Хельга Нортон.

Вино забвения

(страница 2 из 12)

скачать книгу бесплатно

   – Я не собиралась отказываться от малыша. Все это время я искала его, даже не зная, жив ли он. А сейчас, когда я наконец нашла его, ты требуешь, чтобы я уехала… – Она вдруг отвернулась, пряча лицо, и сделала пару неуверенных шагов в сторону, не видя, куда ступает, с единственной мыслью – не дать Крису увидеть ее слезы.
   – Дайана… – В его голосе еще чувствовалось раздражение. Однако на сей раз к нему примешивалось чувство, которому Дайана затруднилась бы подыскать название. – Будь все проклято, Дайана! – отрывисто сказал он. – Не вздумай плакать.
   – Я не плачу! – негодующе фыркнула она.
   После обрушившихся на нее жестоких обвинений Дайана меньше всего ожидала очутиться в объятиях Криса. Она еще могла бы стерпеть его гнев, но ласковое прикосновение выбило ее из колеи. Слезы сами собой хлынули из глаз. Она прижалась лбом к его плечу и зарыдала в воротник куртки…
   Истерика кончилась быстро. Но чем реже она всхлипывала, тем больше простора оставалось для других ощущений. Тепло сильного тела, к которому она прижималась, коснувшийся ее ноздрей терпкий аромат душистого лосьона после бритья пробудили чувства, которые казались ей давно умершими. Дайана больше не плакала, но не могла заставить себя высвободиться из его объятий. Что случится, если она позволит себе хотя бы на миг испытать забытое наслаждение от прикосновения рук Криса? Она припомнила все зло, которое причинил ей этот человек, и резко выпрямилась. Он молча выпустил ее.
   – Извини… – Она порылась в кармане, достала носовой платок и вытерла нос. – Я не хотела. Наверное, слишком много на меня свалилось…
   Крис лишь кивнул в ответ. Выражение его лица вновь стало непроницаемым: никаких чувств на нем не отражалось.
   – Хочешь кофе?
   – Спасибо, я бы выпила…
   – Я на минутку.
   Он сбросил ветровку, повесил ее на спинку стула, развязал галстук, оставив его висеть на шее, и вышел из комнаты, наполовину прикрыв за собой дверь. Из холла послышалось журчание телефонного диска, а затем грудной голос Криса. Похоже, он сообщал кому-то, что задержится. Дайана тихонько отошла подальше, чтобы не подслушивать: нынешняя личная жизнь Криса не ее дело.
   Теперь, когда он вышел из комнаты, можно заняться собой. Она достала из сумочки расческу, зеркальце, губную помаду и привела в порядок лицо и волосы. Глядя на свое отражение, она улыбнулась. Крис прав: ее облик действительно изменился. Слезы и горе сделали свое дело; в Дайане ничего не осталось от той элегантной холеной девицы, какой она была в пору их первого знакомства.
   Она еще раз напомнила себе, что не следует предаваться грустным воспоминаниям. Потребуются все силы, чтобы уговорить этого недоверчивого циничного человека позволить ей увидеть их дитя. Она перестала думать о своей внешности и сосредоточилась исключительно на этой мысли.
   Теперь у нее было время, чтобы оценить достоинства комнаты, хранившей отпечаток георгианского стиля.
Украшенный лепниной потолок, резная дверь, мраморная облицовка камина создавали ощущение роскоши. Даже мебель частично соответствовала эпохе. Видно, дела у Криса идут отлично. И вдруг Дайана слегка улыбнулась. Над письменным столом висели детские рисунки, а под ними в беспорядке стояли игрушечные машинки. Эндрю и Крис. Неужели Крис один воспитывает их сына? А кто же тогда эта пышноволосая девица, которая играла с мальчиком в парке? Какова ее роль в этом доме? Ничего странного, что Дайана чувствовала себя не в своей тарелке.
   Она подошла к окну, бездумно уставилась в стекло, за которым виднелись дома, деревья и зеленые холмы вдалеке, и попыталась восстановить спокойствие, дыша редко и медленно. Задача казалась невыполнимой, но, когда Крис вернулся, она сумела взять себя в руки.
   Похоже, передышка пошла на пользу и Крису. Как заправский метрдотель, он усадил Дайану в удобное кресло, налил кофе и придвинул к ней чашечку.
   – Спасибо. – Дайана сделала глоток и с удовлетворением подумала, что кофе сварен как раз по ее вкусу. Выходит, он и этого не забыл.
   Глядя поверх ободка, она исподтишка изучала Криса. Не признаваясь себе самой, что это ее интересует, все эти годы она пристально следила за его карьерой. Как преуспевающий автор нескольких триллеров, три из которых были успешно экранизированы, он стал желанным гостем на телевидении. Однако во плоти она видела его впервые за пять лет. С виду он совсем не изменился, и все же в нем появилось нечто новое. Перед ней сидел импозантный, высокий, широкоплечий мужчина. Раньше он, занятый своими книгами, не слишком обращал внимание на собственную внешность, довольствуясь потертыми джинсами и свитерами. Теперь же его одежда, хотя и недостаточно тщательно подобранная, была отменной по качеству. Облик Криса от пят до макушки соответствовал имиджу процветающего автора бестселлеров.
   – Нравится кофе? – спросил Крис, внезапно обернувшись.
   Захваченная врасплох, Дайана едва не поперхнулась. Но разве странно, что она испытывает интерес к человеку, который является отцом ее ребенка и едва не стал мужем? Она кивнула.
   – Спасибо, кофе отличный.
   На мгновение ей показалось, что Крис вот-вот продолжит беседу. Но он углубился в какие-то свои мысли, с отсутствующим видом уставившись в полупустую чашку. Дайана продолжала осмотр.
   У глаз и рта появились тоненькие морщинки, довольно неожиданные на лице мужчины, которому исполнилось лишь тридцать три года. На висках пробивалось несколько седых волосков, но это только добавляло ему привлекательности. Он выглядел человеком, хорошо знающим себе цену.
   – Ты стал знаменитостью, – громко сказала Дайана. Этот вывод закономерно вытекал из ее наблюдений.
   Крис поднял взгляд. На лице его было написано легкое удивление. Видно, он думал совсем о другом.
   – Вроде кое-что получилось, – скромно подтвердил он. Затем в его глазах загорелся насмешливых огонек. – Не ожидал, что тебя интересуют мои дела.
   – Разве можно пропустить мимо ушей такой успех? – суховато ответила она, ставя на стол пустую чашечку. – Твое имя не сходит с экрана телевизора и журнальных обложек. – Зачем ему знать, с какой жадностью она ловила каждое слово о нем? – Пишешь новую книгу?
   Кивком он указал на письменный стол в дальнем конце комнаты. Стопки бумаги и справочники окружали компьютер, над которым висели цветные рисунки Эндрю.
   – Только что закончил первый вариант.
   – Его тоже экранизируют?
   – Возможно. Пару раз делали такие предложения.
   Дайана улыбнулась, но лицо ее осталось грустным.
   – Очень рада, – тепло сказала она. – Я знаю, насколько важен для писателя успех. Ты его добился. Горжусь тобой, Крис.
   Его скулы слегка зарделись.
   – Спасибо, – кивнул он. И – впервые за все время – из синих глаз Криса исчезли подозрительность и враждебность.
   Они долго смотрели друг на друга, и у Дайаны часто забилось сердце от воспоминаний о том, как хорошо им когда-то было вместе… И когда его губы вновь скривила циничная усмешка, она была готова заплакать.
   – Какая жалость, что раньше ты не воспринимала мою работу всерьез, – неприятным тоном заметил он.
   Дайана догадалась, что Крис пытается разозлить ее, и лишь спокойно кивнула в ответ. В его глазах вспыхнуло изумление.
   – Ты прав. Я была слишком молода и не ценила того, что имела, пока не стало слишком поздно.
   Впервые в жизни Крис не нашелся с ответом, и это немало удивило Дайану. Насколько ей помнилось, раньше он в карман за словом не лез. Наконец он откашлялся и спросил:
   – А ты чем занимаешься?
   – Зарабатываю себе на жизнь.
   – Ах да, ты ведь уже говорила, что работаешь. Кем?
   Судя по тону, он собирался продолжить разговор и с интересом ждал ответа. С легкой улыбкой Дайана ответила:
   – Я личный помощник управляющего фирмой, которая занимается производством виски.
   Нет, это становилось забавным! Крис во второй раз за пять минут лишился дара речи.
   – Производством виски?… – ошарашенно переспросил он секунд через десять. – Что тебе делать в таком месте? Ты же не выносишь эту гадость!
   – Я ведь там работаю, а не пью.
   Крис тихонько покачал головой, пытаясь прийти в себя.
   – Я мог бы понять, если бы ты работала в художественной галерее или на худой конец в магазине готового платья, если уж тебе действительно понадобилось работать. Но за каким чертом ты выбрала производство виски?! Это совсем не в твоем вкусе.
   – Когда я стала искать работу, выбор был не так уж велик, – подавленно ответила Дайана. Ее секундное торжество как рукой сняло. О, это ужасное время! – Как ты понимаешь, специальности у меня не было, поэтому пришлось согласиться на первое мало-мальски приличное предложение.
   – Но откуда взялось такое горячее желание работать? – спросил Крис. – Никогда не думал, что в тебе есть деловая жилка.
   – Наверное, ты просто недостаточно знаешь меня, – спокойно возразила Дайана.
   – Наверное. – На мгновение глаза их встретились. – Может, и никогда не знал. – Последовало неловкое молчание. Крис продолжал разглядывать ее. Лицо его при этом было непроницаемым. – И где же находится ваша фирма? – в конце концов осведомился он.
   – В Эдинбурге.
   Этот ответ снова поверг Криса в изумление. Он захлопал глазами.
   – Вот тебе раз! Такая даль! Почему именно Эдинбург?
   – Потому что я больше не хотела жить дома. Мне нужна была независимость.
   – В самом деле?
   Услышав его скептический тон, Дайана моментально ощетинилась.
   – Ты считаешь, что я на это не способна? – вызывающе бросила она.
   – Честно говоря, не представляю, чтобы папочка предоставил тебе такую возможность.
   – Отец умер.
   Вновь воцарилось молчание, на сей раз более продолжительное.
   – Прости, – механически произнес он. – Когда это случилось?
   – Два с лишним года назад.
   Крис посмотрел на ее левую руку и не заметил ни одного кольца.
   – Значит, теперь ты богатая невеста, – протянул он. – Странно, что до сих пор не замужем. Должно быть, все эдинбургские холостяки выстроились в очередь, чтобы сделать тебе предложение.
   У Дайаны нещадно ломило спину. Тем не менее она гордо выпрямилась и отрезала:
   – Не понимаю, какое тебе до этого дело!
   – Никакого, – согласился он. Пожалуй, это было сказано слишком поспешно. – Конечно, ты права. Твоя личная жизнь меня нисколько не интересует.
   Наступившую после этих слов тишину нарушил явственно прозвучавший где-то детский смех.
   – Кажется, он счастлив, – грустно сказала Дайана.
   Крис кивнул.
   – Я сделал все, чтобы у него было нормальное детство.
   – Ты взял его к себе совсем маленьким?
   – Да.
   – И воспитывал его сам?
   – С помощью Люси.
   – Люси? Это девушка, которую я видела с Эндрю: молоденькая, хорошенькая с чудесными волосами? – Никакие соображения не заставили бы Дайану сдержать прозвучавшую в голосе ревность. Что за женщина живет бок о бок с ее сыном? И с Крисом?
   Он бросил на Дайану саркастический взгляд, и та догадалась, что Крис заметил обуревавшее ее чувство.
   – Люси его няня, – только и промолвил он.
   Дайана почувствовала такое облегчение, что все ее опасения моментально показались не стоящими выеденного яйца.
   – Кажется, она хорошо ладит с Эндрю.
   – Да. Нам с ней повезло. Она очень опытная, но самое главное – Эндрю любит ее. Очень важно, что с ним рядом все время находится близкий человек. К несчастью, мне приходится покидать дом чаще, чем хотелось бы.
   – И все же ты имел возможность следить за тем, как растет малыш, – сказала Дайана. Несмотря на все старания, голос ее слегка дрогнул. – Завидую тебе, Крис.
   – Завидуешь? – Лицо его оставалось бесстрастным, и только Дайана, слишком хорошо знавшая Криса, могла заметить, как сжались губы над раздвоенным подбородком.
   – Да. Я знаю, что ты хочешь сказать, – прервала его она, боясь услышать что-нибудь обидное. – У меня тоже была такая возможность, но я потеряла ее. Если бы ты знал, как я раскаиваюсь!
   Он не ответил, но в его глазах ясно читалось осуждение.
   – Позволь мне все объяснить! – взмолилась Дайана, зная, что он никогда на это не согласится.
   – Я и так все знаю. Нет! – поспешно добавил он, видя, что Дайана уже раскрыла рот. – Не вижу смысла вновь и вновь возвращаться к этой теме. Что бы ни было между нами в прошлом, оно давно умерло. Надо его похоронить и забыть о нем.
   Крис встал и двинулся к дверям, красноречиво намекая, что ей пора уходить. Дайана поднялась и стиснула ремень сумки.
   – Я пробуду в Бате еще две недели, – медленно сказала она. – Смогу ли я… Разрешишь ли ты мне увидеться с Эндрю до моего отъезда? Просто поздороваться с ним, ничего больше. Он даже не узнает, кто я такая.
   – Нет!
   – Крис! – Она подавила вспышку гнева и заставила себя говорить спокойно и здраво. – Я вижу, сколько ты для него сделал, и не собираюсь ничего менять, поверь мне. Я просто хочу увидеть свое дитя. Я его мать…
   – Нет! – Прозвучавшая в голосе Криса злость заставила ее онеметь. Он смотрел на Дайану сверху вниз, глаза его полыхали гневом и презрением. – Ты не имеешь права называть себя матерью Дрю. Ты сумела произвести его на свет, но это не дает тебе никаких прав на него. Ты утратила все права на Эндрю, когда согласилась отдать его чужим людям.
   Дайана гордо выпрямилась.
   – Если ты действительно так считаешь, не имеет смысла отнимать у тебя время. – Она пошла к выходу, сдерживаясь из последних сил. – До свидания, Крис.
   – Дайана… – Он на мгновение запнулся, словно хотел добавить что-то еще, но вдруг передумал. – Я провожу тебя.
   Спускаясь вслед за ним по ступенькам, Дайана хранила молчание. Говорить было не о чем. Она понимала: стоит открыть рот и ей придется долго жалеть об этом. Молча пройдя мимо хозяина, она шагнула на крыльцо и услышала, как позади с грохотом захлопнулась тяжелая дверь. Напряженным нервам Дайаны этот гулкий звук показался траурным салютом над могилой того, что еще связывало ее с сыном.
   Гнев сотрясал ее. Она высоко держала голову, и если бы Крис случайно посмотрел ей вслед, то ни за что не догадался бы, как сильно он ее уязвил. Каким-то чудом она добралась до гостиницы, прежде чем насупила реакция.
   С колотящимся сердцем и ватными ногами она опустилась на край кровати, устремив невидящий взгляд на ужасные обои в цветочек. При виде Криса после столь долгой разлуки в душу ее ворвалось смятение. Она злилась за отказ позволить ей когда-нибудь встретиться с сыном, к которому, несмотря ни на что, она испытывала неистовую любовь. А где-то в глубине души таилась похороненная заживо тяга к Крису, такому же неодолимо привлекательному, как и прежде.
   Дайана вновь и вновь вспоминала о своем чувстве. Вначале она всей душой любила Криса Феннета; эта любовь обернулась ненавистью, когда он ушел, бросив ее беременной. Но пролетели годы, она пережила боль измены и сумела начать новую жизнь. Это далось ей нелегко. Но оно достигла независимости – и в деньгах, и во всем остальном. Как любовь, так и ненависть постепенно забылись. Трудно поверить, что после всего случившегося в ней не исчезло физическое желание.
   Дайану трясло. Несмотря на теплый вечер, ее била дрожь. В спальне дешевой гостиницы не было обогревателя, и она накинула на плечи стеганое одеяло. Она свернулась на кровати калачиком и попыталась разжечь в себе злость, чтобы согреться и одновременно отвлечься от тоскливых, размагничивающих воспоминаний. Однако ничего не получилось.
   Внезапно стало ясно: стоит еще минуту пробыть в тесном номере – и ее засосет жалость к себе. Дайана бросила одеяло, села, свесила с кровати стройные ноги и кончиками пальцев нащупала сброшенные туфли. Пройдясь щеткой по волосам, она схватила жакет, сумку и сбежала вниз по лестнице.
   Она долго шла, сама не зная куда. Но как бы она ни торопилась, убежать от теснившихся в мозгу воспоминаний было невозможно.
   В такой же летний вечер они впервые встретились с Крисом. Ей было восемнадцать, она только что закончила школу и для развлечения подумывала о работе, прекрасно между тем сознавая, что отцовских денег вполне хватит, чтобы удовлетворить все ее желания. Несмотря на это, ее грызла неудовлетворенность от бесцельности собственного существования и вертевшихся рядом молодых людей. Она даже не знала толком, чего ей хочется, пока не увидела Криса.
   Встреча состоялась в Гринвичском общественном парке на берегу реки, где часто собиралась тесная компания. Она так никогда и не узнала, кто же его привел. До этого она ни разу его не видела, но в его ярко-голубых глазах читалось такое обожание, что это решило все. Интерес оказался взаимным. Они стали встречаться. Через месяц после первой встречи Крис сделал ей предложение, и Дайана без колебаний приняла его.
   Тогда-то и начались первые трудности. Отец Дайаны невзлюбил Криса. Согласно воззрениям Керка Элквиста, двадцатипятилетний мужчина должен иметь надежную работу и хорошие перспективы. У Криса не было ни того, ни другого. Чем он обладал в избытке, так это страстной верой в свой писательский дар. А пока не пришел успех, он предпочитал случайные заработки, позволявшие держаться на плаву. Дайане, как и Крису, вполне хватало веры в то, что однажды он закончит роман, который принесет ему славу. Однако Керк Элквист желал для своей единственной дочери более выгодной партии. Убежденный, что молодого писателя без гроша за душой интересуют только Дайанины деньги, он отказался дать согласие на свадьбу.
   Крис пытался доказать, что Дайане уже восемнадцать лет и что по закону она имеет право выйти замуж по собственному выбору, без согласия родителей, но все было тщетно. Дайана привыкла повиноваться деспоту-отцу, и ей не хватило смелости взбунтоваться и настоять на своем.
   Они с Крисом начали ссориться. Наконец он отчаялся и предложил бежать и тайно обвенчаться. Эта романтическая идея пришлась Дайане по вкусу, и она согласилась. Даже сейчас, когда она стала старше и умнее, Дайана расплылась в улыбке при воспоминании о царившем тогда возбуждении, об угаре страсти, смешанной с ознобом от мысли о том, что она впервые в жизни решила ослушаться отца.
   Все было готово. Назначили день тайного венчания. Но Керк Элквист неведомо как узнал обо всем. Он вызвал дочь и предупредил, что в случае бегства она не получит от него ни пенни и вскоре на собственном опыте убедится, что Криса в ней интересуют только деньги.
   Дайана плакала, протестовала, спорила, но в конце концов подчинилась и осталась дома. Крис, предполагала она, конечно, придет в бешенство, но она сумеет объяснить, почему так поступила, и уговорит его дать ей побольше времени. Ей всегда удавалось улестить Криса и добиться желаемого. Но встретиться им больше не пришлось.
   А затем она поняла, что беременна…
   Дальше началось то, о чем было больно вспоминать. Но зачем ворошить горькое прошлое? Как сказал Крис, это было слишком давно. Лучше обо всем забыть…
   Отбросив грустные мысли, она огляделась по сторонам и только тут поняла, что пересекла город из конца в конец. Дом Криса стоял совсем рядом. Едва ли это было простым совпадением.
   Ноздрей ее коснулся запах чеснока и специй, напомнив, что она съела с утра всего лишь один сандвич. Прямо напротив находился лучший ресторан города, из его открытой двери и доносился влекущий аромат еды. Может быть, после ужина ей полегчает, подумала Дайана. Но этот ресторан ей не по карману. Ее нынешних доходов хватит разве что на бар в центре, где подают гамбургеры.
   Дайана еще раз с сожалением оглянулась на приветливые огни. Может, разок разориться на что-нибудь вкусненькое? Но все мысли разом вылетели из головы, когда она увидела, что к ресторану приближается Крис. Он был не один. Рядом с ним шла высокая женщина с волосами цвета воронова крыла. Судя по непринужденности беседы, они были старыми знакомыми. Похоже, обязанности отца-одиночки не слишком отвлекают Криса от светской жизни…


   На следующее утро Дайана, измученная событиями предыдущего дня, проснулась поздно и проспала завтрак. В маленьких гостиницах правила были жесткими – трапеза только в определенные часы. Она не слишком расстроилась: аппетита все равно не было.
   В попытке улучшить настроение Дайана надела нарядное желтое платье и вышла из гостиницы, намереваясь как следует изучить Бат. Все ее силы по приезде ушли на поиски Эндрю, и она мало что успела увидеть. Дайана поднялась на мост Палтини, с обеих сторон которого стояли крошечные магазинчики, и вышла на элегантные георгианские террасы. За широкими улицами раскинулась сеть узких переулков, в которых можно было купить и восхитительные безделушки, и вкусную еду. Она быстро поняла: издевательская фраза Криса о том, что проводить отпуск в Бате ниже ее достоинства, была совершенно несправедлива. Ей полюбился этот город. Дайана грустно подумала, что он пришелся бы ей по сердцу еще больше, если бы можно было поделиться с кем-нибудь своим восхищением, но она тут же отогнала эту мысль. Ей и одной хорошо.
   У нее устали ноги, и она решила посидеть в кафе, уютно раскинувшемся рядом с аббатством. Утреннее солнце освещало вынесенные наружу столы и стулья. Можно было отдохнуть, выпить кофе, съесть знаменитую батскую булочку с изюмом, чтобы возместить пропущенный завтрак. А до ланча, если спадет наплыв приезжих, жаждущих взглянуть на древнеримские бани, она попробует осмотреть эту местную достопримечательность. Да, было приятно погреться на солнышке, любуясь пестрым потоком туристов, шнырявших от аббатства к баням, а от них – к водонапорной башне. И все было бы неплохо, если бы Дайане удалось отвлечься от непрошеных мыслей о событиях предыдущего дня. А в голове у нее крутились те же вопросы. Почему Крис забрал к себе малыша, о котором и слышать не хотел, узнав о ее беременности? Как он нашел мальчика, хотя все было сделано в строжайшей тайне? Позволит ли он ей еще раз увидеть Эндрю?
   И тут, словно вызванный из небытия ее неотступными думами, появился Крис. Одетый в поношенные джинсы и белую рубашку с отложным воротником, он шагал в ее сторону. Ее хрупкое душевное равновесие тут же было нарушено. Она знала, что когда-то это случится: в таком небольшом городке, как Бат, их пути рано или поздно пересеклись бы. Но Дайана не ожидала, что это произойдет так быстро. Она не успела прийти в себя. Сейчас встретиться с ним лицом к лицу было выше ее сил.
   Она быстро отодвинула стул, встала и пошла в противоположном направлении. Может быть, Крис не заметил ее: на мгновение столики заслонила группа японцев, семенивших вслед за гидом к аббатству. Дайана тут же смешалась с толпой, пересекла площадь и вошла в ворота на ее дальнем конце. Только здесь она перевела дух.
   Осмотревшись, она поняла, что оказалась у входа в римские бани. Усмехнувшись иронии судьбы, она порылась в сумке, купила билет и вошла в музей.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное