Иэн Бэнкс.

Вспомни о Флебе

(страница 2 из 44)

скачать книгу бесплатно

   «По их именам познаете их», – думал Хорза, принимая душ. Экспедиционные корабли Контакта Культуры, принявшие на себя всю тяжесть первых четырех лет космической войны, всегда носили игривые, забавные имена. Но и новым военным кораблям, выпуск которых начался после перехода космических фабрик на военное производство, Культура предпочитала давать юмористические, мрачные или откровенно отталкивающие имена, словно не принимая всерьез тот грандиозный конфликт, в который она втянулась.
   Идиране же смотрели на вещи иначе. Они считали, что имя корабля должно отражать серьезность его назначения и поставленных перед ним задач, а также решимость экипажа идти до конца. В громадном идиранском флоте были сотни кораблей, названных именами одних и тех же героев, планет, сражений: в ход шли и религиозные концепции, и громкие эпитеты. Легкий крейсер, спасший Хорзу, был сто тридцать седьмым по счету кораблем, которому присвоили имя «Длань Божья», а так как его одновременно носили более сотни аппаратов, то полное название корабля было «Длань Божья 137».
   Хорза не без труда обсушился в воздушном потоке. Душ монументальных размеров, как и все остальное в корабле, был сделан по идиранской мерке, и ураганная струя воздуха едва не выдула Хорзу из душевой.
   Кверл Ксоралундра, разведотец и воин-жрец вассальной секты Четырех Душ с Фарн-Идира, сцепил две руки и опустил их на стол. Хорзе показалось, будто столкнулись две континентальные платформы.
   – Вижу, вы уже отдохнули, Бора Хорза, – загрохотал старый идиранин.
   – Более-менее, – кивнул Хорза и потер запястья.
   Он сидел в каюте Ксоралундры на борту «Длани Божьей 137», одетый в объемистый, но удобный скафандр, доставленный, очевидно, специально для него. Ксоралундра – тоже в скафандре – настоял, чтобы человек надел его, потому что военный корабль, вращаясь вокруг Сорпена на низкой – ради сбережения энергии – орбите, все еще находился в зоне боевых действий. Разведка флота утверждала, что где-то в этой же системе находится экспедиционный корабль Культуры класса «гора». «Длань» действовала на свой страх и риск, а поскольку никаких следов корабля Культуры пока не обнаружилось, нужно было проявлять осторожность.
   Ксоралундра наклонился к Хорзе, отбросив тень на стол. Его громадная голова – седловидная, если смотреть спереди – вздымалась над мутатором. По краям ее располагались два передних глаза, ясные и немигающие.
   – Вам повезло, Хорза. Мы прибыли спасать вас не из жалости. Неудача – тоже своего рода награда.
   – Спасибо, Ксора. Вообще-то говоря, это самое приятное, что я услышал за сегодняшний день.
   Хорза откинулся к спинке сиденья и провел своей старческой на вид рукой по редким, желтеющим волосам. Понадобится еще несколько дней, чтобы избавиться от притворной стариковской внешности, но Хорза уже чувствовал, как она сползает с него.
Образ мутатора постоянно удерживался и контролировался на полуподсознательном уровне в его мозгу, что позволяло сохранять нужную внешность. Теперь Хорзе уже ни к чему было выглядеть геронтократом, а потому временно закрепленная в мозгу картинка министра, которого он изображал по заданию идиран, распадалась и исчезала, а тело возвращалось в свое нормальное нейтральное состояние.
   Ксоралундра несколько раз неторопливо шевельнул головой. Хорза так до конца и не понимал смысла этого характерного движения, хотя начал работать на идиран и познакомился с Ксоралундрой задолго до войны.
   – Во всяком случае, вы живы, – сказал Ксоралундра.
   Хорза кивнул и побарабанил пальцами по столу, выражая согласие. На этом идиранском стуле он, к своей досаде, чувствовал себя как ребенок: его ноги даже не доставали до пола.
   – Едва-едва. Тем не менее спасибо. Сожалею, что вам пришлось проделать такой путь для спасения неудачника.
   – Приказ есть приказ. Лично я рад, что нам это удалось. А теперь я должен рассказать вам, почему мы получили этот приказ.
   Хорза улыбнулся и отвел взгляд от старого идиранина, только что выразившего ему свою симпатию, – с идиранами подобное случалось нечасто. Он снова перевел взгляд на Ксору, на рот этого существа (такой громадный, что Ксора мог бы разом откусить Хорзе обе руки), который выстреливал точные, короткие слова идиранского языка.
   – Вас уже однажды посылали смотрителем на Мир Шкара, одну из дра’азонских Планет Мертвых. – (Хорза кивнул.) – Вам придется туда вернуться.
   – Сейчас? – спросил Хорза, глядя в широкое темное лицо идиранина. – Но там ведь только мутаторы. Я уже говорил, что не буду воплощаться в другого мутатора. И ни в коем случае не стану их убивать.
   – Этого мы от вас и не требуем. Сейчас я все объясню. – Ксоралундра откинулся к спинке кресла, приняв позу, которая для почти любого позвоночного – и даже любого подобия позвоночного – говорила об усталости. – Четыре стандартных дня назад… – начал было идиранин, но тут лежащий у его ног шлем от скафандра испустил пронзительный вой. Ксоралундра подн ял шлем и положил на стол. – Да? – произнес он таким тоном, что Хорза, достаточно изучивший идиранские голоса, сразу понял: если побеспокоивший кверла не имел для этого веских оснований, ему ох как не поздоровится.
   – У нас женщина Культуры, – прозвучал голос из шлема.
   – Вот как… – Ксоралундра откинулся назад. По его лицу скользнула идиранская версия улыбки: рот сжат, глаза прищурены. – Хорошо, капитан. Она уже на борту?
   – Нет, кверл. Шаттл подойдет через две минуты. Я загружаю орудийные платформы. Мы готовы покинуть систему, как только все они будут на борту.
   Ксоралундра наклонился поближе к шлему. Хорза разглядывал старческую кожу на тыльной стороне своих ладоней.
   – Что с кораблем Культуры? – спросил идиранин.
   – Пока ничего, кверл. Нигде в системе его нет. Наш компьютер предполагает, что он где-то за ее пределами, возможно, между нами и флотом. Еще немного, и он поймет, что мы здесь совсем одни.
   – Капитан, как только агент Культуры окажется на борту, вы, не дожидаясь платформ, должны немедленно соединиться с флотом. Понятно? – Ксоралундра обменялся взглядами с Хорзой. – Вы меня поняли, капитан? – повторил кверл, неотрывно глядя на человека.
   – Да, кверл, – ответил голос.
   Хорза различил в нем горечь даже через маленький динамик шлема.
   – Хорошо. Выберете сами оптимальный путь к флоту. А перед этим, в соответствии с приказом адмиралтейства, вы должны подвергнуть термоядерной бомбардировке города Де’Айчанбие, Винч, Исна-Йовон, Изилере и Илбар.
   – Да, кв…
   Ксоралундра нажал на выключатель в шлеме, и динамик замолчал.
   – Вы взяли в плен Бальведу? – удивленно спросил Хорза.
   – Да, агент Культуры у нас. Я не считаю, что ее пленение или уничтожение может иметь серьезные последствия. Но адмиралтейство утвердило рискованный план операции по вашему спасению до подхода главных сил, только получив наше заверение, что мы попытаемся ее захватить.
   – Я так думаю, что летающий нож Бальведы вам не достался, – фыркнул Хорза и снова начал разглядывать морщины на своих руках.
   – Он самоуничтожился, когда вы садились на шаттл, который доставил вас на мой корабль. – Ксоралундра взмахнул рукой, и Хорзу обдало струей воздуха с сильным идиранским запахом. – Но хватит об этом. Я должен объяснить, почему ради вашего спасения мы рискнули легким крейсером.
   – Да, конечно. – Хорза повернулся лицом к идиранину.
   – Четыре стандартных дня назад, – сообщил кверл, группа наших кораблей перехватила одиночный корабль Культуры, внешне ничем не примечательный, но, судя по его эмиссионной характеристике, с довольно необычной начинкой. Корабль был уничтожен без труда, но его Разум ускользнул. Поблизости находилась планетная система. Видимо, Разум вышел из реального пространства и переместился прямо к поверхности выбранной им планеты. Мы думали… надеялись, что Культура еще не достигла того уровня владения гиперполями, о котором свидетельствует этот маневр. Со всей определенностью могу сказать, что подобная космобатика пока нам не по плечу. Это и некоторые другие обстоятельства дают основания полагать, что Разум, о котором идет речь, предназначен для нового класса Бессистемных кораблей, разрабатываемых Культурой. Захват этого Разума стал бы разведоперацией высшего класса.
   Кверл сделал паузу, и Хорза воспользовался этой возможностью, чтобы спросить:
   – Эта штуковина сейчас на Мире Шкара?
   – Да. Судя по его последнему посланию, он намеревался укрыться в туннелях Командной системы.
   – И вы ничего не можете с этим поделать? – улыбнулся Хорза.
   – Мы вытащили вас. Разве это «ничего», Бора Хорза? – Кверл помолчал. – Ваша ухмылка говорит мне, что вы видите в этой ситуации нечто смешное. Что именно?
   – Я думал… много о чем: о том, что Разум оказался либо очень сообразительным, либо очень везучим; думал, что повезло и вам — я оказался поблизости; а еще о том, что Культура теперь, по-видимому, не станет сидеть сложа руки.
   – Разберем все по порядку, – резко ответил Ксоралундра. – Разум Культуры оказался и сообразительным, и везучим. Нам тоже повезло. Культура мало что может сделать, так как, по нашим сведениям, у нее на службе нет ни одного мутатора и, уж конечно, ни одного, кто хоть раз побывал на Мире Шкара. Но я хотел бы добавить, Бора Хорза, – идиранин положил ладони на стол и наклонил свою огромную голову к человеку, – что вам тоже более чем повезло.
   – О да, но разница в том, что я в это верю. – Хорза ухмыльнулся.
   – Хм. Это не делает вам особой чести, – заметил кверл.
   Хорза пожал плечами:
   – Значит, вы хотите, чтобы я высадился на Мире Шкара и раздобыл этот Разум?
   – Если это возможно. Не исключено, что он поврежден. Может, он запрограммирован на самоуничтожение в случае опасности, но игра стоит свеч. Мы обеспечим вас всем необходимым, но одно ваше присутствие там создало бы для нас своего рода плацдарм.
   – А как насчет тех, кто уже там? Насчет мутаторов, выполняющих роль смотрителей?
   – Они нам ничего не докладывали. Видимо, они даже не заметили появления Разума. Очередное сообщение от них должно поступить через несколько дней, но из-за военных действий возникли проблемы со связью. Не исключено, что они не сумеют передать сигнал.
   – А что, – медленно спросил Хорза, вперив взгляд в столешницу и рисуя на ней пальцем круговой узор, вам известно о персонале базы?
   – Оба старших сотрудника были заменены мутаторами помоложе. Оба младших часовых переведены в старшие и остаются на месте.
   – А им не грозит никакая опасность? – спросил Хорза.
   – Напротив. Сейчас, во время военных действий, нет места безопаснее, чем Планета Мертвых, внутри дра’азонского Барьера Тишины. Ни мы, ни Культура не рискнем сердить Дра’Азонов. Поэтому Культура ничего не может там предпринять, а мы можем только послать вас.
   – Если… – осторожно начал Хорза, наклоняясь вперед и немного понижая голос, – мне удастся добыть для вас этот метафизический компьютер…
   – Судя по вашему голосу, вы собираетесь поднять вопрос о вознаграждении, – сказал Ксоралундра.
   – Действительно, собираюсь. Я уже довольно долго рискую ради вас головой, Ксоралундра. И хочу выйти из игры. На этой базе на Мире Шкара живет одна моя хорошая знакомая, и, если она не станет возражать, я хотел бы вместе с ней выйти из этой войны. Вот все, о чем я прошу.
   – Обещать ничего не могу, но просьбу вашу передам. Ваша многолетняя и преданная служба будет зачтена.
   Хорза откинулся назад и нахмурился. Он не понял, говорил Ксоралундра с иронией или нет. Что такое шесть лет для идиран, если представители этого вида фактически бессмертны? Но, с другой стороны, кверл Ксоралундра знал, как часто Хорза, этот хрупкий человечек, рисковал жизнью на службе своим инопланетным хозяевам, почти не получая вознаграждения, а потому идиранин вполне мог сказать это без всякой задней мысли. Хорза хотел поторговаться еще, но тут снова завыл шлем. Мутатор вздрогнул. Все звуки на идиранском корабле казались ему оглушительными. Голоса у идиран были подобны грому; от звука обычного идиранского звонка или бипера у Хорзы чуть не разрывались барабанные перепонки, а когда включалась громкая связь, он закрывал уши ладонями. Хорза очень надеялся, что, пока он на борту, не прозвучит сигнал общей тревоги. От звука идиранской корабельной сирены можно было оглохнуть навсегда.
   – Что там? – спросил Ксоралундра, обращаясь к шлему.
   – Женщина на борту. Мне бы еще восемь минут, чтобы боевые плат…
   – Города уничтожены?
   – Так точно, кверл.
   – Немедленно покинуть орбиту и полным ходом – к флоту.
   – Но, кверл, позвольте мне… – прозвучал слабый, но настойчивый голос капитана из лежащего на столе шлема.
   – Капитан, – коротко перебил Ксоралундра, – в этой войне на данный момент состоялось четырнадцать дуэлей между легкими крейсерами пятого типа и экспедиционными кораблями Контакта класса «гора». Все они закончились победой противника. Вы когда-нибудь видели, что остается от легкого крейсера, после того как с ним разберется корабль Контакта?
   – Нет, кверл.
   – Я тоже. И у меня нет ни малейшего желания увидеть это в первый раз изнутри. Исполняйте приказ немедленно! – Ксоралундра опять нажал кнопку шлема и перевел взгляд на Хорзу. – Если вы справитесь с заданием, я сделаю все от меня зависящее, чтобы вас отпустили со службы с достаточными средствами. Как только мы соединимся с основным флотом, вы с усиленным сопровождением полетите на Мир Шкара. Сразу за Барьером Тишины вам будет предоставлен шаттл – невооруженный, но оборудованный всем, что вам, возможно, понадобится, включая спектрографические гиперанализаторы ближнего действия, на тот случай, если Разум предпримет ограниченное самоуничтожение.
   – Почему вы думаете, что оно будет ограниченным? – скептически спросил Хорза.
   – Несмотря на свои относительно небольшие размеры, Разум весит несколько тысяч тонн. Полное его уничтожение разорвет планету надвое, что Дра’Азон воспримет как враждебное действие. Ни один Разум Культуры не пойдет на такое.
   – Ваша уверенность подавляет меня, – недовольно согласился Хорза.
   В это мгновение звуковой фон вокруг них резко изменился. Ксоралундра повернул шлем и посмотрел на один из маленьких встроенных экранов.
   – Хорошо. Мы легли на курс. – Он опять посмотрел на Хорзу. – Да, должен сказать еще кое-что. Флотилия, окружившая корабль Культуры, попыталась преследовать ускользнувший Разум и спуститься на планету.
   Хорза наморщил лоб.
   – Они что – не понимали, что делают?
   – Они делали, что могли. При боевой группе было несколько гиперпространственных зверей чай-хиртси, пойманных и деактивированных для внезапного нападения на базу Культуры. Одного из них быстро переоснастили для вторжения малыми силами на поверхность планеты и сбросили по гиперспирали на Барьер Тишины. Но хитрость не удалась. При пересечении Барьера зверь был атакован чем-то вроде гиперсеточного огня и получил сильные повреждения. Он вышел из гиперпространства около планеты под таким углом, что должен был сгореть в атмосфере. Материальную часть и живую силу следует признать утраченными.
   – Да, пожалуй, попытка была достойная, но по сравнению с Дра’Азоном даже этот удивительный Разум, которым вы хотите завладеть, – не больше чем примитивный арифмометр. Чтобы перехитрить Дра’Азона, нужно кое-что посильнее.
   – Вы думаете, вам удастся его перехитрить?
   – Не знаю. Я не думаю, что они могут читать мысли, но кто знает? Я не думаю, что Дра’Азона волнует война или то, чем я занимался, покинув Мир Шкара. Так что вряд ли они смогут связать одно с другим, а впрочем, кто знает? – Хорза опять пожал плечами. – Стоит попытаться.
   – Хорошо, мы обсудим это подробнее, как только присоединимся к флоту. А сейчас надо молиться, чтобы наше возвращение прошло без происшествий. Может быть, вы хотите побеседовать с Перостек Бальведой, пока ее не допросили? Я договорился с заместителем флотского инквизитора: если хотите – пожалуйста.
   – Ничто не доставит мне большего удовольствия, улыбнулся Хорза.

   У кверла было много дел на корабле, покидающем систему Сорпена, и Хорза остался в каюте Ксоралундры. Перед разговором с Бальведой он отдохнул и поел.
   Автокамбуз крейсера постарался и приготовил лучшую, по его, камбуза, разумению, еду для гуманоида, но тем не менее на вкус она была отвратительной. Хорза съел, сколько смог, и с таким же отвращением запил дистиллированной водой. Прислуживал ему меджель – ящерицеподобное существо двухметровой длины с плоской удлиненной головой и шестью ногами: на четырех он передвигался, а переднюю пару использовал в качестве рук. Меджели были видом, близким к идиранам.
   Те и другие существовали в сложном социальном симбиозе, благодаря которому в течение тысячелетий, когда идиранская цивилизация была частью галактического сообщества, экзосоциологические факультеты многих университетов не страдали от нехватки средств на исследовательские работы.
   Эволюция самих идиран происходила на планете Идир, где они занимали нишу главенствующих монстров на планете, населенной монстрами. Буйная и дикая природа древнего Идира давно ушла в прошлое вместе со всеми прочими монстрами, которые остались разве что в зоопарках. Идиране же сохранили интеллект, сделавший их победителями, а также биологическое бессмертие, которое из-за бескомпромиссной борьбы за существование на раннем этапе истории Идира (не говоря уже о высоком уровне радиации) явилось скорее эволюционным преимуществом и не повело к застою.
   Хорза поблагодарил меджеля дважды: когда тот принес ему блюда и когда уносил их, но меджель не ответил. Их интеллект оценивался в две трети интеллекта среднего гуманоида (что бы ни подразумевалось под этим названием): таким образом, они были в два-три раза менее развиты, чем нормальный идиранин. И все же они были хорошими, пусть и лишенными воображения, солдатами, к тому же их было много – по десять-двенадцать на каждого идиранина. Сорок тысяч лет целенаправленной селекции сделали их лояльными даже на хромосомном уровне.
   Хорза не пытался заснуть, хотя и устал. Он попросил меджеля проводить его к Бальведе. Меджель задумался, попросил разрешения через переговорное устройство каюты и заметно вздрогнул, получив словесный пинок от Ксоралундры с мостика, где тот находился вместе с капитаном крейсера.
   – Следуйте за мной, господин, – сказал меджель и открыл дверь каюты.
   В коридорах военного корабля идиранская атмосфера ощущалась отчетливее, чем в каюте Ксоралундры. Идиранский запах здесь был сильнее, а видимость ограничивалась двадцатью – тридцатью метрами даже для глаз Хорзы – дальше все было подернуто дымкой. Здесь царили жара и высокая влажность, а пол под ногами был мягкий, как подушка. Хорза быстро шел по коридору, не сводя взгляда с обрубка хвоста меджеля, ковылявшего впереди.
   По пути они встретили двух идиран, не обративших на него никакого внимания. Возможно, они знали, кто он и что он, возможно – нет. Хорза знал, что идиране терпеть не могут казаться слишком любопытными или плохо информированными. Потом он едва не столкнулся с парой раненых меджелей на антигравитационных носилках, которых два их товарища торопливо катили по перпендикулярному коридору. Хорза проводил взглядом раненых и нахмурился. Их оплавленная защитная броня явно пострадала от плазмы, но у Геронтократии не было плазменного оружия. Хорза пожал плечами и пошел дальше.
   Они подошли к отсеку, путь в который преграждали раздвижные двери. Меджель сказал что-то сначала одной створке, потом другой, и те открылись. Показались еще одни двери, перед ними стоял охранник-идиранин с лазерным карабином. Увидев приближающихся меджеля и Хорзу, он открыл гуманоиду дверь. Хорза кивнул охраннику и вошел. Дверь позади него с шипением закрылась, и тут же отворилась следующая.
   Как только он ступил внутрь камеры, Бальведа быстро повернулась. У Хорзы возникло ощущение, что перед его появлением она мерила помещение шагами. Увидев Хорзу, женщина слегка откинула голову и издала горловой звук, который вполне можно было принять за смех.
   – Ну и ну! – сказала она тихо, растягивая слова. Ты выжил! Поздравляю. Какая перемена, верно? Да, кстати, я сдержала свое обещание.
   – Привет, – ответил Хорза, сложив руки на груди и оглядывая женщину с ног до головы. На Бальведе была та же самая серая одежда, сама она казалась невредимой. – А что с той штукой, которая висела у тебя на шее?
   Она посмотрела вниз, туда, где раньше на ее груди лежала подвеска.
   – Хочешь верь, хочешь нет, но выяснилось, что это мнемоформа.
   Бальведа улыбнулась и села, скрестив ноги, на мягкий пол. Не считая спальной ниши на возвышении, больше сесть было некуда. Хорза тоже сел, его ноги все еще немного болели. Ему вспомнилась оплавленная бронезащита меджеля.
   – Мнемоформа? А она, случайно, не могла превратиться в плазменное ружье?
   – Да, среди всего прочего.
   – Так я и думал. Как я слышал, твой летающий нож избрал драматический выход.
   Бальведа пожала плечами. Хорза посмотрел ей в глаза.
   – Полагаю, ты не оказалась бы здесь, если бы не могла сообщить им что-то важное. Или я не прав?
   – Здесь, возможно, и оказалась бы, – согласилась Бальведа. – Но не живой. – Она заложила руки за спину и вздохнула. – Видимо, мне придется пересидеть войну в лагере для интернированных, если только не найдут кого-нибудь, чтобы обменять на меня. Надеюсь, это продлится не слишком долго.
   – О, так ты считаешь, что Культура скоро может сдаться? – спросил Хорза с ухмылкой.
   – Нет, я думаю, Культура скоро может победить.
   – Ты сошла с ума, – покачал головой Хорза.
   – Ну, тогда скажем так… – Бальведа слабо тряхнула головой, – я уверена, что в конце концов она победит.
   – Если вы и дальше будете отступать теми же темпами, что в последние три года, то кончите где-нибудь в Облаках.
   – Я не выдам никакой тайны, сказав, что сейчас мы отступаем уже не так быстро.
   – Посмотрим. Откровенно говоря, я удивляюсь, что вы пока еще боретесь.
   – Наши трехногие друзья тоже пока борются. Все борются. И мы поэтому тоже, так я иногда думаю.
   – Бальведа… – Хорза устало вздохнул, – я и сейчас еще не понимаю, зачем, черт возьми, вы вообще сражаетесь. Идиране никогда не были для вас угрозой. Не были бы и сейчас, если бы вы прекратили с ними воевать. Неужели жизнь в вашей великой Утопии на самом деле так скучна, что вам нужно воевать?
   Бальведа наклонилась вперед.
   – Хорза, я не понимаю, почему воюешь ты. Я знаю, что Хидора находится…
   – Хибора, – поправил ее Хорза.
   – Ну да, Хибора, этот забытый богом астероид, на котором живут мутаторы. Я знаю, что он в идиранской сфере влияния, но…
   – Это не имеет никакого отношения к делу, Бальведа. Я сражаюсь на их стороне, потому что верю, что правы идиране, а не вы.
   Бальведа удивленно выпрямилась.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

Поделиться ссылкой на выделенное