Арина Холина.

Настольная книга сердцеедки

(страница 3 из 27)

скачать книгу бесплатно

Все прекрасно.

Но когда часа через полтора в комнату ворвался Артем, Аврора поняла – на кого бы он сейчас ни набросился, идиллия кончилась. Набросился он на нее.

– Пойдем выйдем, – изо всех сил делая вид, что ничего такого не происходит, обратился к ней Гера.

Герасимов отличался скачками настроения: то он был обаятельный, милый, неотразимый, а через секунду превращался в невменяемого психопата, который орал, топал ногами, никого не слушал и готов был отречься от собственной матери, если ему казалось, что она против него.

Гера затащил Аврору на площадку между вторым и третьим этажом – там почему-то никто никогда не курил и не общался, – прижал к стенке и, фыркая слюной, потребовал объяснений:

– Ты кому настучала, что мы общаемся с Волковым?

Аврора, не веря своим ушам, уставилась на Герасимова. Вот за что она терпеть не могла свою работу! Настоящий гадюшник!

Давным-давно, когда Аврора только устроилась на работу, Волков был очень популярным диджеем, но потом, когда «М-радио» захлестнули интриги, когда всем урезали в два раза зарплату и уволили каждого третьего, он ушел, соблазнившись предложением от новой станции. За это его почему-то дружно возненавидел весь коллектив «М-радио» – так, как может ненавидеть бывшего мужа жена, от которой тот ушел к женщине в два раза моложе ее. Но Авроре Волков сразу понравился, и она с ним время от времени общалась – выпивали раз в квартал, болтали, если встречались в клубах…

Гера с Волковым тоже дружил. Волков теперь работал промоутером, и время от времени Артем получал от него некоторые суммы за репортаж с «модного показа, который из года в год проходит под патронатом такого-то „мыла“. Так как деньги проходили мимо казны „М-радио“, то приходилось делиться либо с программным директором, либо с генеральным – в зависимости от суммы, но делиться хотелось не всегда, тем более Герасимову, который любил дорогих мальчиков, и, видимо, вот прямо сейчас его в чем-то уличили, и злость свою он теперь срывает на Авроре. Аврора это ненавидела. Все знали, что она такая честная дура, которой в голову не придет обманывать начальство, а уж тем более скрывать что-либо от Геры, так как и честная-пречестная Аврора, и другие, не такие порядочные сотрудники, знали – у Геры нюх на деньги. То, что кто-то „мимо него“ зарабатывает, он учует за версту – и месть его будет страшна. Поэтому Аврора честно работала за одну зарплату – тем более что, будучи координатором, „спилить“ денег за рекламу просто нет возможности.

– Гера, прекрати истерику! – Аврора попыталась отпихнуть начальника.

– Да ты, блин, стукачка… ты, блин, все вертишься, такую из себя строишь… да какого хрена… – продолжал шипеть Гера.

И Аврора с ужасом понимала – он это все серьезно. Совершенно серьезно! Да, он на полном серьезе упрекает ее в каких-то немыслимых, идиотских, совершенно невозможных интригах. И упрекает не в шутку, а честно верит в то, что говорит.

– Пошел к черту, Гера! – Аврора все-таки оттолкнула его. – Пошел к черту! Я не могу слушать этот долбаный бред!

– Ты уволена! – крикнул Гера.

– И прекрасно! – взорвалась она. – Спасибо, что помог сделать последний шаг!

Конечно, он ее так вот запросто не уволит.

Ведь надо все оформить, найти идиотку, которая согласится работать за мизерную плату, научить ее «писать под Герасимова», и так далее. Но… Может, это хорошая идея?

– Ты рассказала ему про Волкова? – Гера все еще носился вокруг.

– Гера, ты смешон! – процедила сквозь зубы Аврора.

Все дело в том, что не будь Аврора Авророй, а будь она какой-нибудь Ритой, Аленой или даже Наташей, то есть милой честолюбивой девочкой, которая наконец-то оставила работу на кабельном ТВ Восточного, допустим, округа и перебралась на «настоящее» радио, она могла бы, будто нечаянно, упомянуть при программном директоре, что вот недавно встретила Волкова… Мол, совсем он, бедняга, замучился со своими «мыльными» показами и снова начал пить… И буквально на днях так надрался с Герой, что Гера весь следующий день говорил нечеловеческим голосом… В общем, честолюбивая бы девочка стала ценным доносчиком в надежде, что ее заметят, наградят и так далее. Ну так ведь то девочка…

– Знаешь, мне надо ехать, – сообщила Аврора.

– Куда это? – насторожился Гера.

– На презентацию Валерии, – отрезала Аврора.

Валерию на радио уважали и всегда сообщали о том, как прошла вечеринка в честь ее нового диска – совершенно бесплатно, в отличие от многих других исполнителей.

– Можешь корреспондента послать, – предложил Гера.

– Меня позавчера Пригожин пригласил, – мстительно соврала Аврора. – Он хороший друг отчима, так что отказаться неудобно.

– Ладно… – не без уважения согласился Гера. – Если увидишь Волкова, не подходи к нему! Ты с ним не дружишь! Не говори с ним обо мне!

Аврора схватила пальто, шапку и шарф, взвалила на плечо здоровенную сумку, набитую непонятно чем: документы, диктофон, фотоаппарат, майка с логотипом «Мерседес» и такая же бейсболка (остались после презентации месячной давности), две книги – «Самая шикарная свадьба» Богдановой и «Империя Ангелов» Вербера и прочая ерунда. Сумка была старая, коричневая, «самсонит», и Аврора любила ее за универсальность: можно вытащить все барахло, оставить только книжку да диктофон и пойти на работу. А если понадобится запихнуть по дороге домой пару бутылок йогурта и пачку макарон – пожалуйста, в тесноте, да не в обиде… Выглядит, конечно, не очень женственно, но это Аврору как-то не волновало, она считала, что можно быть сексапильной и без всяких дурацких ухищрений вроде безумно дорогих сумок из крокодила с массивной фурнитурой «под золото».

В туалете она швырнула пальто рядом с раковиной, распустила волосы, начесала у корней – прическа а-ля Кейт Мосс, припудрила т-зону лица, собралась было накрасить ресницы, но поленилась: это же такая возня – мазать основой, потом удалять комки туши, расчесывать… В конце концов, ресницы и так черные, зачем их еще дополнительно красить? Иногда Авроре казалось, что у нее отсутствуют то ли какие-то женские гены, то ли гормоны – все досталось Жанне, ха-ха! Она не понимала столько вещей: зачем, например, нужны румяна, если у всех так или иначе – от вина, от мороза, от солнца, от духоты – розовеют щеки; зачем нужно иметь двадцать блесков для губ, если они все примерно одного цвета; почему кружевное белье за двести долларов лучше трикотажного за пятьдесят, если его все равно снимаешь, а потом находишь под кроватью – в пыли, если не в пепельнице, набитой окурками; почему женщины носят декольте, в то время как мужчина в штанах в облипку выглядит идиотом? Не то чтобы Аврора была феминисткой – нет, она никому ничего не доказывала, просто некоторые вещи казались ей совершенно необъяснимыми и, если честно, довольно глупыми.

Она подвела губы розовым блеском, обрызгалась парфюмом «Лето» от «Кензо», одернула простую белую футболку, подтянула джинсы. О, это были роскошные джинсы от «Келвин Кляйн», на которые Аврора не пожалела кучу денег! Вот такие вещи она любила – простые, но, если приглядеться, просто восхитительные. Прямые, темно-синие, какого-то невероятного кроя – фигура в них совершенная, идеальная. Чем она хуже Анжелины Джоли в лучшие ее, Джоли, годы?

Как ни странно, но гости на представление нового диска Валерии приехали вовремя. У входа собралась небольшая толпа, но скоро Аврора зашла внутрь, сдала пальто в гардероб и прошла в полумрак клуба. Со своей большущей сумкой на плече девушка смотрелась довольно странно, но, с другой стороны, здесь были фотографы, обвешанные такими здоровенными кофрами, что по сравнению с ними ее «самсонит» выглядел как ридикюль. У Авроры засосало под ложечкой. Это было чувство из детства: когда в школе случались экскурсии, например «по пушкинским местам», Аврора пребывала в эйфории – вроде и учеба, но в то же время никаких уроков, никаких контрольных, пыльных классов с грязной от мела доской и «помой тряпку, ты сегодня что-то очень активная», никаких оценок и замечаний! И тут, на презентации, Аврора вроде как выполняет служебный долг – завтра можно будет даже опоздать на работу, а на самом деле весело проводит время. Вот сейчас пойдет и с кем-нибудь познакомится. Почему-то это входило в правила игры: все знали, что на таких вечеринках никто не бросается на знаменитостей с диктофоном наперевес, не прислушивается к каждой песне и не рвется за кулисы, чтобы спросить у звезды, сколько она заплатила такому-то за стихи и музыку… Но все – от генерального директора до корреспондента-стажера – делали вид, что подобные тусовки – важный рабочий момент, несмотря на то, что единственное, что можно было на них заработать, это похмелье.

Аврора прорвалась к бару, опустила сумку на стул и попросила «Манхэттен». Из толпы вынырнул Пригожин, узнал, притянул, чмокнул куда-то в висок, что-то пробормотал и опять растворился толпе.

Аврора потянулась за коктейлем и нечаянно заехала кому-то локтем по ребрам.

– Ой! – воскликнула она. – Простите!

И быстро выпила половину коктейля. Потому что жертвой оказался… Она давно не видела вблизи таких… симпатичных мужчин. Или, точнее, молодых людей. И не то чтобы он был что-то совершенно особенное, но… Фигура – да. Фигура такая, что на голову можно вообще не обращать внимания. Аврора даже обрадовалась, что недавно понервничала и сбросила пару кило, которые все отчего-то собрались на животе.

И еще кое-что в этом молодом человеке довело Аврору до экстаза: у него была светлая кожа и темные волосы. Как у Роберта Де Ниро в лучшие годы, в «Таксисте», например. Аврора называла таких «городской мачо»: крепкий, немного брутальный, темпераментный, но уже изнеженный цивилизацией, даже немного испорченный техническим прогрессом… И он был красив. Притом не подиумной, рекламной красотой. В его внешности была какая-то непонятная смесь из примет такой здоровой природной красоты (из серии «первый парень на деревне») с утонченными, если не сказать, изможденными аристократическими чертами.

В общем, Аврора, что называется, пускала слюни и хлопала глазами, а он тоже не без интереса смотрел на нее и ухмылялся.

– Что пьете? – поинтересовался он наконец.

Начало не то чтобы, но все-таки начало. Он с ней заговорил!

– «Манхэттен», – ответила Аврора. – Ром, вермут и… какой-то ликер, забыла какой.

– Отлично! – Молодой человек махнул бармену: – Двойной «Манхэттен!» Хотите креветок? – обратился он к Авроре.

– Каких? – растерялась та.

– Жареных, – ответил тот. – Здесь есть потрясающие жареные тигровые креветки.

– Буду! – кивнула Аврора. Она готова была съесть жареных гусениц, лишь бы завязать знакомство с этим красавчиком.

Хотя насчет гусениц, пожалуй, перебор. Вот совсем недавно ей снился актер Алексей Серебряков (сон был такой дивный, томный, с намеками, что поутру Авроре даже неловко стало, вроде Серебряков – женатый человек), и сидели они с ним где-то на природе, и все было чудно, а потом он вдруг взял и съел гусеницу. Причем знал, гад, что гусениц Аврора не то чтобы на вкус, но и просто на вид не переносит. Вот и верь после этого людям… Даже во сне…

Красавец мужчина отхлебнул коктейль, улыбнулся и исчез в толпе. Вернулся быстро – с двумя тарелками ароматных креветок.

– Приятного аппетита, – пожелал он.

– А как вас зовут? – поинтересовалась Аврора, которая быстро-быстро допила первый коктейль – для храбрости – и уже держала в руках новый.

– Тимур, – сообщил он. – Или Тима.

– Вы татарин? – спросила Аврора, не очень ясно понимая, вежливо ли это – через секунду после знакомства интересоваться национальностью. Но коктейль дал по мозгам, и она уже не очень умело себя контролировала. «Надо поесть», – решила Аврора и набросилась на креветки.

– Нет, – покачал головой новый знакомый. – Просто моя мама – поклонница Гайдара.

– Всех Гайдаров или только писателя? – уточнила Аврора.

– Только писателя, – улыбнулся он.

– Я в детстве очень любила «Синюю чашку»… – Аврора наморщила лоб. – Или рассказ называется «Разбитая чашка»? В общем, не помню уже о чем там речь, вроде девочка какая-то, и папа… Но до сих пор люблю.

Тимур уставился на нее и расхохотался.

– Вам бы рецензии писать! – заявил он. – В «Афише» примерно такой стиль.

– Да, я тоже по «Афише» ориентируюсь. Только наоборот – в тех местах, где понятно, о чем речь, – согласилась Аврора. – Хотя иногда «наоборот» не работает…

– Ты ешь… – Тимур неожиданно перешел на «ты» и придвинул поближе к Авроре тарелку с креветками. – Можно на «ты»?

– Можно…

Некоторое время они жевали. С последней съеденной креветкой, слава богу, шум в голове у Авроры прошел.

– Тимур, а ты чем занимаешься? – полюбопытствовала она.

– Ничем… – пожал тот плечами. – Живу в свое удовольствие.

– Как «ничем»? – опешила Аврора.

– У тебя такой вид, будто я предложил тебе ширнуться героином и принять участие в групповухе… – рассмеялся он.

– Хм, в общем-то, я не против групповухи, но вот героин – это точно лишнее… – пробормотала Аврора.

– Я промоутер этого клуба и диджей, – сообщил Тимур. – У меня команда девушек диджеев, которые крутят пластинками и лифчиками. Такое шоу.

– А! – Аврора что-то смутно припомнила. Воспоминания были приятными: о Тимуре, кажется, писали журналы, мол, на его вечеринки не пробиться, и вообще он модная персона и светский персонаж. – Да-да…

– А ты работаешь на «М-радио», да? – спросил Тимур.

Как всегда, скромной Авроре показалось, что Тимур не просто так свел с ней знакомство – ему от нее что-то надо, как от сотрудника Герасимова. Так иногда уже бывало, что очень ее расстраивало. Но на сей раз Аврора запихнула свою мнительность куда подальше и заставила себя мыслить позитивно: вот и прекрасно, что ее знают посторонние знаменитые и красивые молодые люди!

– Да, я это… личная рабыня Герасимова, – сообщила она.

– Ха-ха! – развеселился тот. – А что, Артем – деспот?

– Тиран, – подтвердила Аврора.

Из ниоткуда возник Пригожин.

– Пойдем, возьмешь у Леры интервью, – потянул он за собой Аврору.

Девушка подхватила огромную сумку, в которой лежал крошечный цифровой диктофон, на ходу попросила Тимура никому не отдавать ее коктейль, и устремилась за продюсером.

Во время интервью она едва удержалась, чтобы не треснуть ни в чем не повинную певицу сумкой по голове, и пару раз почти уже было заорала: «Ну, сколько можно переливать из пустого в порожнее! Заткнись!» А все потому, что где-то там, со стойки бара, наверное, уже давно убрали ее «Манхэттен» и ушел ее «городской мачо»…

Но как ни странно, на месте были и коктейль, и «мачо». Последний так и сидел на том же месте и говорил с какой-то девицей, которая очень сильно напомнила Авроре ее родную сестрицу. Не то чтобы они были похожи внешне или одеты в одном стиле… Просто и та, и другая были… шикарные. Эта шатенка была накрашена так тщательно, словно ей предстояло сниматься для обложки «Вог» – тон, стрелки, помада… Черные кожаные брюки – высший класс, офигенная прозрачная черная рубашка с вышивкой – тигр на всю спину… Ну, и драгоценности. Сумка и ботинки – самый что ни на есть крокодил. Причем сумка – темно-красная, под цвет помады. «Шалава», – подумала Аврора и решительно направилась к своему коктейлю.

– Я честно охранял! – отчитался Тимур, протягивая Авроре стакан. – А это Даша, познакомься. У нее салон SPA и салон красоты. Я уже почти выторговал скидку – и ты не представляешь, каких унижений мне это стоило!

Даша улыбнулась – одними губами, обнажив белые зубы и какие-то почти вампирские клыки.

– Привет, Аврора, – произнесла она с каким-то непонятным торжеством в голосе.

– Привет, Даша, – с легким удивлением глядя на странную Дашу, ответила Аврора.

– Мы тут говорили о том, стоит ли мужчинам носить юбки и краситься, – сообщил Тимур. – А ты как считаешь?

– Думаю, стоит, – сказала Аврора. – Мужчины в килтах мне очень нравятся, правда, я не представляю, что они носят зимой. Неужто колготки?

– Ну, думаю, к этому можно привыкнуть, – сообщил Тимур. – Вот моя бабушка, например, до сих пор считает колготки уродством. И брюки на женщине, кстати, тоже. Она считает, что женщина в брюках просто издевается над собой.

– Ну, а косметика… – Аврора задумалась. – С одной стороны, да, непривычно, но ведь с точки зрения дикой природы, накрашенная женщина – это тоже кошмар. И потом, у многих мужчин такой цвет лица, что гуманно было бы пользоваться тональным кремом и корректором… Да, я за равноправие. А вы? – вежливо обратилась она к Даше.

– Никакого равенства! Женщины совершенно определенно обгоняют мужчин в развитии, так зачем же нам подтягивать их за собой?

– Э-э… – промямлила Аврора.

– Послушайте, среднестатистического мужчину совершенно невозможно затащить на маникюр! Так и пусть ходят с грязными ногтями, лично я не собираюсь никого переучивать. – И Даша уставилась на пальцы Тимура. Тот в ответ на ее взгляд поднял руку тыльной стороной вперед и продемонстрировал наманикюренные ногти. – А юбки идут тем, кто ноги бреет.

– Давно не встречала такого отчаянного феминизма. – Аврора развела руками.

– Феминистки, между прочим, лучше трахаются, – отрезала Даша.

– Ну, Аврора, тогда извини, при всей симпатии… – ухмыльнулся Тимур и приобнял Дашу.

А Даша приподняла бровь и с выражением посмотрела на Аврору.

«Это что, война?» – весело подумала Аврора, глядя на Дашу и Тимура, который уже отлип от девицы и заказывал три коктейля. Аврора недоумевала: что делать? Взять коктейль и отойти? Но вроде слишком демонстративно получится. На глазах у Тимура пикироваться с конкуренткой? Тоже нелепость какая-то… До чего это может дойти: они будут мериться объемом бюста, что ли?

– Где здесь туалет? – поинтересовалась она.

Тимур пояснил, и скоро Аврора оказалась в просторной чистой комнате, в которой пахло цветами. Она посмотрела на себя в зеркало. Н-да… Девочка из соседнего подъезда. Боевая подруга. По сравнению с Дашей… Да! Даша – секси! Даша – красотка! Куда уж нам…

– Что будем делать?

Аврора вздрогнула и обернулась. Даша подкралась незаметно – то ли Аврора так увлеклась своими мыслями, что не услышала шагов, то ли Даша изловчилась…

– В смысле? – переспросила Аврора.

Даша всплеснула руками.

– Я про нашего мальчика! – воскликнула она. – Как будем его делить – вдоль или поперек?

– Переговоры? – уточнила Аврора.

– Если ты не против, – ответила Даша, достала из ящика салфетки, вытерла стол около раковины и поставила на него сумку.

Аврора не без интереса заглянула внутрь: косметичка – ее Даша вытащила и поставила перед зеркалом, пухлая записная книжка – в обложке из золотистой кожи под крокодила, белый шелковый платок, кошелек, книга – «Любовь» Кати Метелицы и что-то с мехом, кажется, перчатки.

– Есть предложения? – поинтересовалась Даша, закуривая.

Аврора поразмыслила.

– Ну, я могу вызвать тебя на дуэль, – предложила она.

Даша икнула и расхохоталась.

– Групповой секс?

Аврора замахала руками.

– Орел и решка?

Даша закатила глаза.

– Слушай, а может, ну, его на фиг? – оживилась она. – Ты мне больше нравишься!

– В каком смысле? – строго спросила Аврора.

– В дружеском, – сделав большие глаза, ответила Даша. – Можем выпить, потанцевать, разбить кому-нибудь сердце… Так как я все равно не встречу сегодня мужчину всей своей жизни, то, может, не стоит и утруждаться!

Аврора в недоумении посмотрела на Дашу. Она шутит?

– А что, если я встречу… мужчину всей своей жизни?

Даша прищурилась.

– Нет! – покачала она головой. – Не сегодня.

Аврора закусила губу. Все это… необычно. Но… В том-то и дело, что необычно! Намного увлекательнее секса! В том смысле, что… познакомиться с шикарной сумасшедшей девицей – это одна история, и неизвестно, чем все это закончится, а вот что будет, если она увезет Тимура домой или он ее увезет домой, все мы знаем наперед с подробностями вплоть до шести часов утра…

– По «Манхэттену»? – перебила ее мысли Даша.

– Идет! – кивнула Аврора.

Глава 4

– Ай нид э хироу! – орала Даша, выкидывая вперед руки.

Ей вторил мобильный, включенный на полную громкость. Увлекшись, Даша выкинула вперед ногу, поскользнулась и рухнула в сугроб, который очень кстати накидали дворники.

– Я ангел, я ангел! – сменила тему Даша и замахала руками и ногами, чтобы оставить на снегу «крылья».

Аврора расхохоталась и тоже упала в снег, который сейчас, после стольких «Манхэттенов» казался теплым и удобным.

– Ну мы и уделались… – сквозь смех простонала Аврора.

– Еще не… – Даша посмотрела на звезды. – Не утро!

Аврора тоже уставилась на небо – она себя чувствовала так, словно лежала в шезлонге где-нибудь на Карибах, а не валялась в не очень-то чистом сугробе, в мороз, во дворе дома между Мясницкой и Маросейкой.

Покинув туалетную комнату, они с Дашей некоторое время морочили Тимуру голову, намекая на секс втроем. Молодой человек от счастья даже поглупел, что вызвало бурный спор на тему того, отчего мужчин так тянет заняться любовью с двумя девушками.

– Тимур, ну вот подумай, а если они увлекутся и выгонят тебя из кровати? – интересовалась Аврора.

– Ну… – усмехнулся Тимур. – Я просто буду смотреть…

– Просто смотреть ты можешь порнушку! – отрезала Даша.

– Ну, не знаю, может, я как-нибудь впишусь в их компанию… – кокетничал Тимур, который, судя по всему, уже прикидывал, хватит ли у него презервативов.

– Мне вообще кажется, что тут не в кайфе дело! – перебила всех Аврора, которой вдруг показалось, что она открыла нечто гениальное. – Просто в мужчине говорит инстинкт… ну, как инстинкт охотника… А если честно, то зачем охотиться на уток, если курицу можно купить? И уж тем более – зачем убивать несъедобного медведя? Так вот вопрос… – После очередного коктейля Аврора немного путалась в мыслях. – Сколько женщин подряд или одновременно я смогу… – тут она запнулась, так как не смогла сразу сообразить, какое слово будет уместно употребить.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное