Хельга Нортон.

Вино забвения

(страница 1 из 12)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Хельга Нортон
|
|  Вино забвения
 -------

   Сидя на жесткой садовой скамейке, Дайна тоскливо смотрела на портрет маленького темноволосого мальчика, игравшего с мячом. Мальчик с глазами ее бывшего возлюбленного, своего потерянного сына. Она вновь и вновь всматривалась в фотографию ребенка, которую бережно держала в руках.
   – Дорогой мой, где ты? – шептала она с отчаянием.
   Здравый смысл подсказывал, что вероятность найти сына крайне мала. И кто знает, как его называют приемные родители! О боже, неужели ей всю жизнь придется расплачиваться за ошибки юности?!
   Она тогда только что закончила школу и рисовала себе картину будущей жизни довольно туманно. Она была безумно влюблена, но начинать семейную жизнь тогда вовсе не входило в ее планы. Однако по иронии судьбы стоило ей обнаружить, что она беременна, как любимый человек, как выяснилось, не захотел ничего и слышать о ребенке. Скрепя сердце пришлось признать, что отец был прав: этого человека интересовала не столько она сама, сколько ее приданое.
   – Простите, пожалуйста…
   Тихий, нерешительный голос пробился сквозь пелену воспоминаний, но прошло еще несколько мгновений, прежде чем молодая женщина поняла, что эти слова обращены к ней. Она с трудом вернулась к реальности и ощутила, что по-прежнему сидит на неудобной садовой скамье, от которой ломит все тело.
   Теперь у нее появилась соседка. На другом конце скамейки расположилась старушка, сжимавшая в руках набитый продуктами пластиковый пакет. Робко улыбаясь, она протягивала ей фотокарточку.
   – Наверное, это вы обронили…
   – О да! – Женщина бережно взяла драгоценную фотографию, непонятно как выпавшую из рук. Она слишком углубилась в прошлое. – Огромное спасибо, – с искренней благодарностью сказала она. Какая неосторожность! Чуть не лишиться последней драгоценности – всего, что связывает ее с сыном, последнего средства, с помощью которого его можно разыскать!
   – Какой хорошенький! – заметила старушка. – Ваш?
   – Мой сын, – медленно промолвила женщина. В ее голосе слышалась гордость, смешанная со слезами. Ее сын и уже не ее.
   – Вы слишком молоды для такого большого мальчика.
   Дайана, а именно так звали женщину, не могла не улыбнуться. Ей было уже двадцать пять, и она занимала достаточно ответственный пост. Но сегодня, одетая в белое хлопчатобумажное платье вместо обычного делового костюма с пышными золотисто-каштановыми волосами, заплетенными в спадавшую на спину косу, с веками, чуть тронутыми косметикой, подчеркивавшей глубину темных глаз, она не выглядела на свой возраст. Несомненно, этот комплимент польстил ей.
Слишком часто за последнее время она ощущала себя старше своих лет.
   – И сколько же вашему сыну?
   – Почти пять. Но на этой фотографии ему три.
   – Тогда он не по годам рослый.
   – Да. – Тон Дайаны еще больше смягчился, глаза заблестели от воспоминаний. – Отец у него был высокий – куда выше шести фунтов. Похоже, сын пошел в него.
   – Милочка, как жаль…
   Выражение сочувствия на мгновение смутило Дайану, сказавшую об отце ребенка в прошедшем времени. Услышав в ее голосе слезы, женщина сделала естественный вывод, что тот умер. Дайана не пыталась переубедить ее: этот человек был для нее потерян так же бесповоротно, как если бы он был мертв.
   Ее взгляд еще раз инстинктивно упал на фотографию. Она долго и любовно смотрела на портрет, а затем подняла голову. Перед ней полукругом стояли здания в стиле короля Георга, запечатленные на заднем плане фотографии.
   – Вы живете на Ройял-кресент?
   Несмотря на грустные мысли, на губах Дайаны появилась слабая улыбка. За два дня, прошедшие с ее приезда в Бат (город на юго-западе Великобритании, бальнеологический курорт), она хорошо изучила, что собой представляют эти элегантные дома.
   – У меня бы не хватило денег даже на одну комнату в этом квартале, – откровенно призналась она.
   – Да, за квартиры в этих домах дерут три шкуры! – возмущенно фыркнула собеседница. – Конечно, люди платят, но, по-моему, эти дома ничем не лучше остальных.
   – Да нет, они красивые, – возразила Дайана, отвлекаясь от невеселых раздумий. – Хотя, насколько я успела заметить, в Бате много чудесных зданий в георгианском стиле.
   – Предпочитаю свою маленькую современную квартиру. Жить в таких гораздо удобнее. Значит, вы не местная?
   – Нет, я приехала в отпуск.
   – О, в это время года отпускников здесь хватает. – Пожилая женщина, обрадовавшись возможности поболтать, уселась поудобнее и приготовилась к долгому разговору. – В центре не протолкнешься из-за приезжих. А уж иностранцев-то! Бывает, и по языку не поймешь, откуда они родом.
   – Должно быть, местным жителям приходится туго, – согласно кивнула Дайана, меняя позу и потирая разболевшуюся от неудобной спинки поясницу. Сколько она просидела здесь? Все тело затекло.
   – А вы сами откуда?
   – Из Эдинбурга, – сказала Дайана, приготовившись к неизбежному.
   – Но у вас нет шотландского акцента.
   – А я и не шотландка. – Краем глаза Дайана уловила какое-то движение. По траве бежал ребенок. Сердце болезненно сжалось, но тревога оказалась ложной: это была девочка. – Вообще-то я родом из Лондона…
   – Далеко же вы забрались!
   – Да, далековато. – Было время, когда она боялась уезжать из Лондона. Потом пришла пора дальних поездок. Но теперь и это осталось в прошлом. Эдинбург стал ей родным домом и продолжал бы оставаться им, если бы не потерянный сын.
   Еще раз она бросила полный надежды взгляд на раскинувшуюся перед ней картину, не обращая внимания на вездесущих туристов, непрерывно снимавших местные достопримечательности. Ей был нужен только один маленький темноволосый мальчик, мальчик по имени Эндрю. Конечно, она понимала, что фотография могла навести ее на ложный след: может быть, он живет в другой части города или вообще не в Бате. Но фотография была ее последним шансом, и она с удовольствием просидела бы на жесткой скамейке все три недели своего отпуска, если бы у нее была хоть одна возможность из тысячи найти сына.
   – По крайней мере, вам повезло с погодой…
   – Да.
   – Слава богу, после сырой весны снова светит солнышко.
   – Да, – повторила Дайана, не слишком прислушиваясь. В поле зрения вновь появился играющий ребенок. Мальчик с темными волосами. Нет. Она снова расслабилась. Этот слишком мал.
   – А денек действительно чудесный, не правда ли?
   В голосе женщины прозвучала тоскливая нотка, не ускользнувшая от внимания Дайаны, которая хорошо знала, что такое одиночество. В самом деле, почему бы немного не поговорить о погоде? Все лучше, чем сидеть одной и предаваться тяжелым воспоминаниям.
   – Отличный день, – согласилась она, дружески улыбнувшись. – Кажется, я выбрала самое удачное время.
   – Верно. Сегодня по радио сказали, что такая погода простоит по крайней мере еще неделю.
   – А потом снова настанет дождливое британское лето?
   – Наверное. Грустно, правда? Хотя растениям нужна влага. К счастью, у меня есть собственный садик, хотя я и живу в городской квартире.
   Они немного побеседовали о садоводстве. Конечно, тон задавала пожилая дама, Дайана в основном отделывалась междометиями. Потомственная горожанка, она не слишком разбиралась в ботанике.
   Никого хотя бы отдаленно похожего на Эндрю поблизости не было. Дайана пошевелила запястьем, бросила взгляд на часы и не слишком удивилась, обнаружив, что просидела здесь четыре с лишним часа. Если бы не короткий перерыв на ланч, состоявший из купленного в местной лавке сандвича и банки сока, это время показалось бы нескончаемым. Конечно, мальчик мог и не выходить на прогулку каждый день, даже если и жил рядом. Придется потерпеть, как бы ни было трудно.
   – Извините, я вас не задерживаю? – Голос женщины был грустным. Наверное, она заметила тот быстрый взгляд, который Дайана бросила на часы.
   – Нет, я никуда не спешу.
   – Наверное, приятно иметь возможность сидеть здесь и наслаждаться солнышком?
   – Да уж, – тут же согласилась Дайана. Даже волнение не помешало ей оценить редкое тепло и стоявший в воздухе запах свежескошенной травы. – Куда лучше, чем целый день сидеть в конторе.
   – Так вам не нравится конторская работа?
   – О, я не это имела в виду! Просто иногда надоедает торчать в помещении, не видя белого света и проводя на службе лучшую часть дня. Нет, поймите меня правильно, я люблю свою работу. Я помогаю управляющему фирмой, и у меня много разных интересных дел. А мой начальник – человек милый и внимательный.
   – Это очень важно, правда?
   – Правда. – Дайана немного рассказала новой знакомой о своем боссе. Голос ее потеплел так, словно она говорила о Эндрю. Она сблизилась с Гленном Дейтлоном и его женой именно в тот момент, когда человеку больше всего на свете нужен друг.
   Где-то вдалеке пробило три часа. Женщина вздрогнула.
   – О боже, неужели уже так поздно? Надо торопиться домой. Я ведь вышла только за едой для кошки. – Она подхватила тяжелую сумку. – Бедняжка Пусси выйдет из себя, если ее вовремя не накормить.
   – Да, это было бы непростительно.
   Дама поднялась.
   – Спасибо за беседу. Желаю вам хорошо отдохнуть.
   – Благодарю вас.
   Уныние охватило Дайану, когда она вновь осталась одна. Она бросила беглый взгляд на газон и внезапно застыла на месте. Пока длился разговор, на широкую лужайку перед домами вышла молодая женщина с ребенком. Они перекидывались большим голубым мячом. Дайана поднялась на ноги, ее глаза не мигая смотрели на тоненькую детскую фигурку. Грудь болезненно сжалась, дыхание прервалось. Мальчик был как раз нужного возраста. Густой русый чуб свешивался ему на глаза. Но малыш был слишком далеко, чтобы понять, он ли запечатлен на фотографии…
   Она еще раз посмотрела на портрет, хотя облик ребенка и без того врезался ей в память, и осторожно двинулась вперед. Повесив сумку на плечо, она начала пробираться по газону к находившейся в частном владении лужайке. Она дрожала от нервного напряжения.
   Подойдя ближе, Дайана обнаружила, что лужайка расположена на четыре фута выше общественного парка. Эту преграду было трудно преодолеть, не привлекая к себе внимания. Огорченная, она мгновение постояла на месте, слыша смех бегущего за мячом ребенка и стараясь не терять его из виду. Словно в ответ на беззвучную мольбу, мячик выскользнул у ребенка из рук, покатился, набирая скорость, по травянистому склону и остановился у ног Дайаны.
   Она наклонилась, подняла мяч, выпрямилась и на секунду задержала игрушку в руках. Неужели ее ждет новое разочарование? Закинув голову, Дайана посмотрела прямо в лицо остановившемуся над ней мальчику.
   Яркое солнце высветило рыжие волоски в его русых волосах, чуть более темных, чем ее собственные. Но внимание Дайаны привлекли его глаза, точь-в-точь такие, как на фотографии. Широко расставленные, глубокого голубовато-сапфирового цвета, опушенные длинными темными ресницами, они были неотличимы от глаз Криса. А лицо, хотя и детское, было копией отцовского, вплоть до едва заметной ямочки на подбородке!
   – Спасибо, что подобрали наш мячик. Вы избавили нас от беготни.
   Дайана с трудом отвела взгляд от лица мальчика, чтобы посмотреть на говорившую. Это была та самая молодая женщина, которая играла с ним. Чудесные растрепанные локоны, большие серые глаза и дружеская, открытая улыбка делали девушку совсем юной: ей нельзя было дать больше двадцати лет. Неужели эта девчонка усыновила ее мальчика? Дайана вздрогнула.
   – Пожалуйста, – машинально ответила она и бросила мяч в подставленные руки женщины.
   И все же она не удержалась ни от вздоха, ни от нового взгляда на ребенка. Да, сомнений не оставалось: это лицо, эти глаза!
   – Эндрю, скажи спасибо, – наставительно сказала пышноволосая девушка.
   Приступ удушья едва не сразил Дайану. Эндрю! Каким чудом ему удалось сохранить свое имя? Это явно не было простым совпадением. Последние сомнения бесследно исчезли. Перед ней стоял ее сын.
   – Спасибо, – очень вежливо сказал мальчик, подчиняясь требованию девушки. Но он не улыбался. Светлые глаза серьезно смотрели на незнакомку.
   – А теперь пошли. – Девушка положила руку на его плечо. – Пора домой. Перед чаем тебе надо еще умыться и причесаться.
   Женщина и ребенок дружно повернулись и пошли вперед, топча траву. Мальчик доверчиво сунул ладошку в руку своей спутницы и вприпрыжку засеменил рядом. Его веселый голос еще долго звучал в ушах окаменевшей Дайаны.
   Стоя на месте, она следила за ними, пока мальчик и девушка не скрылись в одном из домов. Выкрашенная белым входная дверь, рядом с ней припаркован голубой «ягуар»… Лишь через несколько минут она смогла добраться до этого дома и записать его номер.
   Потрясенная мимолетной встречей, Дайана едва сознавала, что делает, когда повернулась к зданию спиной и медленно пошла к дороге. Итак, она увидела своего сына и даже немного поговорила с ним. Максимум того, на что она надеялась, выезжая в Бат на поиски. Но теперь этого было мало. Хотелось досыта наговориться с ним, сделать так, чтобы это серьезное детское лицо согрела улыбка, предназначенная ей одной. Но здравый смысл подсказывал, что это невозможно. Ее мальчика почти пять лет назад усыновили и вырастили другие люди: он никогда не знал настоящих родителей. Эгоизм не давал ей права разрушить чужую семью.
   Но доводы рассудка не помешали ей вновь вернуться к дому с белой дверью. Не зная, что предпринять, она уставилась на дверной косяк с тремя звонками. Конечно, в таком большом доме должно быть несколько квартир, подумала Дайана, обшаривая глазами таблички рядом с кнопками. О боже! «К. Феннет»! Сердце ее подпрыгнуло и неистово заколотилось. Нет! Это невозможно…
   Неясное предчувствие заставило ее повернуться к двери спиной, но в этот момент позади щелкнул замок. Дайана застыла на месте. Мозг подсказывал ей бежать, но ноги не слушались. То же предчувствие заставило встать дыбом волоски на шее: еще не успев оглянуться, она уже знала, кого сейчас увидит. Мужчину ростом в шесть с лишним футов, стройного и широкоплечего. Красивого мужчину, несмотря на то что при виде Дайаны его открытое лицо сейчас омрачится, а тепло и жизнерадостность покинут сапфировые глаза.
   У Дайаны перехватило дыхание.
   – Крис… – тихонько произнесла она.


   – Что ты здесь делаешь?!
   Голос его был грубым, отрывистым и резал Дайане слух. Он ничем не напоминал тот теплый, бархатный баритон, который когда-то грезился ей по ночам. В нем не было и намека на сердечность.
   Дайану было не так легко сбить с толку. Она пыталась проглотить комок в горле и заговорить, но на этот раз в голову ничего не приходило. Она была совершенно ошеломлена. Молодая женщина лишь надеялась найти людей, которые усыновили ее мальчика, и не мечтала столкнуться лицом к лицу с мужчиной, которого когда-то страстно любила. С мужчиной, который бросил ее беременной…
   Крис провел рукой по темным волосам: как хорошо она помнила этот нетерпеливый жест!
   – Чего ты хочешь?
   – Я видела Эндрю, – выпалила Дайана. Она собиралась сказать совсем не это и ничуть не удивилась, уловив в его глазах оттенок подозрительности.
   – Зачем он тебе понадобился, после стольких-то лет? – недоверчиво спросил он.
   Дайане всегда нравилось чувствовать себя маленькой и хрупкой рядом с рослым Крисом, но только сейчас она осознала, каким пугающим может быть соседство с возвышавшимся над ней великаном.
   – Мне хотелось на него полюбоваться, – ухитрившись сохранить спокойствие, ответила она.
   – Почему? Что тебе нужно от моего сына?
   – Твоего сына? – От обиды у Дайаны захватило дух. – Это мой ребенок!
   Крис открыл рот, явно собираясь сказать что-то оскорбительное, но, к счастью, в этот момент на сцене появилось новое действующее лицо.
   – Добрый день, мистер Феннет, – раздалось за спиной у Дайаны.
   Его лицо мигом просветлело.
   – О, миссис Морган! – Если его улыбка и была натянутой, то лишь самую малость. – Как поживаете?
   Дайана воспользовалась случаем и спустилась на несколько ступенек, пытаясь сохранить дистанцию между собой и Крисом и одновременно взглянуть на столь вовремя подоспевшую женщину. Ненароком прислушавшись к их беседе, она решила, что это его соседка.
   – Отлично! Как Эндрю?
   – Как обычно. Надеюсь, он больше не топал у вас над головой?
   Женщина добродушно рассмеялась.
   – О чем вы говорите! Он славный мальчуган. Я целыми днями его не слышу.
   Как бы алчно Дайана ни прислушивалась к тому, что говорили о ее ребенке, нельзя было привлекать к себе внимание. Эта женщина и так бросила в ее сторону несколько любопытных взглядов. Несомненно, Крис подумал о том же. Когда соседка исчезла за дверью, он пригласил Дайану подняться наверх.
   – Тебе лучше войти. Подъезд не место для разговора.
   Конечно, это предложение было сделано не от чистого сердца, но Дайана и не думала отказываться. Еще не отойдя от потрясения, она шла по лестнице, пока не очутилась в светлой просторной комнате с высоким потолком. Впрочем, на подробный осмотр у нее не было времени: как только дверь за ними закрылась, Крис свирепо обернулся.
   – Ну а теперь, – безапелляционно заявил он, – выкладывай, зачем тебя принесло в Бат!
   Дайана стояла перед ним, демонстрируя спокойствие, которого не было и в помине. Судя по тону, по плотно сжатым красивым губам, напрягшемуся подбородку с ямочкой, он ничего не забыл и ничего не простил. Чувство вины перед брошенным ребенком не способствовало уверенности в себе, но она собралась с духом и терпеливо ответила:
   – Я здесь в отпуске.
   Крис засмеялся. Но в этом зловещем смехе не было и намека на его прежнее чувство юмора.
   – Могла бы придумать что-нибудь получше. Отдыхать в Бате? Забыла, что я слишком хорошо знаю твои привычки? Тебя всегда прельщали места потеплее и пошикарнее. – Его губы презрительно сжались.
   – Ну и что? При моем нынешнем жалованье я не могу позволить себе ничего другого.
   Темная бровь насмешливо изогнулась.
   – Так ты работаешь? – Он не скрывал сарказма.
   – Да, я работаю.
   – Интересно, как это тебе удается. Большей бездельницы на свете не видывал! Ладно, пока оставим… Значит, ты приехала в Бат в отпуск, случайно попала на Ройял-кресент, случайно увидела Эндрю, случайно узнала его и дошла с ним до дому. Не кажется ли тебе, милая, что с совпадениями получился перебор?
   Дайана вздрогнула. Ласковое обращение прозвучало оскорбительнее насмешки. И все же она нашла в себе силы ответить спокойно и здраво:
   – Этот квартал – одна из местных достопримечательностей. Что же здесь странного, если мне захотелось взглянуть на него?
   Наградой ей стал еще один скептический взгляд.
   – Что-то я раньше не замечал в тебе интереса к георгианской архитектуре. Она совсем не в твоем вкусе.
   – Откуда ты знаешь? Вкусы со временем меняются.
   Холодные голубые глаза вспыхнули и принялись придирчиво изучать ее.
   – Да, вид у тебя не тот, что прежде. Насколько я помню, ты всегда одевалась по последней моде. Что случилось? Неужели папочка устал оплачивать твои счета?
   Дайана почувствовала приближение гнева. Она действительно не могла больше покупать дорогую одежду: все ее скудные сбережения ушли на поиски пропавшего ребенка. Но хотя ее гардероб был сейчас более скромным, чем прежде, он все же оставался достаточно изысканным; ее наружность не заслуживала подобной критики. Однако выработавшаяся за последние годы привычка к самоконтролю и на этот раз помогла ей сдержаться. Она не могла себе позволить роскошь поругаться с Крисом.
   Злая усмешка скривила его губы.
   – Я вижу, ты наконец научилась сдерживать свой нрав.
   – Я же сказала тебе, что изменилась.
   – Сомневаюсь. Скорее всего, это чисто внешнее. Впрочем, не важно. Скажи честно, ты приехала в Бат из-за Эндрю, верно?
   – Да!
   – Почему?
   Этот короткий вопрос больно кольнул Дайану: ответ казался очевидным.
   – Потому что Эндрю мой сын. Потому что я хотела увидеть его и своими глазами убедиться, что он здоров, сыт и счастлив.
   – Убедилась? А теперь можешь возвращаться туда, откуда пришла.
   – Нельзя ли мне поговорить с ним?
   – Нет!
   Тон его был непреклонным, но Дайана не могла сдаться без боя.
   – Крис, я не видела сына с самого рождения. Я хочу всего лишь поздороваться и поболтать с ним минутку-другую. Клянусь тебе!
   Этот горячий призыв ни капли не смягчил его.
   – И все же чем вызван этот внезапный интерес после стольких лет разлуки? – Прозвучавшая в его голосе циничная нотка заставила Дайану вздрогнуть от стыда. – Неужели Керк решил, что его внук чего-то стоит?
   – Мой отец здесь ни при чем. – Почувствовав, что у нее вот-вот лопнет терпение, Дайана заставила сделать себя глубокий вдох и успокоиться. – Эндрю мой сын. В конце концов я нашла его и, естественно, захотела повидать.
   – Спустя пять лет? Не поздновато ли в тебе проснулось материнское чувство?
   – До сегодняшнего дня я понятия не имела, где и у кого он находится. Лишь несколько недель назад удалось разузнать, что он может быть в Бате.
   Крис бросился к ней так стремительно, что Дайана непроизвольно отшатнулась.
   – Еще бы тебе знать! Я все сделал, чтобы ни ты, ни твой папаша не нашли его – на тот случай, если тебе взбредет в голову вернуть мальчика.
   – Но я действительно хотела его вернуть.
   – И поэтому отдала на усыновление?
   Казалось, эти неумолимые слова повисли в воздухе. Глядя на ожесточенное лицо Криса, Дайана поняла, что он бесповоротно осудил и проклял ее. Что бы она ни сказала в собственное оправдание, это ничего не изменило бы. И все же следовало попытаться.
   – Я никому не отдавала наше дитя, – ровно начала она. – Крис, если бы ты позволил мне все объяснить…
   – Моего сына отдали для усыновления в тот самый день, когда он появился на свет. – Этот непримиримый суровый голос заставил ее умолкнуть. – Никто и пальцем не пошевелил, чтобы дать мне знать о его рождении. Никогда не прощу тебе этого. Ни тебе, ни твоему отцу! О, конечно, я знаю, кто несет за это ответственность, но и твои действия понимать отказываюсь!
   Дайана не снимала с себя вины за этот ужасный поступок и не искала оправданий. Сознавая, что кругом виновата, она все же промолвила:


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное