Иар Эльтеррус.

Замок на краю бездны

(страница 4 из 31)

скачать книгу бесплатно

   Поежившись, Кеан бросил взгляд на экран. Снова беспорядки на Эштине, совсем недавно принятом в объединение. Население планеты разом скакнуло из средневековья в космическую эру и никак не могло прийти в себя, психология-то осталась прежней. Этот их идиотский кодекс воинской чести… Теперь разбираться с эштианцами предстоит ему, Кеану. Использовал их идеи при разработке своей концепции? Использовал. Изволь теперь соответствовать.
   Он сам не ждал такого успеха, решив выступить на брифинге выбора пути. Едва набрал необходимое для участия количество последователей, хотел всего лишь заявить о себе. И вдруг объявление о победе течения Риа-Эрион… В первый момент Кеан просто не поверил, услышав, что избран итеани. Да еще и проголосовали за его идеи восемьдесят процентов разумных. Обычно ни одно течение не набирало больше тридцати, два самых крупных объединялись и выдвигали на должность главы правительства удобного обоим претендента. И вдруг – победа никому не известного юнца – в Итеане наномедицина давно позволяла людям и иным разумным жить по тысяче, а то и больше лет.
   Агенты психокорпуса сразу после объявления результатов брифинга взяли под охрану ошеломленного внезапным возвышением молодого улей-сара. Покушений на жизнь великих философов в объединении не случалось больше восьмисот лет, но меры безопасности никогда не бывают лишними. Произойти может что угодно, особенно теперь, когда Итеан ассимилировал больше двадцати населенных планет докосмического уровня развития. Их жители получили все права граждан объединения, но, по сути, остались прежними дикарями. А дикари способны на любую глупость.
   Изучая доступные только итеани и главе психокорпуса документы, Кеан приходил во все большее недоумение. Да, двадцать планет ассимилированы, но больше ста оставлены на произвол судьбы без какой-либо уважительной причины. Почему? Взять хотя бы четвертую планету дельты созвездия Ниад. Очень странная и многообещающая цивилизация, практикующая интересные психопрактики, причем – успешно практикующая! Тамошние адепты способны перемещаться на межзвездные расстояния без космических кораблей, на голой силе разума. По какой причине эта планета не взята под контроль? Как мог психокорпус упустить столь полезные практики? Да и самих адептов вполне можно было приспособить к делу. Ди-эмпаты объединения легко справились бы с колдунами дикарей и принудили их к сотрудничеству. Так в чем же дело?
   А трехпланетная империя Аллоан? Ее-то по какой причине не ассимилировали? Самая обычная технологическая цивилизация с некоторыми социальными вывертами, которые легко исправляются небольшой психокоррекцией населения. По два излучающих спутника на орбиты планет, и через год все в порядке. Нет, со всем этим необходимо разобраться. И срочно. Итеану катастрофически не хватает ресурсов, а психокорпус оставляет без внимания перспективные миры.
   – Даани [8 - Даани – глава психокорпуса, службы психологической разведки объединения Итеан.] Девина а-Торма ко мне, – приказал итеани, зная, что искин правительственного комплекса уловит его приказ и без промедления исполнит.

   Вскоре на стене засветилась рамка телепортатора, из которой вышел подтянутый человек лет сорока в просторном полотняном костюме.
На самом деле главе психокорпуса было больше шестисот, но выглядеть он предпочитал именно на сорок по старому возрастному исчислению.
   – Света и Веры, мой итеани! – поклонился он.
   – Вам того же, – недовольно проворчал Кеан. – Я тут столкнулся с некоторыми странными вещами…
   – Насколько я понимаю, – улыбнулся даани, – вы говорите об оставленных на произвол судьбы мирах?
   – Именно так.
   – Вы, видимо, еще не читали закрытую личным паролем итеани папку «Контроль» в корневой директории вашего компа.
   – Не читал… – поморщился Кеан, поняв, что выставил себя на посмешище.
   – Советую прочесть прямо сейчас, – в голосе Девина не было ни грана насмешки. – Я сам собирался навестить вас сегодня, нам придется оставить еще два перспективных мира, Барды погнали нас оттуда пинками. Зато – буду справедливым – спросили, не хотим ли мы заняться психокоррекцией агрессивной цивилизации, самостоятельно вышедшей в космос. Больше восемнадцати населенных и двести с небольшим ненаселенных планет. Если их получим мы, это решит все наши проблемы на ближайшие сто-двести лет.
   – Барды? – изумился итеани. – Что вы имеете в виду? Какие еще барды? При чем здесь барды?
   – Безумные Барды, – едва заметно улыбнулся Девин. – Прочтите, вы все поймете сами.
   Недоуменно пожав плечами, Кеан включил терминал и открыл корневую директорию. Войти в папку «Контроль» удалось далеко не сразу, комп потребовал по очереди три пароля, которые новому итеани вручили при вступлении в должность главы силовых ведомств объединения – психокорпуса, флота и дальней разведки. В папке нашелся один-единственный файл под названием «Безумные Барды». Открыв его, Кеан углубился в чтение. Обладая способностью ускоренного восприятия информации, он прочел сто с небольшим страниц довольно быстро. А затем долго сидел, потрясенно осмысливая прочитанное. По мере осмысления в его глазах разгорался гневный огонек.
   – Это что же получается? – глухо спросил Кеан через некоторое время. – Какие-то непонятные твари указывают нам, на что мы имеем, а на что не имеем права?
   – К моему глубочайшему сожалению, это так, – горько вздохнул даани. – И ничего поделать мы не в состоянии. Спорить с контролирующими себе дороже. Скажите спасибо, что наш сегмент реальности находится под контролем Безумных Бардов, а не, скажем, Сэфес или Адай Аарн. Или, не дай Всевышний, Возвышающих. Те бы нас давно с грязью смешали за психоконтроль.
   – Из прочитанного я не слишком уяснил, что это вообще такое – контролирующие, – попытался успокоиться итеани, но гнев никак не желал уходить.
   – Постараюсь объяснить иначе, – поморщился Девин. – В моем распоряжении тоже не слишком много информации, о самом существовании Бардов и им подобных в объединении знают только глава государства, я сам и кое-кто из моих подчиненных. Слишком опасное знание, чтобы позволить ему бесконтрольно распространяться.
   – Согласен.
   – Продолжу. Как вы знаете, каждый населенный мир имеет эгрегор. Эгрегоры отдельных миров объединяются в различные конгломераты по неизвестным нам параметрам. Взаимосвязи в этих конгломератах чрезвычайно сложны, но именно от них зависит само существование и развитие цивилизации. Жить ей или умереть. Зависит, во что она превратится со временем. Контролирующие управляют эгрегорами, входя в нечто, именуемое ими Сетью. Это нечто объединяет не сегмент галактики, а тысячи галактик, и, подозреваю, даже параллельных вселенных. Наши ди-эмпаты тоже манипулируют Сетью при ассимиляции нового мира, но на очень примитивном уровне, тогда как контролирующие делают с ней все, что угодно.
   – И что из этого следует? – приподнял брови Кеан.
   – А то, что им достаточно провести некую манипуляцию в Сети, чтобы самый крупный конклав галактического масштаба развалился сам по себе или изменился, как им хочется.
   – Ясно… – протянул итеани, осмысливая неожиданную информацию. – Ди-эмпаты не способны противостоять контролирующим?
   – Иногда способны, – ответил Девин. – Особенно, если Барды долго пребывали в Сети и выдохлись – они, в отличие от нас, используют собственную силу, не отбирая ее у других, что дает нам некоторое преимущество. Но риск слишком велик. Контролирующим может прийти в головы изменить саму суть нашей цивилизации, а мы этого даже не заметим, особенно если воздействие будет произведено на недоступном ди-эмпатам уровне Сети. Да и слишком мало у нас этих ди-эмпатов, чтобы идти на конфликт.
   – Почему мало? – нахмурился Кеан, знавший, что без ди-эмпата невозможно провести необходимую для включения в объединение психокоррекцию планеты.
   – Чтобы стать ди-эмпатом, разумный должен обладать особыми свойствами мозга, – досадливо поморщился глава психокорпуса. – Способностью видеть эту самую Сеть хотя бы на самом низком уровне. Нам вообще повезло, что у нас есть ди-эмпаты. Если бы…
   – Если бы не что?
   – Если бы моей службой в свое время не была похищена так называемая Встречающая Сэфес, по недомыслию высадившаяся в одном из доступных нам миров. Лет за двадцать до того разведка украла и вырастила сына Барда. Оплодотворив яйцеклетки Встречающей сперматозоидами этого сына Барда, мы и получили первых ди-эмпатов. К сожалению, женщина очень быстро умерла, успев дать всего лишь около пятисот яйцеклеток, наша хваленая медицина ничего не смогла сделать. Встречающая просто не захотела жить.
   – А клонирование? – удивился итеани.
   – Клоны Встречающих и ди-эмпатов не обладают никакой силой, – несколько ехидно усмехнулся Девин. – В тело должна еще прийти определенного типа душа, а над этим мы, увы, не властны. Это в руках Всевышнего. Потомки клонов тоже становятся самыми обычными людьми, для наших целей непригодными. Проверено неоднократно. Однако иногда еще удается найти разумных со способностями ди-эмпатов в полудиких мирах. Мы ведем поиск постоянно, но найти удается не больше двадцати-тридцати в год.
   – Проклятье! – в сердцах стукнул кулаком по столу Кеан. – Объясните мне, что им вообще от нас нужно.
   – Да, если разобраться, ничего особенного. Чаще всего мы просто не замечаем Бардов, они заняты своими загадочными делами где-то далеко. Но иногда, при очередном зонарном поиске новых миров, мы по незнанию начинаем ассимиляцию планет, на которые у контролирующих есть свои планы. В этом случае наши разведывательные этершипы [9 - Этершип – боевой и разведывательный корабль объединения Итеан, нечто среднее между тяжелым крейсером, линкором и авианосцем.] просто отгоняют – видели бы вы сегментные станции Бардов, я не говорю уже о кошмарных кораблях Сэфес или Адай Аарн. Несколько раз они даже уводили планетные системы из под нашего носа в иные вселенные, куда нам доступа нет. Еще реже контролирующие заявляют официальный протест – есть несколько соглашений, которые мы вынуждены были в свое время подписать. Куда чаще они сами отдают нам или другим крупным конклавам новые миры, если считают их подходящими для того. Итеан Барды мало трогают еще и потому, что объединение относительно гуманно. А вот инфернальные цивилизации…
   – Что?
   – С ними разговор короткий, – тяжело вздохнул даани. – Их изменяют или разрушают. Именно такую подвергшуюся изменению агрессивную цивилизацию Барды и предложили нам. Вчера вечером я получил их послание. Соглашаться или нет – решать вам, мой итеани.
   – А нам это выгодно? – нахмурился Кеан.
   – Крайне выгодно, – подтвердил Девин. – Положение вы знаете сами, ресурсы на исходе, по этой причине и были уменьшены нормы потребления. Хотя поработать предстоит немало, психокоррекцию населения Таранской Федерации придется проводить сложную. Их законы и обычаи отличаются дичайшей жестокостью и нетерпимостью ко всему, что не походит на них. На месте Бардов я бы тоже постарался уничтожить это страшненькое государство. А они не трогали, пока таранцы не обнаружили пограничные миры конклава Стаан и не выжгли их подчистую. Я вот только не могу понять почему Федерацию отдают нам, а не Стаану, пострадавшему от ее действий.
   – Вы спрашивали? – заинтересовался итеани.
   – Думаете, от Бардов можно добиться хоть одного ответа? – скривился даани. – Как же… Они говорят только то, что сами хотят, и только тогда, когда считают нужным. Мы их просто не интересуем, с нами контролирующие связываются, только если мы нарушаем какие-нибудь их правила. Например, двести лет назад итеани решил усилить уровень врожденной психокоррекции личности, так Барды предупредили, что этого делать не следует, иначе наша цивилизация будет изменена.
   – Кто дал им право лезть в наши дела?! – в глазах Кеана снова загорелся гневный огонек.
   – Они утверждают, что Всевышний… – презрительно бросил Девин. – Сами понимаете, верить в такое…
   – Смешно.
   – Но в их руках сила.
   – Вы правы, с силой мы вынуждены считаться… – закусил губу итеани. – Интересны было бы взглянуть хоть на одного из этих пресловутых Бардов.
   – Нет ничего проще, – пожал плечами Девин. – Включите девяносто шестой канал гипервидения, увидите.
   Бросив на даани недоумевающий взгляд, Кеан отдал искину приказ, и левая стена кабинета превратилась в огромный экран. На нем появился парень с длинными волосами, раскрашенными в десятки цветов и завитыми в какой-то идиотский гребень. Он терзал гитару и что-то пел, корчась на сцене почти что в судорогах. Зная нелюбовь итеани к громким звукам, искин заранее отключил громкость, потому ничего слышно не было.
   Присмотревшись, Кеан узнал Вирта Эстези, кумира молодежи, арк-певца, которого все информационные издания в один голос называли чокнутым гением. Он устраивал чудовищные попойки во время отдыха, его концерты превращались в столпотворения безумцев, воющих, бьющихся в экстазе и молящихся на своего кумира. Альбомы Эстези стояли на вершине всех хит-парадов, медиа-студии дрались за права на распространение его новых концертов – записи Вирта расходились, как горячие пирожки, прибыли были просто фантастическими. Он возник из ниоткуда года два назад и мгновенно завоевал популярность, с первой же спетой песней. Голосом арк-певец обладал невероятным, это признавали даже любители классической оперы, досадуя, что такой талант поет всякую дрянь. Да и гитаристом он был виртуозным.
   – При чем здесь этот… – Кеан не нашелся как назвать человека, которого искренне презирал.
   – Они сами называют себя безумными, – понимающе усмехнулся Девин. – А при чем? Я почти уверен, что Вирт Эстези – Безумный Бард на отдыхе. По общеизвестной версии, он родом с Эштина. Мои люди проверили – ложь. Мы издавна наблюдаем за каждым слишком талантливым певцом или музыкантом, любой из них может оказаться на самом деле контролирующим. К тому же, Эстези появляется в объединении уже в девятый раз, он, видимо, любит проводить у нас отпуск. Первое его появление зафиксировано восемьсот семьдесят два года назад. По моему приказу были подняты архивы гипервидения за последнюю тысячу лет. Девять раз в Итеане объявлялся гениальный певец и музыкант, поющий приблизительно в одном стиле. Его биологические параметры идентичны параметрам Вирта Эстези вплоть до генетического кода. Обычно он достигал вершины популярности и через два-три года погибал в «случайной» катастрофе, исключающей возможность найти останки. Вам требуются другие доказательства? Мне нет.
   – Но ведь полной уверенности тоже нет? – заинтересованно приподнял бровь итеани.
   – Это так. Но косвенных доказательств хватает. Несколько раз Эстези был замечен в один и тот же день в разных концах объединения, от Леорада до Истха. А это, между прочим, больше трех тысяч световых лет.
   – В один и тот же день?! – изумился Кеан. – Но как?!
   – Контролирующим для перемещения между мирами, вселенными и временами не нужны корабли, – сжал кулаки Девин. – Они мгновенно оказываются там, где хотят. Тогда как наши порталы работают только в пределах одной звездной системы, о перемещении на межзвездные растояния мы можем пока только мечтать.
   – Проклятье! – выругался итеани. – Этого только не хватало!
   – К сожалению, я не знаю и десятой доли их возможностей… – опустил голову даани.
   – Неужели никто даже не пытался с ними бороться? Неужели нет никакого выхода?
   – Многие пытались, – Девин смотрел на итеани с каким-то нездоровым интересом. – Да только никому и ничего не удалось сделать. Выяснили тоже не слишком много…
   – Вы чего-то не договариваете.
   – Да есть один интересный план, – прищурился даани. – Только вот беда, до вас итеани становились всякие трусливые старые пердуны, а план довольно рискованный. Без одобрения итеани, к сожалению, ничего не выйдет. Затраты слишком велики.
   Кеан откинулся на спинку кресла и бросил на иронично ухмыляющегося Девина внимательный взгляд. В этот момент он понял, кто привел его к власти. И зачем. Итеани долго смотрел на главу психокорпуса, рискнувшего заговорить с ним в таком тоне, затем на секунду согласно опустил веки.


   Затрещали кусты, напугав двух сорок, удобно расположившихся на ветке большого дерева. Птицы взвились вверх, возмущенно вереща и высматривая, что же их потревожило. В этот бурелом редко совались хищные животные – слишком густ, однако опасаться на всякий случай следовало: дикие корсы [10 - Корс – дикий кот, напоминающий камышового, но крупнее. Живет в лесу на деревьях.] вовсе не прочь были полакомиться сорочьим мясом, а заметить зверюгу непросто. Движется совершенно бесшумно, только когда прыгает, можно услышать. Но увидев, кто их напугал, сороки вскоре успокоились, поорав еще немного от возмущения – и сюда проклятые двуногие добрались.
   Из зарослей вырвалась встрепанная девушка и сломя голову ринулась через поляну. Она бежала, что есть духу, подтянув повыше полотняную юбку – только босые пятки сверкали на солнце. Черная коса беглянки билась о спину в такт бегу, девушка то и дело затравленно оглядывалась, в голубых глазах застыл страх, на грязных щеках виднелись подсохшие дорожки слез. Заметив выехавших на поляну трех богато одетых всадников, сопровождаемых огромным лохматым псом, девушка испуганно пискнула и припустила еще быстрее. Мужчины весело захохотали и засвистели ей вслед, пришпорив лошадей.
   Снова скрывшись в кустах, Элька облегченно перевела дух. Здесь легче скрыться. Только куда теперь? Надо же, как не повезло! Напоролась прямо на молодого боярина с дружками. И чего этому проклятому надо? Зачем гонится? Неужто только ради того, чтобы опозорить? Ой, похоже… А позора ей не пережить. Как же так можно? Как совести хватает? На палю [11 - Паля – кол по-украински.] обещался посадить, коли что не по нему будет… И ведь посадит, с него станется – Ирейку из Подковенки хоть вспомнить, два дня, говорили, бедная криком исходила, пока не померла.
   Девушка смахнула злые слезы и побежала дальше. Спрятаться бы куда-нибудь, да собака охотничья у них с собой. Везде найдут. Даже в Волчий бурелом за ней полезли. Элька остановилась и прислушалась к ленивой ругани всадников, остановившихся у кустов. Один убеждал остальных плюнуть на дурную девку, мало ли их вокруг, можно и другую найти. Те возражали, говоря, что за наглость сучку должно примерно наказать, чтобы другим неповадно было. Крепостная обязана бежать к своему барину по первому зову и выполнять любые его прихоти!
   Всплакнув, Элька решительно двинулась дальше. Сил не осталось, но все равно надо бежать. Может, все-таки отстанут? В буреломе с лошадьми не с руки, не пройдут. Только на месте оставаться нельзя, иначе словят. Опозорят, так потом хоть в омут – никто замуж не возьмет. Не слишком-то и хотелось, но это сейчас, а дальше что? Весь век одной куковать? Это коли отец за порог прочь не погонит. А как жить в таком случае? В шлюхи трактирные? Больше некуда, только с голоду пропадать. Динка вон после того, как барчук с дружками ее снасильничали, повесилась. А Идка в пропасть кинулась. И то лучше, чем в шлюхи, хоть святой отец и говорит, что грех. А шлюхой разве не грех?!
   Девушка бежала, уже не понимая, где находится – заблудилась. Погони слышно не было, и она молила про себя Небесного Владыку и всех святых, чтобы преследователи не оставили лошадей на поляне и не полезли за ней в заросли. С собакой ведь все равно затравят, видала, какой у них страшный пес. Такие волков разом душат, оленя в одиночку загоняют.
   Элька продолжала продираться сквозь заросли, пока не выбралась на узкий каменный выступ над глубокой пропастью. Поняв, где оказалась, девушка замерла, затравленно оглядываясь по сторонам. Белый зуб! Отсюда не слезешь, саженей триста отвесной скалы. Она надеялась выйти к спуску у границы леса, там легко спуститься можно, а внизу пещеры с дном, покрытым водой – никакая собака не вынюхает. Не вышло, сбилась с дороги. Возвращаться? Ой, не стоит. Вдалеке уже слышался треск кустов и злобная ругань барчука. Полез-таки, будь он проклят…
   – За что ты так со мной, Боженька? – расплакалась Элька, устало опускаясь на камни. – Неужто я такая грешная?
   Она села на край выступа, свесив ноги. А вдруг все-таки есть спуск? Увы, только каменная стена, тянущаяся вниз, насколько хватало взгляда. Что же делать? Девушка бросила в пропасть камень. Звук падения донесся до нее далеко не сразу. Высота страшная. Выхода нет. Не повезло. Если бы не пес, барчук никогда не нашел бы беглянку в буреломе, но этот проклятый пес выведет его прямо к ней.
   Перед глазами Эльки пронеслась ее короткая жизнь, которая, похоже, закончилась. Лучше уж сразу вниз сигануть, чем оказаться опозоренной, а потом проклятой отцом, изгнанной из дому и отлученной от Церкви. Помнила, как односельчане забрасывали камнями бредущую по улице прочь из деревни дочь соседа, Кирана Кривого. А в чем бедная была виновата? Снасильничали ведь! Даже отец с матерью в нее камни бросали. Мать хоть и плакала, но все равно бросала – больно строго святой отец на нее смотрел. Нет, лучше в пропасть прыгнуть, чем так. Страшно только…
   Барчуку, сволочи такой, одно интересно – повеселиться. Любой ценой. Кто его обвинить осмелится? Нет таких, никому неохота быть запоротым до смерти. А что его «веселье» девке несчастной всю жизнь ломает, так кого то интересует? Ее же виновной и объявят. И проклянут, и изгонят, и отлучат. Почему оно так, Боженька? Разве ж это справедливо?
   Элька была старшей дочерью вернувшего из солдатчины Аринасия. Двадцать лет мужик отслужил, чудом выжил, да в родную деревню вернулся, что мало кому удавалось. Даже добычи немало с собой принес – на дом, шмат земли и корову с головой хватило. Завидный жених, хоть и немолодой, многие семьи захотели с ним породниться. Да не вышло – солдат невольницу с войны привел, из тарканов, с которыми россы испокон веков враждовали. Чернявую да пригожую. На ней и женился, к большому неудовольствию деревенских девиц на выданье. Увы, прожили молодожены недолго – померла смуглая красавица, Эльку рожая. Поговаривали, бабка Гольчиха, повитуха, намеренно безбожницу сгубила. Но поговаривали о многом, только мало кто верил в эти россказни – сплетни, они сплетни и есть.
   Аринасий недолго убивался, и трех лет не прошло, как он взял за себя дородную Стеху, соблазнившись богатым приданым – кузнец деревенский дал за дочкой немало добра, обрадовавшись, что удалось эту корову перезрелую с рук сбыть. Мачеха сразу невзлюбила падчерицу – уж больно та не походила на светловолосых белокожих россов. В мать уродилась, чернявой да смуглой, от отца только глазищи голубые в пол-лица взяла. Но травить девочку Стеха не осмеливалась – Аринасий обожал дочку, часто возился с ней, носил на плечах, играл. Жену, рискнувшую как-то раз побить Эльку, поучил вожжами от души. С тех пор та старалась не вызывать недовольства мужа, делая вид, что заботится о ребенке.
   Когда Эльке исполнилось двенадцать, Стеха по секрету рассказала другим бабам страшную вещь – мужик-то у нее, оказывается, грамотный! Книжки, как какой-то барин, вечерами читает, свечи дорогие жжет. И мало того, девку малую читать выучил! Невероятная новость разнеслась по деревне мгновенно. Вскоре в дом Аринасия пришел старый священник, отец Гарудий, и долго ругал бывшего солдата за непотребство. Это где ж видано – девку чтению учить? И крестьянину того не надобно! Живи, как предками заповедано, барина со святым отцом слушайся. Не смей и помыслить о всяком разном, что городские безбожники понавыдумывали! Аринасий мрачно выслушал поучения, молча выслушал, только кланялся. Зато Стеха после того неделю сидеть не могла и больше о муже подругам ничего не рассказывала – рука у бывшего солдата была тяжелая, мог и прибить в сердцах. Да и обещался, коли жена ума не наберется.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Поделиться ссылкой на выделенное