Иар Эльтеррус.

Замок на краю бездны

(страница 5 из 31)

скачать книгу бесплатно

   Правда, книги у него в руках с тех пор никто не видел. Только Элька знала, что читать отец не прекратил, но в лесу – была у него там небольшая избушка в самой чащобе, куда никто не забирался. Новые книги Аринасий изредка покупал на ярмарках в городе, куда раза два в год возил копченое мясо. Сама девушка тоже в любую свободную минуту сбегала в лес, брала в избушке какую-нибудь книжку, забиралась на дерево и погружалась в иной мир, где все не так, где есть место чуду. И никому о том не рассказывала. Отец приучил молчать, да и подружек особо близких не было. Не любили черноволосую «чужачку» в деревне. По счастью, россы отличались удивительным добродушием, поэтому девочку не травили, а просто сторонились. Но если она начинала петь, слушали все, забывая о своей неприязни – Владыка Небесный наградил Эльку чудным голосом. На свадьбы и другие деревенские празднества ее только ради того и звали.
   Жили в Придубравье богато, сыто и спокойно. Старый барин, боярин Добромысл, семь шкур с народа не драл, барщины тоже было немного – леса вокруг стояли дремучие, каждый клочок пахотной земли нелегко людям давался. Выруби деревья поначалу, корни выкорчуй, выжги, перепаши многократно, удобри – только потом сеять можно. Не один год на то уходил. Лес, правда, тоже кормил крестьян – древесина, дичь, ягоды, грибы, мед, рыба из многочисленных озер. Боярин не запрещал охотиться, оброк только требовал платить исправно. Люди и платили – себе ведь тоже немало оставалось. Кое-кто даже на выкуп начал копить, мало кому охота крепостным оставаться. Барина в деревнях годами не видели, он сидел себе в своем поместье, никому жить не мешал. Управляющие тоже особо не лютовали. О том, чтобы девок портили или людей пороли, в Придубравье издавна и слыхом не слыхивали.
   Все изменилось после возвращения с учебы из чужих земель барчука, молодого боярина Пересвета. С ним вместе приехали несколько безденежных молодых панычей. Подобных бездельников всегда множество вилось вокруг богатых наследников. Как мухи на мед липли. Поначалу ничего особенного не происходило, разве только девок дворовых перепортили. Но на это никто особого внимания не обратил, дворовые девки на то и предназначены, нечего было на панское подворье служить идти. Пошла? Сама, знать, хотела подстилкой стать. Одно настораживало – барчук с дружками снасильничали служанок и горничных, а не уговорили. Зачем? Мигнуть ведь достаточно было, чтобы девки сами галопом в спальню прибежали. Наперегонки. Нет, понадобилось насильничать, да жестоко так, что слухи по всему Придубравью прокатились. Говорили, Палашку из Прилуковки вообще до смерти замучили. Старики, обсуждая недобрые вести, огорченно покачивали головами – это же их будущий барин. Да, пока он еще не хозяин, но боярин Добромысл в единственном сыне души не чает и позволяет ему все.
   Еще через месяц произошло событие, потрясшее жителей Придубравья до глубины души. Барчук вместе с тремя дружками поймали в лесу недалеко от деревни Ступовка дочь тамошнего старосты – совсем еще дитя, четырнадцати не исполнилось – и изгалялись над бедняжкой весь день, заставляя делать такое, что не всякая шлюха согласится.
Натешившись, вымазали ей медом срамные места, связали и бросили возле большого муравейника. Девочка каким-то чудом развязалась, с трудом доплелась домой, взяла веревку и повесилась в амбаре. А пришедшего жаловаться барину отца изнасилованной насмерть запороли на конюшне.
   Ужас прокатился по деревням и селениям края – такого здесь не помнили с дедов-прадедов. Но мыслей о бунте у крестьян не возникло – недалеко квартировали войска господаря, все знали, что гайдуки делают с бунтовщиками. Навлекать на себя такое? Лучше уж потерпеть, авось молодой боярин перебесится и со временем успокоится. Молодые парни из Ступовки хотели было поймать Пересвета с дружками и поучить от души, да старики рассказали им, что потом со всей деревней сделают.
   Оставшись безнаказанным, барчук совсем распоясался. Он ездил по деревням, окруженный дружками и гайдуками, высматривал понравившихся девушек и увозил их с собой, невзирая на мольбы родителей. Возвращались они опозоренными, а иногда не возвращались вовсе, предпочитая покончить с собой или уйти куда глаза глядят. По древним обычаям опозоренных проклинали, изгоняли из дому и отлучали от Церкви. На этом почему-то настояли святые отцы.
   Несчастным девушкам, которым не хватило духу свести счеты с жизнью, не оставалось иной дороги, кроме как подаваться в трактирные шлюхи. Чего-чего, а трактиров в Придубравье было много – через край проходила торная караванная дорога, по которой потоком двигались обозы, бесчисленные путники и гонцы господаря. Только трактирщикам происходящее пришлось по вкусу. До сих пор шлюх для ублажения постояльцев им приходилось завозить из города, а тут вдруг такой наплыв – выбирай любую на самый взыскательный вкус. И молодые все.
   Осмелившихся жаловаться пороли, а иногда объявляли бунтовщиками и казнили, подвесив над пропастью за ребра на крюке. В крае с каждым днем появлялось все больше гайдуков, держащих в страхе крестьян, оброк вскоре увеличили втрое – не хватило денег для разгульной жизни барчука со товарищи. Придубравье замерло в ужасе. Ведь боярин Добромысл стар, может умереть со дня на день. А что будет после его смерти, коли уже сейчас жить невозможно? Родители молодых девушек начали прятать дочерей, заставлять ходить чумазыми, даже уродовать их – все лучше, чем если барчуку по вкусу придутся. Увы, молодой боярин все равно находил себе новые жертвы – людей в Придубравье хватало.
   Все это как-то проходило мимо Эльки, она жила своей жизнью, как беззаботная пташка. Работы в большом хозяйстве было много, а если выпадала свободная минута, девушка сбегала в лес. Почитать или побродить в поисках грибов и ягод, обдумывая прочитанное и мечтая о невозможном для крестьянки. Тем более – крепостной. Так хотелось повидать большой мир своими глазами, да только вряд ли получится. Несмотря на непривычный вид Эльки, на нее в последнее время начали заглядываться парни – красивой выросла. Вот зашлют сватов – и все, конец мечтам. Дети пойдут, заботы, хозяйство.
   Сегодня Элька сама не заметила как, замечтавшись, забралась далеко в лес. Корзина понемногу наполнялась ягодами зеларики. [12 - Зеларика – ягода, напоминающая по форме и вкусу бруснику. Растет на невысоких остролистых кустах.] Будет из чего морс сделать, отец его обожает. Она шла дальше, высматривая остролистые кусты и не особо смотря по сторонам. Как выяснилось, зря.
   – Ты глянь, Пересвет, какая красотка! – заставил Эльку вздрогнуть и обернуться чей-то голос.
   Шагах в двадцати от нее замерли три богато одетых всадника, в одном из которых девушка с ужасом узнала молодого барина – видела его как-то раз из окошка, прячась на чердаке, куда отец отволок ее силой.
   – Подь сюды, девка, – брезгливо процедил сквозь зубы барчук.
   Не осмелившись ослушаться, Элька подошла ближе.
   – Ты глянь только, – удивился он, – чернявая, что та тарканка. Никогда у нас таких не видал. Ты откель будешь?
   – Из Стаховки, барин, – поклонилась девушка, вся дрожа. – У меня мать тарканка…
   – Ясно, – скривился барчук. – Поехали, не хватало еще об черномазую мараться. Противно.
   – Не скажи, – поцокал языком его приятель. – Красотка-то какая, а? Вся ладная.
   – Хочешь – бери себе, – безразлично пожал плечами Пересвет.
   – Да и я не прочь, – вмешался второй приятель. – Экзотика! А то все бледные да толстозадые попадаются. Надоели. А тарканки, говорят, страстные!
   – И то дело! – оживился заскучавший было барчук. – Давайте на пару, а я погляжу. Ты, девка, слышь? Скидывай свою юбку, да на карачки становись. Побыстрее! И гляди мне, коли плохо стараться будешь, на палю посажу!
   До Эльки не сразу дошло, что с ней собираются сделать, а когда дошло, девушке перехватило дыхание от ужаса. Она отшвырнула корзину с ягодами и рванулась прочь, в густые заросли. Откуда только и прыть взялась. Пересвет позади злобно выругался, пришпорил коня и пустился вдогонку, остальные поскакали за ним.
   Это случилось утром. Преследователи гнали несчастную девушку до самого полудня, пока она не забилась в непроходимый Волчий бурелом. Но и там не оставили в покое – спешились и полезли в заросли, приказав псу взять след. Тот возбужденно гавкнул и рванулся вперед.
   – Боженька! Прости меня за этот грех… – прошептали запекшиеся губы Эльки.
   Она стояла над пропастью, набираясь духу. Руки тряслись, девушке почему-то было очень холодно, хотя солнце жарило вовсю. Вот и закончилась жизнь… Что она сделала этому барчуку? Как же так можно?! Никто не ответил на крик плачущей души. Только страх куда-то исчез. Сердце болело, в горле застыл холодный комок горькой обиды. Совсем уже недолго осталось. Папку жалко – горевать станет…
   Кусты затрещали, и из них высунулась лохматая морда пса, огласившего окрестности басовитым лаем. Элька медленно повернулась к нему, дрожа с каждым мгновением все сильнее. Вскоре на скальный выступ выбрался покрытый репьями разъяренный барчук.
   – Говорил же, никуда эта тварь не денется! – обернулся он к приятелю.
   – Наглая сучка! – ответил тот, задыхаясь. – Ничо, вон с того деревца добрая паля выйдет!
   – Потом, – осклабился Пересвет. – Сначала развлечемся немного. Я тут интересную штуку для нее придумал. А ну-ка, подь сюды, девка! Бунтовать вздумала?! Так мы тебя быстро бунтовать отучим!
   – Будь ты проклят! – обреченно выдохнула Элька. – И весь род твой! До седьмого колена!
   Девушка сжала кулачки и с решимостью отчаяния сделала шаг назад. В пропасть.
   – Стой, сука! – рванулся вперед Пересвет, едва успев остановиться на краю. – Мать ее, тут же обрыв!
   – Вниз кинулась… – поежился подошедший приятель. – Чокнутая девка. И…
   – Чего еще?
   – Предсмертное проклятие…
   – Да плевать! – презрительно отмахнулся Пересвет. – Мало их на мне? Чушь это. Пошли отсюда, и так полдня зазря угробили. Я не я буду, но какая-нибудь сучка мне сегодня за это ответит! Эта легко сдохла, другую так просто не отпущу!
   Вскоре на Белом зубе никого не осталось. Только пересвистывались напуганные вторжением людей птицы, да трепетал под легким ветерком зацепившийся за колючий куст обрывок полотняной юбки.

   Поверхность утеса стремительно неслась мимо падающей Эльки, от страха она зажмурилась, ожидая страшного удара, боли и небытия. Но удара все не было и не было, время шло, а ничего не происходило, девушка продолжала все так же лететь вниз. Только ветер обдувал разгоряченное лицо, да вздымал порванную юбку, обнажая срам. Окончательно растерявшись, Элька открыла глаза и испуганно вскрикнула. Вокруг ничего не было видно, только клубились густые клубы серого тумана, сквозь который она продолжала куда-то падать. Что это? Неужто, предпочтя смерть насилию, она совершила настолько страшный грех, что Боженька решил отправить грешницу в ад живой? Неужто надо было остаться там и принять позор, а потом и смертную муку? Минута шла за минутой, а Элька не видела ничего, кроме тумана. Может, это и есть ад? Может, она так и будет падать в одиночестве до скончания веков?
   Внизу посветлело, девушку внезапно ослепила яркая вспышка и она обо что-то сильно ударилась, пронзительно взвизгнув от боли. Не сразу Элька осмелилась открыть глаза, а открыв, онемела от изумления. Она находилась в какой-то большой комнате, заставленной роскошной барской мебелью и всякими непонятными штуками. Напротив в мягком кресле ошарашенно застыл очень красивый мужчина лет тридцати, держащий в руках книгу. Его одежда из заморского шелка была такой богатой, что Элька задохнулась – не меньше, чем боярин, а то и князь. Каштановые волосы незнакомца были непомерной длины, до пояса. Где это она? Как вообще сюда попала? И кто этот красавец, неужто сам Великий Демон, владыка ада? Святые отцы говорили, что он очень красив…
   – Это еще что за явление Христа народу? – с недоумением спросил мужчина, но Элька не поняла ни слова, он говорил на каком-то чужом языке.
   Незнакомый пан встал и обошел растерянно сидящую на полу девушку. Он смотрел на нее с таким удивлением, что Элька немного успокоилась, хотя страх никуда не делся – уж коли свой барчук такое сотворить собирался, то что этот красавец сделает? Она ведь в полной его власти…
   – Ты откуда здесь взялась, дитя? – через некоторое время спросил незнакомец на родном языке Эльки.
   – Не знаю, барин… – пролепетала девушка, испуганно глядя на продолжающего ходить вокруг нее мужчину. – Я в аду?
   – В аду? – озадачился он. – Замок, конечно, можно в сердцах назвать и так, но я бы не советовал. Обидится.
   – Замок? – широко открыла глаза Элька. – А разве замки обижаются? Они ж неживые…
   – Этот – может, – заверил незнакомец. – Тебя как хоть зовут, дитя? И почему ты думаешь, что в аду?
   – Элифания, дочь Аринасия.
   – Ну и имечко… – поморщился он.
   – По святцам назвали, – объяснила немного успокоившаяся девушка, поняв, что прямо сейчас ее насиловать не станут. – Только никто так не зовет, Элькой все кличут.
   – Уже легче, – улыбнулся мужчина. – А меня можешь называть Дином. Но ты так и не сказала, почему думаешь, что попала в ад.
   – В пропасть кинулась… – смутилась девушка.
   – В пропасть… – задумчиво повторил он, нахмурившись. – И что же тебе, дитя, в той пропасти понадобилось?
   – Снасильничать хотели…
   – Так лучше сразу помереть? Зря ты это.
   – А чего ж, позор выносить?! – запальчиво выкрикнула девушка и разрыдалась, уткнувшись лицом в колени. – Они на палю потом посадить хотели…
   – Это что ж за скоты такие? – с гневом спросил Дин.
   – Молодой барин с дружками… – сквозь слезы выдавила девушка.
   – Барин, говоришь? Ты что, невольница?
   – Нет! – возмутилась Элька. – Крепостная. Пока барчук домой не вернулся, все ладно было.
   – Ясно, – тяжело вздохнул он. – В вашем мире люди в небо летать еще не умеют?
   – Люди? – изумилась девушка. – В небо?! Да где ж это видано?
   – Везде, – весело рассмеялся Дин. – Одного не могу понять. Каким образом ты из своей пропасти сюда попала. Был уверен, что в Замок никто без приглашения проникнуть не может. И вдруг ты на меня из воздуха валишься. Черт-те что!
   – Так я не умерла?
   – Нет, живая. Видимо, провалилась в так называемый блуждающий портал. Повезло, иначе расшиблась бы. Но я не знаю, как тебя домой вернуть. Точнее, вернуть-то нетрудно – трудно узнать, куда возвращать.
   – Как куда? – растерялась Элька. – Я из Стаховки, что в Придубравье!
   – И где это твое Придубравье находится, девочка? – иронично приподнялась левая бровь Дина. – Как хоть страна называется?
   – Рось. Господарство Росское.
   – Рось… – озадаченно хмыкнул он. – Россия, что ли? Земля? Да нет, язык сильно отличается, слишком прост для русского. Впрочем, Земля в любом уважающем себя конгломерате есть, и на каждой своя Россия со своей историей. А Рось? Да еще и средневековая? Наверное, вторичный дубль. И, похоже, даже отраженный. А раз так, количество миров поиска сразу возрастает в энной степени…
   Элька ничего не поняла в его рассуждениях. Придубравье – оно и есть Придубравье, чего его искать? Всякий знает. А уж боярин Добромысл даже в самой столице известен! Его сам господарь на службу звал, да боярин отказался. Он и так богаче господаря! Девушка высказала свое недоумение Дину. Удивительно, но страх перед этим странным паном напрочь исчез, так легко до сих пор она чувствовала себя только с отцом, издавна говорившим с дочерью на равных. Наедине, конечно.
   – Ох девочка, девочка… – вздохнул он. – Как бы тебе объяснить попроще? Ты читать умеешь?
   – Умею! – гордо призналась Элька, ей почему-то показалось, что Дин не осудит. – Папка научил! Его, правда, святой отец долго ругал за это…
   – Молодец, девочка! – одобрил он. – А на святого отца плевать! Тогда смотри.
   Стена комнаты медленно поехала в сторону, открывая бесчисленное количество книг. Элька раньше не то что не видела столько, но даже и вообразить себе не могла. Это настолько потрясло девушку, что на двигающуюся саму собой стену она не обратила никакого внимания. Полсотни драгоценных отцовских книжек до сих пор казались Эльке невероятным богатством, но по сравнению с огромной библиотекой Дина они были просто ничем. Девушка восторженно приоткрыла рот, завороженно уставившись на разноцветные корешки. Это сколько же всего интересного там написано?
   – Представь себе, что из одной книжки – неизвестно какой! – выпала маленькая буковка. И ей очень хочется вернуться домой. Представила?
   – Ага… – кивнула Элька, не совсем понимая, при чем здесь буковка.
   – Как узнать из какой книги она выпала? И с какой страницы? Книг ведь очень много, если просматривать каждую, времени и труда уйдет неимоверное количество. Так ведь?
   – Так… – согласилась Элька, представив, каково это – прочесть все книги в этой огромной библиотеке. Да не просто прочесть, а внимательно, отыскивая, где и на какой странице образовалось пустое место.
   – Вот так и ты, – улыбнулся Дин, – как эта буковка потерялась. А миров в тысячи раз больше, чем книг в моей библиотеке. От каждого, помимо того, отходят вторичные и отраженные. И как узнать, в каком из них находится твое Придубравье? Я, если честно, не знаю. Поняла теперь, в чем беда?
   – Поняла… – потерянно сказала Элька, из ее глаз снова потекли слезы. – Папка убиваться будет…
   – Не надо плакать, девочка, – Дин присел рядом и погладил ее по голове. – Придумаем что-нибудь. Искать все равно станем, портал должен был оставить какой-то след. Это упростит поиски.
   – А что такое портал?
   – Та штука, что перебросила тебя из пропасти сюда, – терпеливо объяснил он. – И вставай с пола, пошли ужинать. Голодная, небось?
   – Ага… – смущенно покраснела девушка – с утра маковой росинки во рту не было, а побегать пришлось знатно.
   Дин отвел ее в небольшую уютную комнату, одну стену которой занимала стойка, заставленная множеством разнообразных бутылок. Пока Элька оглядывалась, из пола вырос стол, окруженный мягкими креслами. Девушка вздрогнула при виде этого – снова чудеса. Куда же все-таки она попала? Кто этот добрый барин? А он добрый, в этом Элька почему-то не сомневалась. А красивый какой… Мамочки, никогда настолько красивых мужчин не видела. Только зачем ему длинные волосы? Неудобно же. Вон, постоянно за спину откидывает.
   – Ничему не удивляйся, девочка, – добродушно улыбнулся Дин. – В этом замке возможно все. Точнее, это даже не замок, но я просто не сумею объяснить тебе, что он такое. В вашем языке нет нужных слов. Садись.
   Нерешительно опустившись в кресло, Элька нервно поежилась, не зная куда девать свои грязные руки – дома за попытку сесть за стол с немытыми руками отец бы ложкой по лбу огрел.
   – Вымыть хочешь? – понял ее нерешительность Дин. – Возьми это полотенце, оно само грязь снимет.
   Он подал девушке теплое влажное полотенце. Откуда только взял? Дал кто-то? Так некому. Девушка вытерла руки и удивилась – будто с мыльным корнем вымыла, вся грязь на это странное полотенце перешла. А куда его теперь девать?
   – Брось на пол.
   Элька послушно бросила и вздрогнула, увидев, как пол медленно втянул полотенце в себя. Боженька! Да что же это за колдовство такое, а?
   – Не бойся! – поднял руку Дин, успокаивающе улыбаясь. – Просто помни, что здесь бывают чудеса.
   Он стукнул пальцами по столу, и тот мгновенно заполнился возникшими из воздуха бесчисленными блюдами. Элька снова отвесила челюсть. Точно, чудеса. До сих только в сказках о таком слыхала. Скатерть-самобранка! Неужели Боженька услышал ее прежние молитвы о встрече с чудом? Может, ради того, чтобы сюда попасть, она и на барчука наткнулась? Иначе разве б в пропасть кинулась? Да ни в жизнь!
   Дин принялся угощать Эльку всякими диковинными барскими кушаньями, которые и не поймешь, из чего приготовлены. Непривычное разнообразие. В доме Аринасия еда была обильной, но простой. Щи, каша, пироги, вареники, да простокваша, молоко, квас или ягодный морс на запивку. Мясо на столе появлялось только по праздникам. Все, что сейчас ела девушка, оказалось совершенно незнакомым, но очень вкусным. Хороша здесь кухарка, чудно стряпает! Напившись кисло-сладкого, немного терпковатого морса, Элька откинулась на спинку кресла и уставилась на улыбающегося Дина, который изучающе рассматривал нежданную гостью.
   – Не могу все же понять, почему тебя забросило сюда, девочка, – задумчиво сказал он. – И каким образом. До сих пор ни один блуждающий портал до наших объектов дотянуться не мог. Это считалось невозможным в принципе.
   Подняв глаза к потолку, Дин коротко бросил:
   – Искин! [13 - Искин – искусственный интеллект]
   – Слушаю, – отозвался сверху безразличный голос, от которого Элька подпрыгнула и принялась нервно оглядываться, пытаясь понять, кто это говорит.
   – Ты зафиксировал открытие портала?
   – Нет. Никаких следов ни в одном измерении. Аналогов данному происшествию в базах данных замка не обнаружено.
   – Весело… – закусил губу Дин. – И что это может значить?
   – Нет данных.
   – Заткнись, без тебя знаю, что нет! – раздраженно буркнул он.
   – А по ушам? – сварливо поинтересовался искин.
   – Это еще смотря кто кому по ушам надает! Ладно, извини. Но поищи все-таки упоминания о подобных инцидентах. Запроси главный информаторий.
   – Запрошу.
   Поев, Дин принялся распрашивать Эльку о ее жизни. Девушка охотно рассказывала, почему-то захотелось довериться незнакомому человеку. При взгляде на длинноволосого красавца у нее сладко ныло сердечко, хотелось смотреть и смотреть, хотелось даже – стыдно-то как! – прижаться к нему. Это что же такое с ней творится? Воспоминание о руке Дина на затылке вызывало непонятную истому, хотелось снова испытать это чудное ощущение. Как-то незаметно Элька поведала о своих тайных мечтах повидать большой мир, где все должно быть чудесно, в отличие от привычной и скучной жизни в Стаховке.
   – Мечтала о чуде, говоришь? – в зеленых глазах Дина горело лукавство. – Что ж, поздравляю, чудес ты насмотришься столько, что ни в одной сказке не слыхала.
   – Я… – смутилась Элька.
   – Внимание! – заставил девушку подпрыгнуть голос невидимого господина с непривычным именем Искин. – Диссонанс уровня А-3 в третьем секторе фронтального сегмента зоны контроля! Выход в большой космос агрессивной формы разумной жизни. Вероятность возникновения воронки инферно – 0,87 по шкале Ариана. Требуется срочное вмешательство!
   – Данные!
   – Передаю сжатым пакетом.
   – Принял, – кивнул Дин через некоторое время. – Через десять минут иду в Сеть. Предупреди ГИН. [14 - ГИН – главный информаторий, аббревиатура.] Кто страховать будет?
   – На данный момент в Сети дежурит Ларон, – отозвался искин. – Информацию он получил, ждет тебя.
   Дин принялся мерить шагами комнату, не обращая внимания на удивленные, вопрошающие глаза Эльки. Потом бросил на нее задумчивый взгляд.
   – Я ведь здесь, девочка, не просто так, – развел он руками. – Делом занят. Как бы тебе это объяснить? Я что-то вроде пограничного стража, который первым встречает любую беду. Поняла?
   – Ага! – кивнула Элька. – А…


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Поделиться ссылкой на выделенное