Арина Холина.

Настольная книга сердцеедки

(страница 4 из 27)

скачать книгу бесплатно

– Трахну, – подсказала Даша.

– Да, – согласилась Аврора. – И в чем смысл? Это же жутко неудобно: то одна, то другая. И что делать с презервативом? Менять? В общем, чушь…

– Да не чушь! – вмешался Тимур. – Просто две женщины…

– Не говори, что это красиво, иначе мне придется тебя отравить! – воскликнула Даша. – Если бы я решила лечь в кровать с двумя мужчинами, я бы хотела, чтобы они занимались сексом со мной, а не друг с другом. Если уж я занимаюсь сексом – я им занимаюсь, а не сачкую. Все, пошли! – Она схватила Аврору под локоть. – Нас ждут дела!

– Э-э… – опешил Тимур.

– Вот! – Даша положила на стойку визитную карточку. – Позвони, если будешь в настроении. Если я буду занята, дам твой телефон! – сообщила она Авроре и поволокла ее в центр зала.

– Ой! – удивилась Аврора. – А ты с ним не очень резко?

Даша остановилась посреди зала, нырнула в сумку и копалась в ней минут пять, пока не вытащила пачку сигарет и зажигалку. Прикурила, глубоко затянувшись.

– Ты не обратила внимания, – спросила она у Авроры, глядя той в глаза, – что он – самовлюбленный мальчишка, который кончает при мысли о том, какой он крутой? Пусть встряхнется, поймет, что девочки-припевочки – это один расклад, а такие шикарные телки, как мы, ему в ближайшие десять лет не светят? Пусть знает свое место – это еще никому не вредило!

Аврора не готова была согласиться с тем, что лично она – шикарная телка, и вообще ей казалось, что Даша – слегка чокнутая, но… Было что-то в этой Даше. Еще полчаса назад Аврора решила бы, что Даша – та же Жанна, вид сбоку, но… Было в Даше что-то… настоящее. И даже внешность… Она не была красоткой. То есть была, но и… не была. Она так держалась, так одевалась, что казалась неотразимой, но у нее, во-первых, был большой нос, слишком тяжелая нижняя челюсть, неровные зубы и… Если бы не уверенность в себе, Даша бы выглядела просто страшной. Хотя у нее были красивые глаза. И хорошая кожа. И чувственные губы. В общем, странная девица, но дружить с ней отчего-то хотелось.

– У меня что, прыщ? – нахмурилась Даша.

– Нет, а что? – вздрогнула Аврора.

– Ты так уставилась на мой нос, как будто на нем что-то происходит!

– Нет, прости, я просто… – смутилась Аврора.

– У меня большой нос, – кивнула Даша. – Но должны же мы чем-то отличаться.

– В смысле… – Аврора окончательно запуталась.

Но тут Даша завопила: «Ярик!» – и бросилась на высокого молодого человека. На очень высокого молодого человека. На молодом человеке черная майка с черепом была надета на черную же рубашку, черные замшевые штаны удлиняли и так не самые короткие ноги, а на шее красовался мощный черный ошейник с заклепками. Вдобавок ко всему Ярик был таким радикальным брюнетом, что волосы у него даже отливали синевой.

Даша с Яриком довольно долго обнимались, похлопывали друг друга по спине и обменивались замечаниями вроде: «Как я рада!» – «Ну, это надо же…»

– Это Ярик, мой друг! – сообщила Даша, когда наконец оторвалась от него. – А это Аврора.

Ярик согнулся в три погибели и торжественно дважды поцеловал Аврору в щеки.

– Ярик! Гуляем?! – пристально глядя на друга, то ли спросила, то ли предложила Даша.

Ярик несколько заторможенно ухмыльнулся, подмигнул и воскликнул:

– Гуляем!

– А кто такой Ярик? – прошептала Аврора на ухо Даше.

– Ярик-то? – загадочно улыбнулась та. – Вампир.

– Энергетический?

– Допустим…

Подробности Аврора узнать не успела: они подошли к столику, за которым сидела такая компания, что Аврора забыла обо всем на свете.

Готы. То есть вроде как готы. Особенно ее поразила девушка в сиреневом платье, которое было похоже на свадебный наряд принцессы Дианы. При этом глаза у девушки были густо накрашены черным, губы были совершенно белые, а ногтями можно было запросто резать свинину. Глаза у Авроры разбегались: она заметила ирокез длиной в полметра, прическу в стиле мадам Помпадур, почти голую девицу в черном шифоне, молодого человека с обнаженным торсом и сережками в сосках…

– Психи… – с нежностью произнесла Даша и принялась здороваться.

Аврора же, находясь в некотором недоумении, присела на край дивана и подумала, не зря ли она связалась с Дашей. Как вообще все эти люди очутились на карамельно-сливочном концерте Валерии?

– Ко мне поедем? – предложил Ярик.

В ответ раздались возгласы одобрения, компания поднялась с насиженного места и направилась к выходу. Аврора с удивлением замечала, что окружающие не очень обращали на них внимание. Словно идут обычные люди, заурядная светская публика…

«Может, я такая консервативная?» – подумала Аврора, но, посмотрев, как Ярик, облачается в черную норковую шубу до пят и с огромным воротником, решила, что экстравагантности новому знакомому явно не занимать.

И ей это понравилось! Даже не просто понравилось, а пьянило! Они все были такие красивые, яркие, сексуальные и… свободные, что рядом с ними Аврора чувствовала себя так, словно она на полной скорости несется на водном скутере навстречу горизонту. Захватывающе!

На улице их ждал очень длинный и очень современный черный лимузин. Они все с удобством устроились на кожаных сиденьях, кто-то налил всем красного вина – очень выдержанного, терпкого и сухого, и под музыку Дэвида Боуи Аврора с новыми друзьями отправилась неизвестно куда.

Минут через двадцать лимузин остановился, водитель погудел, снаружи что-то заскрипело, машина тронулась, но медленно. Видимо, они ехали по двору. Наконец автомобиль припарковался, двери открылись, и пассажиры выбрались наружу. Аврора ахнула. Они были в центре города, на набережной. А вокруг был завод. Самый настоящий старинный завод – с красными кирпичными зданиями цехов, с черными дореволюционными трубами, из которых валил белый дым…

Аврора не заметила, как к ней подошел Ярик и обнял за плечи.

– Ну, как? – поинтересовался хозяин.

– Круто! – кивнула Аврора. – А ты здесь… снимаешь?

– Нет, – покачал он головой. – Купил завод, чтобы никто не лез. Там, – кивнул он на комплекс построек, – коньяк разливают, а здесь, – он указал на двухэтажное длинное здание, – я живу.

– Офигеть! – не без зависти воскликнула Аврора.

Ярик проводил ее к входу – массивным деревянным дверям, обитым чугунными скобками. Двери сами собой распахнулись, и на вновь прибывших вывалились музыка, шум-гам и тепло.

Аврора первый раз в жизни поняла, что такое настоящий шок, сравнимый с тем, что испытывают люди, пережившие автокатастрофу. Такого она никогда не видела. И даже не предполагала, что может когда-нибудь увидеть. Первый этаж представлял собой одну громадную комнату, которая больше походила на костел. На уровне второго этажа была галерея, так что потолок находился на высоте метров десяти, и с него прямо посередине зала свисала бронзовая люстра, в которой горели – невероятно! – настоящие свечи. На первом этаже под галереей стояли диваны, а в дальнем конце комнаты пылал огромный камин, от которого направо и налево тянулась барная стойка. Посреди же зала танцевало человек двести – и все они нимало не отличались от компании, что приехала вместе с Яриком. И это были грязные танцы. Некоторые остались лишь в нижнем белье, чулках и подвязках, молодые люди – без верхней части одежды, и то, что они вытворяли, можно было смело приравнять к стриптизу, а местами – назвать самой настоящей порнографией. И музыка… Группа «Кьюр» гремела так, что удивительно, почему не повылетали из окон стекла. Аврора не могла понять, как так вышло, что с улицы ничего не было слышно.

– Ну, как впечатления? – спросила Даша.

– Я… да все как-то… – промямлила Аврора. – Обалдеть! Это что, клуб?

– Нет, это дом Ярика. – Даша помотала головой.

– А он что, подпольный миллионер? В цехах коньячного завода производит кокаин? – изумилась Аврора.

– Я же тебе сказала, он – кровопийца! – усмехнулась Даша. – А они всегда как-то выкручиваются.

– Кровопийца – это что, нефтяной магнат? Политик? – приставала к ней Аврора.

– Послушай! – Даша всплеснула руками. – Ну, какая разница? Пойдем выпьем!

Аврора пожала плечами: действительно, чего она пристала? Не в том дело, в каком смысле кровопийца, а в том, что она попала на самую восхитительную, самую зажигательную, самую фантастическую вечеринку на свете!

Они с Дашей не без труда прорвались к бару, и грудастая девушка в кожаном боди смешала им странный зеленый коктейль.

– Это что? – насторожилась Аврора, обнюхивая бокал на длинной ножке с теплым напитком.

– Пей! – расхохоталась Даша. – Залпом пей, не манерничай!

Аврора честно присосалась к коктейлю, который был так горяч – во всех смыслах, что жег горло. Он был и сладкий, и горький, и явно очень крепкий, но Аврора чувствовала, что это был не просто алкоголь. Было в напитке что-то особенное, невероятное. С одной стороны, она чувствовала себя так, словно с нее сдирали кожу – все тело ломало и горело, но самое странное, что это было в кайф! С последней каплей Авроре почудилось, что она сейчас упадет замертво, но уже через секунду ей показалось, что тело ее не подчиняется закону притяжения и парит.

– Вот это да! – Она расхохоталась без причины.

– Что я тебе говорила! – откликнулась Даша. – Пойдем танцевать!

И она потащила Аврору на танцпол, но не затерялась в толпе, а вытянула подругу на небольшую круглую сценку с шестом, согнав какую-то толстую девицу, и бодро скинула рубашку. Рубашка улетела в толпу – толпа довольно заревела, а диджей сменил «Кьюр» на «Депеш Мод», и народ взвыл от восторга.

Аврора никогда, ни разу в жизни, даже в мечтах, не чувствовала себя такой счастливой и свободной. Она танцевала на глазах у сотни людей в лифчике и джинсах и не казалась себе смешной, или нелепой, или вульгарной… В здешнем воздухе было много, очень много секса, но то была кристально чистая сексуальная энергия, без всякой пошлости, без сомнений в том, что к тебе может подойти какой-нибудь извращенец и обращаться с тобой, как со шлюхой, без шепотков по углам: а у нее целлюлит, хи-хи-хи… Здесь все были самими собой.

– Слушай! – проорала Аврора в ухо Даше. – Если я выпью еще один коктейль, я выживу?

– Конечно! – закричала Даша. – Даже похмелья не будет!

Про похмелье Аврора не очень поверила, но все же смело пошла в бар. Едва она пригубила напиток, ощутила сзади какой-то жар. Обернулась: прямо за ней стоял полуголый мужчина в джинсах и высоких кожаных ботинках. Ботинки почему-то Аврору очень заинтересовали: они были, по всей видимости, очень дорогие, возможно, ручной работы и, вполне вероятно, сшиты на заказ.

А их владелец… Ох… Фантастической красоты блондин с такими наглыми глазами, что от одного его взгляда можно было испытать оргазм.

– Здесь есть еще малый танцпол, – заявил он. – Не хочешь посмотреть?

«Малый танцпол? – подумала Аврора. – Не смешите меня…» Но ей даже понравилась его искренность. Все так просто, да? Шила-то в мешке не утаишь… Все и так ясно: он хочет ее, она хочет его…

Аврора положила руку ему на затылок и прикоснулась губами к его губам, отчего явственно услышала шум у себя в голове и чуть не потеряла сознание. В прямом смысле. Ей захотелось мужчину так, как заядлому курильщику хочется сигарету в конце рейса Москва – Сингапур, когда двадцать часов лету, а курить не разрешается…

В обнимку они тихо добрались до лестницы, поднялись наверх и уже почти открыли высокую черную дверь в комнату, как вдруг Аврора услышала гневный окрик:

– Аврора! Ты куда собралась?

Аврора обернулась и увидела Дашу, которая буквально метала громы и молнии. Спутник Авроры как-то сжался и отпустил девушку.

– Все! – бушевала Даша. – Поехали отсюда!

– С какой стати?! – возмутилась Аврора. – Ты что, взбесилась?

– А ты… – Даша замахнулась на молодого человека, а тот что-то пискнул и отпрыгнул подальше. – Какого черта ты тут вытворяешь?! Не видишь, это моя подруга?! Ты что себе позволяешь?

Аврора, открыв рот, наблюдала за странной сценой. К сексу она уже потеряла интерес – несостоявшийся любовник вел себя уж больно жалко, но необъяснимая реакция Даши ее если не напугала, то сильно удивила. Может, она все-таки лесбиянка?

– Объясни мне… – начала было Аврора, но Даша уже тянула ее за руку.

– Сматываемся отсюда! – понукала ее приятельница. – Ну, шевелись!

Даша бесцеремонно расталкивала народ и даже не обратила внимания на Ярика, который зазывал их за свой столик. Только оказавшись на улице, она, казалось, немного успокоилась.

– В чем дело-то? – настаивала Аврора.

Даша некоторое время размышляла, постукивая ногой по земле, после чего сложила руки, как для молитвы, и произнесла:

– Слушай, вот нам было весело, да?

Аврора кивнула, подтверждая.

– Но ты понимаешь, при всем при том это довольно… стремные типы. Со странностями. – Даша выразительно посмотрела на Аврору – так, словно хотела мысленно передать какую-то информацию. – С большими странностями.

– Зачем же мы тогда сюда поехали?

Даша пожала плечами:

– Ну… Ведь было весело?

– Было! – согласилась Аврора. – Только я не представляю, что такого могло произойти…

– И хорошо, что не представляешь, – перебила ее Даша. – Слушай, сейчас не время для такого разговора. Давай мы вернемся к нему позже, если все еще будем общаться? Ладно?

Авроре ничего не оставалось, как согласиться. И она поплелась за странной новой знакомой. Хотя, надо сказать, пару раз она чуть было не набросилась на Дашу сзади – был большой соблазн вцепиться ей в горло и душить, пока та во всем не признается.

Девушки с неимоверными усилиями спустились по лестнице на набережную: и сама лестница была старая, и перила будто вросли в землю – чтобы опереться на них, нужно было сгорбатиться. А на ступенях были такие наслоения льда и такие колдобины, что Даша на своих невозможных шпильках чуть было не рухнула вниз вместе с Авророй, в которую вцепилась мертвой хваткой.

– Уф! – выдохнула наконец Даша, ступив на ровную поверхность. – Ну и спуск… Ну, как настроение?

Аврора прислушалась к себе. Настроение у нее вроде было все еще приподнятым.

– Тогда поедем знакомиться с мужчинами?

Аврора энергично закивала.

– С нормальными мужчинами… – бубнила Даша себе под нос, ловя машину. – Миллионеры, знаменитости, дети политиков… Никакого беспредела! Вот я маме расскажу, что тут Ярик вытворяет!

– А твоя мама знает Ярика? – вмешалась в ход ее мыслей Аврора.

– Знает… – фыркнула Даша. – Да она один раз его в подвале закрыла, и он там год просидел… Ой! – приложила она руку к губам. – Слушай, отстань от меня со своим Яриком!

– Это, между прочим, твой Ярик! – возмутилась Аврора.

Но поссориться не вышло – они уже приехали на Мясницкую.

– Тут все по-другому, – предупредила Даша.

Они прошли один двор, второй и очутились перед старым розовым домом в форме буквы П.

– Туда! – Даша ткнула пальцем в угловой подъезд, и скоро они уже поднимались в старом лифте, еще с решеткой в качестве двери, на последний этаж.

Дверь им открыл пьяненький мужчина в очках, который ел что-то аппетитное из глубокой тарелки и одновременно пританцовывал. Из квартиры слышались трели Пугачевой.

– Даша! – воскликнул мужчина. – Вот счастье привалило! Егор! – завопил он, проглотив еду. – Тут к нам Зверева пожаловала! С красавицей-подругой!

Авроре, конечно, стало приятно оттого, что ее назвали красавицей, так что она быстро позабыла странности предыдущей вечеринки и улыбнулась во весь рот.

В коридоре появился высокий, мускулистый мужчина в брюках галифе, майке в обтяжку и кошмарном женском парике: старом, рыжем и лохматом. К тому же парик то ли сидел криво, то ли был надет задом наперед.

– Даша! Чмок-чмок-чмок! А я такой холодный, ла-ла-ла…

Даша на секунду будто замерла, а потом расхохоталась – да так, что сползла по косяку.

– Ну, что же ты, скотина, гостей на пороге держишь! – все тем же манерным голоском говорил мужчина, обращаясь к первому, с тарелкой. – И жрет, и жрет, как будто и так в штаны не влезает! – Он выхватил тарелку, подцепил с нее на вилку нечто и сунул неопознанную еду в рот. – Ой, клянусь Пугачевой, это божественно…

Даша тем временем поднялась с пола, утерла слезу, которая вытекла из глаза вместе с тушью.

– Знакомься! – торжественно объявила она. – Это моя подруга Аврора, а это – Денис, худший певец в мире.

Денис снял парик и шлепнул им Дашу по голове.

– Тьфу! – возопила Даша. – Из него же животные разлетаются!

– Нет никаких животных! – обиделся Денис. – Это парик моей бабушки, царствие ей небесное.

– Знаю я твою бабушку, – кивнула Даша.

– Бабушка, святая женщина, завещала мне эту квартиру, так что я о ней – только хорошее! – воскликнул Денис. – С тех пор как я здесь живу, ни разу не вспомнил, как она орала мне с пятого этажа: «Эй, говнюк, иди обедать!» Ну, что вы встали, что встали?! – закричал он. – Как маленькие! Давай, – бросился он к Авроре, – ручку сюда, ножку сюда, ботиночки снять… Или сама справишься?

Аврора рассмеялась и сняла дубленку.

– Так! – завопил Денис. – Наша сегодняшняя вечеринка посвящается Алле Пугачевой! Парик… Где парик? Парик верните!

Аврора подняла с пола парик и протянула ему, Денис кое-как надел его ей на голову:

– Хором поем под караоке! Вперед!

Они прошли в комнату, в которой люди в блестящих красных, черных и каких попало париках и шиньонах отплясывали под песни Пугачевой. Денис бросился к микрофону и запел:

– До сих пор стою я у той черты…

Голос у него, кстати, был сильный, хорошо поставленный, и он так артистично изображал приму эстрады, что все замирали от восторга.

– Вот мои друзья детства, – сообщила Даша. – Дружим, так сказать, семьями.

– Класс! – произнесла Аврора.

– Вы есть хотите? – подошел к ним симпатичный молодой человек. – Меня Витя зовут.

– А что это такое? – полюбопытствовала Аврора.

– Ну, вообще-то сначала были калифорнийские роллы, только они у Миши развалились. Но все равно ужасно вкусно, – охотно рассказал Витя и, зачерпнув вилкой кашу загадочного цвета, предложил Авроре.

Она попробовала и поняла, что страшная на вид еда действительно очень и очень вкусная.

– Будешь? Пойдем на кухню, а то у меня от Пугачевой уже раздражение на коже.

Они перебрались на кухню, Витя переложил роллы с подноса в тарелку, налил в высокий бокал колы со льдом и уставился на Аврору.

– Я бы хотел жить на последнем этаже небоскреба, – сообщил он, пока Аврора жевала. – На тридцать пятом, например. Я бы каждое утро орал: «Я король мира!» И чтобы стиль был японский, аскетичный: все белое, дерево коричневое, а спать и есть на полу…

– А ты где живешь? – поинтересовалась Аврора.

– В соседнем подъезде.

– Но… – Аврора отложила вилку и отпила колы, – ты же можешь переехать.

– Дело в том, – вздохнул Витя, – что меня бесят небоскребы, я боюсь высоты и мне не нравится минимализм. К тому же японцы – жестокая нация.

– А как же… – удивилась Аврора. Видимо, в этот вечер ей суждено было все время удивляться.

– Ну, просто прикольно представлять себя этаким Микки Рурком в расцвете сил, крутым парнем, который считает, что у него член, как небоскреб, и которому для счастья нужно три вещи: бритва, пистолет и диск Тома Уэйтса.

– А ты чем занимаешься? – спросила Аврора, которую Витя занимал все больше и больше.

– Прямо сейчас? – уточнил Витя.

– Слушай, я в здравом уме, так что вполне ясно представляю, чем ты занимаешься СЕЙЧАС.

– Чем? – усмехнулся Витя.

– Пытаешься произвести на меня впечатление.

Витя смутился, но не больше чем на секунду.

– Получается? – полюбопытствовал он.

– Вполне, – кивнула Аврора. – Так какая у тебя профессия?

– Я режиссер, – быстро ответил Витя и перечислил нашумевшие театральные постановки и очень, ну просто сверхпопулярный фильм, после которого стали говорить о возрождении русского кино.

Авроре вдруг почудилось, что она в невменяемом состоянии поддалась на развод лохотронщиков и очнулась лишь тогда, когда в сопровождении громилы сняла с карточки последние деньги. Да не может такого быть! Она, Аврора, запросто беседует с режиссером номер один? Черт! Нет, и правда. Просто она как бы в том самом небоскребе, о котором говорит Витя, но боится высоты… Все эти мысли за секунду пронеслись в голове девушки – она даже не успела как следует испугаться, но развеялись, поблекли, и Аврора с искренним воодушевлением сказала:

– Твой фильм – мой любимый фильм! Ты молодец!

Витя расплылся в улыбке и согласился с тем, что он – гений и гордость нации. А потом они пошли танцевать и лихо отплясывали под «Не обещай». Затем Аврора исполнила «Паромщика» и «Эти летние дожди» – и первый раз в жизни поймала кайф от караоке. Это было прекрасно! Такое освобождение! Непонятно, правда, от чего, но после пяти или шести песен (три дались с борьбой – никто не хотел уступать свое место, и Авроре пришлось буквально пресмыкаться) ей показалось, что не было ни рабочего дня, ни скольких там – страшно вспомнить! – коктейлей…

Но на самом интересном месте – во время перекура с Витей в темной комнате с окнами, которые выходили на заснеженную Сретенку, – Даша (правда, довольно деликатно) сообщила, что уходит. В общем, она даже не предлагала Авроре пойти с ней, но… Витя попросил ее телефон, продиктовал все свои номера и минут двадцать прощался, уверяя, что позвонит прямо завтра, если Аврора не против и если у нее нет других планов…

– Очень хочется черной икры, – заявила Даша, вылезая из сугроба.

– И что ты предлагаешь? – поинтересовалась Аврора.

– Предлагаю купить, – буркнула Даша, которой снег завалился за шиворот.

Они дошли до «Седьмого континента», купили огромную – за бешеные деньги, но платила Даша, у Авроры все равно столько с собой не было – банку, попросили открывалку, чем напугали продавщицу, и взяли одноразовые пластмассовые ложки. Даша, оказывается, припасла маленькую бутылку виски, и они прямо на улице стояли и ели икру, пили виски и смотрели, как сквозь розовый свет фонарей падают снежинки.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное