Иар Эльтеррус.

Вера изгоев

(страница 7 из 35)

скачать книгу бесплатно

   – Все верно, – согласился Такаси, – до определенного предела. Подобное происходит, если ребенка не обучить контролировать свою силу. В этом случае девочка действительно не доживет до десяти лет, сожжет и себя, и полмира в придачу. Счастье еще, что ваша малышка, уважаемая госпожа, столь спокойна. Когда она плачет, то где-то то ли в Тихом, то ли в Атлантическом океане разражаются страшные бури, возникают цунами и прочие тому подобные «прелести».
   – Вы не шутите? – недоверчиво спросила Лена.
   – К сожалению, нет. Обучить юную госпожу контролировать себя способен только опытный плетущий Путь, каковым является наш Повелитель. Если этого не сделать, то ваша малышка вскоре погибнет, поймите это. Обучение – единственный путь сохранить ей жизнь. Кроме того, вам необходима защита Повелителя – не понимающие с чем и с кем столкнулись, иерархии обязательно постараются уничтожить ребенка. Несколько попыток нами предотвращено, но вскоре следует ждать атаки куда более сильных иерархов, отбиться от которых будет непросто. Потому необходимо переселить вас с дочерью в защищенный особняк, его сейчас готовят. К сожалению, на это потребуется еще несколько дней.
   – Господи! – Лена обхватила руками голову. – Да за что же мне все это?!
   – Кто знает, госпожа… – Японец посмотрел на нее сочувственно. – Но что есть, то есть. Вы ведь не хотите, чтобы вашу дочь убили?
   – Не хочу…
   – А значит, придется позаботиться о ее безопасности. Нервничать не стоит – сейчас вас охраняют шесть профессиональных бойцов, по первому зову к вам прибудет сам Повелитель. Но прошу следовать нашим инструкциям. Желательно как можно реже выходить на улицу – здесь до вас не дотянется ни один маг. А если выходите, то надевайте амулет Пустоты и себе, и ребенку – он сделает вас невидимыми для любого иерарха. Вот они, возьмите.
   Такаси протянул Лене два овальных медальона белого серебра на тонких цепочках. Она взяла, пребывая в каком-то сумеречном состоянии рассудка. Тайка смотрела на амулеты округлившимися глазами и не верила, что видит их. Сколько слухов ходило об алеанах, самые опытные маги не понимали, как работают эти странные артефакты, что питает их силой, что позволяет имеющему этот белый медальон становиться опасным для самого сильного иерарха. Да о чем речь?! Даже ангелы с демонами предпочитали не связываться с носителями амулетов Пустоты. Только не было их на Земле уже несколько сотен лет, насколько знала Тайка. Вывод отсюда следовал только один – палач пришел откуда-то извне.
   Неужели все это – правда? Неужели так бывает? И с кем? С никогда не верившей ни в какую потустороннюю чушь Леной? Маги, волшебные медальоны, японские ниндзя (или кто там еще этот самый Акутогава?). И все на ее больную голову? Нет, дамы и господа, слишком это. Свинство это вообще-то… Господи, и чего такого тебе сделала несчастная мать-одиночка?! За что ты с ней так? Лена все еще не верила, не могла поверить, но понимала, что влипла в какую-то очень нехорошую историю.
   Надо попытаться все же разобраться в происходящем.
Логики пока никто не отменял. Пусть там магия или не магия, но у любого события есть свои причины. Итак, приступим. Что было основной предпосылкой? Встреча с Виктором, его смерть, беременность и рождение Ирочки. На первый взгляд во всем этом нет ничего необычного, сплошь и рядом происходит подобное. Но вот то, что случилось дальше, уже выходит за пределы обычного.
   – Поймите, мы не хотим ограничивать вашей свободы, уважаемая госпожа, – снова заговорил японец. – Мы просто просим вас думать, что стоит делать, а чего не стоит. О деньгах не беспокойтесь: Повелитель очень богат, он не допустит, чтобы вы в чем-нибудь нуждались. Для него главное, чтобы девочка росла в любви и ласке, что невозможно без любящей матери рядом. Потому ваша безопасность является приоритетной. До окончания модернизации особняков придется жить здесь. Или вы можете поселиться в квартире Повелителя – она достаточно велика, чтобы не чувствовать себя стесненно.
   – Никуда я не пойду, пока не пойму всего, – глухо сказала Лена, едва сдерживая слезы.
   – Вы приказываете – мы подчиняемся, госпожа. – Такаси легко встал. – Прошу разрешения откланяться.
   Он вышел. Лена не обратила на то внимания, она мрачно глядела в пол. Тайка посмотрела на нее и укоризненно покачала головой. Пришлось найти в пакетах с покупками вино и заставить находящуюся в ступоре хозяйку комнаты выпить полный стакан. Вскоре та пришла в себя и разрыдалась, уткнувшись подруге в плечо. Долго они потом еще сидели. Тайке пришлось рассказывать все, что она знала об иерархиях, магии, взаимоотношениях светлых и темных. Даже на ночь девушка осталась. Лена постоянно срывалась на плач, она страшно боялась, не хотела принимать свалившееся на нее. Но понимала в глубине души, что деваться некуда.


   Два пожилых человека в хороших костюмах классического покроя сидели друг напротив друга в роскошной гостиной и молчали. Довольно долго.
   – Вы знаете, что происходит, Ронтен? – нарушил молчание один, невысокий сухощавый мужчина с резкими чертами лица, настороженными серыми глазами и короткими черными волосами.
   – Знаю, Дэн, но не понимаю, – ответил собеседник, выглядящий вальяжным и уверенным в себе лысый крепыш лет шестидесяти на вид. Он казался добрым дядюшкой, только вот в глазах «дядюшки» то и дело вспыхивали холодные, жестокие искры.
   – Несколько сотен лучших наших людей погибли. За один день! Самым странным образом. Инфаркты, инсульты, аварии, самоубийства. На первый взгляд все случайно, но я в такие случайности не верю.
   – Наших погибло не меньше, – скривился Ронтен. – И вы это знаете! Не стоит даже пытаться вешать этих собак на меня.
   – Я и не пытаюсь, – по-змеиному усмехнулся Дэн, внимательно смотря в глаза оппоненту. – Я просто хочу понять, что происходит. Инфаркт у мага высшей категории? Вы о таком слышали когда-нибудь?
   – Не слышал. Согласен с вами, перед нами плохо замаскированное массовое убийство иерархов. Причем иерархов с обеих сторон.
   – Но кто настолько силен, что способен пойти против нас? – Сухощавый наклонился вперед, сверля собеседника подозрительным взглядом. – Разве только воины Пути, но их осталось слишком мало.
   – Палач. – Ронтен поморщился. – Этой твари нам противопоставить нечего. Да и нашим покровителям тоже.
   – Палач? – Брови Дэна насмешливо вздернулись. – Не смешите меня: если бы в наш мир пришел палач, то в небе горел бы символ Суда. Вы его видите? Я – нет.
   – И я не вижу. Но также не вижу, кому кроме палача под силу уничтожить столько посвященных высших уровней. И темных, и светлых. Единственный вывод, который я могу сделать: в нашем мире появилась новая сила. Нашим планам грозит что-то неизвестное. И я приложу все усилия, чтобы выяснить что именно.
   – Как и я, – задумчиво покивал темный иерарх. – Среди наших издавна ходят слухи о Равновесии. Но с адептами этой силы мне встречаться не доводилось. Как вы думаете, под этими слухами есть что-нибудь или это обычные сказки?
   – Не знаю, – нахмурился светлый. – Но слухи слишком упорны. Вполне возможно, что они и имеют что-то под собой. Придется проверять даже заведомую чушь. Таких потерь, как вчера, мы допустить не можем. Погибшие с нашей стороны контролировали политическую верхушку России, после их смерти этим придется заниматься менее опытным, а они по неумению способны наворотить такого, что…
   – У меня та же история, – недовольно поморщился Дэн. – Убрали лучших из лучших. Да о чем речь, сам Теорен мертв!
   – Что?! – едва не поперхнулся Ронтен. – Он же…
   Древнего темного мага, издавна набиравшего силу во время войн и катастроф, многие совершенно искренне считали бессмертным. Ему было больше трех тысяч лет, он пережил столько, что мало кто мог похвастаться даже толикой подобного. И вот его нет. Слушая рассказ темного коллеги, светлый иерарх напряженно размышлял. Сидел, говорил с кем-то – и внезапно умер? Без всякой видимой причины? Так не бывает, господа хорошие. Просто не бывает. Как будто кто-то выдернул нить его жизни из ткани реальности. А кто на это способен? Только палач или мессия. Мессии на Земле пока нет, значит что? Палач? Однако знака Суда в небе нет, Дэн прав. Ронтен откровенно растерялся, пытаясь хоть что-нибудь понять.
   – У меня есть только одна зацепка, – продолжил темный. – Вы ведь в курсе, что родилось очередное отродье?
   – В курсе. Докладывали. Я дал команду убрать – нам сейчас только отродья для полного счастья и не хватало.
   – Я тоже дал такую команду, – зло оскалился Дэн. – Именно Теорен взялся курировать это дело. Так вот, мертвы как раз те, кого он задействовал для ликвидации. И он сам, понятно.
   – Стоп! – Ронтен поднял руку. – Я должен выяснить кое-что. Прошу подождать пару минут.
   – Без проблем, – кивнул темный и щелкнул пальцами, требуя кофе. Незаметной тенью мелькнул секретарь, и перед иерархом возникла крохотная парящая чашка прекрасно сваренного кофе.
   Светлый послал запрос коротким ментальным импульсом. По прошествии некоторого времени ему ответили, передав список погибших и информацию о том, чем они занимались в последние дни. Снова Дэн прав. Именно те, кто заинтересовался отродьем, и мертвы. Ничего не скажешь, малоприятная новость. Получается, что кто-то очень сильный взял под защиту проклятое дитя? Плохо, очень плохо. Война с неизвестным противником. Хочется – не хочется, а воевать все равно придется. Кем бы там ни был неизвестный защитник, но он должен понимать, что отродью жить все равно не позволят. Каким идиотом нужно быть, чтобы защищать чудовище, способное погубить весь мир? Странно.
   – У нас та же картина, – негромко сказал он, открывая глаза. – Дэн, нам стоит скоординировать усилия, чтобы не путаться под ногами друг у друга.
   – Согласен, – ответил темный. – И пора заняться отродьем всерьез. Но…
   – Что?
   – Надо выманить защитника и подставить его под одновременный удар самых опытных магов. С обеих сторон.
   – А может, с покровителями свяжемся? – нахмурился Ронтен. – Если этот самый защитник оказался столь силен, что легко положил вашего Теорена и моего Гирона, то…
   – Гирона? – Глаза Дэна слегка расширились. – Не думал, что его вообще можно убить.
   – Увы, убили. Точно так же – упал и умер без какой-либо причины.
   – Мне это очень не нравится… – Темный постучал пальцами по столу. – Настолько не нравится, что я лично принимать участие в охоте на отродье отказываюсь.
   – Я тоже не идиот и еще жить хочу, – осклабился светлый. – Потому и предлагаю переложить дело на плечи покровителей. Пусть поработают, не все им чужими руками каштаны из огня таскать.
   – Пожалуй, да, – резко кивнул Дэн. – Я…
   Его отвлек ментальный вызов. Понявший в чем дело, Ронтен внимательно и с немалым интересом посмотрел на него. Должно было произойти что-то чрезвычайное, чтобы кто-нибудь осмелился отвлечь главу темной иерархии мира во время переговоров со светлым коллегой. Что еще могло случиться, интересно?
   – Похоже, у нас серьезные проблемы, – заговорил через некоторое время Дэн. – В Санкт-Петербурге видели воинов Пути. Но не это главное, а то, что у них снова есть алеаны.
   – Господи! – Ронтен побелел. – Откуда?!
   – Вы у меня спрашиваете? – иронично поинтересовался темный. – Так я не знаю. Однако факт остается фактом. Кто-то снабдил наших общих врагов защитой, против которой мы бессильны. Да, и еще: именно воины Пути охраняют отродье. По крайней мере, мои наблюдатели засекли неподалеку от матери отродья некоего Такаси Акутогаву, которого мы оба хорошо знаем.
   – Да, мне эта сволочь немало крови попортила в свое время. – Ронтен закусил губу. – Очень неприятные известия. Но развитие технологии дает нам некоторые шансы. Против серебряной пули, выпущенной снайпером-человеком, и воин Пути бессилен. Я знаю нескольких профессионалов, которые, возможно, и справятся.
   – У меня тоже найдутся такие. – Дэн задумчиво потер щеку. – Думаю, вскоре в России появятся обе общины в полном составе. Предлагаю немного выждать, посмотреть, чем они займутся. И пустите ваших лучших сыскарей по следу этих идущих. На людей они не обратят внимания, а зря.
   – Да, воины Пути всегда недооценивали обычных людей, потому часто проигрывали. – По губам светлого скользнула злая улыбка. – Магов или бойцов иерархий против них выпускать нельзя, зато снайперы…
   – Посмотрим. – Темный поднял руку. – Не будьте слишком оптимистичны. Перед нами очень опасный враг. Но меня беспокоят даже не идущие, меня беспокоит тот, кто снабдил их амулетами. Это вполне может оказаться палач, решивший действовать нестандартным образом. И необходимо понять, так ли это.
   – Необходимо, – согласился Ронтен, обхватив пальцами подбородок. – И перестраховаться стоит, не допустить, чтобы враг вышел на нашего подопечного. Если сумеем вырастить мальчишку как надо, то нам и палач будет не страшен.
   – Вот именно, друг мой, вот именно… – покивал Дэн, довольно гнусно ухмыляясь.
   Два высших иерарха посмотрели в глаза друг другу, прекрасно понимая, что хода назад им нет. Многого стоило решиться на такое, однако решились и даже покровителей убедили, что их план – единственно возможный в сложившихся обстоятельствах. Цель благая, ради нее на многое можно пойти. Обоим давно надоело быть марионетками в чужих руках, и отступать они не собирались. Или победа – или гибель. Третьего не дано. Война вступала в новую фазу, но это не пугало магов, проживших много тысяч лет.
 //-- * * * --// 
   Джип мягко катился по проспекту, почти неслышно гудел двигатель, негромко наигрывала музыка. «Наутилус Помпилиус». Сашке не слишком нравился Бутусов, но не водиле здесь решать: шефу нравится – и этим все сказано. Сашка осторожно покосился на Эрика. Сидит, будто спит. Не шевелится. Парень все никак не мог привыкнуть, что его наниматель – нечто куда большее, чем человек. Поверить поверил, слишком убедительные доказательства предоставили, а вот принять не мог. Оставалось только незаметно вздыхать.
   Вчера они весь день носились по городу как оглашенные. Только вот зачем, хотелось бы знать? Подъезжали куда-нибудь, останавливались, и Эрик неподвижно замирал. На час, не меньше. При этом Дарья с заднего сиденья смотрела на него с нескрываемым ужасом, как будто он делал что-то донельзя жуткое. Казалось, вампирша вообще тихо сходит с ума от страха. От страха перед Эриком. Впрочем, палачом ведь человека зря не назовут…
   Мать под вечер увезли в Германию – Эрик сдержал свое слово, и Сашка после того готов был жизнь за него отдать. До последнего момента не верил, что это произойдет, но к пяти вечера к дому, где находилась квартира Корсуновых, и в самом деле подъехала «скорая помощь». Находившийся там порученец передал Сашкиному отцу иностранный паспорт с немецкой визой – когда только успели? – и вместе с ним погрузил носилки с не верящей в происходящее Натальей Викторовной в машину. Еще через три часа родители прибыли в Бонн. Недавно Сашка звонил в клинику, и отец сообщил парню, что операция прошла хорошо, уход за больной прекрасный и врачи обещают, что вскоре она встанет.
   Плетущий тоже с интересом наблюдал за водителем. Интересно, сумеет парнишка понять или нет? Навыдумывал себе с три короба, хотя знает правду. Только почему-то предпочитает в нее не верить. Странные все-таки существа люди – верят только в то, во что им хочется верить. Даже помести им правду под самым носом, все равно не увидят, не пожелают видеть. Даже самые лучшие отличаются этим. Много раз Эрик сталкивался с подобным поведением и не переставал ему удивляться.
   За вчерашний день множество светлых и темных иерархов приказали долго жить. Палач не церемонился, он просто выдергивал из ткани реальности нить жизни каждого, в чьей ауре обнаруживал хоть малейшие признаки серого. Таких уже не перевоспитаешь, такие полностью потеряны. Они мертвы душой и стремятся сделать всех вокруг подобными себе. Их пришлось просто уничтожить. Плетущий задумчиво пожевал губу – вовремя он пришел сюда, очень вовремя. Еще немного – и очертания серой пирамиды станут ясно видимы, после чего планета, скорее всего, погибнет. Тогда как сейчас еще есть шанс сохранить ее.
   Сети иерархий опутали собой весь мир, любая сторона жизни землян контролировалась ими с каждым годом все сильнее, только в искусстве еще порой возникал протест. В музыке, в литературе, в живописи. Но этого было слишком мало, чтобы изменить хоть что-нибудь. Вера в Бога постепенно подменялась верой в деньги. Ради денег люди шли на любую подлость, на любое преступление, на любую жестокость. А окружающее убеждало их, что так и должно быть, что все так поступают, что честь и доброта смешны, никому не нужны, даже вредны. Возникновение серой пирамиды всегда начиналось с возникновения религии денег. Если в каком-нибудь мире находились здоровые силы и останавливали процесс гниения – пусть даже ценой большой крови, – то этот мир выживал. А если нет, то вскоре туда приходил палач и выжигал язву каленым железом.
   По губам плетущего скользнула сардоническая улыбка. Странно, почему в стольких мирах иерархи попадаются на тот же самый крючок? Попадаются ведь. Считают, наверное, что смогут контролировать выращенного ими монстра? Да только никогда еще эгрегор [4 - Эгрегор (от лат. еx и grex – буквально «из стада») – коллективный разум (или душа), сущность, являющаяся по отношению к социальной общности тем же самым, чем душа является по отношению к единичному человеку. Под эгрегором понимается реально существующий или воображаемый нематериальный объект, спонтанно порождаемый человеческой общностью и обретающий независимое от последней бытие. Сила и долговечность эгрегора зависит от согласованности и численности группы.] такой мощи, как эгрегор религии денег, не поддавался ничьему контролю. И никогда ничего не создавал, только разъедал души разумных, впуская туда хаос. Особенно странно поведение светлых, которые знают, что корысть не несет ничего хорошего. Во всех религиях корыстолюбие – один из смертных грехов. Иерархи обязаны понимать почему, на то их здесь и поставили. А не понимают. Или не хотят понимать? Или все понимают, но ради власти готовы на что угодно? С каждым прошедшим Судом этот вопрос занимал Эрика все больше и больше. Пожалуй, стоит заняться поисками ответа на него. Раньше он такой возможности не имел – приходил в серые миры тогда, когда было уже поздно. Впервые плетущий оказался там, где пирамида только начала расти и где иерархи еще не безумны. Да, здесь они пока вменяемы, действуют по собственному выбору, не осознавая, что чем дальше – тем меньше остается возможностей выбирать. А потом становится поздно, хаос разъедает их души, превращая в монстров, жаждущих только одного – разрушения.
   В ближайшие дни девочке ничто не угрожает – Эрик хорошо проредил ряды обеих иерархий в России. Он отслеживал каждого заинтересовавшегося ребенком, выяснял, кто был с ним связан, и уничтожал всех скопом, вне зависимости от того, где они находились. Сейчас иерархи в панике, лихорадочно пытаются понять, что вообще происходит. Вскоре они, конечно, узнают, что на Земле находится Палач. До того структура иерархии Равновесия должна быть выстроена полностью и основная команда собрана. Кто-то навесил потоки внимания на воинов Пути, за которыми плетущий на всякий случай присматривал постоянно. Не зря, как выяснилось, присматривал – их узнали и теперь обязательно попытаются убрать. Потому Эрик и дал японцам халтаны, эти идущие явно забыли, что живут в мире с довольно развитой технологией и инфраструктурой. Если иерархи не полные идиоты, то используют для атаки на воинов Пути обычных людей. Только это им не поможет – на Земле нет оружия, способного причинить вред человеку в халтане. А с магией справятся алеаны. Но вот проследить за теми, кто откроет сезон охоты на идущих, совсем даже не помешает. Полностью уничтожать иерархии планеты никак нельзя, милосерднее сразу провести полную стерилизацию. Вопрос только в том, а остались ли здесь нормальные иерархи, не примкнувшие к отрекшимся? Придется искать.
   – Ну ни хрена себе! – оторвал плетущего от размышлений удивленный голос Сашки. – Это ж наш комбат!
   – Кто? – удивился Эрик, поворачиваясь к нему.
   – Да командир наш в Чечне…
   Мимо остановившегося на светофоре джипа шел по тротуару понурый человек, лет тридцати пяти на вид, в потертых джинсах и выглаженной белой рубашке. Довольно странное сочетание. Лицо прохожего было некрасиво, на щеке виднелся кривой шрам. Нос явно несколько раз ломали. Двигался он с заметным трудом, прихрамывал и морщился.
   – Объясни, – потребовал Эрик.
   – Он в Чечне нашим батальоном командовал. – Водитель вздохнул, продолжая с недоумением смотреть на идущего мимо человека. – Редкий мужик! Справедливый. Комбата все наши уважали. Лучшего командира и не придумать. Чего он, интересно, в Питере делает? Да еще и в гражданском…
   Плетущий задумчиво хмыкнул, а затем на всякий случай решил посмотреть ауру офицера. Результат его несколько удивил и сильно порадовал. Очень хорошо! Еще один кандидат в члены команды. И не просто, а возможный региональный координатор Равновесия – древняя кровь в его жилах ясно говорила о том. Но это волк битый, его убедить будет непросто. Впрочем, надо еще посмотреть, почему он здесь, да и считать память не помешает. Эрик скользнул в ментал.

   Глухая злость медленно разъедала душу. Костя не смотрел вокруг, только под ноги. Необходимо найти хоть какой-нибудь приработок, хоть немного денег раздобыть – дома почти нечего есть. Жена молчит, все понимает, только смотрит тоскливо, но от этих взглядов уволенному без выходного пособия офицеру жить не хотелось. Господи, да что же делать-то? С утра ходил по данным на бирже труда адресам, но нигде почему-то его взять не захотели. Не глянулся чем-то начальникам охранных фирм офицер с немалым боевым опытом. Чем, интересно? Аккуратно одетый, подтянутый мужчина тридцати пяти лет. Выглядит очень даже ничего. В чем же дело? Хоть бери да грузчиком на склад устраивайся. Видимо, и придется – туда точно возьмут, говорили, люди там всегда требуются. Платят, правда, мало, это да, но хоть какая-то копейка будет. Завтра с утра и пойдет, деваться некуда.
   Домой, в оставшуюся от недавно умерших родителей однокомнатную квартиру, придется возвращаться пешком, денег не осталось даже на метро. Часа два дорога возьмет, не меньше. Воспоминание о происшедшем месяц назад ожгло стыдом и обидой. Наивный дурак. За правду, видишь ли, в драку полез, вот и имей теперь все, что заслужил. Забыл, в какой стране живешь? А нельзя было забывать.
   Выросший в военной семье, Костя с детства не видел для себя другого пути, кроме как стать офицером. Стал. Несмотря на то что Советского Союза уже не было, стал. России тоже требуются защитники. И молодой офицер служил. Просто честно служил, порой в совершенно невыносимых условиях. Больно было видеть разрушаемую недалекими политиками армию, старался хоть на своем месте сохранить, что мог. К солдатам относился по-человечески, те это видели и ценили. Зато перед начальством лебезить не умел и не хотел, из-за чего, когда началась очередная чеченская война, оказался на фронте. За чужими спинами, по примеру многих сослуживцев, не прятался. Дослужился до капитана и застрял в этом звании. Многие к тридцати пяти полковника получили, но не Константин Георгиевич Старопольцев. Причина? А стремление правды добиться, справедливости. Защищал обиженных, вот и обходили неудобного человека званиями и теплыми местечками. Год за годом в грязи, крови, боли. Жену себе нашел прямо в госпитале, медицинской сестрой работала. Год назад был очень серьезно ранен, воевать больше не мог, после выздоровления отправили служить в далекий уральский гарнизон. Там все и случилось…


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Поделиться ссылкой на выделенное