Арина Холина.

Магия на каждый день

(страница 5 из 25)

скачать книгу бесплатно

– Ты моя внучка, и я люблю тебя, – сказала она громко и отчетливо. – Но я не буду тебя уговаривать. Это ты должна была просить научить тебя всему, что я знаю. Живи так, как тебе хочется, но не отрекайся от нас, пока у тебя есть время подумать. И, пожалуй, единственное, о чем я тебя попрошу, – надень все же медальон. Это ни к чему не обязывает, просто я буду уверена, что с тобой все в порядке. Ладно, ты выпала из обоймы, но у нас пока есть Саша – будет кому передать опыт.

– Э-э… – промямлила Саша, которая все это время завидовала мужественной сестре. – Дело в том… э-э… что я тоже хочу жить без всего этого…

– Что?! – заорала Аглая. – И ты? Дура! Ой, какая же ты дура! Бестолочь!

– Тихо! – прикрикнула на дочь Амалия. – Ты же знаешь: мы никого не заставляем. – Затем она повернулась к внучке: – Ладно, дорогая. Но… у тебя-то какая причина?

Саша затравленно оглянулась по сторонам.

– Я хочу влюбиться, – испуганно ответила она, но глаза у нее стали томными. – Хочу найти моего единственного.

Глава 6
В Москву!

– Смотри, куда едешь! – закричала Настя и чуть не набросилась с кулаками на Сашу, которая в очередной раз затормозила так, что машина чуть не перевернулась.

С заднего сиденья вперед полетели туфли, майки, сумки и колготки. Когда девушки уезжали из Дома, сиденье в «Крайслере» пришлось откинуть назад: пространство за водителем и пассажиром превратилось в багажник, под завязку набитый спрессованными и скомканными вещами.

– Черт! – воскликнула Саша. – Я, кажется, забыла сумку от «Прада»!

– Зря мы набрали столько барахла, – пробурчала Настя, уставившись на бардачок. На дорогу, которая со скоростью сто шестьдесят километров в час летела под колеса, она смотреть избегала. – Я все равно завтра же куплю новые тряпки: розовые, голубые и белые!

– А я нет! – заявила Саша. – Я передумала насчет черного: хочу выглядеть как стерва!

– И для этого надо было уезжать из Дома? – удивилась Настя.

– Обязательно! – кивнула Саша. – Одно дело, когда тебе что-то навязывают, и совсем другое, когда у тебя есть выбор.

– И как же ты найдешь своего единственного, если будешь похожа на стерву? – хмыкнула Саша.

– Буду искать такого, которому это понравится… Кретин! – заорала она в адрес водителя «Газели», который притормозил прямо перед ней.

Дернув руль влево, Саша прорвалась в крайний ряд, бессовестно подрезав «Фольксваген».

– Саш, а что ты будешь делать с моим телом? – спросила Настя.

– В каком смысле? – поразилась Саша.

– В таком, что меня сейчас удар хватит! – воскликнула сестра. – Я умру от страха! Не могу ехать на такой скорости! Ты куда-то опаздываешь? И вообще, куда мы едем?

Разговор, начатый Настей во время праздничного застолья, закончился неожиданно. Внимательно, а главное, спокойно выслушав Сашу и Настю, Амалия некоторое время размышляла. Заметно было, что она борется с собой. В то мгновение, когда ее лицо просветлело, девушки вздохнули с облегчением, но Амалия открыла рот и гаркнула:

– Вон из моего дома!

Аглая и Анна бросились к ней, умоляя не принимать решения прямо сейчас, но с Амалией происходило нечто особенное: девушки первый раз в жизни поняли, что их бабка и правда ведьма.

Ее лицо почернело, лоб изрезали глубокие морщины, пальцы на руках, казалось, вытянулись и скрючились, а ногти заострились. Глаза пожелтели, а зрачки стали узкими, как у кошки.

Аглая с Анной быстро выставили дочерей из комнаты, предупредив, что будет только хуже, а те с невероятной скоростью растолкали по сумкам первые попавшиеся под руку вещи, бросили багаж в машину и поспешно уехали. Саша, севшая за руль, так гнала, что Настя была уже уверена – еще один такой финт сестра выкинет на дороге, и она поседеет.

– Прости, Насть, – виновато произнесла Саша, немного снижая скорость. – Но мне кажется, что, чем быстрее мы удаляемся от Амалии, тем лучше.

– Ты видела ее когда-нибудь такой?

– Помнишь, когда мне было восемь, нянька прочитала мне «Ганса и Гретель», и я сказала бабушке, что все ведьмы – плохие и их надо жечь в печке?

– Смутно. – Настя пожала плечами.

– В общем, зрачки у нее стали такие же, но не было этих ногтей, и рук, и всего такого… Как ты думаешь, она так на самом деле выглядит?

– Да кто ж ее знает… – Настя покачала головой. – Я в этом ничего не понимаю. А куда мы все-таки едем?

– Вперед, – ответила Саша.

– Это все, что ты можешь предложить?

– Могу предложить немедленно уехать из страны.

Настя задумалась. Минут через пять ее осенило: она бросилась назад, нырнула в вещи и после непродолжительной возни в ворохе одежды выволокла брюки, замотавшиеся вокруг халата, в котором запуталась сумка. Кое-как расцепив этот ком, Настя вывернула карманы брюк и торжественно помахала найденной визиткой.

– Что это такое? – Саша бросила жадный взгляд на визитку.

Вместо ответа Настя достала мобильный, набрала номер, подождала немного, кусая губы, после чего сжала руку в кулак, подняла его вверх, а потом резко опустила – типичный американский жест для выражения радости от победы. И одновременно заговорила в трубку:

– Вика, извини, это Анастасия Лемм. Не разбудила? Нет? Отлично! Слушай, как дела? Ага… Ага! Ага… Вот это да! Все? Круто!..

Приблизительно таким образом она общалась с собеседницей чуть ли не полчаса. Во всяком случае, Саша успела доехать до Пушкинской и припарковать машину. Наконец Настя перешла в своем разговоре к сути:

– Слушай, у нас тут кое-какие проблемы… Ну, семейные… В общем, нам с сестрой надо где-то пожить. И у нас для тебя подарок. Да. Где? Когда? Супер. Все, до встречи.

Она повернулась к Саше, которая умирала от нетерпения.

– Вика прижала-таки своего Евгения Дмитриевича – он оставил ей две квартиры, три машины и супермаркет. Так что она теперь богатая одинокая женщина и готова сдать нам за символическую плату шикарную квартиру на Тверской!

– Офигеть! – восхитилась Саша. – Ты молодец!

Через полчала подъехала Вика. Она отвела девушек в восьмиэтажный старый дом напротив Центрального телеграфа и показала красивые апартаменты. В квартире были гостиная, спальня и еще одна комната с большой кроватью, гардеробом и письменным столом.

– В ванной теплый пол, на кухне тоже, консьерж никого не пускает без звонка. Обычно я сдаю ее за две с половиной, но для вас – тысяча, – тараторила Вика.

– Это тебе, – как-то странно глядя на Вику, сказала Настя, протягивая ей флакон, похожий на бутылку от рижского бальзама. – Три порции по крышечке в любой напиток – и мужчина твой с потрохами, пока ты не скажешь: «Ты мне больше не нужен».

– Что, правда? – У Вики загорелись глаза.

– Правда. Только в водку и в воду лучше не добавляй – у прозрачных напитков появляется ржавый оттенок. И еще: не спеши посылать мужика подальше – следи за речью.

– Слушайте, девочки, – засуетилась Вика, – первый месяц бесплатно…

– Слушай, за тысячу мы и так будем жить почти бесплатно, – отказалась Настя. – Это подарок. Будь счастлива.

Бормоча благодарности, Вика поспешно убежала.

– Откуда у тебя снадобье? – не без зависти поинтересовалась Саша.

– Мама всучила. Но дело не в этом. – Она внимательно посмотрела на сестру.

– А в чем? – растерялась Саша.

– Неужели тебе никто не говорил, что от ведьмы нельзя принимать подарки? – усмехнулась Настя. – Иначе ты никогда не можешь сделать ничего, что могло бы ей навредить.

– Да ну?! – восхитилась Саша. – Кстати, не думала, что ты будешь использовать свои возможности в жизни. Ты же хотела от всего отказаться.

– Но ты ведь передумала насчет черного цвета, – заявила Настя. – У меня тоже есть свои слабости. К тому же это ты хочешь найти единственного, а я всего лишь собираюсь стать настоящей актрисой, а не ведьмой, которой приспичило заполучить славу.

– Ну-ну… – буркнула Саша.

– Отметим? – спросила Настя.

– Давай! – обрадовалась Саша.

Порылись в куче тряпья, выудили туфельки от Кристиана Лабутена и с тоской уставились на высоченную шпильку.

– Завтра же куплю кроссовки и туфли без каблука! – пообещала Саша.

– Кстати, а у нас есть деньги? – обеспокоилась Настя.

– Ну, мой папаша завещал единственной дочери, то есть мне, кучу денег, – успокоила ее Саша. – Они только мои – наша семейка не имеет к ним никакого отношения.

– Гениально! – одобрила Настя. – Хорошо, что твой папа был известный художник.

– Иначе бы Глаша с ним не общалась! – расхохоталась Саша.

Спустя пятнадцать минут они сидели в мексиканском ресторане и пили текилу.

– Я вообще считаю, что все это семейное проклятие – чушь! – немного заплетающимся языком продолжала разговор на «больную» тему Саша. – Известно ведь: проклятие имеет силу, когда в него веришь. А если я не верю, то оно и не сработает!

– А почему это ты не веришь? – Настя слегка окосела от четвертой порции текилы, но держалась бодро.

– Ну, понимаешь, все наши родственницы боялись любви. А у страха глаза ве-ли-ки! Чего боятся люди, у которых авиафобия? В большей степени они боятся страха, от которого могут упасть в обморок, а не, собственно, катастрофы, которая может произойти, а может и не произойти. Но они не летают на самолетах, поэтому и не узнают – случится с ними что-то или нет. Так и наша бабка, которая замужем за автомехаником, – она просто поверила, что у нее теперь нет силы, и даже не пытается ее использовать!

– В общих чертах я твою мысль уловила, – кивнула Настя. – То есть ты думаешь, что ты вот такая крутая, разрушишь семейное проклятие и будешь счастливой ведьмой с мужем и детьми?

– Да!

– По-моему, это бред!

– А быть заурядной актрисой, выйти замуж за бизнесмена и сниматься в дурацких сериалах – не бред?

– Откуда ты знаешь, заурядная я актриса или нет? – обиделась Настя.

– Без нашего Дара мы все заурядные! – выдала Саша. – Амалия права! Разница в том, что я готова стать заурядной, а ты – нет.

– Только что ты собиралась перевернуть весь уклад нашей семьи! – поддела ее Настя.

– Я и правда не верю в проклятия – это раз, а во-вторых, я готова проиграть. Главное, найти богатого мужа, который подарит мне сказочную жизнь. Вот и вся магия.

– Как Евгений Дмитриевич? – усмехнулась Настя.

– Как Павел Буре! – хихикнула Саша. – Молодой человек! Еще текилы!

– А, по-моему, ты все-таки боишься потерять силу, – заявила Настя. – А значит, веришь в проклятие. Так что, дорогая, когда я буду играть Морковку или Снегурочку, приходи посмотреть вместе с мужем… если, конечно, сумеешь оттащить его от гаража.

* * *

Амалия немного пришла в себя – только ногти до сих пор были острыми и длинными, а глаза – желтыми, а не карими.

– Паршивки… – бормотала она.

– Мама, успокойся, – говорила Глаша, подсовывая Амалии напиток на основе валерьянки.

– Убери эту мерзость! – вознегодовала Амалия. – Аня, принеси бренди! И три бокала!

Анна пулей сгоняла за вишневым бренди, разлила его по стаканам с толстым днищем и раздала родственницам.

– Какие глупые девки! – возмущалась Амалия, прихлебывая напиток. – Это надо же!

– Ну, может, все еще образуется… – попыталась утешить ее Анна.

– Конечно! Все должно – просто обязательно! – образоваться. Ты разве не понимаешь, что мы можем лишиться последних представительниц из рода Лемм? Ведь, если они лет через десять приползут к нам зализывать нанесенные жизнью раны, они к тому времени потеряют веру в себя. А без веры какое колдовство – все коту под хвост! Лучшее, на что они смогут рассчитывать, – снимать сглаз и возвращать неверных мужей. О-о-о! Все насмарку! Я знала, знала, что скоро проклятие обернется против нас… И вот, полюбуйтесь!

– Мама, ну они ведь все равно твои внучки и наши дочки, – урезонивала ее Глаша. – Зря ты их выгнала.

– Я передумаю, – кивнула Амалия. – Но не сейчас. Да они пока и сами не захотят вернуться. Поверь, дорогая, надо немного подождать. Так будет лучше.

Анна с Аглаей переглянулись – в их взглядах было неодобрение, желание пообщаться наедине и намек на то, что Амалия перегибает палку.

– Ладно, идите, – велела та. – Мне надо подумать.

Глаша и Анна вышли в сад и сели в шезлонги, благо вечер был теплый.

– Думаю, мы должны им помешать, – без предисловий начала Анна.

– Здравая мысль, – согласилась Аглая. – Хотя есть в ней какая-то каверза, не пойму какая…

– Только Амалии не надо ничего говорить, – предупредила Анна.

– Говорить, понятное дело, мы ничего не будем, – кивнула Аглая. – Только она все равно пронюхает.

– Ты уверена? – заволновалась Анна.

– Совершенно уверена, – подтвердила Глаша. – Но не бойся – вмешиваться Амалия не будет.

– Слушай… – Анна запнулась и робко посмотрела на Глашу. – А ты хочешь, чтобы твоя дочь стала ведьмой?

– Я понимаю, о чем ты, – усмехнулась Глаша. – Ты всегда была немного иной, чем все мы. Как и твоя мать. Хочу ли я, чтобы Саша стала ведьмой? Очень. Но я понимаю, что не каждая может с этим справиться. Работать как лошадь, не иметь крепкого мужского плеча, на которое можно опереться, управлять людьми… Все это нелегко, но мне это действительно нравится. Я счастлива.

– Неужели ты никогда не хотела влюбиться? – тихо поинтересовалась Анна.

– А я влюблялась! – рассмеялась Аглая. – Еще как! Только вот ни одного мужчину не хотела назвать единственным. Не из-за проклятия – просто мне никогда не хотелось разделить свою жизнь с кем-то еще. Люди боятся жизни, а ведьмы – нет, в этом и разница. Люди даже смерти боятся, хотя живут много лет, а умирают за мгновение. Нет, мне нравится быть ведьмой!

– А я сомневаюсь, – покачала головой Анна.

– Сомнения – бич человечества, – мрачно произнесла Аглая. – И только мы помогаем людям с ними справляться.

– И бог, – добавила Анна.

– Он далеко, а мы – рядом. И в этом его преимущество, – улыбнулась Аглая.

– Не поняла, – нахмурилась Анна. – Почему преимущество?

– Вырастешь – поймешь, – съязвила сестра. – Ладно, идем спать.

– Почему преимущество? – повторила Анна, когда они поднялись на второй этаж.

– Потому что издали лучше видно перспективу, – сообщила Аглая и хлопнула дверью.

* * *

– Как ты думаешь, что там наши делают? – поинтересовалась Саша, сидя на балконе, который выходил на Тверскую.

– Что, уже соскучилась? – усмехнулась Настя из комнаты.

– Они от нас отстанут? – спросила Саша.

– Черт их знает… Амалия вроде серьезно рассердилась. Вычеркнет нас из завещания, наверное!

– А наши с тобой мамы?

– Я не читаю мысли на расстоянии. Вообще-то, это у тебя мать ясновидящая, тебе лучше знать.

– Думаю, мамаши нас в покое не оставят. – С дымящейся сигаретой в руке Саша вернулась в комнату.

– Мне наплевать! – отрезала Настя. – Я люблю свою маму, но решения не изменю.

– Ты забываешь, что они ведьмы, – напомнила Саша.

– Мы тоже! – буркнула Настя и погрузилась в журнал мод, из которого выписывала адреса магазинов.

Глава 7
Жизнь в розовом цвете

– Вы кто? – набросилась Саша на незнакомую женщину, которая по-хозяйски зашла в квартиру.

– Саш, алле, это я, твоя сестра Настя! – Женщина сняла солнечные очки и распахнула объятия.

– Какой ужас… – пробормотала ошарашенная Саша.

На яркой блондинке были надеты бледно-розовое пальто, белая блузка, заправленная в пышную юбку из серебристого шелка, и ярко-розовые сапоги с вышивкой. Она втащила в коридор кучу бумажных пакетов и прямо в коридоре принялась вытаскивать из них разноцветные вещи.

– Вот, смотри, никакая не Шанель, а как здорово! – восхищалась она.

Саша с недоверием разглядывала вещи, но в конце концов была вынуждена признать, что они отлично сделаны – даже несмотря на то, что не черного цвета.

– Черт! – Она села на банкетку. – Никак не могу привыкнуть к тому, что ты блондинка.

– Понимаешь, мне, как актрисе, это поможет. – Настя устроилась рядом и закурила.

– Ты, случайно, не собираешься к тому же накачаться силиконом и превратиться в Памелу Андерсон? – насторожилась Саша.

– Да о чем ты?! – вспылила Настя. – Саш, пойми, у меня слишком благородные черты лица! Настолько благородные, что я гожусь только на роли всяких там Сонечек из «Войны и мира» – смиренных героинь второго плана!

– Извини меня, наивную девушку. – Саша приложила руку к груди. – Я думала, успех зависит от таланта, а не от внешности… О боже, как я заблуждалась!

– И от внешности тоже, – возразила Настя и потащила пакеты в свою комнату.

Саша еще некоторое время оставалась в задумчивости в коридоре, после чего пошла к себе и разобрала гардероб. Отложила кожаный пиджак с короткими рукавами, шелковую майку с блестками и капюшоном, юбку выше колен с рюшами и замшевые сапоги. Взяла мобильный, вызвала абонента и лениво произнесла в трубку:

– Марат, привет. Не хочешь сегодня уйти в загул?

Марат согласился. Саша выслушала все предложения, выбрала одну частную вечеринку, договорилась приехать к Марату к восьми и взялась за выщипывание бровей.


– Я ухожу! – крикнула Настя из коридора.

Она вышла на улицу, нацепила большие дымчатые очки и внимательно пригляделась к тому, как прохожие реагируют на ее новый образ. Все было отлично: мужчины выныривали из тяжких дум и провожали ее глазами, женщины с головы до ног осматривали прическу, одежду, сумочку, туфли… Настя немного прошлась по Тверской – для закрепления эффекта – и только потом поймала такси, чтобы отправиться на Маросейку.

Молодой интеллигентный режиссер ждал ее в узбекском ресторане. Месяц назад Настя прошла кастинг, но режиссер сомневался – у него были еще две кандидатки на роль героини сериала о молодой девушке, у которой сначала ничего не получается, а потом получается все. Вообще-то, сюжет был довольно банальный, но сценарий написала известная писательница, на фильм выделили большую сумму денег, а режиссер был из известной кинематографической семьи… Это был заранее успешный проект, а для молодой актрисы со скромным опытом работы в театре – золотой шанс стать знаменитой и востребованной.

В режиссера Гайсинского можно было смотреться как в зеркало – такой он был лощеный и холеный. Ощущались долгие годы самоотверженного ухода за собой: отличная кожа, маникюр, первоклассная стрижка, стильные вещи, купленные не только в дорогих магазинах, но и на знаменитых лондонских рынках… В Гайсинском сразу угадывалось происхождение – непринужденные манеры, взгляд не только успешного, но и глубоко образованного человека, привычка ко всему лучшему, включая и общество, с детства…

Насте он нравился – она любила людей с историей, с корнями.

– О… – приветствовал ее режиссер, – вы покрасили волосы…

– Что, так заметно? – Настя сделала круглые глаза.

– Э-э-э… – не сразу понял он, что девушка шутит. – Ну, да, заметно. В том смысле, что я по-другому видел Лизу. Понимаете…

– Я прекрасно понимаю, что вы хотите сказать, – перебила его Настя. – Вначале Лиза такая забитая, серая, никакая, но очень, конечно, умная и добрая. И только потом она расцветает и все такое. Но неужели вы не задумывались, что современная девушка из Санкт-Петербурга, которая приехала в Москву работать в глянцевом журнале, просто не может выглядеть как старый валенок? Вам не кажется, что проблема вовсе не в том, что миру нужны красивые и яркие, а хорошие, но невзрачные никому не интересны? Дело в том, что симпатичным и энергичным гораздо тяжелее жить, чем тихим дурнушкам, – слишком много мужчин дурят им мозги! И красивой девушке, когда ей за предоставление выгодной работы предлагают расплатиться постелью, бывает точно так же обидно, как той малопривлекательной, которой отказывают в работе, так как не хотят с ней спать. А? Как вам такой поворот? – почти выкрикнула Настя, которая сейчас была готова убить любого, кто дурно отзовется о ее новой прическе. Можно сказать – о ее новой жизни.

Режиссер некоторое время молчал, а потом погрозил Насте пальцем и произнес задумчиво:

– Хм… Все это очень интересно… Я… Но давайте сделаем заказ.

Ближе к десерту режиссер отложил вилку и заявил:

– Я вас беру!

Настя вилку выронила.

– Берете?

– Да. Когда вы можете подписать контракт?

– Да хоть сейчас! – обрадовалась Настя.

– Лучше в среду, – попросил режиссер.

– Отлично!

Они еще некоторое время обсуждали сценарий, позже режиссер отвез ее домой, и разомлевшая Настя почти даже не рассердилась, когда обнаружила страшный бардак в ванной и груду косметики на столе в гостиной.

Зазвонил мобильный.

– Да, мама! – ответила Настя. – Представляешь, меня берут в сериал по сценарию Устиновой. Режиссер Гайсинский!

– О! Как я за тебя рада, дорогая! – Казалось, Анна обрадовалась вполне искренне. – Моя дочь будет популярной актрисой! Чудесно!

– На этот раз обошлось без чудес, – уточнила Настя.

– Ну, да, ну, да, – согласилась Анна. – Ладно, милая, надеюсь, вы с Сашей хорошо устроились. Пошли мне адрес – я заеду, когда буду в городе.

Повесив трубку, Анна мрачно посмотрела на Аглаю.

– Гайсинский… – пробормотала Аглая. – Вуду?

Анна пожала плечами:

– Пусть будет вуду.

* * *

– Что ты там делаешь? – Саша колотила в дверь ванной.

– Подожди, у меня тут «Плейбой» с голой Джоли! – кричал Марат из ванной.

– Марат, ты же педик! – Саша перекрикивала шум воды.

– С помощью Джоли я становлюсь ближе к Бреду! – орал Марат.

– Ты извращенец!

– Я всегда тебе говорил!

Еще через полчаса Марат вышел из ванной и закопался в шкафу.

– Ну? – в очередной раз спросил он.

– Все! – воскликнула Саша, взглянув на часы. – Приятно было провести время под дверью твоей ванной, но, увы, уже скоро рассвет, так что я, пожалуй, пойду спать.

– Ну, Шура, ну, не сердись… – заныл Марат. – Я уже почти одет!

– Почти?! – взвилась Саша. – Что тебе еще надо сделать? Подобрать трусы под цвет ботинок? Или они должны сочетаться с цветом глаз?

Марат закатил глаза и быстренько выбрал фиалковый джемпер с короткими рукавами и брюки в узкую полоску.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное