Иэн Бэнкс.

Безатказнае арудие

(страница 2 из 25)

скачать книгу бесплатно

   Таинственная вершина замка пряталась в облаках, и Сессин печально улыбнулся про себя, как вдруг обзор ему перекрыло очередное облако пара и зловонного дыма. Граф на мгновение сосредоточился на образе этих огромных стен вдалеке и сморщил нос, когда пары и газы обволокли его медленно двигающуюся машину. Он извлек из отделения на внутренней стороне крышки люка всеполосный полевой бинокль и снова обозрел окрестности, но через бинокль видимость и в особенности ощущение масштаба были совсем другими.
   Он утешал себя тем, что находиться в этих облаках пара безопаснее, чем на открытом пространстве. Он спрашивал себя (как и всегда, достигнув определенной точки одной из этих развлекательных панорам), является ли он только наблюдателем или еще и объектом наблюдения.
   Он знал, что у короля есть свои шпионы, размещенные в башнях и на высоких стенах, чтобы вести наблюдение за открытыми пространствами внизу и докладывать обо всем замеченном армейской разведке; он не сомневался в том, что инженерам тоже пришла в голову подобная мысль. Он опустил бинокль. Вулканический туман, казалось, не собирается рассеиваться – наоборот, становился все гуще и зловоннее.
   Внизу в машине всплеснулся шум, потом кто-то заговорил, словно поступила эхограмма. Конвой должен был соблюдать в пути режим молчания, хотя армия и могла связываться с ним по трансляции. Это означало, что все люди находились в одиночестве в собственных головах или по меньшей мере в собственных машинах. Оказаться в армии означало потерять неограниченный доступ к базе данных; вся информация проходила через армейскую сеть связи.
   Невозможность контактировать с близкими расстраивала солдат, непривычных к войне и с младых ногтей имевших возможность связаться с кем угодно через базу, но по крайней мере в большинстве других частей они могли таким образом общаться друг с другом. На время данного задания им было запрещено даже это, так как существовала опасность, что они могут выдать себя, и потому имплантами было разрешено пользоваться только внутри закрытых транспортных средств.
   Сессин оглянулся на бульбовидное рыло транспорта с припасами сразу же позади него, перекрывавшего дальнейший обзор, спереди он тоже мог видеть только заднюю часть груженного оружием химерика. Он нырнул внутрь своего камнехода и захлопнул крышку люка.
   Внутри камнехода было тепло, пахло маслом и пластиком; за два дня, что прошли со времени их выезда из новопостроенного гидроватора у раздвижной плотины против крепостной башни, он успел привыкнуть к ворчанию двигателя, к характерному машинному запаху внутри. Возможно, ее герметичная, ворчащая краснота чем-то напоминала чрево.
   Сессин расположился на командирском сиденье и снял перчатки.
   – Люк закрыт, – сказал он.
   – Так точно, закрыт, сэр, – кивнула капитан камнехода, повернувшись через плечо.
   Водитель рядом с ней крутил баранку машины, не сводя глаз с четкого изображения местности впереди на экране всеполосного дисплея.
   – Связь? – спросил Сессин у связиста.
Молодой лейтенант кивнул. Его трясло. Вид у него был испуганный, кожа посерела. Что же это за новости такие, подумал Сессин, и у него засосало под ложечкой.
   – Получили, сэр, – сказала капитан, не отрывая глаз от экрана. – Новый код – рутина.
   – Рутина? – переспросил Сессин, разглядывая перекошенное страхом лицо лейтенанта. Что тут происходило?
   – Я… я слышал… – начал связист, потом проглотил слюну. – Я слышал и кое-что еще, сэр. По жесткому каналу машины. Сведения разведки, – заикаясь произнес он. Он облизнул губы и положил трясущуюся руку на консоль аппарата.
   Капитан заерзала на своем сиденье, нахмурилась.
   – Что?
   Лейтенант взглянул на нее, потом сказал Сессину:
   – У них наблюдатель на северной стене, сэр. Он сообщает… – Молодой человек заколебался, а потом выпалил: – О воздушной атаке.
   – Что? – вскрикнула капитан и, подавшись вперед, стала нажимать на кнопки пульта управления. Потом она откинулась к спинке, руку поднесла к уху, а глаза закрыла.
   – О воздушной атаке, сэр, – повторил лейтенант. В глазах у него появились слезы, он поглядел вверх, на люк.
   Капитан что-то пробормотала. Водитель принялся насвистывать. Сессин молчал, не зная, что сказать. Он запрыгнул на смотровую платформу и снова откинул крышку люка, не забыв в последний момент вскрикнуть: «Люк открыт!» Снаружи его тут же окутали облака дыма и пара. Он поднял бинокль.
   Не успел он поднести тот к глазам, как услыхал два выстрела внизу, в машине, затем еще два. Камнеход накренился и вильнул вправо.
   Сессин нырнул в люк и, делая это, понял, что, возможно, совершил страшную ошибку.
   Рука Сессина потянулась к его собственному пистолету. Он ощутил тошнотворно-сладковатый запах горелого мяса и увидел перед собой искаженное ужасом лицо связиста, наводящего на него пистолет.
   Два тела в передней части камнехода безжизненно раскачивались – машина преодолевала какое-то препятствие. Лейтенант уперся свободной рукой в потолок машины и втянул носом воздух. Сессин выкинул одну руку вперед, другой вытаскивая пистолет.
   – Эй…
   – Извините, сэр!
   И тогда мир вспыхнул и Сессин почувствовал сильнейший удар в нижнюю челюсть. Он упал, зная, что умирает, он падал в облаке дыма, ударился о пол, он уже не чувствовал боли, и шум уже не доходил до его ушей, в нем не осталось ни дыхания, ни способности дышать, и прошло еще одно страшное мгновение, и он ощутил, как молодой лейтенант склонился над ним и приставил пистолет к затылку, и он еще успел подумать: «За что?» – и умер.


   Праснулся. Аделся. Пазафтракал. Поговорил с муравьем Эргейтс каторая сказала, ты, мистер Баскул, ф паследние время фсе работал, работал и работал, можна и атдахнуть. Йа сагласился и тагда мы ришили, что нужно павидать мистера Золипарию в глазном йаблаке горгульи Розбрит.
   Йа ришил, что нужна сначала сагласавать это с надлижащими властями, чтобы избежать вазможных неприятнастей (вроде тех, чта были в прошлый рас), и патаму йа атправился к наставнику Скалопину.
   Канечно, малодой Баскул, гаварит он, абязанастей у тибя сиводня пачти никаких так что можишь взять выхадной. Сваи утриние паситения ты уже сделал?
   Канечшна, сказал йа, что было ни сафсем так, даже сафсем ни так, если уш па правди, но йа всегда смагу это сделать па пути.
   А эта у тибя что в каропке? спрашивает он.
   Эта муравей, гаварю йа и памахиваю каропкой перит йево лицом.
   Так это твой малинький дружок, да? Йа слышал, что у тибя есть звирек. Покажи-ка мне иво.
   Эта ни звирек, это друк. Вы были правы ф первый рас, и эта ни он, а ана. Сматри.
   Ой, какая харошинькая, гаварит он, а это давольна странна слышать пра муравья, если хатите знать, но он так вот и сказал.
   А у ниво… у ние имя есть? спрашивает он.
   Да, гаварю йа, ие завут Эргейтс.
   Иргейтс, гаворит он, милинькае имячко. Ты пачему ие так назвал?
   Нипачему, гаварю йа, это не настаящие имя.
   А, панятна, гаварит он и смотрит на меня таким странным взглядам.
   Ана и гаварить может, гаварю йа иму, хатя йа ни думаю, что вы ие сможити услышать.
   (Шшш, Баскул! гаварит Эргейтс, и йа нимного краснею.)
   Гаварит? Ана и сичас гаварит? спрашиваит наставник Скалопин улыбаясь сваей снисхадительнай улыбачкай. Да ладна уж, гаварит он и гладит миня па галаве (аткравенна гаваря, мне эта ни очинь нравитца, но приходитца миритца. Так а чем эта йа? Ах да, он миня гладит па галаве и гаварит), изжай (гаварит), только чтоп к ужину назат.
   Дагаварились, биззаботна атвичаю йа, дажи ни думая ничиво такова.
   Нисусь мима кухни к миссис Блайк штобы пасматреть на ние маими бальшими предаными глазами и улыбнутца прасительнай улыбкай, стеснительной, ропкой и запастись у ние жрачкай. Ана тожи гладит миня па чирипушки – што эта такое с людьми?
   Из манастыря ухажу полдивятава и иду наверх. Сонце светит внутрь через бальшие окна па фсиму агромнаму залу и пряма мне в глаза. Что до миня, так ни черта оно ни тимнеет, но все так гаварят, так что наверна так ано и есть.
   Сажусь в машыну, што идет на югава100к к гидроватеру по горнай дароге, прицепился сзади насредини где буфир; кагда машына астанавливается на станциях, выхлап нимнога душит, но все лутше, чем ехать в кабини и разгаваривать с вадителем, каторый тожи тибя может пагладит па галовки, нет уж лутче так.
   Йа люблю эту горную дарогу, патамушта можна пасматреть внис на пол зала и даже увидить там такие круглые штуки – ручки йащикаф этава бюро, как йесли бы размер был бы нармальный, а ни такой БАЛЬШОЙ как йесть. Мистер Золипариа канешна гаварит, что никагда не была никаких гигантаф, и йа иму верю, но инагда пасмотришь на зал са фсеми иво тарами как шкафы какие и тарами как стулья и диваны у стен и сталы и кресла и фсе такое там и сям и начинаишь думать, кагда жи сюда вирнутца бальшие редьки? (Редьки эта йа сам придумал и гаржусь сваей выдумкай, а значит эта словечка ребята и девочки. Да, так а чем эта йа? Ах да, йа висю сзади машыны, каторая идет па горнай дароги.)
   Муравей Эргейтс в своей каропке в левам нагрудном кармане маей куртки с уймай карманаф, фсе для надежнасти застегнуты. Как ты там, Эргейтс? шипчю йа, а машина падпрыгиваит на ухабах.
   Йа ф парятки, гаварит анна. Мы типерь где?
   В машыни, гаварю йа типа полуправды.
   Висим сзади у машыны? спрашываит ана.
   (Ат этава муравья ничево не скроишь.) Ты эта счиво ришила? спрашиваю йа уклончива.
   Пачиму ты на любом транспарти ездиш самым апасным образам? спрашивает ана, не абращая внимания на мой вапрос.
   Но йа же Баскул Сарвигалава, так миня завут! Йа молот и эта только первая мая жизнь, гаварю йа смиясь. Баскул Ходок-малчун, эта йа. Ни I, ни II, ни VII и никакой такой йерунды, милачка. Такшта можишь считать што йа ваашце биссмертный; а кагда жи висти сибя как удалец-маладец как йесли ни да таво кагды ты ищо ни разу ни умрала?
   Ну тут Эргейтс гаварит (и па ней видна что она стараитца сдерживатца), если даже ни гаварить а том што проста глупа кидатца дажи адной жизню из васьми и а том што в типершней чризвычайной ситуатсии видимо глупа палагатца на эфективнае функтсианиравание ира-иеса реинкарнатсии, ты вить ищо должин думать и а маей бизапаснасти.
   Йа думал што ты с какой высаты ни упади тибе ничиво ни будит изза саатнашение размера и массы к площади паверхнасти с учетам атнасительнай виличины малекул воздуха, гаварю йа йей.
   Штота врода таво, саглашается ана. Но йесли ты призимлишься неправильна, то впалне и миня можеш раздавидь.
   А как нужна правильна приземлятиа кагда падаишь с такой высаты, гаварю йа свешиваясь черис край ветер у миня треплит воласы а йа сматрю вниз на вирхушки диревьев лиснова пола тут никак ни меньше пары сотни футаф.
   Ты ни хочшь понимать а чем гаварю, гаварит Эргейтс муравей и па голасу слышна что ана сердитца.
   Йа задумался. Знаишь чиво? говорю йа.
   Кагда мы сядим на гидраватер навирху, то мы паедем внутри. Как тибе?
   Твая щедрасть миня про100таки паражает, гаварит ана.
   (Эта ана так нада мной издеваитца, йа уж знаю.)

   Вагон гидраватера из старых диривяных он все время трищит и пахнет канатным маслам лакам и пустыми йемкостями для вады и внизу над днищем все время раздаютца жуткие удары, кагда машина палзет па стине зала. Пол пачти весь занят шестью бальшими ваеными машынами, ани пахожи на касмические карабли с калесами. Их ахраняют ваеные рибята, они играют в пинкель-флип и йа думаю присаединитца к ним патамушто в пинкель-флип йа играю класно и йа наверна смок бы их убалтать, патамушта вид у миня такой юнай и нивиный, а на самам деле йа каво хочишь аблапошу, но тут Эргейтс гаварит, А тибе ни пара нанисти эти визиты как ты абищал брату Скалопину? И йа гаварю, да пажалуй.
   Йа ходок такшта эти визиты видать придетца зделать.
   Йа нахожу тихае мистечко у двирей где ветер врываетца внутрь и сажусь и аткидываюсь назат и пачти закрываю глаза и падключаюсь к крипту где миртвицы.

   От вершины гидроватера йа иду через сортировочную станцию на карнизи окала крышы зала и вхажу в стену черес разные праходы и танели и сажусь в трубопоест внутри стины направляющийся в дальний канец бальшова зала. Йа выхожу на углавой станцыи и паднимаюсь па ступенькам на галирею снаружи стины, что идет из аранжиреи с зиленай галубой и фсякай другой бабилой. Отсюда йа магу паглядеть на тирасы и деревеньки на крышах крепосных зупцоф с маленькими палянками на байнитцах, а если ваапще пасматреть вниз то можно увидеть плоскую зиленую далину, саатветстующая внутриниму пириходу, но йа так думаю, што фея эта тирминалогия тибе ничево не гаварит если ты ни разбираишься в замках.
   А ваапще вит впичатляющий и инагда даже можна увидеть арлоф птиц Рух симургаф барадачей-йагнятникоф чаик и других бальших странава вида птиц каторые парят в воздухе придавая всиму месный каларит + дальши и нижи есть ищо стены башни крытый пириходы и крутыи крышы (некаторыи из них тоже с тирасами), а ищо нижи лиса и халмы ва дваре замка, патом вдалике куртина, [1 - Куртина (итал. curtine – завеса) – крупная группа из нескольких десятков деревьев и кустарников одной породы. Куртины не прорезаются дорогами, они предназначены для осмотра лишь с внешней стороны.В фортификации – часть укрепления, линия, соединяющая соседние бастионы.] а ищо дальши фсе падернута дымкай. (Гаварят што с самава верха абитаимава замка можна даже море увидить, но йа хатя и видил иво на икрани, но сваими глазами йа иво так никагда и ни видел.)
   На старам шаткам лифти йа паднимаюсь па чимта вроди танеля сриди висячих бабилоф и скора аказываюсь на углу бальшова зала и места пат свесам крышы где висят астролаги/алхимики и висят как рас точна сказано, асобинна мистер Золипария, эта важный пажилой джентльмен и извесный палучил свои партаменты в адном ис самых главных мест ва фсем гораде – ф правам глазном йаблаке севернай горгульи Розбрит.
   Горгулья Розбрит смотрит на север но патамушта ана на углу и там ничево не мешает то оттуда видно и на ва100к где па утрам далжно вставать сонце и праявляютца все ниприятнасти приближающевася втаржения, каторае гаварит: Эй, там, привет, скора будим гасить свет.

   Ниажиданае затруднение; мистера Золипарии кажитца нет на мести. Стаю на верхушки шаткой лесницы внутри тела Горгульи Розбрит и стучу и калачу в маленькую круглую дверь партаментов мистера Золипарии, но как ни стараюсь, никаково атвета. Нижи миня прилипилась деревяная нлащатка (тоже кстати шаткайа. Йа так думаю што в горади астролагоф/алхимикоф фсе довольно шаткойе), но теперь там какаято старушка скрибет эту чертаву плащатку какойто жуткой гадастью, ат каторай дерево плащатки чуть ли ни растваряитца и становитця ищо более шатким. Но бида ф том, што пары этай гадасти паднимаются вверх пряма мне в нос и у миня тикут слезы ис глас.
   Мистер Золипария! кричу йа. Это Баскул.
   Нужно было тибе иму саапщить что ты приедишь, гаварит Эргейтс ис сваей каронки.
   Мистер Золипария не любит фсякие эти новомодные фстроеные инпланты, гаварю йа ей чихая. Он дисидент.
   Мог послать для ниво саапщение черес кавонибудь другова, гаварит Эргейтс.
   Да да да гаварю йа раздражаясь ищо сильнее аттаво што ана права. Наверно типерь мне нужно васпользатца маими сопственымы черт бы их драл инплантами, чиво йа стораюсь ни делать кроми как чтобы натключитца к миру миртветцов патамушта хачу быть дисидентам как мистер Золипария.
   Мистер Золипария! кричу йа ищо рас. Йа обернул шарф вокруг носа и рта изза товочто пары все паднимаютца с плащатки.
   О, удалбацца и ни жить.
   Тут что ктото пользуетца салянай кислатой? гаварит Эргейтс. Па дериву? Голас у ние нидаумивающий.
   Ничево аб этам ни знаю, гаварю йа, но тут старушка драит лесничную плащатку какойто ванючей гадастью.
   Странна, гаварит Эргейтс. Йа была уверина што он на мести. Йа думаю тибе лутчше спуститца, но тут дверь аткрываитца и йа вижу мистера Золипарию в большом палатенце, а астатки иво валос фсе мокрый.
   Баскул! кричит он мне, как жи йа ни дагадался што эта ты! Патом он снидаит взглядам старушку внизу и машит мне рукой штобы йа захадил и йа взбираюсь на самый верх и захажу в глазное йаблако.
   Сними сваи туфли парень, гаварит он, если ты наступил на ту дрянь на плащатке, то испортишь фсе маи кавры. А когда с этим покончишь, можишь занятца делам и падагреть мне нимного вина. Он шлепаит проч заварачиваясь в палатентце и аставляя посли сибя лужи на палу.
   Йа начинаю снимать туфли.
   Вы принимали вану, мистер Золипария? спрашивай ю йа иво.
   А он токо смотрит на миня в атвет.

   Мистер Золипария, йа и муравей Эргейтс сидим на балкони радужки правава глазнова йаблака горгульи Розбрит, паглащая саатветственна вино, чай и микраскапическуйу крошечку черствава хлеба. Мистер Золипария сидит в кресле, каторае и само нимнога как глазное йаблако падвешано к риснице навирху. Йа на табаретке рядам с пирилами, а Эргейтс вйедаитца в хлеп, што ей дал мистер Золипария (а йа его чутьчуть увлажнил плефком), а эта целый агромный ламоть ей такой нивжисть не съесть, но ана атрывает крошки и заправляет их сибе в рот пиредними нагами штобы можно была праглатить. Йа слышал как Эргейтс сказала Спасиба мистеру Золипарии кагда он дал ей гарбушку, но йа ни сказал иму што ана умеит гаварить и он вроди как ие ни услышал.
   Йа внимательна слижу за Эргейтс патамушта тут ветрино и хатя пат балконом йесть штото вроди сетки и йесли Эргейтс упадет то ни разобьетца, но ана можит правалитца сквоз сетку и даже если и ни убйетца, то патиряитца. Ана такая леганькайа што можит далитеть да самава двара замка, и как мне там ие искать?
   Не биспакойся, гаварит Эргейтс. Йа очинь высакоскарастной муравей и сама тибя найду.
   (Йа ничиво ни гаварю в атвет патамушто гаварит мистер Золипария и это было бы нивежлива.) Аткравена гаваря йа бы предпачел чтобы Эргейтс сидела у миня в кармани, но ана гаварит што хочит надышать воздухам и патом йей нравитца вит.
   … эта симвал ни мощи или неуйазвимасти, а какойто закаснефшей ынпатенции и крайней уязвимасти, гаварит мистер Золипатрия, апять имейа в виду замок, што он ча100 делаит.
   Мы живем в глупасти, Баскул, никагда аб этом ни забывай, гаварит он мне, а йа киваю и прихлебываю чай и сматрю как Эргейтс йест свой хлеп.
   Ни случайно древний ссылались на жывых и мертвых, гаварит он, атхлебывая ищо вина и кутайась в свой халат (тут немного халаднавата). Жыть значит двигатца, гаварит он. Падвижнасть эта фсе. А такии вот штуки (он делает взмах рукой) это признание паражения. Черт пабери, да фсе эта ничуть ни лутше хосписа.
   А што такое хоспис? спрашиваю йа, патомушто ни знаю этава слова и ни хачу включать инпланты (и должен признатца хачу штобы мистер Золипария знал аб этом).
   Баскул, ты впалне можишь пользоватца теми приспасаблениями што тибе придаставили, гаварит мистер Золипария.
   Ах да, гаварю йа. Йа забыл. Йа диманстративна закрываю глаза. Ни пользавался этим какоето время, сказал йа. Так, ну вот, хоспис… прежди фсиво места куда приходят умирать.
   Да, сказал мистер Золипария с раздраженым видом. Ну вот йа изза тибя забыл. Патирял мыесь.
   Вы гаварили, что замак как хоспис.
   Этата йа помню.
   Йа очинь извиняюсь, гаварю йа.
   Эта ни имеит значения. Смысл таво што йа гаварю, гаврит мистер Золипария, ф том што абустраиватца падобным вот образам, ф таком вот зарание настроенном на паражение агромнам и устрашающим нечилавечи-скам сааружении это проста абьявлять а том что твой прагрес закончился, а бес прагреса нам канец.
   (Мистер Золипария очинь верит в прагрес, хатя насколька йа панимаю в наши дни эта давольна старамоднайа идея.)
   Так значит никаких гигантоф никагда и не была? гаварю йа.
   Баскул, гаварит мистер Золипария, аткуда эта адержимасть идеей а гигантах? Он наливаит сибе в стакан ищо вина, от ниво идет пар на халодном воздухи. Йа сматрю на Эргейтс, пака он занят этим, делаю крупный план, чтобы пасматреть на ие лицо. Йа вижу ее глаза и усики и вижу как ее рот пирижевываит пахожий на ризину хлеп. Кагда мистер Золипария ставит стакан назад на 100л, йа вазвращайусь к ниму.
   Дела ф том, гаварит он и апять вздыхаит, што кагда-то гиганты и ф самам деле были. Гиганты ни в том смысли што они были физичски больши на своим силам и спасобнастям и амбитциям. Ани были больши чем мы нрафствино. Они пастроили это место, они пастроили иво из скал и материалоф каторые мы ни можим делать и абрабатывать. Они эта пастроили в некатарам смысле ни бес цели, но он да нилепасти грамадный с точки зрения иво назначения. Они иво пастроили ат нечива делать. Им проста была интересна што палучитца. Но ани двигались, а мы эта фсе што асталось и типерь это место кишыт жизнйу, на так кишыт личинками и гниющий труп; мы многа двигаемся, но никакой живасти в нас нет, эта фсе прашло.
   А как жи нащет крепасть-башни? гаварю йа. Уш аната вроди жива-живеханька.
   Ах Баскул, гаварит он и паднимаит взглят в нибиса. Эта крепасть застоя, крепасть абиздвиженасти. Сколь-ка тибе рас нада пафтарять?
   Ах да, гаварю йа. Так значит фсе эти у каторых живасть была улители на звезды, да мистер Золипария?
   Да, улители, гаварит он, и што им ищо аставалось? Но вот чиво йа ни панимаю, так эта пачиму они аставили нас вот так рас и нафеигда и пачиму мы утратили всякую спасобнасть связыватца с ними.
   И што в ваших книгах ничиво такова пра эта нету? спрашиваю йа иво. Нигде нету?
   Пахоже нигде ничево, Баскул, гаварит он. Пахоже нигде. Некатарые из нас пытались искать ответы на эти вапросы и делали эта ищо во вримена незапамятный, но мы с тех пор так ни на шак и ни прадвинулись. Мы искали ф книгах фильмах файлах пленках дисках чипах биосах галаграмах накапитилях – на фсех хранителях информации извесных чилавечеству. Он отхлебываит вина. Но ничиво от тех вримен, Баскул, гаварит он и вит у ниво пичальный. Ничиво. От тех вримен о каторых мы хатим знать ничиво ни асталось. Он пажимаит нличами. Ничиво.
   Йа ни знаю чиво сказать, кагда мистер Золипария становитца такой грусный и пичальный. Люди вроди ниво уже бох знаит скоко времени пытаютца выяснить штонибуть аб этам. Некатарые ищут во фсяком старье вроди книг, а другие черес крипт, где как считаитца есть фсе, но проста там ничиво ни найти. А если находишь, то аттуда ни вирнутца.
   Йа какта рас сказал мистеру Золипарии это фсе равно што искать иголку в 100ги сена, а он атветил, Скарее уж как искать апридиленую малекулу вады в акиани, но дажи и такое сравнение приуминыиаит труднасть задачи на нескоко парятков.
   Йа думал а том, што смагу нырнуть ф крипт (панастаящиму глубако) и вирнутца с сикретами, которые ищит мистер Золипария. Но мала таво што для этава требуитца сирьезная работа с инплантам (а йа хачу, штобы мистер Золипария думал бутта йа как правила пользуюсь сваими инплантами токо для ходок и больши ничиво), так к таму жи йа уже эта пробовал и ничиво ни палучилась.
   Панимаити, там адин тока хаос.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное