Иар Эльтеррус.

Серые пустоши жизни

(страница 8 из 35)

скачать книгу бесплатно

   – После того, как ты покинул Архр, победители начали нас преследовать и гнать отовсюду. Мы отошли в Дикие Земли, где были только развалины наших городов. Нас пытались достать и там, но хралы – слишком хорошие воины и, совершенствуя свое мастерство от поколения к поколению, мы продержались около тысячи лет. Но когда страны материка объединились в империю Фофар, предкам стало очень трудно и вскоре от всего народа осталась буквально горстка мужчин и женщин. Тогда-то старейшины и решили покинуть Фаллингар и отправиться в неизвестность, искать лучшей доли. Они выстроили корабли и отплыли куда глаза глядят… Несколько недель предков носило по морю и в конце концов прибило к берегу какого-то острова. Там жило темнокожее племя Паракгов – дикарей, но каких же, при этом, великих воинов! Они обладали каким-то тайным искусством боя без оружия. Некоторое время мы воевали, но потом подружились и объединили наши племена, вызвав безмерное уважение друг у друга. Так наш народ приобрел смуглую кожу и искусство боя Соргот. Но остров был слишком мал, и через несколько столетий спокойной жизни людей стало слишком много. Вновь были выстроены корабли, и вновь мы пустились в плавание. Несколько лет, как мне кажется, не меньше двадцати, предки жили кочевой жизнью, переплывая с острова на остров. Однажды, когда их уже оставалось не больше трети от числа отплывших, корабли прибило к берегам этого материка. Мы поселились здесь. И хотим только одного – чтобы нас оставили в покое и дали нам жить по своим законам в ожидании твоего возвращения, Повелитель. И вот ты здесь, а мы… А мы предали тебя…
   Из глаз старика покатились слезы.
   Йаарх внимательно слушал его рассказ. Выслушав, он ничего не сказал, только покачал головой, спрятал Серый Меч и отдал короткий приказ:
   – Веди!
   – Эти люди с тобой, Владыка? – спросил старик, вставая с колен.
   – Да, – жестко ответил Хранитель, хмуря лоб. – Один – мой вассал и оруженосец, второй принес мне временную клятву верности.
   Старик повернулся к Аральфу и низко поклонился ему. Мальчишка напыжился от гордости.
   – Я приветствую Первого Вассала моего господина, – с достоинством сказал старый храл. – И от своего имени и имени своего народа обязуюсь подчиняться твоим приказам, если они не будут противоречить приказам Владыки.
   Аральф гордо оглянулся вокруг – как жаль, что отец и братья не видят его сейчас! Старик улыбнулся, прекрасно понимая чувства юноши.
   – А кто ты? – спросил оруженосец.
   – Мое имя Фархат! – с достоинством ответил старый воин.
   Тут уж был поражен Свирольт – перед ним стоял легендарный князь хралов, о котором слышали все воины в армии Олтияра.
   – Князь Фархат?! – потрясенно вскрикнул Аральф. Он тоже слышал это имя и никогда бы раньше не поверил, что сам Фархат может когда-либо подчиниться ему, мальчишке Аральфу, сыну провинциального алура и рабыни.
   Старый воин поклонился.
   Раздраженный Йаарх, которому все это осточертело, резко дернул своего жеребца за недоуздок, отчего тот возмущенно заржал, и бросил:
   – Хватит! Едем к вам, князь.
   Тот снова поклонился, повернулся и пошел впереди отряда, остальные хралы бесшумно растворились в лесу.
Всадники следовали по почти невидимой тропинке, привольно вьющейся среди деревьев, поющих под ветром свою вечную песню.
   Йаарх поискал глазами Свирольта. Капитан с непроницаемо-спокойным лицом ехал позади. Хранитель придержал лошадь и поравнялся с ним.
   – Свирольт! – позвал он.
   – Да, Владыка? – повернул к нему голову капитан.
   Йаарху уже некоторое время кое-что не давало покоя.
   – Ответьте мне, пожалуйста, на один вопрос, – сказал он. – Как я понимаю, хралы живут на территории вашей страны – почему же король их терпит?
   Капитан через силу улыбнулся.
   – Они живут на территории всех стран материка, – ответил он. – И ни один ланг, король или шах их никогда не тронет. Просто не решится, слишком это опасно.
   – Но почему? – удивился Хранитель.
   – Да потому, – раздраженно буркнул Свирольт, – что равных им воинов просто нет. Храл – мужчина или женщина – стоит десятка гвардейцев и вполне способен победить их в бою. И это гвардейцев, а не обычных солдат!
   – Неужели никто и не пытался? – продолжал допытываться Йаарх.
   – Пытались… – буркнул стражник. – Кол им на голову. После этой попытки хралы прогулялись по материку, и все страны, бывшие тогда, просто прекратили свое существование. Только лет через сто из потомков варваров, оставшихся в живых после налета, образовались нынешние государства. В том числе, и Олтияр.
   – А хралы? – опять удивился Хранитель. – Они же победили, разве они не стали владыками всех земель?
   – Нет, им это не нужно. Они вернулись в свои леса, ясно дав понять, что случится, если их не оставят в покое. И их не трогают, а на грабежи караванов не обращают внимания. Во второй раз их попытался подмять под себя дед нашего короля. Как раз князь Фархат вел воинов, которые убили задевшего их короля прямо в его дворце и принудили его сына дать клятву никогда не выступать против хралов.
   Аральф, все время прислушивавшийся, вмешался в их разговор:
   – А я видел, как мой господин голыми руками, без оружия, уничтожил полный боевой отряд хралов!
   Йаарх едва не зашипел на молодого дурака, но было уже поздно. Брови Свирольта медленно поползли вверх, взгляд остановился на Хранителе. Капитан несколько раз осмотрел его с головы до ног и удивленно покачал головой.
   – Вы меня все больше удивляете, Владыка… – и тихо пробормотал себе под нос: – А я, идиот, еще и в легенды не верил…
   В этот момент князь хралов, идущий впереди, обернулся и сказал:
   – Мы почти пришли, господин мой. Впереди – наше главное становище.
   Йаарх со спутниками выехали на огромную поляну, всю застроенную длинными двухэтажными деревянными домами, стоящими на удивление ровно. Поселок пересекали десять радиальных улиц и множество поперечных переулков. В центре стоял круглый, окруженный четырьмя башнями, пятиэтажный резной терем, как обозвал его про себя Хранитель, хотя дом и не походил на древнерусские.
   – Вы видите, господин Йаарх? – с горечью бросил капитан. – Они даже стен вокруг своих поселений не возводят. Не нужны!
   Всадники двинулись по одной из радиальных улиц к центру поселения. Везде стояли люди и смотрели на Йаарха, никто не разговаривал, не ходил с места на место, не переступал с ноги на ногу. Они просто стояли и смотрели. У Хранителя мороз по коже пошел от их вопрошающих взглядов. Они, эти взгляды, казалось, спрашивали не его, а его душу о том, что же она в этой жизни принесла в мир.
   Впереди показалась площадь перед княжеским, как понял Йаарх, теремом. Перед входом в дом он увидел высокий помост с тентом, с четырех сторон которого спускались широкие лестницы. У каждой застыл, скрестив руки, воин очень высокого роста. Пол помоста был деревянным и явно полированным. На нем буквой «п» стояли три стола. У стола-перекладины, в глубине, было высокое кресло. Всего одно.
   Подъехав к помосту, Хранитель Меча спешился, и лошадь тотчас же кто-то увел. Старый князь поклонился ему и показал рукой на лестницу, ведущую вверх. Йаарху оставалось только, пожав плечами, подчиниться и подняться. На помосте он остановился, не зная, что делать дальше. Потом оглянулся и, ошеломленный, замер – площадь оказалась заполнена людьми, там было, наверное, не меньше нескольких тысяч человек. Мужчин и женщин, стариков и юношей, молодых и пожилых и, судя по внешнему виду, – Хранитель не увидел ни одного толстяка или подростка – каждый был воином.
   Князь Фархат поднялся следом за ним, стал рядом и поднял руку. Человеческое море замерло в абсолютной неподвижности.
   – Народ мой! – воззвал к хралам князь. – Пришел день, которого мы ждали пять тысяч лет! Владыка вернулся к нам!
   Старик, повернувшись к Йаарху, низко поклонился ему.
   «Вынь меня и покажи им!» – приказал Меч.
   Хранитель послушался, медленно наклонил голову, и над его затылком начала всплывать рукоять Серого Меча, ощерившаяся пастью дракона. Йаарх взялся за нее правой рукой и, вырвав Меч из своего тела, поднял его над головой. Украшенное рунами лезвие Совмещающего Разности загорелось яркими серебристо-серыми бликами, хорошо видными в полутьме помоста.
   – Ха-Арх! – единый тысячеголосый возглас толпы слился с хлопком, когда правая рука каждого из воинов взметнулась вверх и ударила себя по груди в области сердца.
   Хранитель держал Меч и его переполняла какая-то безумная, неудержимая, сметающая все на своем пути радость. И он заорал, сам не понимая, что кричит:
   – Ха-Арх! Настало время Предела!
   Воины радостно подхватили его крик. Когда все успокоились, Йаарх, все еще пребывая в эйфории, вернул Меч на место.
   «Ну, и чего разорался?» – ворчливо спросил Совмещающий Разности, которому веселиться вовсе не хотелось, он явственно ощущал надвигающиеся на мальчишку неприятности.
   «А это разве не твоих лап дело?» – все еще ухмыляясь, спросил Йаарх.
   «У меня нет ни лап, ни рук. Но все это неважно, ты лучше слушай сюда и внимательно! Я прошу тебя, думай над каждым своим словом и движением, от них сейчас зависят судьбы и жизни десятков, а то и сотен тысяч человек! И если ты ляпнешь что-то не то…»
   Улыбка медленно сползла с лица Хранителя.
   «То что?» – спросил он.
   «Не знаю… – голос Меча был неуверенным. – Могут погибнуть очень многие. Я буду внимательно наблюдать за ситуацией и постараюсь подсказать тебе, что делать в каждом конкретном случае… Но тебе лучше побольше молчать».
   «Постараюсь», – пожал плечами Йаарх, не понимая, чего от него хотят.
   Мечу очень захотелось выругаться, но он сдержался. Хоть бы парень не натворил чего-нибудь… Здесь это просто, хралы на него буквально молятся, скажет им «Ату!», и бросятся ведь, как стая волков, сметая все на своем пути. И снова будут на всех перекрестках проклинать Серого Убийцу, все, увы ему, как тогда. Как жаль, что они появились в густозаселенных землях и не было времени научить глупого мальчишку хоть чему-нибудь. Ну что ж, пусть теперь учится на собственном опыте, а его, Серого Меча, ближайшая задача, привести Хранителя в состояние устойчивого драконьего гнева, чтобы начали пробуждаться его силы.
   Йаарх тем временем вновь обратил внимание на внешний мир. Князь хралов приглашающе показал на кресло за главным столом, и он сел. Аральфа со Свирольтом усадили за левый стол. Фархат хотел было отойти, но Хранитель спросил его:
   – Князь, а почему вы не садитесь рядом со мной?
   Брови старика удивленно вскинулись и он, опять поклонившись, ответил на вопрос:
   – Я не заслуживаю этой чести, Владыка. Мой народ опозорен перед вами, и мы еще не получили вашего прощения. Я пока могу только стоять рядом. И простите меня – я должен сказать несколько слов людям…
   В который раз поклонившись Йаарху, он вышел на середину помоста, опустил голову и заговорил:
   – Народ мой! Мне стыдно, ибо мы опозорены перед нашим Повелителем. Случилось так, что полный боевой отряд Хорха Торгала, не узнав Владыку, напал на него. Повелитель наказал их позорной смертью, убив, не обнажая оружия.
   После этих слов люди в толпе негромко зашумели, видимо, бесстрастных воинов последние слова князя несколько удивили. Они-то хорошо знали Хорха с его сумасшедшим отрядом беловолосых и понимали, как непросто было бы справится с этим отрядом в одиночку, даже имея оружие.
   Старый князь, глядя в знакомые лица удивленных людей, вспоминал, как три дня назад к нему привели хромающего молодого воина со сломанной рукой. Фархат знал его, он был из отряда Хорха Безумного, как его называли почти все хралы.
   «Странно, – подумал князь, – зачем парень пришел ко мне, его раны не настолько серьезны, чтобы требовать магического излечения». Но Фархат – князь, и его долг выслушать каждого воина, если тому есть, что сказать.
   – Что случилось, сын мой?
   – Отец народа! Нашего отряда больше нет… – с трудом выдавил из себя воин.
   Князь встревожился – кто-то решился напасть на беловолосых крупными силами? Несмотря на отчаянность, воины Хорха – из лучших, и победить их не так-то просто.
   «Неужели Морхр решился начать войну с нами? – мелькнула мысль. – Неужели его ничему не научила позорная смерть деда?»
   – Отец наш… – хрипел воин. – Выслушай меня, умоляю…
   – Рассказывай! – сверля парня глазами, приказал Фархат.
   – Владыка вернулся!
   – Что?! – вскочил на ноги князь. – Не шути такими вещами, мальчишка!
   – Я не шучу… – едва не заплакал молодой воин. – Я видел, как он достал из своего тела Серый Меч! Вы слишком хорошо учили нас узнавать его, слишком много изображений его показывали, чтобы я мог не узнать этот Меч…
   Князь рухнул в кресло. Если мальчишка прав, и старые пророчества начали сбываться, мир вскоре начнет стремительно меняться. А ведь его народ, народ хралов, принадлежит Хранителю Серого Меча – каждый из них, вступая в зрелость, клянется отдать за Владыку и жизнь, и кровь, и честь…
   – Рассказывай по порядку, – мертвенно-спокойным голосом приказал беловолосому князь.
   Тот с трудом поклонился и начал свой рассказ:
   – Мы пошли далеко на юг. На дороге, ведущей в столицу из Диплара, поймали небольшой караван откуда-то с юго-запада. Среди торгашей оказался мальчишка, на удивление хорошо владевший мечом. Трое наших забавлялись с ним, а остальные наблюдали, когда услышали крик Хорха. С другой стороны поляны к нам шел странно одетый невысокий человек лет тридцати пяти-сорока, безоружный. Он не выглядел воином. Командир приказал еще троим убить его и… мы просто не успели ничего понять. Этот человек несколько раз очень быстро и немыслимо высоко махнул ногами, и наши друзья остались лежать на траве убитыми или покалеченными. Когда Хорх все это увидел, он скомандовал общую атаку. И… я… я не могу ничего описать, Отец Народа… Что-то мелькало, что-то свистело, мои друзья падали один за другим, а потом меня как будто огрели по боку дубиной, я отлетел в сторону, и, видимо ударившись спиной об дерево, потерял сознание. А когда очнулся, увидел…
   – Что, что увидел?! – князь в нетерпении сжимал руками подлокотники кресла, совершенно этого не замечая.
   – Незнакомец стоял перед спасенным юношей и принимал от того клятву вассалитета, – хрипло продолжил воин. – Выслушав, наклонил голову, и из его загривка поползла вверх испускающая серо-серебристый свет рукоять меча, украшенная пастью дракона. Я, от ужаса догадки, что это за меч, боялся дышать. А когда увидел горящее серым огнем лезвие, столько раз виденное на страницах книг, понял, что не ошибся – это был Серый Меч. Владыка вернулся! А мы… Мы напали на того, кому клялись в верности и обрекли свой народ на гибель…
   Голова беловолосого упала на грудь, из глаз закапали слезы. Он тяжело дышал, но все же нашел в себе силы закончить рассказ:
   – Когда они ушли, я подошел к телу Хорха, он еще дышал и тоже все видел. И смог прохрипеть мне предсмертный приказ, чтобы я добрался до вас, сообщил о пришествии Хранителя Меча и нашем преступлении. И вот я здесь…
   Воина шатало.
   – Сядь, мальчик, – пожалел его князь, и беловолосый, бормоча благодарности, рухнул на скамью.
   У старого Фархата звенело в ушах. Но он все еще не мог поверить, хотя мальчишка явно говорил правду. Есть только один способ проверить, Владыку ли он видел – проверить, не засветился ли Жезл Предела, тусклый уже несколько тысяч лет. Князь тяжело поднялся и медленно побрел вниз, в Сокровищницу, расположенную глубоко в подвале. Идти не хотелось, он предчувствовал, что там увидит. Но он – князь, поэтому обязан знать точно.
   Отперев тяжелые бронзовые двери, Фархат зашел внутрь и подошел к небольшому постаменту, на котором стояла тяжелая шкатулка из темно-серого полупрозрачного камня. Старик взялся руками за крышку и, тяжело вздохнув, медленно поднял ее. На кожаной подушке лежал костяной жезл, покрытый непонятными князю символами, в навершие которого был вставлен граненый, пылающий серебряными отблесками, светло-серый аданхилд. [10 - Аданхилд – чрезвычайно редкий драгоценный камень светло-серого цвета] Светящийся… Князь опустил голову, поняв что воин был прав – Носитель Серого Меча вернулся на Архр. Снова. А они его предали… Поскольку здесь, в подземелье, его не мог видеть никто, старик сел прямо на пол и тихо, неумело заплакал.
   Но на слезы времени не было, князь думал об обряде восстановления вассалитета, о котором он читал в нескольких древних хрониках. Возможно Хранитель Меча согласится принять извинения хралов хотя бы в такой форме, и он, старый Фархат, сможет спасти свой народ? С какой бы радостью князь отдал свою жизнь вместо того, что ему предстояло сделать…
   Выйдя на поверхность, старик вернулся к ожидавшему его беловолосому и сказал:
   – Ты прав, Владыка вернулся, – голос Отца Народа был сух и спокоен, он не имел права показывать другим свои истинные чувства. – Ты понимаешь, что тебя ждет?
   – Да, – воин склонил голову. – Я должен умереть за предательство, пусть даже совершенное по неведению.
   – Учти, твоя смерть будет долгой и очень нелегкой.
   – Я с достоинством встречу ее, Отец народа! – гордо смотря в глаза князю, ответил юноша.
   Старик грустно вздохнул, ему жаль было обрекать на смерть этого мальчика, и приказал:
   – Найдешь мою внучку, Риаллах, и скажешь ей, что ты должен умирать долго и очень мучительно.
   – Повинуюсь, Отец Народа! – воин тяжело поднялся со скамьи, поклонился Фархату и вышел, прижимая к боку сломанную руку.
   А князь остался решать, что ему делать дальше. Вот и «особые таланты» его драгоценной внученьки пригодятся. Он уж и не знал, как избавиться от нее – для этой красивой девушки не было большего наслаждения, чем искалечить кого-нибудь, помучить, поиздеваться. В голову внезапно пришла светлая идея подарить Риаллах Владыке, может, хоть он сумеет укротить юную мерзавку. А ведь единственная внучка! Но на личные дела времени тоже не было, и князь вызвал к себе старейшин.
   Во все концы материка тайными тропами понеслись гонцы на волгхорах, собирать лучших из лучших воинов, предводителей племен и отрядов сюда, в главный стан. Через день после их прибытия на дальней от стана поляне собрали самых красивых молодых женщин всех пяти племен народа хралов. Каждая была еще и воином. Фархат прочел им древние хроники и рассказал правду о пришествии Владыки, показав пылающий Жезл Предела.
   – Никогда нам не приходилось проводить подобного обряда… – выдавливал из себя слова Фархат, с болью глядя на молодые лица, стройные фигуры. – Но всему приходит свое время. Многим из вас предстоит пожертвовать собой ради своего народа…
   – Скольким? – глуховатым голосом спросила ярко-рыжая молодая женщина со смугловатой кожей, мастер двумечного боя с севера Мерхарбры.
   – Тридцати трем, – ответил князь.
   – Нас же здесь почти вдесятеро больше! – удивился кто-то из толпы.
   – Изберете нужное количество из своей среды, – князь обвел окруживших его женщин тяжелым взглядом.
   – Ясно! – коротко кивнула Мелрия, черноволосая красавица, отчаянная сорвиголова, лезущая в любую драку. При взгляде на нее сердце старого князя сжималось, он любил эту девушку и не хотел, чтобы она участвовала в обряде. Да разве ее удержишь?..
   – Мне приблизительно понятно, Отец Народа, что нам делать. Неясно только – как… – продолжила между тем девушка.
   – Я прикажу выдать вам старинные хроники, где есть хотя бы упоминание об обряде. В каких-то из них должно быть все описано, я не помню точно в каких. Найдете, – ответил Фархат.
   Его лицо перекосилось от боли.
   – Прекрасно, – Мелрия тряхнула черной, до пояса, гривой волос. – И не стоит жалеть нас, Отец Народа. Отдать жизнь во имя своего народа – честь!
   Князь в ответ горько усмехнулся. Она его успокаивала! Бедная девочка… Фархата трясло. Немного постояв, он поклонился и ушел в свой терем, готовиться к встрече Владыки.
   И вот теперь он стоял на помосте, глядя на лучших из лучших воинов всех пяти племен хралов. Владыка согласился принять их извинения по обряду. Хоть бы только он сделал это по всем правилам и восстановил заклятие вассалитета… Князь видел, как толпа раздвинулась и из нее вышли четыре девушки. Фархат судорожно вздохнул – сейчас он узнает судьбу своего народа.


   Серый Дракон удобно устроился в выемке под горой, до воды было недалеко, только шею протянуть. Тень от утеса Хорга навевала приятную прохладу. Он с грустью смотрел на трех молодых драконов, сидящих напротив. Опять придется отправлять детей в неизвестность, возможно, даже на смерть или плен, но другого выхода у него просто нет. Шпионская сеть непонятно почему начала давать сбои, назревают какие-то события. А какие? Как это выяснить? Дракон вздохнул и поежился.
   Хранитель Меча уже здесь и его нужно найти, пока маги его не убили – этот гневливый дурак, а характер носителя Духа всегда одинаков, обязательно ввяжется в первую подвернувшуюся большую драку. А если погибнет? Что тогда? Ждать еще несколько тысяч лет у старого дракона не хватит терпения.
   Беда, что эти дети – Мастер снова бросил взгляд на молодых драконов – донельзя наивны и ничего не знают о человеческом мире, считая рассказы Учителя всего лишь страшными сказками. Поэтому говорить им о своих планах нельзя, могут попасть в руки магов. А те способны развязать язык даже дракону… Да и под видом Принявших Смерть отправлять их в Фофар не стоит, несмотря на риск – Принявшие соблюдают во внешнем мире бесчисленные правила, несоблюдение которых обязательно привлечет к детям нежелательное внимание. А привлечь внимание соглядатаев Башни означает погубить все дело. Значит, пойдут так, им нужно научиться видеть реальность, а не собственные измышления. Или научатся, или погибнут, третьего не дано. Очень жаль, что ему самому сейчас нельзя удаляться от озера Соухорн, паскудные маги сразу засекут Короля Драконов, слишком их много за каким-то псом собралось в Фофаре. Ну что ж, за дело.
   Итак, кто перед ним? Серебристо-белый Нхар, хвастун и забияка, а во многих важных вещах – так и вовсе невежда, зато отличный боец, стратег и тактик, сидел, как он любил, на хвосте, отчего имел недоуменно-вопрошающий вид. Он ухмылялся и все пытался положить лапу на спину прекрасной угольно-черной Идорне. При взгляде на эту драконочку глаза Мастера затуманились – очень похожа на его любимую Маавху, свою неизвестно сколько раз прабабушку. Он усмехнулся: девочка куда как умна, остальным двоим до нее тянуться и тянуться, а ведь всего пятьдесят лет, совсем девчонка. И, пожалуй, чересчур хитра для драконы. Как она его вчера обхаживала!
   Старик едва удержался, чтобы не прыснуть со смеху. Все драконочки – юные, молодые и не очень – еще не потеряли надежду понести от Серого Дракона, постоянно обсуждая, как его соблазнить. И не хотели понимать, дурочки, что еще несколько поколений этого делать нельзя, чтобы избежать вырождения. Мастер грустно вздохнул, снова взглянув на прекрасное тело Идорны.
   – Уч-читель! – раздался шипящий голос Рохарха, ярко-алого, с черными разводами дракона. – З-зачем ты позвал нас?
   Его голос стал таким после встречи с охотниками в раннем детстве. У Серого Дракона тогда еще не было помощников, поспевать повсюду одному оказалось невозможно, и он находился с другой стороны хребта, когда отряд охотников подкрался к стайке драконят, в которой не было никого старше пяти лет. Они убили всех малышей, кроме раненного в шею трехлетнего Рохарха. Прибили ребенка за крылышки между двух деревьев и принялись жечь раскаленным железом, надеясь что тот своими криками приманит других драконов. Но малыш молчал! Он знал, что неподалеку прогуливается стайка подростков, и молчал! Трехлетний ребенок сумел совершить невозможное – он закричал мысленно. И смог докричаться до Мастера!
   Охотники дождались дракона. На свою голову… Мастер ощерился, вспомнив, как они пытались спастись от его ярости. Спасенный малыш выздоровел, вырос, но в душе молодого и очень талантливого дракона навсегда поселилась всепожирающая ненависть к людям. Он, к сожалению, не способен творить – только разрушать. Если бы не это, какой бы помощник из него вырос…


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Поделиться ссылкой на выделенное