Ибрагимли Халаддин.

Азербайджанцы Грузии

(страница 1 из 9)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Ибрагимли Халаддин
|
|  Азербайджанцы Грузии
 -------

   НАРУШЕННАЯ С КОНЦА 1980-х годов стабильность на Кавказе, считающемся «Балканами» Евразии, до сих пор не восстановлена. Сегодня в трех странах Южного Кавказа сталкиваются интересы четырех центров силы и государства-актера. С этим прежде всего связано отсутствие оптимальной модели стабилизации и обеспечения безопасности в регионе. США считают Южный Кавказ «регионом национальных интересов», Россия считает «регионом приоритетной внешней политики», Турция – «регионом естественных и стратегических интересов», Иран – «регионом обеспечения государственной безопасности». На сцене появился и пятый игрок, предъявивший наличие своих интересов, – с новой философской концепцией «Политика нового соседства» выступает Европейский союз. По логике этой политико-философской концепции, участие всех четырех вышеназванных стран отражает их политические, экономические и геополитические интересы, участие же Европейского союза носит коллективный характер и направлено на оказание странам региона помощи в становлении гражданского общества, развитии демократии и решении различных гуманитарных вопросов. Однако и в концепции «Политики нового соседства» немало слабых сторон: например, значительная часть населения двух стран – Франции и Нидерландов, считающихся основными в ЕС, в вопросе принятия единой Конституции выступила с собственных, отличных от большинства стран Союза позиций; в политике ЕС в отношении трех стран Южного Кавказа – Азербайджана, Грузии и Армении, стремящихся к интеграции в пространство ЕС, пока ясно видны проявления неопределенности и описательного подхода. Нам представляется ошибочным также подход ЕС к странам Южного Кавказа через единую призму, на основе одних и тех же критериев и принципов, не учитывающих социальные и этнорелигиозные особенности каждой страны.
   С этнической и религиозной точки зрения, наиболее полифоническим государством является Грузия. Для уровня «нового соседства» с Европой Грузии необходимо решить целый ряд проблем «соседства» внутри страны, что требует значительной энергии и времени. У грузинского государства имеются проблемы Абхазии, Южной Осетии, Аджарии и не имеющих какой-либо формы национальной автономии регионов Борчалы и Джавахетии.
   Кроме этого, в Грузии проживает около миллиона мусульман. Пришедший к власти под лозунгами «Национальной демократии» М. Саакашвили добился принятия в качестве государственного атрибута изображения средневекового религиозного флага, тем самым еще более усугубив этнорелигиозное напряжение в обществе. Замена чисто религиозным флагом принятый при объявлении независимости Грузии в 1918 году и отражавший многообразие страны политический символ, игнорирование в этом вопросе мнения населения всей Грузии было очевидной ошибкой, что наверняка будет проявляться уже в ближайшие годы.
   Серьезные проблемы имеются в деле консолидации и этнической интеграции внутри самой Грузии.
Самой же большой проблемой является проблема азербайджанцев Грузии, выделяющихся среди других национальных меньшинств в странах Южного Кавказа своей многочисленностью и обширной территорией проживания. Дискриминационную политику, проводимую в их отношении официальными властями Грузии, на новом этапе охватывающую время с 1989 года по сегодняшний день, можно разделить на три периода:
   • период политики откровенно насильственного изгнания азербайджанцев при З. Гамсахурдиа, т. е. депортации;
   • период выживания более мягкими, «цивилизованными» методами при Э. Шеварднадзе;
   • нынешней период синтеза политики Гамсахурдиа и Шеварднадзе, так сказать, «бархатной» политики «Национального демократического движения» Саакашвили, облаченного в одежды законности.
   В каких сферах жизни дискриминация азербайджанцев Грузии проявляется наиболее откровенно и жестко? До ответа на этот вопрос прежде заметим, что проживание азербайджанцев на территории нынешней Грузии имеет более чем двухтысячную историю. Однако официальный Тифлис, наметивший целью проведение дискриминационной политики, утверждает, что регион Борчалы был заселен в XVIII веке, и строит историографию вопроса именно на этой ложной научно-идеологической концепции. Цель – объявить азербайджанцев «гостями» и подготовить идеологические предпосылки для их выживания с родных земель. С точки зрения современных критериев прав человека и общепринятых принципов международного права, никакого значения не имеет время появления азербайджанцев на нынешних территориях их проживания. В любом случае, когда в современной истории на Южном Кавказе в 1918 году были созданы три национальные республики, в исторической области под названием Борчалы основным компактно населяющим область населением были азербайджанские тюрки, и они являются исконными жителями и равноправными гражданами страны, в состав которой ныне входят их земли, – Грузии. Значит, тенденциозные изыскания грузинской историографии, основанные на шовинистическом идеологизированном подходе к вопросу, никак не сочетаются с государственно-правовой философией современного мира. А вопиющий факт переноса подобных взглядов в школьные учебники означает взвалить конфликтность в мышлении на плечи и будущих поколений.
   Другой вектор дискриминации направлен на развал школьной системы образования на азербайджанском языке.
   Система образования является одним из основных факторов, обуславливающих компактный образ жизни азербайджанцев, поэтому для «культурного» их выдавливания достаточно разрушить эту систему. Облаченный в демократические одежды закон об образовании имеет целью разрушить консолидированную структуру азербайджанских сельских общин, их компактный образ жизни.
   Еще одним проявлением целенаправленной политики по разрушению компактного образа жизни азербайджанцев является претворяемая политика в аграрной сфере. Земли Борчалы отличаются своей плодородностью, и население в основном занято сельским хозяйством. Отчуждение людей в этом регионе от земли означает оторвать их от своих корней, лишить основных источников жизнеобеспечения и нарушить привычный образ жизни. Прекрасно понимая это, грузинские политики в принимаемых ими законах о земле (включая принятый в 2005 году) не хотят признавать равных с грузинами прав азербайджанцев.
   Следующим дискриминационным моментом нужно назвать изгнание азербайджанцев из государственных и местных органов, ограничение их участия в общественно-политических процессах. Тем самым искусственно создается проблема гражданской интеграции. Власти Грузии, принявшие обязательства перед европейскими институтами, чинят препятствия для вынесения проблем азербайджанцев Борчалы на обсуждение международных организаций. Вокруг проблем Борчалы создана информационная блокада. Яркой иллюстрацией этого является событие последних дней: когда 14 февраля 2006 года жители села Дамийа Гёрархы, требующие своих земельных прав, проводили акцию протеста, полиция применила насилие в отношении мирных демонстрантов, что было заснято на видеоленту. Журналисты, представители разных стран, были приведены в отделение полиции, где у них ленты были отняты и уничтожены. Сами грузинские СМИ, вне зависимости от радикальной или «демократической» направленности, эти события обошли полным молчанием. Описанный факт является лишь одним эпизодом целенаправленной шовинистической государственной политики властей Грузии в отношении азербайджанцев.
   Настоящая брошюра является первой работой, где рассмотрены различные проблемы Борчалы – историческое прошлое, углубившаяся с конца 80-х годов ХХ века дискриминационная политика в аграрной сфере, в сфере образования, в отношении общественных организаций, приведены факты из криминальной хроники, сознательного искажения статистических данных переписи населения и т. д. Надеемся, что брошюра сыграет позитивную роль в прорыве информационной блокады и позволит читателю ближе ознакомиться с регионом Борчалы и сегодняшними проблемами проживающих в нем наших соотечественников.


   АЗЕРБАЙДЖАНЦЫ ЖИВУТ в большей части регионов Восточной Грузии. По данным официальной переписи населения, в 1989 году в Марнеульском районе (территория 955,2 км -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  
 -------


) проживало 91 923 азербайджанца, в Болнисском районе (804,2 км -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  
 -------


) – 53 808, в Дманисском районе (1207,6 км -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  
 -------


) – 33 107, в Гардабанском районе (1734,0 км -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  
 -------


) – 48 781, в Сагареджойском районе – 15 804, в Телавском районе – 7094, в Лагодехском районе – 7094, в Каспийском районе – 2872, в Карельском районе – 1426, в Цалкинском районе – 2228, в Тетрицкаройском районе – 2499, в Мцхетском районе – 2199, в г. Тбилиси – 17 986, в г. Рустави – 11 576. Кроме перечисленного, в Самцхе-Джавахети, регионе компактного проживания армян, было зафиксировано 947 азербайджанцев, в Горийском районе – 600 и Аджарии – 1700 человек.
   Исторически основным регионом компактного проживания азербайджанцев является Борчалы, расположенный на юго-востоке Грузии и официально называемый Квемо Картли (Нижняя Картли). После обретения Грузией независимости Борчалы вошел в состав новообразованной губернии Квемо Картли с административным центром в г. Рустави (историческое название Бостаншехер). По официальным данным, общая площадь губернии – 7 тысяч км -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  
 -------


, население – около 600 тыс. человек. Этнический состав населения следующий: азербайджанцы – 49 %, грузины – 40 %, оставшиеся 11 % составляют русские, армяне, греки и представители других наций (1). В губернию входят административные районы Гардабани (историческое название Гаратепе), Марнеули (Борчалы), Болниси (Болус Кепенекчи), Дманиси (Башкечид), Тетри-Цкаро (Акбулаг), Цалка (Бармагсыз). Территория Борчалы в пределах Грузии простирается от границ с Азербайджаном вдоль границ Грузии с Арменией и до Чылдырского прохода у границ с Турцией.
   Территория региона исторически подвергалась изменениям, что привело к появлению различных этнографических и цифровых предположений. А.Д. Эрицов следующим образом определял пределы Борчалы: «Уезд, в состав которого входят Борчалинская равнина, Лори и Ардживанский хребет, расположен на юго-востоке Тифлисской губернии между 40 градусами 47 секундами северной и 62 градусами 22 секундами южной широты. Уезд граничит с Газахским уездом Елизаветпольской и Александропольским уездом Эриванской губерний. Южный рубеж проходит по Гошадагскому хребту, через долину Памбак, далее в северозападном направлении по правую руку остаются хребты Чубуглу и Аглаган, называемый также Бозабдальским. На западе Айригар отделяет Борчалы от Ахалкалакского уезда, рубеж между Гори и Борчалинским уездом проходит по Джам-Джамскому и Ардживанскому хребтам. Расположенный в Манглиси Сарыдаг отделяет Борчалы от Тифлиса. Отсюда пределы Борчалы, включая Яглуджа, доходят до Красного моста. Общая длина границы Борчалы составляет 480 верст, из коих 100 верст приходится на границы с Александропольским уездом, 80 верст – с Горийским, 145 – с Тифлисским и 100 верст – с Газахским уездами» (2). А.Д. Эрицовым же отмечается, что пределы Борчалинского уезда более обширные, чем соседние уезды: «Вдвое превышающий размеры соседних Ахалцихского, Ахалкалакского и Телавского уездов, Борчалы крупнее также Тифлисского, Тианетского и Душетского уездов. По площади такого крупного уезда нет ни в Кутаисской, ни в Эриванской, ни в Елизаветпольской и ни в Бакинской губерниях» (3). Из приведенных сведений явствует, что территория Борчалинского уезда охватывала юго-восточные районы современной Грузинской республики – Дманисский (Башкечид), Болнисский (Болус Кепенекчи), Марнеульский (Сарван), Гардабанский (Гаратепе) полностью, частично Цалкинский район (Бармагсыз), город Рустави, а также северную часть нынешней Армении – Спитакский (Хамамлы), Амассийский (Агбаба), Степанаванский (Джалалоглу) и Калининский (Ташир) районы.
   Согласно камеральной переписи 1832 года в Борчалы имелось 145 населенных пунктов и 4092 дома, а численность населения мужского пола составляла 3634 армянина, 787 греков, 669 грузин, 213 немцев и 8479 азербайджанцев (4).
   По данным архивных материалов, этнический состав населения уезда в 1886 году был следующим (5):



   Как видно из приведенных выписок, большую часть населения уезда составляли азербайджанцы. Это же отмечает известный грузинский писатель и общественный деятель И. Чавчавадзе. В 244 и 245-м номерах издаваемой им газеты «Иверия» за 16–17 ноября 1890 года в статье «Борчалос мазра» («Борчалинский уезд») он пишет, что почти две трети населения Борчалинского уезда составляют азербайджанцы. В изданном в Тифлисе «Кавказском календаре на 1907 год» (6) отмечается наличие в Борчалинском уезде 628 850,00 десятин земли, здесь же приводятся данные о проживании в Борчалинском участке 11 630, Екатериненфельдском участке (нынешний Болнисский район. – Х. И.) – 16 615, Лорийском – 1820, Триалетском – 12 435 тюрков-мусульман.
   После советизации Грузии было проведено несколько переписей населения, однако их данные о численности проживающих в республике азербайджанцев каждый раз искажались: по переписи 1930 года число азербайджанцев представлено в 200 тыс. человек, 1979 года – 250 тыс., 1989 года – 307 556 человек (5,7 %), по официальным данным 2002 года – 284 761 человек (6,5 %) (7).
   Последние цифры свидетельствуют о признании дискриминации и скрытой депортации азербайджанцев за десятилетие независимости Грузии. Кроме указанного, сознательное уменьшение цифровых показателей подтверждают косвенные данные: по переписи 1926 года в Аджарии проживало 132 тыс. человек, Абхазии – 210 тыс., Внутренней Картли – 225 тыс., Южной Осетии – 88 тыс. и в Борчалы – 86 тыс., через 50 лет эти цифры были соответственно 294 тыс., 462 тыс., 353 тыс., 101 тыс. и в Борчалы – 465 тыс. В процентном отношении это выглядит следующим образом: 223 %, 219,7 %, 156,4 %, 115,7 % и 231 %. Логика темпов воспроизводства говорит о том, что численность азербайджанцев, значительно опережавших в демографическом воспроизводстве грузин, не могла увеличиться лишь на 50 тыс. человек. Отсюда вывод – цифры последней переписи значительно занижены, при этом мы имеем в виду также то, что по плотности населения среди регионов Грузии Борчалы находится в первом ряду.
   Так сколько же все-таки проживает в Грузии азербайджанцев? В действительности это выявить и уточнить не так сложно: во всей Грузии имеется приблизительно 200 азербайджанских сел и деревень, причем в Баку из каждой из них проживает определенное количество семей. С их помощью установить – пусть даже приблизительно – количество семей и их состав не так сложно. Еще в 1989 году часть интеллигенции, выходцев из Грузии, создала в Баку общество «Борчалы». По описанному выше методу был проведен подробный опрос и составлена справка, в результате выяснилось, что численность азербайджанцев в Грузии составляет около 600 тыс. человек. Учитывая вышеизложенное и политику откровенной дискриминации, развязанную грузинскими властями с 1989 года, в результате которой страну покинуло свыше 100 тыс. человек, нынешняя численность азербайджанцев в Грузии, по нашим подсчетам, составляет приблизительно 500 тыс. Грузинские власти, всегда опасавшиеся демографических темпов роста численности азербайджанцев, постоянно прибегали к дискриминационным мерам в их отношении и скрывали реальные цифры их численности.
   Преуменьшение численности азербайджанцев было не единственной дискриминационной мерой. И в советское время, и в последующем для вытеснения их из Грузии создавались всякие идеологические концепции. Грузинские историки утверждают, что тюрки-азербайджанцы в Грузии впервые появились в XI веке при вторжении Сельджукидов, а массовые поселения связаны с периодом правления Сефевидского шаха Аббаса I в XVII веке (8). Искажение истории заселения тюрками Борчалы имело место еще в советский период и приобрело идеолого-концептуальную окраску. Самым же возмутительным является, что все надуманные концепции и сфальсифицированные схемы нашли место в школьных учебниках. Например, в утвержденном Министерством образования Грузии учебнике по географии Грузии для девятого класса средних школ в разделе «География этнических групп и религий» говорится: «Предками большей части проживающих в Грузии азербайджанцев были кочевники племени Борчалы. Их переселил в Грузию шах Аббас. Остальная часть является потомками мугалов, переселившихся значительно позже» (9). Аналогичными тенденциозными утверждениями изобилуют и учебники по истории.
   Какова же реальная история?
   Одной из вспомогательных дисциплин в изучении исторических событий является топонимика, поэтому, прежде чем перейти к изложению истории Борчалы, обратимся к данным топонимики. Еще средневековый арабский автор Ягут аль-Хамави отмечал: «Борчалы – это название местности в Арране» (10). Другой арабский автор Гардизи именовал этот регион «Бёручёлю», т. е. «Волчья степь», а известный историк и государственный деятель конца XIII – начала XIV века, автор многотомной «Джами аттаварих» Фазлуллах Рашидаддин термин «Борчалы» использует и как топоним, и как этноним. Автор «Истории страны албан» Моисей Каланкатуйский (VII век), а также известные современные турецкие историки А. Тоган и Ф. Кырзыоглу происхождение топонима Борчалы связывают с поселившимся на Южном Кавказе во II веке до н. э. тюрко-гуннским племенем барсилов.
   В самих грузинских источниках название региона встречается как «Гурдис хеви» («Волчья долина»), в среднеперсидских («пехлевийских») источниках «Гордман» – «Страна людей Волка» (11). Из перечисленных вариантов предположение М. Каланкатуйского, А. Тогана и Ф. Кырзыоглу о непосредственной связи топонима Борчалы с племенным названием барсилов представляется более обоснованным. Обращаем внимание читателя на то, что названные историки пользуются заслуженным авторитетом как надежные и компетентные специалисты по истории и этнографии Южного Кавказа.
   Достаточное количество сведений по истории Борчалы имеется в персидских и арабских письменных источниках. Сведения некоторых из арабоязычных авторов мы уже приводили. В настоящем исследовании мы считаем целесообразным основной упор делать на данные грузинских источников, ибо беспочвенность исторических претензий грузинских историков доказывают свидетельства, в первую очередь, именно грузинских письменных сочинений, среди которых внимание привлекают свод «Картлис цховреба» («Жизнь Картли») и «Мокцеваи Картлисаи» («Обращение [в христианство] Картли»). «Картлис цховреба» начинается с событий VIII века, т. е. отражает взаимоотношения между тюрками-хазарами и Картли, затем дается краткое описание падения Сасанидской империи под ударами мусульманского арабского войска, а также возникновение и история Тифлисского эмирата. Рукопись хроники «Мокцеваи Картлисаи», повествующей об обращении в христианство населения Картли (Восточной Грузии), была найдена в 1888 году. Через два года известным историком Е. Такайшвили она была издана на грузинском языке, а в 1900 году – в переводе на русский язык. Летопись начинается следующими словами: «Когда царь Александр обратил в бегство и оттеснил их в полуночную страну, тогда он впервые увидел свирепые племена бунтюрков, живших по течению Куры в четырех городах с их предместьями – Саркине, Каспи, Урбниси и Одзрахе, и крепости их: большая крепость Саркине, крепости Каспи, Урбниси, Одзрахе… Тогда прибыло отделившееся от халдейцев воинственное племя гуннов, и испросило у владыки бунтюрков место при условии платить дань, и поселились они в Занави» (12).
   Е. Такайшвили «бунтюрков» текста называет «туранцами» (13), по мысли академика Н.Я. Марра, термин следует понимать как «коренные тюрки». Советский грузинский историк С.Н. Джанашиа дает свою интерпретацию сообщения источника и обвиняет автора летописи в анахронизме, считая тюрков пришельцами на Кавказе и невозможным их пребывание здесь в IV веке до н. э. Современный грузинский историк Е.С. Чхартишвили более объективно подходит к проблеме, обвиняет С.Н. Джанашиа в предвзятости и считает, что «бунтюрки», являясь частью гуннов, вполне могли поселиться на юго-востоке нынешней Грузии, т. е. на земле Борчалы, еще в IV веке до н. э. А.В. Тоган в работе «Введение во всеобщую историю тюрков» также отмечает проживание в Борчалы гуннов-барсилов и связывает появление термина «Борчалы» с названием именно этого племени.
   Параллельно со сведениями о проживании на территории нынешнего Борчалы «бунтюрков» в источниках имеется достаточно материалов и о булгарах. Например, армянский автор V века (некоторые историки время его жизни и творчества относят к VII веку) Моисей Хоренский южные предгорья Кавказа называет «булгарскими землями», а албанский историк Моисей Каланкатуйский в «Истории страны албан» рассказывает о частых войнах одного из булгарских племен – барсилов (14). Все приведенные здесь сообщения авторов древних сочинений дают основания заключить, что вслед за бунтюрками барсилы явились вторым тюркским этническим пластом, освоившим земли Борчалы уже в первых веках нашей эры. Таким образом, та часть гуннов, которая с их основной массой не двинулась на запад и осталась на Кавказе, в источниках называется «булгарами», иногда «бурчалами». В свою очередь, в состав булгарского объединения входили барсилы, хазары, савиры, гарынджалары.
   Другой тюркской народностью, участвовавшей в формировании тюркского населения Борчалы, были хазары, причем известно, что в создании и укреплении собственно Хазарского каганата, просуществовавшего в течение VII–X веков, участвовали также тюркские племена булгар-барсилов, савиров и хайландуров.
   Еще один тюркский этнос, принявший близкое участие в формировании тюркского населения Борчалы – это, несомненно, кыпчаки. Известно, что уже к X веку кыпчаки вслед за гуннами, тюрками Великого каганата и хазарами, превратились в единоличных хозяев Великой евразийской Степи. Пока наиболее ранним источником, где впервые встречается этноним «кыпчак», считается надгробная каменная стела с надписью, датируемой 759 годом. Средневековые грузинские источники знают «новых» и «старых» кыпчаков, историк Рашидаддин считает кыпчаков одним из пяти объединений тюркского улуса, которое возглавлял Огуз Хаган. Известное из историко-географической литературы понятие «Деште Кыпчак» («Кыпчакские степи») включало в свой состав, в числе других, и степи Причерноморья и Прикаспия.
   О поселении кыпчаков в регионе Борчалы и нахождении в их составе племен «гарапапаг» и «гарабёрклер» имеется достаточно исторических исследований. А.В. Тоган, А. Джафароглу, З.М. Буниятов и другие считали одно из подразделений кыпчаков – «гарапапаг» (в русской исторической литературе их называют «караколпак», «черные клобуки») одним из основных тюркских племен, вошедших в состав тюркского азербайджанского населения нынешней Грузии.
   В защите Грузии и ее активной внешней политике в начале XII века кыпчаки сыграли важную роль. Абхазо-грузинский царь Давид IV Строитель в борьбе против тюрков-огузов Сельджукидской империи пригласил и поселил в Борчалы и прилегающих областях кыпчакскую орду численностью 40 тыс. воинов, т. е., по подсчетам специалистов-медиевистов, вместе с членами их семей всего около 200 тыс. человек (15). Уместно будет отметить, что одновременно царь Давид IV породнился с кыпчаками, взяв в жены дочь хана (16). Историк царя Давида пишет, что «привел великое множество, и тесть с братьями жены не напрасно трудились, и не зря кыпчаков переселил, ибо их руками уничтожил он силы всей Персии и навел страх на всех царей…» (17).


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Поделиться ссылкой на выделенное