Арина Холина.

Галерея мужских пороков

(страница 5 из 22)

скачать книгу бесплатно

– Я отвечу, – сказала Алиса.

Массажистка протянула ей трубку, и Алиса услышала Веру, которая говорила так, словно заболела тяжелейшей ангиной:

– Алиса, прямой эфир из сортира, сенсационная новость! – прохрипела она. – Сижу в глухой обороне, пока все остальные по очереди сходят с ума. Олю уволили!

– Что?! – неприлично взвизгнула Алиса.

– Что слышала. Это правда. Я не обожралась ЛСД, и меня не купили враги, – поклялась Вера. – Бек уволила Мысину. Бля буду.

– Вот это да… – протянула Алиса. – Вера, за отвагу и преданность представлю тебя к награде. Кстати, раз уж у вас там атмосфера всеобщего безумия, может, и меня уволили?

– Неа. Не дрейфь. Все, идут, пока, – и она отсоединилась.

Алиса присвистнула, отключила телефон и обратилась к массажистке:

– Ань, сделай мне так, чтобы я час ни о чем и думать не могла, ладно?

На обратном пути Алиса купила «Крошку-картошку», вернулась в офис и быстро все расставила по местам. Всем, кто еще не наговорился, – вернуться к работе, редколлегия завтра, ничего не изменилось (вранье!). После ее вызвала Бек и лично сообщила о том, что она, Алиса, пока что единственный главред, Оля уехала, а она, Бек, очень даже этому рада, потому что журнал все равно держится на Алисе.

Оставшееся время Алиса провела, как в тумане, но умудрилась зарубить два материала на будущий номер, поскандалить с дизайнерами, которые отказывались менять текущий макет – не было у них, видите ли, времени, пообещала вырвать руки художнику за иллюстрации к рассказам и одобрила несколько заявок на материалы.

Чуть позже обыкновенного, около восьми, она вышла из редакции, поймала машину и поехала к Файке, с которой договорилась торжественно отметить долгожданное событие – избавление от Оли.

«Бывает же в жизни столько счастья!» – думала Алиса, и даже странности вчерашнего вечера ее почти уже не беспокоили. Ведь случается же так – мечтает о чем-то человек, а его фантазии сбываются? Иначе зачем жить? Просто сегодня все линии пересеклись. Все просто.

Запел телефон.

На табло было чисто. Никакого «номер засекречен» – ничего.

– Да! – строго ответила Алиса.

– Алиса Трейман? – уточнил неприятный женский голос. Неприятный – потому что слишком уж уверенный, сексапильный такой, с хрипотцой, манерный.

Возможно, звонит безумная жена какого-нибудь провинциального супермагната, которая жаждет за много-много денег появиться в журнале. И такое бывает. У Алисы даже на сей случай имелась заготовка – номера составлены и подписаны на полгода вперед, если вы готовы ждать – перезвоните через месяц, поговорим…

– Алиса, я знакомая Лианы, вашей бабушки, мне нужно с вами встретиться, – сообщила неизвестная собеседница.

– Ну… – задумалась Алиса.

Такое уже бывало. Родственники, друзья, приятели, соседи… Одни хотели – и имели полное право – остановиться у нее в Москве на недельку. Другие – обычно чьи-то племянники или двоюродные внуки, намеревались пожить пару месяцев – пока не найдут работу.

Некоторые интересовались завещанием. Десятые и вовсе походили на воришек. После нескольких неприятных визитов в квартиру Алиса никого, кого лично не знала, не приглашала.

– Вы где находитесь? – спросила Алиса.

– Давайте встретимся в Елизаветинском садике на Олимпийском проспекте, – предложила женщина.

Странное место… Ладно, тут рядом.

– Только прямо сейчас, я неподалеку, и у меня мало времени, – сухо произнесла Алиса.

– Отлично, – согласилась та.

– Как я вас узнаю?

– Я сама вас узнаю, – пообещала нахалка, и в трубке раздались длинные гудки.

– Стерва! – возмутилась Алиса. – На Олимпийский поедем, – сообщила она водителю.

Глава 6

Ее не очень удивило место встречи – вдруг знакомая бедная или плохо знает Москву… Хотя если она плохо знает Москву, то откуда пронюхала о садике на Олимпийском проспекте? Бедные провинциальные знакомые обыкновенно назначают встречи у памятника Пушкину или рядом со станцией метро… Но странности и непонятности всегда волновали Алису – и чем более подозрительными казались обстоятельства, тем с большим интересом она приближалась к месту встречи. Уж в чем в чем, но в отсутствии любопытства ее трудно было упрекнуть.

Алиса не стала отпускать такси – на Олимпийском отчего-то неимоверно сложно поймать машину, прошла в сад и устроилась на лавочке у пруда. Наверное, эта сумасшедшая отзвонится на мобильный. Где-то в глубине сквера гуляли мамаши с детьми, напротив, с той стороны пруда, отдыхали пенсионерки, но поблизости никого не было. Алиса достала мобильный телефон и нашла принятые вызовы, но ничего нового не узнала – телефонного номера незнакомки не было. И тут она почувствовала, что не одна. Обернулась и уставилась на женщину (громадных, нечеловеческих усилий стоило не отпрыгнуть, не закричать), которая, непонятно как, очутилась на той же скамейке, что и Алиса.

Очень красивая брюнетка с длинными прямыми волосами. Волосы не черные, но темно-коричневые – как горький шоколад. Продолговатое лицо, нежная светлая кожа, прямой нос, большие карие глаза и пухлые губы. Просто Моника Белуччи. Моника была одета в шелковый черный плащ с воротником-стоечкой, в ботильоны с открытой пяткой и прямые черные брюки. Модница.

– Здравствуйте, Алиса, – произнесла Моника. – Меня зовут Римма.

Римма полезла в огромную кожаную сумку, достала сигареты и небрежно прикурила от платиновой зажигалки (почему Алиса решила, что платиновой – непонятно, но она была уверена, что зажигалка не серебряная), на которой крупными бриллиантами были выложены инициалы «Р» и «Д». Слишком крупными для зажигалки бриллиантами. Правда, других украшений Римма не носила.

– Добрый вечер, – ответила Алиса.

– Нам предстоит трудный разговор, – сообщила новая знакомая.

Алиса молчала.

– О вашей бабушке, о вас и о том, что случилось с вами вчера, – продолжала Римма.

Алиса кивнула.

– Вы же мало знаете о своей бабушке? – поинтересовалась Римма и все-таки не выдержала – уставилась на перстень.

Алиса поняла, что та именно не выдержала, потому что взгляд был жадный и Римма словно рассердилась на себя за то, что привлекла ее внимание. А перстень в очередной раз удивил Алису – на этот раз он был фиолетовым, а внутри словно горел костер – мерцали красные, желтые и оранжевые языки.

– Сложный вопрос, – ответила Алиса, которая не хотела ничего рассказывать незнакомке. Та ее вызвала на встречу – пусть сама и говорит.

Римма задумалась.

– Мне предстоит рассказать тебе непростую историю, – сообщила она, резко переходя на «ты». – И я не уверена, что ты мне поверишь.

– Ты – моя сестра, которую похитили из роддома? – поинтересовалась Алиса.

– Что? – Римма уставилась на нее. – Ах, нет… Ты замечала в Лиане что-нибудь странное?

– Слушай, все мы немного странные, в том числе и Лиана, – отрезала Алиса, которая уверилась, что Римма – хитрая аферистка, затеявшая недоброе.

Тем более что рядом с ней Алиса впала в гипнотическое состояние – у Риммы был какой-то странный энергетический фон: подле нее клонило в сон и хотелось со всем соглашаться.

– Послушай, что я тебе скажу… – Римма взяла ее за руку, но вредная Алиса руку отобрала и потянулась за сигаретами. У нее в сумке лежала бутылка виски, украденная из редакции, и Алису неудержимо тянуло выпить, но она решила не показывать Римме свою слабость. Потому что глотнуть ей хотелось для храбрости – а из этого следует, что она трусит.

– Ты ведь заметила, что со вчерашнего вечера с тобой происходят… необычные вещи? – произнесла Римма.

Алиса демонстративно отодвинулась подальше.

– И что? – буркнула она.

– Дай руку, – и нахалка протянула ладонь к той руке, на которой был перстень.

И тут Алису озарило. Перстень – старинный! Стоит кучу денег! Эта гадина хочет его отнять!

– Зачем? – нахмурилась она.

Римма посмотрела на нее, вздохнула, вынула из сумочки зажигалку и протянула Алисе.

– Возьми в залог, – сказала она с легким, почти неуловимым, но все же презрением.

Презрение Алису разозлило. Она приняла зажигалку, спрятала в карман и протянула Римме руку, сжатую в кулак. Римма поднесла ее ко рту и подула на камень. И тут…

На какое-то время перстень стал черным, но сразу же преобразился в бледно-сиреневый: искры, мерцавшие внутри опала, от легкого дуновения взметнулись и оказались снаружи – серебристыми блестками они кружились над перстнем – всего пару секунд, а потом вдруг вспыхнули и змейкой вернулись в опал. Камень стал красным.

Пока Алиса, открыв рот, смотрела на Римму, та снова закурила, воспользовавшись одноразовой зажигалкой, которую выкинула в помойку, усмехнулась и сказала:

– Твоя бабушка была ведьмой.

– Кем?! – громче, чем нужно, воскликнула Алиса.

– Подуй на перстень, – предложила Римма.

Алиса дернула плечами, поднесла к носу ладонь, подумала и легонько подула. Пару секунд ничего не происходило. И вдруг камень налился розовым – словно с обратной стороны на него посветили фонариком, розовый стал малиновым, а потом опал сделался молочным, с голубым оттенком – и искры заиграли золотом. Они закрутились и отрывались от поверхности – их было так много, что хотелось разгонять искры руками, а они все кружили и кружили – вокруг Алисы.

– Ну, все, все… – прошептала она.

И все исчезло. Но камень остался бледно-голубым.

– Так он реагирует на настоящего владельца, – сообщила Римма.

Некоторое время Алиса боролась с ощущением, что сейчас упадет в обморок, но в конце концов пришла в себя – правда, пришлось каждую секунду мысленно повторять: «Все нормально, я здорова».

– Кто ты такая? – поинтересовалась она у Риммы.

Та задумалась.

– Ну, скажем, я улаживаю деликатные вопросы.

– А что я могу делать с этим кольцом? – воодушевилась Алиса.

– Желания оно не исполняет, – хмыкнула Римма. – Это что-то вроде талисмана. Его специально заговаривали – многие поколения женщин из твоей семьи вкладывали в него часть своей души, и теперь в нем есть определенная сила, которая тебе помогает.

– Как помогает?

– Это ты должна понять сама. Но учти – кольцо очень древнее, сильное и капризное. Ты должна обращаться с ним уважительно и соблюдать традиции.

– Что за традиции?

– В этом-то все и дело, – Римма развела руками и предложила: – Давай выпьем?

Алиса, которая так до конца и не поняла, кто из них сошел с ума, поставила на колени сумку, открыла бутылку и протянула Римме.

– Твоя бабушка поступила неразумно, – призналась Римма, возвращая коньяк Алисе. – Лиана очень расстроилась, узнав, что она – ведьма, и всю жизнь пыталась сделать так, чтобы ей не пришлось обнаружить свои способности. После смерти твоего деда она была вынуждена использовать свой дар – чтобы выжить, но она ничего не рассказала тебе.

– Но почему?! – возмутилась Алиса.

– Лиана боялась этого. Считала, что быть ведьмой – плохо.

– Кстати, а какие у… нас возможности? – полюбопытствовала Алиса.

Римма покосилась на нее и улыбнулась:

– Безграничные.

– А Лиля?.. – осенило Алису.

Римма кивнула, соглашаясь.

– Лиля – ведьма.

– А где она сейчас?

Римма развела руками.

– Понятия не имею.

– Но почему она мне ничего не сказала?! – вскипела Алиса.

– Потому что Лиана сама должна была позаботиться о наследнице. Ты же понимаешь: она ненавидела тебя только потому, что ты – девочка?

Алиса подняла брови.

– Дар есть у всей семьи, – пояснила Римма. – Но чтобы стать ведьмой, надо все-таки быть женщиной. В вашей семье мужчины особенные, но дар у них проявляется по-другому – они талантливы, успешны в работе, прозорливы, могут просчитать ситуацию… Но основные магические способности передаются по женской линии. Ты ведь понимаешь, отчего погиб твой отец?

Алиса помотала головой.

– Лиана ненавидела себя. Ненавидела ведьму в себе. Конечно, ее испортила мать – твоя прабабка, которая, вместо того чтобы воспитать в ней настоящую ведьму, сюсюкала с ней до совершеннолетия, кормила с ложечки, растила эдакий цветочек… Твоя бабка проклинала своего сына за то, что он женился на твоей матери, и знала, что нельзя этого делать, что проклятие ведьмы сбывается, но она была слишком эгоистичной – и вот чего добилась.

– Она убила моего отца? – Алиса похолодела.

– Не совсем. Но косвенно повлияла на то, что события сложились именно так. Извини, но Лиана была непроходимой, самовлюбленной дурой. После его смерти она возненавидела все, что связано с даром, и поклялась не говорить тебе ни слова.

Они еще выпили и помолчали.

– Но почему… – Алиса запнулась. – Почему я раньше не чувствовала?.. Почему раньше ничего не было?

– Было, – не согласилась Римма. – У тебя все получается, ты успешная, можешь окрутить любого мужчину. Ты разве не ощущала, что особенная?

– А кто так о себе не думает? – ухмыльнулась Алиса.

– Твои способности не развивали. Ты даже не подозревала, что они у тебя есть.

– Но… – перебила ее Алиса.

– Ты хочешь спросить, почему сегодня и вчера?..

Алиса кивнула.

– Ты была на грани жизни и смерти. Не хочу тебя травмировать, но отношение Лианы к магии и тут сыграло свою роль. Не суди ее – она очень старалась не причинить тебе вред, не хотела тебя видеть, но все-таки испытывала вину перед сыном. Она все завещала тебе, рассчитывая исправить ошибку, но она же ведьма – и ты улетела в кювет. Сработало проклятие. К счастью, в открытую она не желала тебе зла – проклятие вышло слабеньким, хотя, не будь ты ведьмой, тебя бы собирали по частям. В стрессовой ситуации проявились твои способности – ты жива и разговариваешь со мной.

Алиса, хоть и находилась в полнейшей прострации, все же заметила некоторое напряжение, что возникло, пока Римма произносила последнее предложение. Внешне невозможно было бы и догадаться – но сейчас Алиса слишком остро все чувствовала, улавливала малейшие нюансы и поняла: Римма что-то недоговаривает. Она ждала объяснений, но они не последовали.

– Сегодня у тебя обострились способности – произошел слишком мощный выплеск энергии, но, поверь, тебе далеко до настоящего колдовства. Завтра же твои чары развеются, все вернется на круги своя. Это была не совсем магия, а что-то вроде сильнейшего гипноза.

– То есть не имеет смысла пить за увольнение Оли? – догадалась Алиса.

Римма развела руками.

Алиса молчала долго – минут десять.

– Как мне тебе поверить? – спросила она наконец.

Римма повернулась к ней спиной, положила руки на лицо и что-то забормотала. Когда она обернулась, Алиса чуть не упала с лавки – отшатнулась и едва не слетела на землю: вместо яркой брюнетки рядом с ней сидела блеклая дамочка с серенькими волосами, стянутыми в хвостик, с родинкой на носу и с узкими бесцветными губами.

– О… – простонала Алиса. – Черт побери…

Ей показалось, что Римма вздрогнула, но она не придала этому значения. Она была в трансе. Римма отвернулась, пошептала и снова приняла первоначальный облик.

– Вот это да! Надо же!.. Как такое возможно? – охала Алиса. – Я тоже так могу?

Римма рассмеялась.

– Нет! – ответила она. – Чтобы произвести грамотную мистификацию, требуются десятки лет тренировок. Далеко не каждая ведьма на это способна.

– Круто! – восхитилась Алиса. – А… Это ваш настоящий вид?..

– Да, – кивнула Римма. – Даже я не могу продержаться в чужом облике больше полутора часов. Это очень мощное колдовство – без специальных зелий трудно обойтись.

И тут Алиса поплыла. Магия. Колдовство. Зелья. Ее бабка – ведьма. Рядом с ней – ведьма. Она сама – ведьма. Очнулась она, почувствовав, что Римма бьет ее по щекам и брызгает на нее термальной водой.

– Бывает-бывает, – успокаивала Римма Алису. – Ладно, на сегодня хватит.

И правда – уже совсем стемнело, пенсионерки разошлись, мамаш с колясками сменили подростки, и даже шум с дороги сделался тише.

– А может, поедем ко мне? – с робкой надеждой предложила Алиса.

– Извини, но тебе на сегодня действительно хватит, – улыбнулась Римма. – Пока. Я позвоню.

Она встала, пошла по дорожке в противоположную от главного входа сторону – и то ли Алисе померещилось, то ли ведьма растаяла, как тень, в темноте и тумане, поднявшемся от воды?

Почти ничего не замечая вокруг себя, Алиса вышла из парка, обругала таксиста, который все-таки смылся, подлец, позвонила Фае с извинениями и пешком отправилась домой.

Так. Имеет ли смысл отказываться от предположения, что она лежит на больничной кровати, все еще под воздействием наркоза и бредит? Может, она не выжила в автокатастрофе?

Лучше все-таки отказаться, потому что тогда уж совсем все невероятно.

Хорошо. С ней происходит нечто странное, но, возможно, версия «Твоя бабушка – ведьма» – та еще чушь. В любом случае, даже если предположить, что ее окружают странные люди, которые решили убедить ее в присутствии сверхъестественного, все это очень и очень подозрительно.

Ухнуло в животе.

А если она и правда ведьма? Это реально?

Ну… Вся наша жизнь выстроена на шатком фундаменте: с одной стороны, мы верим в бога, молимся, просим его о всяких вещах, обращаемся за поддержкой, защитой, но при любой возможности так яростно отрицаем все непонятное, так усердно обличаем людей, поверивших в чудо… Это как шпильки – красиво, но неудобно. И без них не хочется, и с ними – невмоготу.

Алиса остановилась и посмотрела на кольцо. Оно стало почти белым, словно в воде размешали молоко, и лишь в глубине слабо светилось розовым.

Затянутое серыми тучами небо вдруг разразилось дождем. Не то чтобы ливнем, но гаденьким таким, частым дождиком – если быстро добежать до остановки, вряд ли промокнешь, но вот прогулка грозит насквозь мокрой одеждой.

Алиса приняла единственно верное решение: промокнуть и быстро поймать машину, чтобы не простудиться. Она подставила разгоряченное от событий и быстрой ходьбы лицо каплям воды, раскинула руки, повернула их ладонями вверх, остановилась посреди улицы и закрыла глаза.

– Мать твою! – услышала она откуда-то спереди.

Приоткрыв один глаз, заметила, как от нее шарахнулась какая-то тетка в плаще. Осмотрела себя и расхохоталась: капли дождя, не долетая до ладоней, поднимались вверх!

О, боже мой! Боже мой…

Странное чувство всемогущества, избранности, с которым она жила всю жизнь, – это все правда! Она – особенная, она выше всех, она – ведьма! Алиса закружилась по улице, под дождем, редкие прохожие, вприпрыжку мчавшиеся к подъездам и автобусным остановкам, только что пальцем у виска не крутили, но как же ее не волновали эти людишки, обыватели, растения – она была вне системы, за границей их понимания!..

О-о-о… Значит, все правда! Она лучше, она выше всех этих существ, которые чувствуют лишь боль, голод и холод, в то время как она замечает малейшие их переживания, так остро, что иногда кажется – порежется, ощущает их ауру, их грязные и светлые мысли, их убожество, их ничтожные благие порывы!

Алиса всегда понимала, что для нее открыт странный мир настроений, мир, в котором заурядный обыватель, среднестатистический скептик, ничегошеньки не понимает, потому что ему страшно увидеть глубину – собственную глубину, страшно заглянуть в этот космос, который мы называем душой, страшно прикоснуться ко всему, что больше и глубже потребностей физиологии, потому что высота доступна не всем. В человеческом мире за высоту даже требуют денег – за пентхаусы, за горные вершины – человек, ощутивший внутри себя искру, лезет, карабкается, преодолевая ужас, выглядывает из иллюминатора самолета, но не знает, жалкое существо, что можно воспарить – взлететь над собственным страхом, и тогда ты не животное, тогда ты «по образу его и подобию»…

Алиса остановилась – а в голове еще все кружилось – и зашаталась, отчего расхохоталась еще громче, и это был смех не простой женщины, добившейся успеха в жизни, это был хохот ведьмы, который почувствовали заскулившая собака, и кошка, поджавшая хвост, и даже ворона испуганно каркнула и побежала прочь, ленивая тварь.

Глава 7

Алиса шлепнулась в кресло, включила компьютер и уставилась на Веру, которая зашла без стука.

– Хорошо выглядишь, – сообщила она Алисе. – Но я что… Короче, Бек вернула Олю.

Алиса глубоко вдохнула.

– Черт! – выругалась она.

Вера присела.

– Буквально час назад, – добавила она. – Может, отравить ее?

– Ей что, Милош устроил головомойку? – поинтересовалась Алиса.

Милош, американец польского происхождения, владел издательским домом.

– Типа нет, – Вера покачала головой. – Она сама. Милош ведь в Австрии. Но точно я не знаю.

– Твою мать, твою мать, твою мать!.. – взвыла Алиса. – Опять двадцать пять!

– Блин, она, конечно, заколебала со страшной силой, – согласилась Вера. – Тебе, кстати, не кажется, что она меня выживает? Эта ее речь о вреде секса вчера…

– Выживает, – кивнула Алиса. – Но ты понимаешь… А чем ее можно отравить?

– Ядом? – предположила Вера.

– Гм… – буркнула Алиса. – Какая боль…

– Алиса, я тебе сейчас скажу одну очень важную вещь, но ты только на меня не ори, – было заметно, что Вера собралась с духом ради этого разговора. – Я, наверное, через два-три месяца уволюсь.

– Что-о? – Алиса сложила руки на груди. – Ты вот так легко сдашься?

– Типа того, – кивнула Вера. – Понимаешь, не то чтобы я сдалась, но просто мне предложили работу, где не надо будет выцарапывать каждое свое слово ногтями.

– Я скажу Оле, чтобы она выписала тебе премию за вклад в обезличивание журнала, – отрезала Алиса. – Вера, я тебя понимаю, но как же так?! Ты на чьей стороне?

– Алиса, я на твоей стороне, и ты это знаешь, просто не надо забывать, сколько получаешь ты и сколько получаю я! К тому же вы с Олей на равных, а для меня она – босс, и если ты можешь послать ее к черту, то я могу лишь прийти к тебе и пожаловаться! Нет, я не говорю, что обстановка невыносимая, но мне по необъяснимой причине хочется, чтобы меня ценили за мои достоинства, а не за то, как я умею лавировать и прогибаться!

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Поделиться ссылкой на выделенное