Иар Эльтеррус.

Дети смерча

(страница 7 из 32)

скачать книгу бесплатно

   Ларна восторженно засмеялась и захлопала в ладоши. Девушка сейчас была абсолютно счастлива, сама не зная почему. Ни о прошедшем, ни о будущем думать не хотелось, а настоящее казалось светлым – ее снова любят, она снова кому-то нужна. Офицер наклонилась над ней, нежно поцеловала в лоб, а сама задумалась, у кого занять денег. Рада с Ривин переглянулись и кивнули друг другу. Лежащая на носилках девушка не переставала вертеть головой по сторонам, с любопытством наблюдая за шумной жизнью огромного города. Ее довольно долго несли по улицам Дуарамбы, невдалеке промелькнула башня Совета Ведьм – самое высокое здание города. Было очень жарко, и Дарин постоянно поила Ларну холодной водой из оплетенной лозой большой фляги. Девушка уже начала засыпать, когда впереди показалась крепостная стена, прямо под которой расположились домики небогатых, но обеспеченных горожанок. Остановившись у невысокого деревянного забора, Дарин улыбнулась Ларне и сказала:
   – Ну вот мы и на месте, радость моя.
   Девушка уставилась на дом, где ей предстояло жить. Совсем небольшой домик стоял за забором в окружении сангатовых деревьев. Он весь утопал в зелени и лианах, создававших тенистый навес над двором. Между деревьями виднелась небольшая беседка, в которой стоял столик и два плетеных кресла. Вокруг было очень тихо, крепостная стена давала благодатную тень, что немаловажно в такую жару – Дуарамба располагалась почти на экваторе. Дарин открыла дверь, рабы занесли носилки в домик, который действительно был совсем невелик – две комнаты, кухня и ванна в пристройке. В свое время женщине пришлось отдать годовое жалование за проводку воды и канализации, не говоря уже о цене самой чугунной ванны, но дело того стоило. Ларна вовсю вертела головой, разглядывая свое новое жилище – совсем небогато, скорее даже бедно было в этом доме, но чистота просто стерильная. Она присмотрелась внимательнее и поняла, что домик вымыт совсем недавно.
   «Она что же, всю ночь не спала, чтобы прибраться? И все ради меня? – девушка задумчиво глядела на Дарин. – Ведь я же ей никто… Почему она так обо мне заботится?..»
   Ларна была права – домик действительно вымыли этой ночью. Когда вчера после службы уставшая Дарин вернулась домой, она ужаснулась, увидев, как все захламлено. Офицер редко ночевала дома, предпочитая оставаться в казарме, где реже приходили мысли о неустроенности ее жизни. Поняв, что больную девушку нельзя приносить в такую грязь, Дарин принялась за уборку. Ей бы ни за что не справиться до утра, к полуночи женщина едва успела вымыть полугодовую, наверное, гору грязной посуды, но на помощь пришли жившие поблизости стражницы. Они неожиданно ввалились в дверь, со щетками и тряпками, и, не спрашивая хозяйку, быстро распределили фронт работ, принявшись мыть, чистить и драить. Офицеру неловко было принимать помощь от подчиненных, но ее слабых возражений никто не слушал. К утру дом сиял первозданной чистотой. В заброшенную беседку принесли столик и кресла.
Дарин была очень благодарна сослуживицам за помощь – не думала, что пользуется у них таким уважением.
   – Сюда, – скомандовала Дарин носильщикам, указав на дверь спальни.
   Ларну занесли в небольшую, но очень уютную комнату со светло-бежевыми стенами. Все три ромбических окна были открыты, создавая приятную прохладу. Из-за узорчатой занавески виднелся встроенный в стену шкаф. Кровать, небольшой стол с двумя стульями, тумбочка и мягкое кресло завершали картину.
   Дарин сама сняла Ларну с носилок и переложила на кровать. Рабы поклонились и тут же исчезли. Одна из сопровождавших командира стражниц, кажется Ривин, вышла и через минуту вернулась с большим кувшином какого-то холодного напитка, видимо, в подвале был ледник. Стражница поставила кувшин рядом с кроватью, и Дарин напоила Ларну из большой фарфоровой чашки, оплетенной снаружи кожаными ремешками.
   – Ну, мама! – возмутилась девушка. – Я и сама могу!
   – Ладно, ладно, – засмеялась офицер. – Побудь одна немного, мне еще на службу возвращаться надо. Буду вечером. А ты не вздумай вставать!
   – Я посижу с девочкой, – сказала Рада, опускаясь в кресло. – Мне на службу только завтра.
   – Спасибо, – улыбнулась Дарин и вместе с Ривин вышла из спальни.
   Ларна лежала и неспешно беседовала со стражницей обо всем на свете. Женщина расспрашивала ее, как живут в Тукаме, и рассказывала о законах и обычаях Харнгирата. Девушка все еще продолжала удивляться стране, где совсем нет свободных мужчин, ведь есть многое, с чем они могут справиться куда лучше женщин. Особенно с тяжелыми физическими работами. Но так, видимо, здесь сложилось. Девушка не собиралась лезть со своим уставом в чужой монастырь, да и слишком ненавидела мужчин после всего случившегося.
   В дверь постучали, и в комнату вошла незнакомая стражница с огромным тортом в руках. Вслед за ней появились еще две с котелками, из которых тянуло вкусным мясным запахом. Как поняла девушка из взаимных приветствий, пришедшие тоже были из отряда ее приемной матери. Тут же из кухни принесли тарелки, женщины опорожнили котелки, в которых оказалось рагу и восхитительная каша с мясом, и принялись потчевать Ларну. Девушка с удовольствием ела, но еды оказалось слишком много. Пришедшие стражницы были не последними – они тянулись в домик Дарин одна за другой, и каждая приносила с собой что-нибудь вкусное. Ларну закормили до такой степени, что показалось – она сейчас лопнет. Рада проследила ее тоскливый взгляд, брошенный на очередной торт, и весело засмеялась. Затем собрала продукты со стола и отнесла их в ледник. Так, за едой и разговорами прошел день, показавшийся Ларне очень коротким.
   Дарин возвращалась домой очень довольная – до командора гарнизона донеслись слухи об удочерении ее офицером найденной в порту девочки, и она распорядилась выдать Дарин еще пять золотых аванса и пять золотых премии. Женщина долго благодарила командора, и та назавтра напросилась в гости, посмотреть на дочь. Она взяла у свежеиспеченной матери медальон, удостоверяющий личность девочки, и пообещала помочь с официальным удочерением и получением харнгиратского гражданства.
   После службы Дарин отправилась в одежную лавку недалеко от порта и приобрела так восхитившие Ларну черные панталончики с накидкой, заплатив за них целых шесть даралов. Еще она купила фруктов – девочке пойдут на пользу. Женщине непривычно было заботиться о ком-то другом и это ей очень нравилось. В конце концов, ей всего тридцать пять, совсем еще молода! Когда и порадоваться жизни? А девочка радовала ее все больше и больше.
   День выдался суматошный, в порт пришли десятка три чужеземных кораблей, даже два белых фрегата аллорнов… Дарин очень устала и, если бы в ее жизни все осталось как прежде, она ни за что не поплелась бы через весь город домой, а завалилась бы спать в казарме. Но теперь ее дома ждет больная дочь. Женщина шла, улыбаясь своим мыслям, и ничего не видела вокруг.
   Вдали показалась крепостная стена. «Ну слава тебе, Создатель! – выдохнула Дарин. – Наконец-то дома!» Она толкнула дверь, вошла и очень удивилась – гостиная оказалась забита стражницами, большинство было из ее отряда, но многие оказались совсем незнакомыми. Стол посреди гостиной заставили блюдами с едой. Чего там только не было – мясо, пироги, запеканки, салаты, фрукты, бутылки с соками и вином… Стражницы тотчас окружили командира, поздравляя с дочкой, как будто она родила ее сама. Дарин до того расчувствовалась, что чуть не выронила свертки, и, подхватывая их, украдкой утерла с глаз непрошеную слезу. Она поблагодарила сослуживиц, понимая, что не может отказаться от принесенного, ибо обидит их. Затем женщина зашла в спальню и с победным видом положила Ларне на живот только что купленный костюм. Услышав радостный визг девушки, стражницы рассмеялись. А после этого устроили грандиозную вечеринку, разойдясь по домам далеко заполночь.
   Утром Ларна проснулась поздно и, мурлыкая, потянулась всем телом. Она довольно долго нежилась в постели, не открывая глаз и наслаждаясь каждым мгновением благодатного полусонного покоя. А когда все-таки удосужилась приоткрыть один глаз, то увидела, что в кресле возле кровати сидит незнакомая девушка с рыжими волосами, заплетенными в тугую косу. Сидящая была курноса и веснушчата, что придавало ее физиономии задорный и хитрый вид. Но это отнюдь не лишало девушку привлекательности. Ее зеленые глаза были такими лукавыми и хитрыми, что Ларне захихикала.
   Незнакомка не обращала на нее никакого внимания, она чему-то посмеивалась, откинувшись на спинку кресла, вздыхала и постанывала. Ларна долго не могла понять, что это с ней, пока не догадалась опустить взгляд и не увидела между широко расставленными ногами сидящей голову бесполого раба, приставленного к больной целительницей. Она с интересом наблюдала за рыжей, пока та не выгнулась всем телом, застонала и задергалась. Ларна снова хихикнула и сама почувствовала возбуждение.
   – Привет! – открыла глаза рыжая. – Меня зовут Нарин, я дочь Рады, ты ее уже знаешь. А тебя зовут Ларна, правда ведь?
   – Точно! – засмеялась в ответ та. – Приятно познакомиться.
   – И мне! – разулыбалась рыжая. – Слушай, целительница здорово этого раба выдрессировала! Визжать хочется… Балдеж просто!
   – Не пробовала еще.
   – Вот и попробуй! – с энтузиазмом заявила Нарин.
   Она встала, показала рабу на Ларну, он забрался на кровать и пристроился к девушке. Та вздрогнула – ощущения были великолепны, она вскрикнула от удовольствия. И расслабилась, полностью погрузившись в сладостный водоворот. А когда все закончилось, увидела, что у дверей, прислонившись к косяку спиной, стоит и иронически поглядывает на них совсем молодая еще стражница с кастрюлькой в руках.
   – Ага, эти две красавицы уже спелись… Привет, меня зовут Анха Рарагм из клана Синего Огня.
   – Ой! – только и смогла выдавить Ларна, чувствуя себя очень неловко.
   – Нечего тут ойкать, – хмыкнула Анха, ставя кастрюльку на стол. – Но советую с этой сорвиголовой быть поосторожнее. Не то она тебя в такие дебри заведет…
   Нарин гордо задрала нос и фыркнула, а затем состроила мину оскорбленной невинности. Стражница при этом расхохоталась, подошла и подергала девушку за косу. Та распрямила спину и вообще стала похожа на юного ангела. Только хитрые, как у бесенка, глаза, стреляющие по сторонам, говорили, что она вовсе не пай-девочка.
   – Ой, Нарин… – продолжала смеяться Анха. – С тобой не соскучишься! Не порти девочку, а то по попе схлопочешь.
   – М-м-м… – состроил удивленную физиономию рыжий ангел, – как, мол, это мне, такой хорошей, да по попе?
   Тут уж рассмеялась и Ларна – Нарин нравилась ей все больше. Стражница только махнула рукой на рыжую оторву и скрылась на кухне. Она вернулась с двумя наполненными тарелками и накормила девушек домашними тефтелями с какой-то незнакомой Ларне кашей. Они с аппетитом съели угощение, все время посмеиваясь и подкалывая друг друга. Анха охотно смеялась вместе с ними.
   Вскоре Анха ушла. Новоявленные подруги снова принялись болтать обо всем на свете. Девушки весело провели день, их прерывали только стражницы, то и дело забегающих проведать Ларну. И каждая приносила с собой что-нибудь вкусное.
   Такая жизнь длилась все пять дней постельного режима. Ларну закармливали сытной едой, на которую она уже не могла смотреть, но ее постоянно упрашивали съесть еще кусочек, и она, не желая огорчать добрых женщин, ела.
   Отдых и хорошее питание сделали свое дело, быстро вернув ей бодрость. Когда Ларне впервые позволили встать с постели и посмотреться в зеркало, она увидела, что уже не напоминает синее привидение – щеки округлились, порозовели, кожа приобрела здоровый цвет, глаза заблестели. Окруженная любовью и заботой, девушка быстро поправлялась, и вскоре или Нарин, или приемная мать начали выводить ее в город. Еще через несколько дней Дарин получила в канцелярии гарнизона официальные документы об удочерении и новый личный медальон для Ларны. Уже как для гражданки Харнгирата. Теперь девушку звали Ларна Орсанх из клана Синего Древа.
   С этого дня спокойная жизнь закончилась, Ларну взяли в такой оборот, что она только пищала. Дарин отвела приемную дочь в школу боевого мастерства. Непривычная к физическим нагрузкам девушка сперва просто плакала от усталости, но продолжала тренироваться с поражающим наставниц упорством. Она теперь жила во имя одной цели и ради ее достижения готова была на все. Порой становилось стыдно пользоваться любовью приемной матери, она любила Дарин, но понимала, что будет вынуждена покинуть ее. Мрачная решимость поселилась в глазах девушки, присутствуя там, даже когда она смеялась, и этого выражения скоро начали бояться спарринг-партнеры – Ларна сражалась до последнего, рвала зубами, за что ее часто наказывали.
   Через несколько месяцев девушка окрепла, тяжелый тренировочный меч уже не выпадал из рук, тело стало гибким, мускулистым, ей начали нравится изматывающие тренировки. В работе с шестом Ларна вообще делала большие успехи, вскоре мало кто из учениц Школы мог справиться с ней.
   Дарин гордилась, что Ларна экстерном сдала экзамены в колледже для дочерей стражниц и получила аттестат с отличием – видимо, в «Приюте Сестер Ветра», в котором она училась дома, давали основательные знания. Но девочке пора задумываться о будущем, а она всячески избегала разговоров об этом, исступленно тренируясь и часами просиживая в библиотеке. Когда приемная мать спрашивала у Ларны, что она такое изучает, девушка делала большие глаза и начинала рассказывать сказки. Та ей, конечно, не верила, но руководствовалась принципом: «Чем бы дитя ни тешилось…».
   В свободное время Ларна вместе с Нарин обследовала Дуарамбу и вскоре знала город не хуже родного Тукама. Рыжая оторва таскала подругу по самым злачным местам, и девушки часто влипали в разные нехорошие истории. Иногда Дарин очень хотелось взять в руки ремень, но мысли о пережитом приемной дочерью останавливали. А девушке понравилась Дуарамба: если бы у нее не было цели, она с удовольствием прожила бы в этом городе всю жизнь.
   С каждым днем Ларне все больше не сиделось на месте, и спустя год она окончательно потеряла покой. Снова, как и дома, каждый рассвет встречала в порту, проводила там много часов, тоскливыми глазами провожая каждый отходящий корабль. В эти моменты она что-то бормотала себе под нос, и Нарин не могла до нее докричаться. Рыжую сильно беспокоило поведение подруги, и она начала приводить ту в чувство всеми доступными методами. В первую очередь провела по всем известным домам удовольствий. Быстро поняв, что мужчины не вызывают у нее ничего, кроме глубочайшего отвращения, Ларна переключилась на лишенных пола рабынь.
   Но и это занятие быстро наскучило девушке, с тех пор она удовлетворялась в ближайшем доме удовольствий и только с одной рабыней, чем бесконечно удивляла Нарин, обожающую разнообразие. Рыжей оторве все чаще приходилось долго разыскивать Ларну, и она не раз находила ту в какой-нибудь библиотеке за изучением старинных фолиантов или же спаррингующей с кем-нибудь в школе боя. Вскоре Нарин осознала, что самой ей не справиться, и решила рассказать обо всем матери подруги.
   Тихим осенним вечером Ларна сидела в беседке и перелистывала тяжелую древнюю книгу, повествующую об истории Вторых Драконовых войн, пытаясь понять какие факторы обусловили поражение драконов. Однако сосредоточиться на книге не удавалось – проклятое желание не давало покоя, заставляя думать только об одном. Девушка не знала, что с ней происходит, но последние несколько месяцев это желание не оставляло ее ни на минуту, она готова была заниматься любовью с кем угодно, когда угодно и сколько угодно, кроме, разумеется, мужчин – слишком неприятные воспоминания были с ними связаны и слишком она их презирала. Жаль, что нет денег купить раба. Может, изнасиловать какую-нибудь девицу, заставить ее сделать запретное? Тогда ведь эта девица превратится в ее рабыню. Однако эта мысль вызвала тошноту – кем она станет, если позволит себе такое? Да просто сволочью, ничем не лучше Вонючки.
   – Вот она куда забралась! – раздался над ухом веселый голос Нарин, и лукавая веснушчатая физиономия просунулась в беседку. – Я ее ищу, ищу, а она здесь книжечки почитывает!
   – Привет! – улыбнулась Ларна. – Заходи.
   – Собирайся! – глаза рыжей оторвы горели возбуждением. – Мы сейчас пойдем на интересное зрелище смотреть!
   – А что будет? – заинтересовалась девушка.
   – На площади сегодня целых пятнадцать девчонок пола лишают! И не маг, а палач это делать будет!
   – Создатель! – вздрогнула Ларна. – Почему?!
   – Целый класс в одной школе поймали! Представляешь, девки до того обнаглели, что прямо в школьном туалете друг другу запретное делали… Двух зачинщиц после всего на кол посадят!
   – Не пойду я на это смотреть! – с отвращением бросила девушка.
   – Почему? – искренне поразилась Нарин. – Городская палач такая забавница, она такие штуки придумывает, что мне и в голову бы никогда не пришло. А девки так интересно орут…
   – Им больно! – выпалила Ларна. – Понимаешь ты, больно! Очень больно! Ты же не знаешь, что такое боль…
   – Ну и что, что больно?! – презрительно фыркнула рыжая. – Сами виноваты, никто их не заставлял этим заниматься!
   – А ты представь себе, что это с тобой такое проделывают.
   – Ну, не знаю… – неуверенно сказала рыжая.
   – А давай я тебе сделаю больно, чтобы поняла, каково приходится этим несчастным девочкам! – в сердцах предложила Ларна.
   Нарин нерешительно посмотрела на нее, но неуемное любопытство взяло вверх, она достала из-за пояса кинжал и протянула его Ларне.
   – Ну давай! Только немножко.
   Ларна горько усмехнулась и ткнула острием в руку Нарин, перед ее глазами в этот момент стояла несчастная Дара. Подруга отчаянно взвизгнула и подпрыгнула, схватившись за пострадавшее место.
   – Ты чего, сдурела?! – вскрикнула она.
   – Теперь понимаешь, что они чувствуют?! – с яростью выплюнула Ларна. – Теперь понимаешь?!
   – Кажется, да… – растерянно протянула Нарин. – Я и не думала, что…
   – То-то же! Запомни на всю жизнь: когда люди кричат или плачут – им больно!
   – Я запомню… – стала серьезной рыжая, что случалось очень и очень редко.
   Она по-новому посмотрела на Ларну, вспомнила, что той пришлось пережить, и вздрогнула, представив себя на месте подруги. Боль уже прошла, только саднило немного, но Нарин запомнила эту боль и теперь с ужасом представляла себе, что это ей предстоит оказаться в руках городского палача. Девушку передернуло, и она дала себе слово никогда больше не ходить на такие зрелища.
   Ларна с легкой тоской смотрела на Нарин – не хочется расставаться с этой непосредственной девушкой. Но понимала, что обязана попасть на Колхрию, обязана выучиться и стать ведьмой, чтобы взорвать власть магов изнутри. Дарин интересовалась, что изучала Ларна в библиотеках, а девушка изучала историю всех известных конфликтов и заговоров, в которых была замешана Серая Башня. Ларна не боялась ничего – все равно смертница. Она давно свыклась с мыслью о скорой смерти и считала ту сестрой.
   Девушка горько улыбнулась своим мыслям – раньше она хотела всего лишь небольшую толику счастья. Не то теперь. Никто не сможет понять ее нынешних устремлений, да она ни с кем и не собирается делиться ими, даже с приемной матерью. Бог дал год передышки, и Ларна использовала его для подготовки к своей войне, войне с миром, который пожирал невинных и беззащитных, втаптывал в грязь все светлое, чистое и доброе. И больше никогда она не будет беззащитной! Очень жаль будет покидать Дарин, для которой Ларна стала единственным светом в окошке, но долг превыше всего. Она знала, что для достижения цели пойдет на все. Нарин весело смеялась, не замечая горькой усмешки подруги и решимости, застывшей в ее черных глазах.
   Та, которую вскоре назовут Госпожой Справедливости, делала свои первые, пока еще робкие шаги.


   Вокруг залитого соусами и заставленного тарелками с объедками стола во множестве валялись пустые бутылки и осколки стекла. Когда-то красивая и уютная комната выглядела разгромленной ордой варваров – драпировки сорваны, диваны и шкафы порублены в щепки, даже картины на стенах изрезаны. То тут, то там валялось брошенное оружие, грязная одежда и исписанные мелким почерком листы пожелтевшей бумаги. Видимо, кто-то изорвал в клочья древнюю книгу. А за столом, уперев голову в кулаки сидел мужчина с седыми, встрепанными, давно не мытыми волосами, небрежно стянутыми в хвост. Он порой глухо стонал, затем судорожно хватал очередную бутылку и делал несколько глотков.
   Страшно это, когда рушится все, чем ты жил. Страшно, когда человек, которому верил, как богу, оказывается совсем иным – обычной сволочью. А еще страшнее, когда бывший кумир обрекает тебя на кошмар, обязывает стать тем, на борьбу с кем ты положил всю свою жизнь, все силы души, все мечты и надежды. Тогда остается только оплакивать гибель мечты… И решать не покончить ли с собой, чтобы избежать страшной судьбы.
   Третий день Несущий Пламя пил, черно и безнадежно пил в одиночестве. Никто не решался нарушить уединение великого вождя – в ответ на любой стук из комнаты раздавался разъяренный рев. Воины не понимали, что произошло с ним и очень беспокоились. Они не знали, что вождь оплакивает крушение идеалов. Да они и слов-то таких не знали, просто видели, что Несущий Пламя не в себе.
   Вождь горько усмехнулся и глотнул еще коньяка – убойное пойло, в степи его не знали, довольствуясь кумысом и травяными настойками, да иногда привозимым торговцами вином. Лишь разграбив склады павшего Короматтера, степняки узнали, что такое крепкие напитки. Несущий Пламя, увидев последствия, пришел в ужас и запретил пить их. А теперь и сам… Однако слишком хотелось унять боль в душе. Но не получалось – протрезвев, вождь едва не выл от отчаяния и снова пил. Так больно ему не бывало еще с времен, когда его звали Риархом.
   Короматтер пал на удивление быстро – магия Несущего Пламя разрушила его циклопические стены за несколько минут. Они просто рассыпались, будто были сделаны из песка. Половина защищавшей город ханской армии погибла под обломками, а остальные так перепугались, что сдавались повстанцам целыми полками. Воины пребывали в эйфории – никогда еще и никто не брал Короматтер, это считалось невозможным. Кармиярские маги ничего не смогли сделать – Несущий Пламя сжег их небрежным заклинанием. Он и сам не знал, откуда берутся у него знания, просто использовал по мере надобности. Вождь и сам радостно смеялся после победы, глядя на лежащий у его ног город.
   Однако времени праздновать не было, и Несущий Пламя начал готовиться к новой войне. Хорошо знал, что в покое его не оставят, что остальные страны материка спешно собирают войска, готовясь атаковать повстанцев. Да и помощь из Фофара подоспеет к ним быстро, а как бороться с их Воздушной Гвардией вождь не знал. Разве что жечь грифонов прямо в воздухе. Но хватит ли у него сил справиться со всеми? А кто его знает! Благо хоть, степь до весны непроходима, Храдун не сможет напасть. Лучше встретить храдунцев на границе, придется, несмотря на недовольство воинов, перебрасывать войска зимой. Многие погибнут, но выбора нет. Хорг не полезет, лихорадочно возводит пограничные форты, надеясь, что повстанцы не рискнут штурмовать их. Да и то, лучше оставить пиратскую страну напоследок – поди проведи конницу через перевалы. Зато Раратм очень силен и опасен, вполне может ударить, пока силы Несущего Пламя будут отвлечены войной с Храдуном. А если в тылу еще высадятся фофарцы…
   Планы, планы… Несущий Пламя скрипнул зубами и залпом допил бутылку коньяка. Что ему теперь до этих планов? Все рухнуло, все надежды превратились в прах. Как же это случилось? Почему? Да, всего лишь визит одного старика…
   Как этот проклятый старик оказался в бывшем ханском дворце, где поселился Несущий Пламя после падения Короматтера и казни правителей города? Появился будто из ниоткуда и потребовал отвести его к вождю. И ни один воин почему-то не решился прекословить. Казалось, незваного гостя окружает аура власти, заставляющая подчиняться ему беспрекословно.
   – Мой вождь! – возглас сотника охраны отвлек Несущего Пламя от изучения карт материка.
   – Чего тебе? – недовольно буркнул он, не оборачиваясь. – Я занят!
   – Тут что-то странное, мой вождь… Вот этот старик появился непонятно откуда. Он говорит, что ты его знаешь и будешь ему рад.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Поделиться ссылкой на выделенное