзамы варганит – закачаешься!
   – Ну ладно, – по-хозяйски навалился на стол всей тушей гражданин ментовский начальник, – Шутки в сторону. Рассказывай, Храмов, чистосердечно и как на духу, из какой стороны тебя в наш городок к бережку прибило, и какую золотую рыбку ты в нашей мутной воде выловить мечтаешь?
   – Да тут не до жиру, – сделал наивные честные глаза Сергей, – В соответствии с буквой закона собрался я заняться юридическими услугами.
   Снова в сверкающих свежим лаком дверях объявился дядька Макар, но уже не с пустыми руками. А на расписном подносе кроме двух чашек с расплавленным в смолу кофе бутылочка зеленого стекла и две чарочки. Майор сам снял с подноса угощение. Сам, не дожидаясь приглашения хозяина кабинета, в два выверенных булька наполнил чарочки, и свою тут же принял на грудь:
   – Юридические услуги – это правильно. Только для такого сервиса документики соответствующие требуются. Есть у тебя соответствующие документики?
   – Имеются, – важно сообщил Шрамов и уже сам, на правах хозяина, наполнил рюмаху для дорогого гостя. Тоже точно в один бульк.
   – Ладно хорохориться! – вдруг зло вцепился ногтями в край стола майор, будто хотел стол опрокинуть. И поскольку от такого обхождения бальзамчик чуть не выплеснулся, то прежде чем продолжить разнос, Иваныч опять приговорил свою рюмку. Вот теперь ничто не мешало вести процесс, – Хорош мне глазки строить и кильку шкурить, блатная морда! Отвечай на вопросы, падло! Где остановился!? Имеется ли прописка?! Кто тебя сюда послал?!
   Шрамов призывно посмотрел за спину как-то чересчур быстро поймавшего алкогольный приход всего от двух мензурок Иваныча. Откуда-то из-за увенчанного большой колючей звездой плеча майора выплыл радушный дядька Макар и опять наполнил майорскую чарку:
   – Не трэба так турбуватыся, гражданин начальник, – за Шрамова повел речь дядька, – Есть у нас документики на уси случаи життя. Может щэ кофе? А насчет документиков я вам такую прытчу розповим...
 //-- * * * --// 
   ВОСКРЕСЕНЬЕ 17.52
   – И за что же мне такая милость? – вспомнив присказку про бесплатный сыр, через силу подобрался майор. Его пятерня жадно сжимала ключики от катера и будто боялась отпустить.
   – За то, Иваныч, что все у тебя построено правильно. За то, что всюду порядок образцовый, – ответил так и не притронувшийся к щам гость, – Ведь всюду образцовый порядок?
   Интонация, с которой гость озвучил последнюю фразу, проколола даже толстую шкуру майора, и Иваныч осторожно, как неродные, положил ключики перед собой. Может, придется возвращать обратно. Телеса Иваныча под несвежей майкой заходили обиженными волнами:


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Поделиться ссылкой на выделенное