Арина Холина.

Дьявол за правым плечом

(страница 4 из 25)

скачать книгу бесплатно

– Все отлично, – говорила Зоя в трубку, украшенную стразами. – Прошло как по маслу… Ага… О боже! – она резко затормозила, так как черный «Мерседес» ослепил ее ксеноновыми фарами. – Ты что вытворяешь? – закричала она. – Это встречная полоса!..

«Мерседес» перестроился на свою сторону дороги, водитель выключил дальний свет, а поравнявшись с Зоей, Тина высунулась из машины и заявила:

– Учти, подруга, ты стоишь у меня на пути, даже если едешь в другом направлении! – и рванула с места, да так, что тормоза завизжали.

– Пижонка… – усмехнулась Зоя. – Не волнуйся, – произнесла она в трубку. – Эта корова Тина выпендривается. Слушай, она так же опасна, как конфетки от кашля… Ладно, я всегда была осторожна, сейчас осторожна и в дальнейшем буду осторожна. Не нервничай. Главное, наша девочка довольна и счастлива. И почти влюблена… О боже, я знала, что ты придерешься к «почти»! Ладно, до встречи!

Глава 4

Счастье есть! Маша просто не могла поверить, что жизнь может быть так добра к ней! Мало того, что отличный парень Артем позвонил ей и пригласил на ужин в «Мазонкафе» – на второй этаж, на веранду, так еще и отозвались потенциальные работодатели! Причем не какие-нибудь там, а самые лучшие! После обеда она наконец влезла в личную почту и обнаружила уведомление от «Би-би Анд Уай» – ну очень солидной рекламной конторы – о том, что ее резюме произвело хорошее впечатление и ее приглашают на встречу.

Где-то там, за окном «Алферова и партнеров» возник мираж: она, Маша, на «Мерседесе»-«лягухе» элегантного темно-синего цвета подъезжает к современному офисному зданию, выходит из машины, одергивает платье от «Карен Миллен», топает по мостовой каблуками от «Вичини» – все, как положено, танкетка, совмещенная с платформой, – поднимается в свой прохладный кабинет, наливает настоящий, из кофеварки, кофе и принимается творить…

На безликий адрес info@bbandy.com Маша отправила сдержанное письмо, подтверждающее готовность к личному контакту, получила от того же абонента координаты, закрыла почту и отправила Ксюше по АйСиКью приглашение пообедать где-нибудь вне офиса.

Это было так приятно – обедать в кафе, на людном Кузнецком Мосту! Одно «но» – к концу месяца деньги заканчивались, и приходилось есть в столовке – очень приличном заведении, единственным недостатком которого были коллеги, жаждавшие сенсаций, и запрет на курение.

Курящая Маша с восторгом вспоминала, как однажды к ним в субботу по делу завалилась группировка «Комедии-Клаб» – все с похмелья, все такие несвежие, помятые – непривычно было видеть в офисе людей с откровенно серыми лицами, и уж как они начали курить, и как сирена стала орать, и как всем было на это наплевать, и охрана не могла взять в толк, что с ними со всеми делать…

Конечно, курить – плохо, и даже вредно, но почему, если в компании из десяти человек один не курит, то этот один обязательно скажет, что у него аллергическая (на никотин) астма, и всем станет стыдно, и настроение будет уже не то? И почему, если владелец офисного здания – он же женатый любовник Лены Алферовой, недавно бросил курить, все теперь должны не курить? А вот если этот любовник-владелец едет на вручение каких-нибудь там кинопремий, и там все курят (а там все курят!), что, его охрана отстреливает курильщиков? Можно подумать, у Абдулова вырвут сигарету изо рта?

«Немедленно валим отсюда! Сил моих нету!» – пришло сообщение от Ксюши.

Маша кинула в сумку телефон, выключила компьютер, буркнула: «Я обедать» и быстро слиняла из офиса, чтобы за ней не увязалась Оксана, которая испортит всю малину нытьем о недостатках своего бойфренда или кто он там ей, или Анжела, которая вечно от чего-нибудь умирает – то у нее язва желудка, то стенокардия, то менингит…

Ксюша и Маша вылетели из офиса, забежали за угол и вдохнули теплый весенний воздух. На улице было так приятно, что в помещение не хотелось – несмотря на довольно сильный ветер, они устроились за столиками на улице, заказали суп и горячее, а Ксюша даже предложила выпить вина – по одному бокалу.

– Слушай, только честно, тебе нравится Анжелина Джоли? – спросила Ксюша, посыпая черный хлеб солью.

– Как мне может нравиться самая красивая и успешная женщина в мире, которая жертвует треть заработка на благотворительность и встречается с Бредом Питтом? – усмехнулась Маша. – Я ее ненавижу!

– О’кей… – Ксюша вроде осталась довольна ответом. – А Бред Питт тебе нравится?

– Уже нет, – вздохнула Маша. – До «Мистера и Миссис Смит» – да, безусловно, но после развода с Дженифер в нем не осталось ничего человеческого. Он бог, колосс, картина в Третьяковской галерее. К тому же он похож на всех девушек, с которыми встречается, – ты же обратила внимание, что сейчас он брюнет?

– А кто тебе нравится? – увлеклась Ксюша.

– Джош Хартнетт, но только в «Факультете»… Ну и… – Маша серьезно задумалась. – Слушай, а тебе не кажется, что с секс-символами какой-то абзац? Что-то я ни одного нормального мужика не могу вспомнить, кроме Пола Беттани – и то он на любителя… Не можем же мы всерьез рассматривать кандидатуру Джейка Джилленхола?

– Не, не можем… – Ксюша замахала руками. – Ни в коем случае! Лучше будем Рому Зверя рассматривать!

– Да! Или Стаса Пьеху!

– Слушай, а если бы ты сама была кинозвездой, ты бы как жила? – с таким серьезным видом спросила Ксюша, словно обсуждала наличие в Иране ядерного оружия, а также варианты мирного урегулирования конфликта без силового вмешательства США.

– Ой… – Маша закатила глаза. – Да, кстати, какой звездой – нашей или американской?

– И нашей, и голливудской, – уточнила Ксюша.

– Ну, я бы обязательно основала свою модную марку – только не такую отстойную, как у Милы Йовович…

– Да уж, это просто крах великой иллюзии! – отчаянно закивала Ксюша.

– Ну, открыла бы свой ресторан – это был бы недорогой, но классный ресторан русской кухни, по ценам – как «Якитория», но только без дурацкого русского колорита, никаких национальных костюмов, никаких красных скатертей… С перспективой развития в сеть ресторанов. Купила бы домик во Франции рядом с Джонни Деппом и Ванессой Паради и ходила бы к ним в гости в шлепках и шортах. А зимой жила бы в Лондоне, на втором этаже двухэтажного дома где-нибудь в Сохо. Вот. Такие у меня скромные планы.

Они еще поблаженствовали минут двадцать, запили вино эспрессо, после чего Ксюша поспешила в офис, а Маша соврала, будто ей срочно нужно купить летние туфли, и пошла в сторону магазина. Для достоверности она даже зашла в магазин, позвонила оттуда на работу и, чертыхаясь, сообщила, что звонили от сотового оператора – их не устраивает макет рекламы, они требуют личной встречи, и она, Маша, едет прикрывать собой брешь. После чего Маша позвонила девушке из рекламного отдела сотового оператора, с которой успела подружиться, объяснила, что она «сейчас у них» – часов до пяти, вышла из магазина и пошла к метро. От Лубянки до Комсомольской проще было добраться на метро – чтобы на работе не слишком волновались, если она застрянет в пробке.

Спустя четверть часа Маша шла вниз, к Каланчевке, где возвышался здоровенный офисный центр, в котором целый этаж занимала «Би-би Анд Уай». Прямо из лифта Маша попала в просторный холл, в котором располагалась широченная стойка с тремя секретаршами: пиджачки, джинсики, туфли на небольшом каблуке, хорошие стрижки – а также несколько кожаных диванов, кресел и стеклянных журнальных столов – что-то вроде зала ожидания. В специальных стойках лежали журналы и газеты – и не за декабрь 2003 года, как это принято в приемных, а самая последняя пресса. Предупредительная секретарша с длинной челкой мгновенно сделала Маше кофе, положила на тарелочку шоколадных конфет «Линдт», два крошечных пирожных, сливки и сахар, и только Маша доела последнюю конфету, ее пригласили.

Маша особенно не волновалась – она была уверена, что с ней будет общаться эдакая среднестатистическая девушка из отдела кадров: шифоновая блузка в цветочек, строгая юбка – обычно серая, простые, но качественные туфли на шпильке… Чем вас не устраивает текущее место работы? Сколько бы вы хотели зарабатывать? Что вы знаете о нашей компании? Почему обратились к нам?

Но ЭТОГО она не ожидала. Во-первых, ее провели не в отдел кадров, а в самый дальний кабинет, на двери которого не было ни номера комнаты, ни другой таблички. За дверью оказалась еще одна приемная – с окном до пола, с белым ковром на весь пол, белыми стенами и белыми шкафами, с белой глянцевой стойкой, за которой сидела рыжеволосая девица в белой водолазке без рукавов, и, как выяснилось позже, белых джинсах. Все белое. На стенах же висели черно-белые фотографии знаменитостей 50-х: Мерилин Монро, Марлен Дитрих, Одри Хепберн… Секретарша вся-в-белом проводила Машу до вторых дверей, постучала, придержала створку, и за огромным белым столом Маша увидела… девицу из бара.

– Добрый день, меня зовут Тина, – не вставая с кресла, разумеется, белого, представилась та.

От обилия всех оттенков белого у Маши разбежались глаза – было такое ощущение, словно они находятся в спальне. Возможно, это был именно тот эффект, которого добивалась Тина, – во всем окружающем было нечто интимное, на широких диванах хотелось валяться, желательно без трусов, а на сверкающем столе – заниматься чем-нибудь неприличным.

Тина тем временем, нахмурившись, рассматривала Машу.

– У меня такое впечатление, что мы знакомы, – заявила она.

Сказать – не сказать?

– Я видела вас в «Маккафе», – призналась Маша и подумала: «Интересно, что такая шикарная девица делала в „Маккафе“?

На Тине были стильные черные брюки, умопомрачительный хипповый пиджак – весь в каких-то тесемках, и роскошные туфли. Все черное.

– Простите, не помню… – Тина развела руками. – Ну, ладно… Главное, что меня заинтересовало ваше резюме. У нас как раз есть вакансия креативного менеджера, так что если вы пройдете тест, я вас возьму на испытательный срок с зарплатой в две тысячи долларов.

Маша постаралась сдержаться, чтобы не открыть рот.

– А после испытательного срока какая зарплата? – строго поинтересовалась она.

– Две с половиной, потом три, плюс премии, – спокойно ответила Тина, словно в любой уважающей себя компании рядовым «креативным менеджерам» платили три тысячи баксов.

Маша все-таки удержалась и не бросилась облизывать Тине ноги с воплями: «Возьмите меня прямо сейчас! Я согласна работать два испытательных срока подряд – первый месяц за тысячу долларов!»

– Давайте я вам покажу офис, – сказала Тина. – Мы работаем и с пиаром, и с рекламой. Также мы организуем праздники, презентации, и вот как раз на презентации я бы и хотела вас бросить. Здесь – рекламный отдел, – Тина открыла стеклянную дверь в большую комнату, где сидели шесть девушек.

В комнате, в противовес кабинету Тины, не было ничего белого: светло-зеленые стены, столы светлого дерева, обыкновенные серые офисные кресла и просто невозможное количество всяческой ерундистики – картинки, коврики, фотографии, различные лампы, мягкие игрушки, цветы – в горшках и вазах… У Маши зарябило в глазах. Заметив Тину, девушки лишь кивнули, но дела свои не прекратили – даже полная шатенка, которая пила чай с пончиками. Обычно, когда к своим сотрудникам заходила Лена, еду, косметику, личные записные книжки прятали в стол и дружно, как зомби, смотрели на начальницу. Самые беспринципные заискивающе улыбались.

Но здешние девицы лишь с ног до головы осмотрели Машу – впрочем, вполне дружелюбно, и вернулись к делам, не обращая внимания на начальницу. В том, что Тина – самая главная здесь начальница, Маша не сомневалась. Такой кабинет, отдельная секретарша… Они прошли дальше, и Тина показала Маше другой офис – как выяснилось, творческий отдел, где сидели три девушки и четыре молодых человека. Они миновали еще несколько дверей, а потом Тина открыла ключом одну комнату и сказала:

– А вот твой кабинет.

И тут Маша не выдержала. С каким-то утробным звуком она зашла в кабинет, потрогала стол, стул, ахнула, оглянулась на Тину и промямлила что-то вроде:

– Вот это да…

Большой кабинет, метров двадцать, заливал солнечный свет – одна стена была стеклянной, и там было все: удобный красивый офис, диван для гостей, мини-бар, картины, шкаф для одежды…

– Ничего себе! – выдохнула Маша.

– Ну, только не думайте, что я такая добрая мамочка, которая заботится о сотрудниках. Я мегера, фурия и страшная стерва, а все это… – Тина взмахнула рукой. – Для клиентов. К сотрудникам я беспощадна и выжимаю из них все соки. Это вам на будущее. В общем, пойдемте, я отдам вам тест – если пройдете, будете заниматься этими проектами.

Тина вручила Маше папку с отксеренными бумагами – в метро, по дороге обратно, Маша обнаружила, что один клиент хочет с шиком отпраздновать десятилетие завода по производству пластиковых плечиков для одежды, а второй собирается вывести на рынок новую марку русской косметики. Спрятав папку поглубже в сумку, Маша чуть не умерла, вспомнив, что сегодня у нее свидание с Артемом. Не может быть у человека столько счастья!

На работе Маша с трудом высидела до шести, ровно в восемнадцать ноль-ноль сорвалась с места, первый раз в жизни гнала до дома, не обращая внимания на правила дорожного движения, – даже проехалась по разделительной полосе, отчего почувствовала себя преступницей международного уровня, взлетела на шестой этаж, захлопнула дверь и прямо в коридоре сорвала с себя одежду. Волосы на ногах – срочно брить, брови – выщипывать, ногти – перекрашивать… Интересно, за час она успеет накачать пресс так, чтобы было как у Ферджи? Черт, ну почему нет скорой косметической помощи – приезжает бригада, и минут за сорок делают всю эту грязную работу: эпиляцию, пилинг, укладку… С чего начать? Если бриться эпилятором, не успеешь с укладкой, если не уложить волосы, станешь похожа на веник… И вообще, почему она всегда знакомится с мужчиной, когда у нее кошмар на линии бикини?

Наконец чистая, гладкая, накрашенная, с красивой прической, Маша вышла из ванной, вытащила из шкафа любимые джинсы и к невыразимому ужасу заметила, что задница у нее по форме напоминает чемодан. Откуда, о боже, откуда все это взялось? Разве можно с такой задницей идти на свидание?! Маша отшвырнула джинсы, порылась в гардеробе, выудила летящую шелковую юбку, но ей показалась, что в этой юбке она похожа на стог сена – что, кстати, не лишает публику возможности любоваться ее беспрецедентной задницей-чемоданом. Перерыв все вещи, Маша вернулась к джинсам, которые дополнила супершпильками – единственной моделью, которая была куплена просто так, потому что «должна это купить». Туфли были невероятной красоты, но ходить на них не было никакой возможности – Маша шаталась, держалась за стенку и думала лишь об одном – о кроссовках. Зато на шпильках она выглядела стройной. Дополнив наряд полосатым свитером от «Сони Рикель» с большим вырезом и свободными рукавами три четверти, Маша почувствовала, что вот теперь не стыдно появиться в обществе Ферджи или Джей Ло, нанесла еще один слой блеска на губы, села на диван, включила телик и тупо уставилась на экран, совершенно не понимая, что там, на МТВ происходит.

В восемь он позвонил. Маша подхватила сумку – у лифта заметила, что забыла телефон, вернулась, вспомнила, что не взяла денег, спустилась на первый этаж, хлопнула себя по лбу и поднялась обратно, так как оставила косметичку в ванной, улыбнулась отражению в зеркале самой сексапильной улыбкой, которая отчего-то выглядела, как гримаса боли, и наконец вышла на улицу.

Артем ждал у машины. Он даже предупредительно открыл дверцу, подал руку – вел себя галантно и вообще выглядел как конфетка – классные джинсы, классная куртка, классная майка, просто невероятно стильные кроссовки… Но без излишнего лоска – нормальный парень, даже немного лохматый.

– Ты в курсе, что Тони Блер уходит в отставку? – спросил он.

Маша с подозрением покосилась на него. Он ведь должен был сказать, что собирается в кругосветное путешествие: начнет с Бразилии, где кокаин стоит десять долларов, Мисс Бразилия – двадцать, номер люкс с лучшим видом – тридцать; дальше отправится в Австралию; потом в ЮАР… То есть она думала, что он должен говорить о подобных вещах – вести яркую, насыщенную увлекательными подробностями, но в то же время легкую светскую беседу… Она дура? Или его правда интересует отставка Тони Блера?

– Нечего было ввязываться в колонизацию Ирака, – сказала она. – Да и вообще, по-моему, мода на президентов, с которыми некоторая часть электората может представить себя в одной постели, – прошла. Президент должен быть старым, несимпатичным и думать только о благе страны и о своих внуках! – Артем кивнул.

Они обсудили Тони Блера. Люка Бессона и его фабрику дешевых, бездарных фильмов. Ходорковского. Нелегальных иммигрантов. Перспективу падения астероида на Землю.

Маша чувствовала себя человеком, которого долго держали в душной комнате, а потом выпустили на улицу, где только что прошел дождь и пахло листвой, сиренью, прохладой… Красивый, небедный, умный… Может, он ненастоящий? Может, это инопланетянин?

Маше захотелось до него дотронуться, чтобы убедиться – Артем живой и теплый, и он ей не снится.

Она вспомнила Диму, который в свободное от секса время мог говорить только о групповом сексе и о фальшивых джинсах «Дискейрд». Он был очень красивым и модным, но такого тупицу она больше в своей жизни не встречала – и это при том, что у Димы был какой-то там успешный бизнес. В смысле группового секса он был полным психом – все время бубнил о подружках с шестым размером груди, которые бы с удовольствием к ним присоединились. Или расписывал, какой суперсамец один его друг, что женщины от него без ума и все такое. Когда Дима стал уж слишком настойчивым, Маша заявила, что, к сожалению, занимается интеллектуальным трудом – то есть работает головой, так что без ума ей оставаться никак нельзя, и больше с ним не встречалась. Правда, он, конечно, был очень красивый.

Но сейчас Маша сидела рядом с Артемом, и ей казалось, что все годы разочарований куда-то подевались и она вернулась туда, где все начиналось – первая любовь, первый поцелуй, обжимания под аккомпанемент группы «Дорз». Или «Кьюр». Или «Куин». И первый секс – такой странный и волнительный. Секс, сигарета, странная мансарда ее первого бойфренда – без ванной, ванная была одна на этаж, какой-то дурацкий коньяк, который везли из Грузии в канистре, – он того не стоил, ощущение невозможного счастья – просто так, не из-за бойфренда, который впоследствии оказался жуткой сволочью, ощущение себя взрослой и ощущение дикого восторга от жизни – оттого, что этот мир есть, и что этот мир – твой.

Глава 5

Артем притащил ее в «Бульвар», где уже сидела компания: люди самого разного возраста – от шестнадцати до пятидесяти. Две школьницы-акселератки все-в-блестках, юноша с внешностью закоренелого ботаника – он был с тремя странными женщинами, которые выглядели как проститутки (у них юбки были из латекса!), но держались дамы так, словно спустились с Голливудских холмов – ни дать ни взять суперзвезды. В свите ботаника был и мужчина лет пятидесяти – крупный, видный, в шикарном кожаном пиджаке, в ботинках с ручной росписью. Кроме этих типов было еще несколько приятных молодых людей – Маша узнала известного оператора, джазовую певицу и кавээнщика.

Они пригласили их за свой столик – Артем согласился не очень охотно и сел на отшибе.

Он ей всех представил, но Маша тут же запуталась в именах – запомнила только, что мужчину лет пятидесяти звали Дато, а одну из школьниц – самую блестящую – Евой.

– Боря собирается снимать «Мцыри», – сообщил «ботаник».

Только Маша успела подумать, что этот Боря, видимо, идеалист, как одна женщина в латексной юбке заявила:

– У меня главная роль!

Маше так и не удалось вспомнить, кто там в «Мцыри» подходит на главную женскую роль и где она могла раньше видеть эту… гм… актрису, но Артем наклонился и прошептал ей на ухо:

– Они снимаются в порно.

– В чем?! – Маша подпрыгнула на диване.

– В порнофильмах. Это такие фильмы для достигших совершеннолетия, где все занимаются сексом, – пояснил он.

– То есть это настоящие порноактрисы? – Маша вцепилась ему в руку. – Которые трахаются с десятью партнерами в течение полутора часов? Ты это имеешь в виду?

– Ага, – кивнул тот.

– Ничего себе! А как они сюда попали?

– Шурик привел, – Артем кивнул на ботаника. – Шурик – сын N… – Артем назвал настолько известного и важного политика, что у Маши глаза на лоб полезли. – И он увлекается порнушкой. Зависает в Питере, на студиях, знает всех актрис по именам.

– А это нормально? – выдавила она из себя. – То есть все в курсе?

– Не все такие чудаки, как Шурик, – перебил ее Артем.

– Слушай, а это кто такой? – Маша скосила глаза на Дато.

– Преступный авторитет, – прошептал Артем.

– То есть? – ахнула Маша.

– Ну… Шикарный тип, – усмехнулся Артем и придвинулся так близко, что их руки соприкасались, ноги соприкасались, и все это было так интимно, что Маше уже плевать было и на Дато, и на порнозвезд, и на все остальное.

– Дато – выдающаяся личность, – повторился Артем. – Он пишет стихи, опубликовал три романа, сейчас ставит фильм по собственному сценарию, и еще картины рисует. Он в Грузии был одним из самых мощных авторитетов, но ни разу не сидел, а чем он теперь занимается, точно не скажу. Думаю, все тем же.

– А фильм – порнография? – догадалась Маша.

– Нет, про любовь, – Артем покачал головой. – И про гангстеров. Что-то между Гаем Ритчи и Георгием Данелия.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное