Арина Холина.

Настольная книга сердцеедки

(страница 6 из 27)

скачать книгу бесплатно

Или тот странный случай, когда они еще раз встретили Ярика и с ними увязался его знакомый: вдруг оказался рядом с квартирой Авроры – отпустил, что ли, такси и бежал по горячим следам? Это был низенький дагестанец – судя по лицу, явно деревенский, крестьянин, и он совсем не подходил ни Ярику, ни разудалой яриковской компании. Он стоял на лестничной клетке и просился позвонить, попить, воспользоваться туалетом… и Аврора чуть было не сказала: «Да, заходи», но Даша просто втолкнула ее в квартиру, а сама так орала на лестнице на того горца, что Аврора просто была в шоке.

– Ты чего разошлась? – спросила она у подруги, когда та с изменившимся лицом вошла в квартиру.

Даша даже не ответила – она звонила Ярику.

– Ты чего своих распустил совсем? В гости навязываются, обнаглели совершенно, ты им, диким, рассказал бы о правах и обязанностях, а то держись, я тебе устрою…

После того как Даша швырнула трубку и присосалась к бутылке минеральной воды, Аврора попыталась обвинить подругу в шовинизме, но Даша устало помахала рукой.

– Шовинизм тут ни при чем, – ответила она. – Совсем не о том речь…

– А о чем?! – вышла из себя Аврора.

– Ты не поймешь, – как всегда, отмахнулась Даша.

И этих «не поймешь» накопилось столько, что Аврора готова была приковать подругу к батарее и пытать щипцами для завивки, лишь бы выяснить, какое такое дело от нее столь тщательно скрывают. Вот и сегодня, опять…

– Хорошо! – выдала наконец Даша, припертая подругой, что называется, к стенке. – Я тебе все объясню. Мама ни с одним мужчиной не живет больше пяти лет.

– Почему? – удивилась Аврора.

– Потому что она ни в кого, кроме отца, не влюблялась, а жить с мужчиной ради… – Даша пожала плечами. – Ради чего?

Аврора задумалась.

– Ради того, чтобы иметь близкого человека рядом, – ответила она. – Ради того, чтобы не быть эгоисткой. Ради того, чтобы вместе воспитывать детей… Не знаю…

– Ты хочешь сказать, что твоя мама не эгоистка? – Даша подняла одну бровь.

– Даш, жизнь сложная штука, никогда не поймешь, когда надо заботиться о себе, а когда – быть доброй и отзывчивой! – воскликнула Аврора.

Даша усмехнулась:

– А я, например, прекрасно понимаю, что в первую очередь думала, думаю и буду думать только о своих интересах!

– То есть, если мы окажемся вдвоем в перевернутом горящем автомобиле, ты убежишь, не подав мне руки? – уточнила Аврора.

Подруга вроде бы смутилась, но наконец ответила:

– Ну, сейчас-то я могу наплести чего угодно, но случись такое, скорее всего, поступлю так, как ты сказала. – Она посмотрела на Аврору, которая слегка ошалела от подобной откровенности. – Я могу заморочить тебе голову. И мужчина может заморочить тебе голову. Но все заканчивается тогда, когда вы перестаете друг друга удивлять. Тогда вы рожаете детей, покупаете новую квартиру, приобретаете тайм-шер на Багамах – и все, вы семья, идеальная ячейка потребления, захватывающая все сферы рынка.

Выходные вы начинаете с того, что обсуждаете, в какой магазин поехать и какого цвета купить холодильник, в субботу после гостей вам опять не хочется заниматься сексом – вы устали, наелись и выпили немного лишнего…

– Слушай, так обо всем можно сказать – в любом деле есть и положительные стороны, и отрицательные… – улыбнулась Аврора. – Люди бывают счастливы оттого, что у них все стабильно и гладко.

– Только не я! – Даша сверкнула глазами. – И Нате больше нравится быть любовницей, а не женой.

– Слушай, а твоя мама чем-то занимается? – поинтересовалась Аврора. – Ну, она домохозяйка или…

– А вот это мы обсудим в следующий раз, – нервно оборвала ее подруга. – Потому что я не сказала тебе главного.

– Да-да! – отозвалась Аврора.

– Итак, – кивнула Даша. – Я вот тут решила, что мы с тобой слегка озверели от совместной жизни, а так как ремонт пока в разгаре, то предлагаю съездить отдохнуть. Я уже заказала билеты и места в отеле – через неделю мы с тобой улетаем.

– Куда?!

– На Ямайку.

Аврора открыла было рот, но так и не смогла ничего сказать. На Ямайку? А работа?

– А работа? – спросила она. – Вдруг меня не отпустят?

– Уволишься, – отмахнулась Даша. – Если что, я всегда могу нанять тебя как пиар-менеджера, пока не найдешь что-нибудь подходящее.

Никакой пиар-менеджер Даше не был нужен – в ее салон записывались за неделю, и Аврора, пока сама не сходила на несколько процедур, не могла понять, почему так. Но когда она разглядела свою кожу, которая из бледно-серой, с красными точками на подбородке и коричневыми тенями на веках, превратилась в белую, гладкую и такую здоровую, словно Аврора всю жизнь прожила в Новой Зеландии – пила родниковую воду и ела хлеб из девственной пшеницы, – вот тогда она поняла, почему женщины устраивают истерики, если их не принимают в случае пятиминутного опоздания, будь ты хоть Алла Пугачева.

– Слушай, ну… – промямлила она.

– Остров пиратов. Остров Вуду. Сейчас там двадцать шесть тепла. Море – двадцать семь. Все такое ленивое, томное, солнечное… – соблазняла Даша.

– У меня нет денег! – Аврора всплеснула руками.

– Я угощаю, – сообщила Даша.

– С какой стати?

– Считай это платой за жилье, – усмехнулась подруга. – К тому же ты моя первая подруга в жизни, что я и хочу отметить.

– Ну… – Аврора кусала губы.

– Соглашайся! – умоляла Даша.

Розовый песок. Лазурное море. Влажная тропическая зелень. Рэгги. Мулаты и мулатки. Старые и красивые вудуистки. Боб Марли. Далеко-далеко от Москвы… Аврора чуть не застонала, когда представила всю эту красоту.

Она даже произнести ничего не смогла – только кивнула и улыбнулась так, что щеки свело.

– Будем пить ром? – предложила Даша.

– Под пальмами, на пляже, ночью! – развила мысль Аврора.

Глава 6

Аврора с нежностью посмотрела на чемодан. Шик! Чемодан подарила Ната – сказала, что, раз она потеряла дорожную сумку от комплекта, не имеет смысла держаться за все остальное. Чемодан был роскошный: из темно-красной толстой кожи, с серебряной фурнитурой. А к нему такой же несессер, очень вместительный, так как Ната делала его на заказ.

Аврора еще раз открыла чемодан и полюбовалась на вещи – аккуратно упакованные, проложенные хрустящей прозрачной бумагой. Они с Дашей накупили кучу всего: джинсы, платья, блузки, купальники, босоножки, шлепки…

Зазвенел звонок. Аврора захлопнула чемодан и помчалась к дверям. Ура! Часа через два они будут в аэропорту, а спустя четыре полетят на Ямайку!

Аврора распахнула дверь и сразу поняла – что-то не так.

Даша выглядела как человек, предвкушающий не отдых в теплых странах, а подготовку к похоронам.

– Даш, что… – начала было Аврора, но Даша молча прошла в комнату и прямо в шубе села на диван.

Выглядела она неряшливо: кое-как забранные в хвост волосы, ни косметики, ни даже намека на то, что Даша вообще сегодня умывалась, синяки под глазами, а вместо легких ботинок, в которых было бы удобно в самолете – пушистые унты.

– Аврора, прости меня, если можешь, но я не могу никуда лететь. У нас в семье несчастье.

– Что случилось? – спросила Аврора, которая быстро проиграла в голове утешительную фразу: «Ничего, еще неделю назад я не собиралась никуда лететь. Зато у меня есть куча летних нарядов, полечу еще и на Ямайку, и куда угодно».

– Мой дядя ушел от тети, – мертвым голосом сообщила Даша. – К другой женщине.

Аврора уставилась на Дашу в полнейшем недоумении. Развод? Неужели он может быть поводом для скорби, особенно если учесть, что разводится не Даша, а также все то, что подруга говорила о любви и браке?

– Знаешь, Аврора, для нашей семьи это большое несчастье, – призналась Даша. – У дяди с тетей были особенные отношения. Тетя сходит с ума. Мама поехать к ней не может – они в ссоре, и тетя не хочет ее видеть, так что еду я. Я отвезу тебя в Шереметьево…

– Нет, я без тебя не поеду, – решительно объявила Аврора.

Даша первый раз за последние несколько минут проявила признаки жизни: посмотрела на подругу с неподдельным ужасом.

– Это еще почему?! – гневно спросила она.

– Потому что я не бросаю друзей в горящей машине, – ответила Аврора.

– Что за чушь! – закричала Даша, которая, видимо, уже некоторое время сдерживала чувства. – При чем тут я? Не будь дурой!

– Мы собирались ехать вдвоем! – заорала в ответ и Аврора. – Мы этого хотели вместе, и я не хочу получать удовольствие, зная, что ты – между прочим, именно ты устраивала нам каникулы! – ходишь тут злая и мрачная, в то время как я валяюсь на пляже. Ясно? Я не поеду! Я лучше тебя поддержу здесь и сейчас!

Даша даже отшатнулась. Осмотрела Аврору с ног до головы, закусила губу, отвернулась и задумалась. Думала она долго: Аврора успела заварить чай, выкурить сигарету и тоже задуматься – над тем, отчего в одних домах есть моль, а в других нету. На размышления ее навело большое пятно от кофе на пледе – как ее учили, моль заводится как раз в пятнах. Но у Авроры никакой моли в пятне не было. Может, моль не любит кофе?

– Слушай, а ты не хочешь поехать со мной? – как-то странно глядя на подругу, спросила Даша.

– Куда?

– К тете.

– Э-э… А куда?

– Это километров триста от Москвы, – неопределенно ответила Даша. – У тети там загородный дом.

– Слушай, а что я там буду делать? – удивилась Аврора. – Неловко как-то, у вас семейные проблемы, а тут я такая – с чемоданом пляжных обновок…

– Знаешь… – Даша поднялась с дивана. Вид у нее был возбужденный. – Я думаю, будет здорово, если ты со мной поедешь. В некотором смысле тебе это будет даже более интересно, чем Ямайка.

– Что ты хочешь сказать? – недоумевала Аврора, которой на самом деле очень даже хотелось поехать с Дашей. Она ведь уже настроилась на путешествие и стремилась выбраться из дома.

– Все объяснения по пути. Едешь?

– Еду! – подхватила Аврора. – Только мне надо поменять вещи – с летних на зимние…

– Не надо… – Даша покачала головой. – У меня с собой куча тряпок, я тебе одолжу.

Они вышли из дома, кинули чемоданы в багажник, Аврора устроилась на пассажирском сиденье и уставилась на Дашу, ожидая подробностей.

– Позже, – улыбнулась та. – Я сама начну, ладно?


Часа через два, когда они уже выехали из города, пронеслись мимо заснеженных полей и лесов – февраль заканчивался, но весной еще и не пахло, – Даша свернула на проселочную дорогу. Они ехали вдоль каких-то амбаров, миновали пару-тройку развалившихся деревушек и, наконец, заехали в густой еловый лес. Ели были громадные, старые, аж черные от возраста, и пушистые лапы прогибались под тяжестью снега, а дорога была хуже некуда – ухабистая, кривая, узкая. И чем дальше, тем ближе подступали деревья – скоро машина с трудом пробиралась сквозь ветви, которые стегали по окнам.

– Даш, мы вообще где? – не без страха поинтересовалась Аврора.

– Да здесь участок такой мерзкий… – сосредоточившись на дороге, ответила та. – Сейчас прорвемся.

Задул ветер, срывая с деревьев снежные хлопья, все завертелось, закружилось, и Аврора с трудом понимала, куда они едут – ничего не было видно.

Наконец дорога стала немного шире, и хоть метель не прекращалась, они теперь продвигались вперед с б?льшим удобством – ухабов было меньше, да и ели расступились.

Еще часа полтора ехали через лес – и ни одной встречной машины, но Аврора отчего-то, вместо того чтобы волноваться, наоборот, расслабилась, впала в дрему и не могла себя заставить произнести ни слова. Она прикрыла глаза и, поклявшись себе не спать ни в коем случае, неожиданно отключилась. Когда Даша начала ее трясти за плечо, Аврора поняла, что вроде бы не спала, но в то же время и не ощущала действительности.

– Что? – спросила она. – Приехали?

– Почти. – Даша ткнула пальцем в ветровое стекло: – Видишь сосны?

Аврора пригляделась: и правда впереди высились сосны.

– Проедем их и будем на месте, – сообщила Даша.

– А это… – Аврора протерла глаза. – Почему стоим?

– Мне надо кое-что тебе сказать. – Даша поставила машину на ручник и повернулась к подруге.

– Слушаю. – Аврора перегнулась на заднее сиденье и покопалась в сумке – искала банку с кофе, который пару часов назад был горячим, а теперь наверняка остыл.

Даша потянула ее за шкирку, вернула на переднее сиденье, достала из бардачка банку, открыла и отдала подруге.

– У меня очень необычная семья, – призналась она. – Ты сейчас, конечно, не о том подумаешь, но я тебе все-таки ничего подробно рассказывать не буду. Выедем из леса, ты все увидишь своими глазами, а потом, клянусь, я тебе объясню, что будет нужно. Главное – ничему не удивляйся. Сделай вид, что все идет как обычно, не разевай рот и ни о чем ни спрашивай. Как только мы окажемся у нас в комнате, я отвечу на твои вопросы.

– Знаешь что… – начала было Аврора, но передумала и честно сказала: – Ты меня пугаешь, и я уже жалею, что не улетела на Ямайку.

– Без паники! – воскликнула Даша. – Если будешь делать то, что я сказала, все будет хорошо. Но если ты серьезно передумала, я тебя довезу до станции, и ты вернешься в Москву.

– Пожалуй… нет, – покачала головой Аврора.

Даша улыбнулась с облегчением, завела машину, и они через десять минут выбрались из леса. Аврора сделала вдох и не смогла выдохнуть: они очутились на берегу небольшого озера, которое со всех сторон окружали сосны. Прямо перед ними, на другой стороне, стоял дом – огромный, просто невозможно огромный старый дом с двумя мощными башнями, массивными эркерами, скульптурами – издалека, конечно, их трудно было разглядеть, но понятно было, что скульптуры большие, если их видно даже с такого расстояния. Смеркалось: небо было васильково-синим, снег искрился в свете еще бледного полумесяца, лед на озере блестел – все кругом было таким необыкновенным, что Аврора лишь молча уставилась на Дашу. А та пожала плечами и вывернула машину на дорогу вокруг озера.

Они остановились перед домом, и пока Даша вытаскивала из багажника чемоданы, Аврора, позабыв обо всем, разглядывала статуи у входа. Ростом с лошадь, чудовища с человеческим лицом, телом льва, крыльями летучей мыши и хвостом скорпиона. В открытой пасти чудищ виднелось несколько рядов зубов. Аврора поежилась – существа были хоть и каменные, но слишком уж жуткие.

– Ты помочь мне не хочешь? – заорала Даша и… метнула в Аврору ее чемодан.

Чемодан пролетел метра полтора и рухнул в сугроб, что совершенно вывело Аврору из себя – с какой стати ее завезли в какую-то жуткую глушь, а теперь еще разбрасывают ее вещи?

– Какого черта? – рявкнула она на Дашу, подошла к подруге и пнула ее сумку ногой.

– Так! – Даша выставила руку ладонью вперед. – Всем стоять! Сохраняйте спокойствие, наш самолет падает вниз со скоростью тысяча километров в секунду – нам недолго осталось… – Она наклонилась, зачерпнула рукой снег и протерла лицо. – Я волнуюсь…

– Слушай, она же, тетя твоя, не станет резать себе вены… – робко поинтересовалась Аврора.

– На это я даже не смею надеяться… – усмехнулась Даша.

Они собрали вещи в кучу и направились к лестнице. Пока Даша копошилась с багажом – у нее отчего-то было много небольших сумок вместо одного солидного чемодана, – Аврора сделала несколько шагов по ступенькам и услышала отчаянный вопль подруги:

– Сто-ой!

Не успела девушка обернуться, как заметила, что статуи чудовищ… как бы ожили, что ли. Глаза у них стали красными. Зубы во рту посветлели. Обнажились бледные десны, затрепетали острые ноздри…

– Аудасес фортуна юват![Аудасес фортуна юват! (Audaces fortuna juvat!) – смелым судьба помогает! (лат.) (Примеч. авт.)] – прокричала Даша, подбегая к Авроре.

Аврора точно видела, что чудовища облизнулись, закрыли пасти и снова окаменели. Точно! Девушка обернулась к Даше, которая развела руками, произнесла:

– Я тебя предупредила – все вопросы потом, – и вернулась за сумками.

И тут Аврора заметила, что у нее дрожат ноги – трясутся, как желе, но Даша уже понукала:

– Чего встала? Иди!

И они уже поднимались по ступенькам, стучали молотком в дверь и прислушивались к шорохам и скрипам внутри дома, которых было немало. Наконец, когда они уже стали зябнуть, дверь отворилась, и на пороге показалась женщина средних лет. Цыганка с копной небрежно утянутых в хвост пышных волос, с заспанными глазами была одета в такой откровенный топ, что Аврора даже скорчила гримасу. Грудь то ли пятого, то ли шестого размера кое-как держалась в тоненькой прозрачной маечке, а на широких бедрах женщины трещали джинсы с заниженной талией, из которых выпирало загорелое пузо.

«Ну и тетя у Даши!» – удивилась Аврора.

– Мать твою! – Цыганка выпучила глаза.

– Привет! – Даша швырнула сумки в прихожую и легла на грудь женщины.

Они смачно расцеловались, после чего Даша представила Аврору.

– А это Нина, наше все, – сообщила Даша подруге, придерживая Нину за талию. А затем совсем другим тоном поинтересовалась у «нашего всего»: – Как она?

Нина развела руками.

– Она и так не в себе, а сейчас просто… – Цыганка выразилась, не смущаясь. – Сама увидишь.

«Значит, это не тетя», – решила Аврора.

В то время как Нина и Даша полушепотом обсуждали состояние тети, Аврора огляделась. Отделка особняка была бы роскошной, если бы… если бы не создавалось впечатление, будто хозяева когда-то давно сильно разбогатели, а потом вдруг то ли разорились, то ли вернулись к прежнему, довольно скромному достатку. Картины в пафосных, здоровенных рамах, украшавшие холл, потемнели настолько, что местами невозможно было разглядеть, что же на них нарисовано, а позолота на рамах обветшала и кое-где осыпалась. Каменные ступени широчайшей лестницы, что вела наверх, затерлись – стали похожи на потрескавшийся асфальт. Мебель, некогда, видимо, очень дорогая, с искуснейшей инкрустацией, выглядела так, словно вот-вот развалится.

Даша, кажется, тоже заметила плачевное состояние дома и загрустила.

– Дом скучает… – вздохнула она.

– Да уж, – подтвердила Нина.

– Что же теперь со всеми вами будет? – тревожно спросила Даша.

Нина закатила глаза.

– Сходи к ней, – посоветовала она.

Даша кивнула Авроре, и они поднялись на второй этаж. Пол наверху был не каменный, как в прихожей, а деревянный. Паркет аж посерел от старости и был такой противный, что умелый рисунок почти совсем скрылся под вековой грязью. Даша быстро прошла по коридору до упора, остановилась перед потрескавшейся дверью, чтобы постучать, но передумала и молча распахнула створки.

Аврора, заглянувшая в комнату, от удивления даже икнула. Посреди очень большого помещения валялась в прямом смысле гора одежды. Как будто сюда вытряхнули целый склад: пальто, шубы, платки, брюки, платья, блузки, сумки… Со стен свисали обои – казалось, их начали отрывать, как перед ремонтом, но на полпути передумали. Правда, кое-где к стенам приклеили образцы ткани – желтой, бледно-зеленой, голубой. На полу валялся отрез розовой материи в цветочек, а кушетка, обтянутая темно-лиловым шелком в фиолетовую полоску, была распорота в клочья.

Посреди этого бедлама стояла женщина в белом халате с гагачьей оторочкой и ярко-блондинистом парике. Она уставилась на Дашу, швырнула в сторону «Космополитен», развела руками и спросила:

– Ему этого хотелось? Вот так? У тебя есть бензин? Сучка Нина спрятала ключи от гаража! Бензин можно заказать по телефону? Кстати, какого черта ты приперлась? И что за чучело с тобой?

Она плюхнулась на разоренную кушетку и прилегла, положив правую руку тыльной стороной на лоб.

– Мила! – бросилась к ней Даша. – Зачем тебе бензин?

Даша села на кушетку рядом с тетей и погладила ее по голове.

– Хочу сжечь все это барахло, раз старого извращенца привлекают болонки в стиле Барби и Малибу! – прошипела Мила.

– Но… – начала было Даша.

– Ты видишь, что происходит?! – воскликнула тетушка и вскочила с кушетки. Сорвала парик, под которым оказались длинные черные волосы.

Аврора заметила, что тетя удивительно красива: тонкое бледное лицо, карие глаза с поволокой, аккуратные припухлые губы. Просто совершенство – на нее хотелось смотреть до бесконечности.

– Ты поняла, что происходит с домом? – У Милы, кажется, начиналась истерика. – Сначала дом, потом я, затем Нина… И что? Я умру старой и безобразной только потому, что грязный похотливый развратник меня больше не любит?!

Даша огляделась, схватила со стола стакан с водой и выплеснула ее тете в лицо.

– А! О! – задохнулась Мила. – Дура! Это же водка…

– Да ты пьяная! – расхохоталась Даша.

– А ты – тупица! – фыркнула Мила. – Спохватилась… Сразу что, не ясно было? Я же на ногах не держусь!

Даша вздохнула, обняла тетю, погладила ее по голове и увела из комнаты. Минут двадцать Аврора ошивалась в холле, от нечего делать пытаясь рассмотреть портреты, но вскоре решила: раз за ней никто не ухаживает, нечего миндальничать – и прошла по дому, ища свободную комнату. Двери справа от входа были заперты. Слева Аврора обнаружила большую комнату, разделенную на две части открытым камином: со стороны озера она была столовой, со двора – гостиной. Камин был просто гигантский – таких девушка даже представить себе не могла, а по обе стороны от него стояли одинаковые красные кожаные диваны. В остальном убранство было довольно мрачным: темно-коричневая, почти черная мебель – массивная, готическая, гнетущая, резные кресла, длиннейший обеденный стол, а в гостиной – кресла с высоченными спинками, лампы на тяжелых бронзовых основаниях и тяжелые столики с таким, мягко говоря, затейливым орнаментом, что невозможно было разобрать – то ли мастер изобразил древние мифы, то ли какую-то вполне современную порнушку.

Вторая дверь комнаты выходила в коридор. Многие двери были закрыты, и в конце концов Аврора очутилась на кухне, которая ее несказанно удивила. Кое-как оштукатуренные стены, столы из грубого, плохо отесанного дерева и множество глиняных кувшинов: некоторые почти в человеческий рост, другие не больше десяти сантиметров в высоту, третьи на литр, но их было так много, и все они, были, похоже, сделаны вручную, что Аврора не могла взять в толк, откуда их вообще взяли и зачем они нужны. Посреди кухни располагалась плита – здоровенная печь со множеством чугунных конфорок, от которой сейчас шел такой жар, что у девушки сразу запылало лицо.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное