Иар Эльтеррус.

Мы – будем! Осознание

(страница 6 из 38)

скачать книгу бесплатно

   – Ну, вот… – повесил голову парень. – Снова мне грязную работу делать…
   – А чего ты хотел? – засмеялась лысая женщина. – Ты молодой. Вот наберешься опыта, тогда и займешься чем-нибудь посерьезнее.
   В этот момент на столицу Тиума обрушился беззвучный удар. Небо над городом запылало всеми бликами радуги. Облака в высоте начали свиваться в смерчи и пульсировать в такт световой симфонии. Мало кто мог не обратить внимание на такое. Не составили исключения и охотники с жертвой.
   – Явились, паскуды… – зло сплюнул в сторону седой. – Твари поганые!
   – Мы пришли за вами, несчастные и гонимые! – грянул с неба наполненный верой и любовью голос. – Каждый, кто чист душой, кто не хочет делать зла другим, может стать одним из нас! Мы ждем вас, дети серебряного ветра! Скажите три слова, и за вами придут, если вы наши! Скажите: «Арн ил Аарн!», и вы никогда больше не будете одиноки!
   Никто не обратил внимание, что губы беглянки, стоящей на коленях, почти незаметно шевелятся. Никто, кроме седого. Глаза охотника расширились, когда Ирну окружило белесое свечение. А затем грянула трель Избрания.
   – Убейте курву! – взревел он, лихорадочно нащупывая оружие.
   Среагировать на его приказ успел только рыжий. Он выхватил ручной плазмер и выстрелил в девушку. Но опоздал. Из распахнувшейся рядом воронки гиперперехода вынырнул легионер ордена в зеркальных боевых доспехах и принял разряд на себя, закрыв Ирну своим телом. Доспехам аарн плазмер охотника не причинил никакого вреда, только оставил едва заметный след. Легионер дотронулся до шлема и тот исчез, открыв молодое, скуластое лицо. Короткие светлые волосы были взъерошены, в серых глазах горела ненависть.
   – Покушение на аарн? – негромко спросил он. – А вы знаете чем это чревато, господа хорошие?
   – Мы не… – закусил губу седой охотник, с отчаянием оглядываясь по сторонам. – Мы свою жертву преследовали! Мы имеем право!
   – А это что? – показал на след от плазмера на своих доспехах легионер, злорадно оскалившись. – Давно ищу повод заняться вашей гнусной кастой вплотную. Териарх, а найди-ка мне главу касты охотников Тиума, будь другом.
   – Сейчас найдем, – отозвался из ниоткуда веселый голос. – Ага, вот эта сволочь. Даю связь.
   Перед аарн вспыхнуло голографическое окно, из которого на него посмотрел очень удивленный полный старик. Он внимательно оглядел присутствующих.
   – Только что вашими охотниками было совершено покушение на аарн, – холодно сказал легионер. – Вот след от плазмера. Вы сами их накажете или мне взяться за всю вашу касту?
   Старик мертвенно побледнел, осенив себя символом святого круга.
   – Кто это сделал? – с трудом выдохнул он.
   – Вот эти пятеро, – показал рукой аарн, насмешливо ухмыляясь.
   – Эти? – переспросил глава касты, прищурившись. – Дектен, ты что, совсем идиот?!
   – Мы не в него стреляли! – возмутился охотник. – Мы в нашу добычу стреляли! Мы нашли беглую рабыню.
   – Вы стреляли в нее уже после того, как прозвучала трель Избрания, – голос легионера стал еще холоднее. – Мне пришлось закрыть девочку своим телом.
Ваш охотник слышал трель, но все равно приказал стрелять. Поэтому я требую смерти этой пятерки. И искренне советую вообще завязывать с вашей деятельностью. Принято решение об уничтожении касты охотников. Прекратив убийства беззащитных, вы сможете уйти от наказания. Даю членам вашей касты последний шанс стать людьми.
   – Охотники пятерки Дектена Орхоба приговариваются к смерти моим личным приказом, – резко помрачнел старик. – Вам пятерым лучше самим покончить с собой, проще будет. А прекратить? Это не в моей власти…
   – Тогда готовьтесь к возмездию, – ответил легионер. – Вы должны знать, что когда-нибудь за всю боль и все горе, вами причиненные, придется заплатить.
   – Знаю, – криво усмехнулся глава касты. – Когда-нибудь придется. Но мы в своем праве. По нашим законам мы имеем право на охоту.
   – Есть еще такие понятия, как честь, доброта и сочувствие, – внимательно посмотрел на него легионер. – Впрочем, вы, наверное, не знакомы с ними. Прощаюсь, нам больше не о чем говорить.
   Голоэкран погас. Седой охотник молча смотрел на аарн и его глаза были похожи на глаза загнанного в ловушку волка.
   – Почему? – хрипло спросил он.
   – Почему я потребовал вашей смерти?
   – Да!
   – Вы – звери! – скривился легионер. – Вы бы убили ни в чем не повинную девочку и не испытали при этом даже угрызений совести. Если бы ты хоть раз в своей жизни кого-нибудь пожалел, я бы тебя пощадил.
   – Жалость нужна слабакам! – с яростью бросил ему в лицо седой.
   – Пусть так. Но зачем ты стал зверем? Как вообще можно стать охотником и убивать ни в чем не повинных людей?
   – Нам за них платят! – оскалился седой. – И кто-то должен их убирать!
   – Кого? – удивился аарн. – Вот эту девочку? Чего плохого она кому сделала?
   – Она беглая рабыня!
   – Рабство вне закона в галактике, и ты это знаешь. Впрочем, что с тобой говорить. Ты не способен ничего понять. Ты – зверь и подонок! Даже сейчас ты не видишь всей мерзости твоей профессии. Приятно оставаться, господа палачи!
   Седой в ярости выстрелил, терять ему было нечего. Все равно приговорен. Но вокруг аарн с девчонкой переливалось защитное поле, отшвырнувшее заряд плазмера охотнику в лицо, сразу выгоревшее до костей. Он немного постоял и рухнул навзничь.
   Легионер повернулся к девушке, ошеломленно замершей на месте, и улыбнулся. Ирна никогда до сих пор не видела таких добрых улыбок. Казалось, эта улыбка осветила собой все вокруг, казалось, что это не человек улыбается, а ангел небесный.
   – Здравствуй еще раз, сестренка! – взял ее за руку легионер. – Ты больше никогда не останешься одинокой. Всегда тебе помогут. В любом деле.
   – Я… – неуверенно сказала девушка, ничего не понимая. – Но я же беглая…
   – Ты теперь – аарн. Никто больше тебя не обидит и не заставит что-нибудь делать против твоей воли.
   Несмелая улыбка появилась на губах девушки, она все никак не могла поверить, что произошло чудо, и что-то в ее нелепой жизни изменилось. Но это было так.
   – Спасибо… – с трудом выдавила она.
   – Как тебя зовут, маленькая?
   – Ирна… Ирна ран Сав.
   Она и сама не поняла откуда вдруг взялась вторая половина имени. Всегда раньше помнила себя просто Ирной. Казалось, кто-то другой выглянул из ее глаз, кто-то совсем на нее непохожий. Жестокий и опасный. Девушка даже испугалась странного ощущения, но оно быстро исчезло. Вскоре легионер потянул ее за руку, и Ирна ран Сав впервые ступила на борт дварх-крейсера ордена Аарн.


   Трапезная выглядела величественно. Затянутые в шелковые ливреи слуги с эмблемами рода кер Тарни на рукавах застыли за стульями обедающих господ. Они были готовы по первому требованию подать блюдо или налить вина. Впрочем, на торжественных семейных обедах пили мало. Каждый такой обед являлся пыткой для обедающих, но пропустить его не мог позволить себе никто. Старый лорд Берталь Асар кер Тарни такого пренебрежения традициями не терпел, и нарушитель семейных устоев вскоре начинал сильно жалеть о своей опрометчивости. Все зависело от главы семьи, в свои восемьдесят два года не выпускавшего власть из сухих старческих рук. Его цепкая хватка была известна всему Лавиэну, и не только. Мало кто решался спорить с лордом Асаром, он не прощал несогласных с ним. А уж его детям и в голову не могло прийти прекословить отцу. По его мнению, представитель рода кер Тарни обязан был соблюдать тысячи положений этикета и вообще приближаться к идеалу. Большинству младших лордов давно перевалило за пятьдесят, но перед отцом они все равно выглядели сущими мальчишками и наперегонки неслись исполнять любое его приказание.
   Со стороны лавиэнцы высших классов смотрелись несколько необычно. Угольно-черная кожа, тонкие черты лица и гривы белоснежных волос до пояса. Иметь более короткие волосы считалось позором. Правда, в последнее время в Лавиэне все больше и больше появлялось полукровок, которые делали все, что им заблагорассудится. Никто не обращал на них внимания, держались бы в рамках и не лезли, куда их не просят. Жили здесь богато, и эмигранты из Тиума, Ринканга и империи Сторн валили валом. Их неохотно принимали, рабочие руки были нужны, да что там, при нынешних темпах развития страны их не хватало катастрофически. Но эмигранты навсегда оставались людьми даже не второго, а третьего сорта. Человек с белой, красной или желтой кожей не мог занять в Лавиэне никакой высокой должности. Расизм был скрытым, не проповедовался во всеуслышание, но от этого никуда не исчезал. Коренные лавиэнцы относились к чужакам едва ли не с брезгливостью и старались держаться от них подальше.
   – Помолимся! – поднялся на ноги старик, ястребиным взглядом окидывая трапезную. Ведь не проследишь, так молодежь, у которой ни чести, ни совести, обязательно что-нибудь да упустит. А то и умышленно пропустит, с них станется.
   Внезапно внимание лорда привлек появившийся в дверях старый слуга. С чего это Текли нарушает торжество трапезы? Не похоже на него. Один из немногих слуг, которыми старик обычно был доволен. Нет, просто так он не появился бы в трапезной. Хорошо, что молитва еще не начата. Делами пренебрегать никак нельзя, если что-нибудь неожиданное случилось, то новости нужно узнать как можно быстрее. Не дай Благие, акции на бирже обвалились или еще что-нибудь в том же духе.
   – Да простит меня мой лорд! – низко поклонился слуга, он почему-то с трудом скрывал улыбку, и старик удивленно приподнял брови.
   – Что-то случилось?
   – Нет, мой лорд, ничего особенного. Но к вам с личным визитом командующий седьмым линейным флотом ордена Аарн, дварх-адмирал Эваль Релир кер Тарни.
   Старик переглянулся с сыновьями. Как обычно, блудный сын не предупредил о своем визите заранее. Впрочем, чего ждать от паршивой овцы? Сколько лет прошло, а при воспоминании о своей неудаче в воспитании Релира он все еще испытывал досаду. Почему его сын настолько увлекся романтическими бреднями? Мораль – это для слабых, а семья кер Тарни никогда в слабых не ходила. Единственным критерием правильности поступка является полученная выгода, и ничего больше. Но Релир уперся и напрочь отказался принимать ценности семьи. Мало того, посмел обозвать собственного отца подлецом! В ярости старик выгнал его из дому, думая, что мальчишка вскоре одумается и попросится обратно. Увы. Не одумался. Не сломался. Не вернулся. Ушел в орден. Позор на седины отца! Лорд даже узнал об уходе сына к Аарн далеко не сразу, тот не удосужился сообщить семье об этом. Только через несколько лет слухи о молодом орденском офицере-лавиэнце по имени Релир достигли ушей представителей рода кер Тарни. Они сразу поняли, кто это. Имя было родовым, и никто, кроме человека их семьи, не мог носить его. В молодом поколении это имя имел только один человек. Эваль Релир кер Тарни. Изгнанный отцом бунтарь. Семья скрыла скандальное обстоятельство от общества, иначе шум поднялся бы изрядный и потери рода оказались огромны.
   – Пригласите моего сына к трапезе, – холодно приказал старик, подчеркнув слово «моего».
   – Как прикажете, – снова поклонился слуга и исчез.
   Лорд задумчиво посмотрел на остальных детей. Четыре сына и две дочери. Все уже в возрасте, никого младше сорока. Кроме них, в трапезной присутствовало младшее поколение, внуки. Одиннадцать молодых людей обоего пола. От пятнадцати до двадцати пяти лет. Все присутствующие были одеты в костюмы классического для Лавиэна покроя, золотистые накидки обозначали ранг рода в иерархии Торговой Палаты. Женщины носили закрытые платья до пят, глава семьи в штыки принимал всякие новомодные веяния. Молодежь стонала, но вынуждена была терпеть, если не хотела остаться без наследства.
   На пороге трапезной появился невысокий подтянутый человек в парадной черно-серебристой форме ордена Аарн. Его черная кожа отсвечивала в свете десятков светильников, белые волосы были заплетены в косу, небрежно переброшенную через плечо. Прямо во лбу блестел большой драгоценный камень, судя по виду, один из редких и очень ценимых белых дармиалгов.
   Лорд кер Тарни с трудом встал, опираясь на посох. Странно все-таки, Релиру ведь пятьдесят два, а выглядит сущим мальчишкой. Лет двадцать пять на вид, не больше. Совсем не изменился за полтора года, прошедших с последней встречи. Впрочем, а что он знает о медицине ордена? Слухи ходили самые дикие, но оставались только слухами. Подтвержденных фактов не было, а сами аарн ничего не говорили по этому поводу, сохраняя загадочное молчание.
   Интересно, Релир уже дварх-адмирал. Когда только успел? Насколько знал старик, выше звания в ордене не было. Высоко поднялся его сын, очень высоко. Кто бы мог подумать, что нескладный и постоянно бунтующий непонятно с чего мальчишка окажется способным стать одним из людей, решающих судьбы галактики? Старый лорд иллюзий не питал: знал, что реальная власть находится в руках ордена, и только от его воли зависит все вокруг. Последние десять-пятнадцать лет Аарн почему-то изменили внешнюю политику, став более открытыми, но старик не верил в их открытость. Игра, ведущаяся с непонятной целью. Ничего более. Семья немало заработала на орденских технологиях, поступающих на рынки Лавиэна, но каждый здравомыслящий человек понимал, что Аарн бросают остальным странам только объедки со своего роскошного стола.
   – Добро пожаловать домой, сын мой! – церемонно сказал старый лорд. – Присоединяйтесь к трапезе.
   – Благодарю вас, отец, – поклонился Релир, с легкой иронией оглядывая трапезную. – С удовольствием.
   Ничего здесь не изменилось за прошедшие годы, ровным счетом ничего. Все те же гобелены невероятной древности, все тот же монументальный стол, все те же до крайности неудобные, скрипучие стулья. Никакой техники, только слуги. Вспомнив, сколько раз он вставал из-за стола в этой трапезной голодным, Релир едва сдержал улыбку. Судя по унылым лицам молодежи, им и сейчас предложат какие-то традиционные и почти несъедобные блюда.
   Лорд показал на стул напротив себя, остальные сдвинулись, освобождая второму по старшинству сыну полагающееся ему по обычаю место. Релир снова поклонился и сел. Братья настороженно косились на него, не зная чего ждать от ниспровергателя тысячелетних устоев. Во взглядах молодых, многие из которых еще не встречали своего дядю-аарн, наоборот горел живой интерес. Дварх-адмирал скользил по поверхности их памяти и сокрушенно вздыхал про себя. Обычные пашу без малейшего проблеска хоть чего-нибудь доброго и бескорыстного. Выгода. Честолюбие. Амбиции. Жаль, конечно. Хотя у некоторых есть необычные интересы. Вон тот мальчишка лет пятнадцати бредит космосом, но прекрасно понимает, что пилотом ему не стать, разве что когда-нибудь сможет водить собственную яхту. Девушка строгого вида втайне любит театр, но никогда не решится признаться в этом. Запретное для представительницы лавиэнского высшего света увлечение. Бедняги, они даже почитать ничего интересного не могут, «неподобающие» книги у них сразу отбирают. Каждый шаг, каждое движение, каждое слово под жестким контролем. Точно так же когда-то следили и за ним самим.
   Странно, что Релир все-таки сумел сохранить себя в этой душной, безнадежной атмосфере. Он никак не мог понять, чего добивается таким воспитанием отец. Ну да Благие с ними со всеми, каждый сам выбирает, каким ему быть и принимать ли окружающую реальность. Релир еще в юности напрочь отказался принимать ее и яростно спорил со старым лордом, возмущенным непонятными ему взглядами сына. Лорд Асар никак не мог взять в толк, почему мальчишка не хочет понимать, что люди – волки. Что нужно думать только о благополучии семьи. И плевать, какую цену заплатит за это благополучие кто-то другой. Если это выгодно, то даже рабами торговать можно! Да чем угодно! Именно после этих слов Релир и обозвал отца подлецом.
   Вереница слуг внесла в трапезную несколько больших блюд. В доме рода кер Тарни даже слугами могли быть только лавиэнцы, имевшие не менее десяти поколений чистокровных предков. Полукровок, не говоря уже о белокожих чужаках, презрительно отсылали прочь при попытке устроиться на работу. Традиции, традиции и еще раз традиции царили здесь. Каждый шаг обставлялся десятками ритуалов.
   Релир покосился на блюдо, поставленное одним из слуг неподалеку от него. Слава Благим, что бывать на семейных трапезах ему теперь не обязательно, а раз в несколько лет можно и потерпеть. Естественно, на этом блюде лежали украшенные виньетками из водорослей лрэнекэ, черные моллюски с недалеких отмелей. Суп, предлагавшийся желающим, был сварен из тех же моллюсков, и вид имел соответствующий. А вкус его… Требовалось немало мужества, чтобы проглотить хоть ложку.
   Много раз Релир задумывался, почему его отец не признает самого понятия вкусной еды, приказывая поварам готовить только то, что не каждый нищий согласится есть. Разве что под угрозой голодной смерти. Или он таким образом издевается над домочадцами? Увы, понять этого так и не удалось. Хорошо хоть, что еще во время первого визита домой Релир предупредил, что он вегетарианец. Не придется давиться злосчастным супом.
   Если честно, Релир с огромным удовольствием навсегда забыл бы о своей принадлежности к роду кер Тарни и никогда не появлялся в этом доме. Но необходимость, чтоб ей. Слишком многое в Лавиэне зависело от старого лорда кер Тарни. Торговая Палата плясала под его дудку, одно его слово решало судьбы миллиардов людей. Потому и пришлось двенадцать лет назад появиться дома. Тем более, что отец подал в посольство ордена несколько запросов по поводу блудного сына. Удовольствия визит домой не доставил ни малейшего. Сразу стало ясно, что лорд кер Тарни вспомнил о нем только потому, что надеялся заполучить в свои загребущие руки некоторые из технологий ордена, и думал, что сын может помочь в этом. Релир помог, все равно производство строительных комплексов не могло пройти мимо гигантских заводов рода кер Тарни. Но соблюдал в общении с отцом и братьями величайшую осторожность. Считывать их без помощи двархов он даже не пытался, не желая на месте получить психошок. Целителя Душ ведь может рядом и не оказаться…
   Отзвучала молитва, и семья принялась за еду. Все происходило в точности, как в те времена, когда Релир жил в этом доме. Только сам лорд ел традиционные блюда с видимым удовольствием. Привык, наверное, за десятки лет. Остальные только притрагивались к ним – каждого ждал в личных покоях настоящий обед. По крайней мере, Релир в свое время старался обязательно позаботиться об этом, иначе действительно можно было с голоду помереть. Постные лица племянников и племянниц, с отвращением хлебавших суп, вызывали жалость. Он снова присмотрелся к мальчишке, бредившему космосом. А ведь прирожденный пилот… Пропадет здесь ни за хвост Проклятого. Забрать с собой, что ли? Так вряд ли пойдет, дурачок сам не понимает природы своей одержимости и не поверит, если ему рассказать. Да и натура подловата, вполне способен подгадить не нравящемуся ему человеку, не задумываясь о последствиях. Ладно, Благие с ним, пусть себе живет, как знает.
   Слуга подал дварх-адмиралу салат, оказавшийся вполне съедобным, что было странно. Надо, пожалуй, вечером заглянуть в «Волну Керлана», очень хороший ресторан. Интересно, там еще можно заказать настоящий тлертак? Столько лет ведь прошло. Благие, через полгода будет уже тридцать… Да, именно тридцать лет назад избалованный мальчишка из богатой семьи, оказавшийся на улице, выкрикнул Призыв. Он не сдался тогда, не вернулся домой, сумел выжить и остаться собой, хотя стоило это ему очень дорого. Но неважно – не сломался, это главное. Наверное, поэтому Релира и взяли в орден. Иной судьбы дварх-адмирал себе не желал. Все, о чем он только мог мечтать, нашлось среди аарн.
   Обед не протянулся долго, старому лорду явно не терпелось узнать, с чем пожаловал блудный сын. Обычно визиты Релира были до крайности выгодны семье: технологические новинки, разработанные учеными и инженерами ордена, пользовались в Лавиэне огромным спросом. Правда, каждый раз приходилось перестраивать производства, что не могло нравиться лорду, слишком затратно. Но он понимал, что иного пути все равно нет. Если он не перестроит – это сделает кто-нибудь другой, а семья кер Тарни останется на обочине. Желающих хватает. Слава Благим, что контроль за внедрением орденских технологий в его руках, а не в руках молодых, да ранних. Эти бы навнедряли.
   Оказавшись в отцовском кабинете, Релир почти незаметно улыбнулся воспоминаниям, сразу всплывшим при виде убогой обстановки. Странные все-таки у лорда кер Тарни понятия об уюте. Каменный стол и каменные кресла невероятной древности. Кроме отца, подстилать себе подушку не позволялось никому, и посетитель все время ерзал на твердом сиденье под ироничным взглядом старого лорда. Кроме Релира с отцом, присутствовали только двое из его братьев, старший и самый младший, который управлял всеми финансовыми делами семьи и, судя по всему, сменит отца на посту главы рода.
   – Поздравляю с повышением, сын мой! – негромко сказал старый лорд, неодобрительно поглядывая на Око Бездны, горевшее на форме Релира.
   – Благодарю вас, отец, – поклонился дварх-адмирал и сел, положив на стол маленький биокомп.
   Братья последовали его примеру, настороженно покосившись на биокомп. Снова Релир привез что-то, из-за чего вся семья на дыбы встанет. Да, это, конечно, выгодно… Но слишком много проблем возникает. Слишком много усилий приходится прикладывать. А деваться некуда, многие хотят вырвать власть из рук рода кер Тарни… Они с огромным удовольствием перехватят орденские новинки.
   – Вашему неожиданному визиту есть причина? – поинтересовался лорд.
   – Есть, – кивнул Релир, иронично улыбаясь. – Даже не одна. Я совместил несколько дел в один визит. Завтра прошу созвать внеочередное заседание Торговой Палаты.
   – Для чего? – спросил младший брат, Талаг Эстар кер Тарни.
   – Скажу немного позже. Для начала хочу сделать главное. Насколько я помню, основные заводы по производству гипердвигателей принадлежат нашему роду? Или я не прав?
   – Правы, сын, – прищурился старый лорд, чутьем опытного дельца сразу ощутив запах баснословных прибылей.
   – У меня с собой документация на гипердвигатель нового поколения, – негромко сказал Релир, с интересом глядя на вытянувшиеся лица родственников. – Дальность полета кораблей увеличивается втрое, скорость впятеро, грузоподъемность на порядок. Топлива потребляют почти вдесятеро меньше двигателей старого типа. Это, конечно, не точные цифры, но они примерно отвечают реальному положению дел. Естественно, новым кораблям необходимы новые навигационные и управляющие системы. Что это сулит Лавиэну, вы вполне можете понять и сами. Самое интересное, что затраты вария на эти двигатели вдвое меньше, чем на прежние.
   – Документация передается только Лавиэну? – хищно расширились ноздри старого лорда.
   – Мы не допустим появления монополиста, – отрицательно покачал головой дварх-адмирал. – Простите, отец, но иначе поступить мы не имеем права. Одновременно с вами документацию получает княжество, директория и республика. Империя обойдется, Джавад слишком нагло вести себя стал в последнее время. Потому и не получит ничего. Да, еще Телли Стелл и Парг, конечно. У остальных недостаточно производственных мощностей, не справятся, пусть покупают.
   – Значит, Ринканг документацию не получит? – довольно усмехнулся Талаг, уже что-то считая на своем карманном компе.
   – Нет.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Поделиться ссылкой на выделенное