Хельга Нортон.

Строптивая беглянка

(страница 2 из 12)

скачать книгу бесплатно

   Но она понимала, что все ждут, когда она снимется совсем обнаженной. Тогда они начнут кричать, что писали о ней только правду. В действительности же она никогда не участвовала в сценах с раздеванием и обязательно оговаривала это условие во всех контрактах.
   Смерть матери лишила Одри мощной поддержки в этой борьбе, и ей пришлось надеяться только на себя. Она стала требовательнее относиться к предлагаемым ролям, почувствовала себя свободной.
   Конечно, это была не единственная причина ее отказа от работы в кино, вынуждена была признать Одри, предавшись воспоминаниям. Ведь она уже так привыкла жить жизнью звезды, наслаждаться богатством и известностью. Были и другие серьезные обстоятельства.
   Насыпав молотого кофе в кофеварку, Одри вышла на увитую виноградом террасу, уставленную плетеной мебелью с мягкими подушками. Цветы бугенвиллеи укрывали ее от ярких солнечных лучей, а доски пола были чистыми и теплыми.
   Одри охватила глазом открывшийся перед ней чудесный вид, из-за прелести которого она и купила эту виллу. Но мысленно она вернулась к недавнему появлению здесь этого репортера. И как она ни старалась не думать об этом, что-то подсказывало ей, что его визит не был последним. Правда, слава богу, он не узнал ее! Зачем мучить себя сомнениями?
   Она вздохнула, уставившись на волны, разбивавшиеся о скалу примерно в сотне метров от берега. Это было так красиво. Одри не уставала наслаждаться этим зрелищем с того времени, как они с сыном поселились здесь. И с тех пор ничего не изменилось – было все так же умиротворяюще прекрасно.
   Одри оперлась о перила террасы и заметила, что краска начала осыпаться. А ведь она покрасила их всего несколько месяцев тому назад. Солнце было безжалостным!
   Теперь вилла выглядела совсем не так, как это было, когда она впервые увидела ее. Если бы не замечательный вид на море, она бы тогда обратила больше внимания на облупившиеся стены, текущую крышу и огромное количество всякой живности, прочно обосновавшейся в доме. Требовался значительный ремонт, но Одри охотно взялась за дело. Ее ничто не пугало. Главное, что каждое утро она могла видеть белоснежный берег и нежное голубовато-зеленое море.
   Одри все привела в порядок и испытывала гордость от того, что уже в течение десяти лет владела этим домом и садом – делом ее рук. Природа сотворила все вокруг, но виллу она сама превратила в уютное жилище.
   И вот теперь она почувствовала нависшую над этой идиллической жизнью угрозу. Мысли Одри постоянно возвращались к человеку, нарушившему ее покой. Как он нашел ее? Ей очень хотелось бы это узнать. Ведь ее агент Лукас Левин сдержал слово и никому не раскрыл ее местопребывания.
   Было время, когда она боялась, что ее узнают и найдут, и поверить не могла, что ей так легко удастся расстаться с прошлой жизнью. Но кто-то искал ее.
Наверное, она все же допустила ошибку.
   Прошли годы, Левин умер. Ей казалось, что о ней совсем забыли. Забыли Одри Дафф. Звезды кино и телевидения больше не было. Теперь это была Одри Виан: актриса-любительница и профессиональная писательница. Почему они не могут оставить ее в покое?
   Однако что-то подсказывало, что они не успокоятся. Даже если ей удалось убедить этого человека… как его имя? Кажется, что-то вроде Брэда Куинна. Убедить в том, что она не знает, где находится Одри Дафф. Она была уверена, он вернется. Мелкая сошка. Сказал, что прилетел из Англии, и там ему дали ее адрес, а вот акцент у него явно американский. А что, если они пошлют кого-нибудь, кто знал ее лично? Но не какого-нибудь неопытного юнца, а человека, который был знаком с ней раньше.
   В то же время она очень изменилась с тех пор, пыталась успокоить себя Одри, которая когда-то не пожалела бы денег на то, чтобы изменить свою внешность. Но теперь она выглядела прозаически: волосы выцвели под солнцем подобно краске на ее террасе; белоснежная кожа потемнела от загара, фигура и грудь стали более полными после рождения Кена. И выглядела она, мать-одиночка, на все свои тридцать семь лет и давно уже ни на что не претендовала. Если и надеялся тот репортер найти кинозвезду-красотку, она не оправдала его ожиданий. И он, пожалуй, убедился, что это не та женщина, которую он ищет.
   Струйка пота пробежала у нее по груди, и, подняв руки, она освободила шею от копны волос. Обычно Одри заплетала косу, но сегодня она распустила волосы, чтобы ветер свободно продувал их и освежал влажную кожу. Раньше Одри подумывала о том, чтобы установить кондиционер, однако в таком случае нужно было все время держать окна и двери закрытыми. Теперь же, когда назойливая пресса начала протаптывать дорожку к ее дому, придется запирать двери.
   Конечно, если она останется здесь…
   Из дома донесся свист кофеварки, и Одри, отбросив мрачные мысли, вернулась на кухню. Холодные плитки пола приятно освежали ноги, а воздух наполнял аромат цветов, стоящих в нескольких вазах.
   Заглянув в холодильник, Одри вспомнила, что в конце недели ей придется ехать в Купанг. Хотя на Роти имелся небольшой рынок неподалеку от причала, за всеми основными продуктами и вещами нужно было ездить на остров Тимор, куда можно было за час добраться на пароме. У Одри была небольшая лодка, и они с Кеном часто ходили на ней под парусом по воскресеньям, но ее нельзя было использовать для перевозки грузов. Обычно раз в месяц Одри ездила в Купанг, ближайший городок к острову Роти, вместе с Лили, местной жительницей, которая помогала ей вести хозяйство. Поездки были приятными: хождение по магазинам завершалось ланчем в одном из отличных ресторанчиков, где можно было вкусно поесть.
   В Купанге находилась школа, в которой учился Кен. Он жил там у директора и его жены и приезжал домой в конце недели. Сначала это ему не нравилось, потому что он привык к тому, что его с малых лет обучала мама, и он не мог понять, почему ему нужно идти в школу, почему мама сама не может продолжать его обучение. Но Одри осознавала, что в школе он будет среди сверстников, которых не было на маленьком островке. Сама она вела очень уединенную жизнь, но мальчика нельзя было отделять от общества.
   Захватив чашку с кофе, Одри направилась в кабинет и уселась за пишущую машинку. Еще несколько недель тому назад она с энтузиазмом описывала приключения пса Джетро, а сейчас ей было трудно сосредоточиться на работе. Причиной этому было какое-то волнение, беспокойство и даже страх. Предчувствие надвигающейся беды охватило ее.

   Однако к концу следующей недели Одри чувствовала себя гораздо лучше. Время и наладившийся сон убедили ее, что она напрасно так беспокоилась. Что из того, что тот человек приезжал и задавал столько вопросов об Одри Дафф? Она ответила на них. Зачем ему приезжать опять? В конце концов, она единственная тридцатисемилетняя англичанка, проживающая на этом острове. Он, наверное, подумал, что произошла какая-то ошибка. Может, ему показалось странным, что женщина живет здесь в полном одиночестве и ни с кем особенно не общается. Надо полагать, он сделал из этого соответствующие выводы. Дай бог, чтобы эти выводы были в ее пользу.
   Но такие мысли действовали на нее угнетающе, и она пыталась избавиться от них. Только иногда она спрашивала себя, зачем кому-то понадобилось приезжать на этот уединенный остров? Откуда они узнали о нем? Кто еще знает о том, что она находится здесь?
   Только к обеду она закончила печатать. Обычно она работала до ужина, но сегодня была пятница и нужно было спешить к прибытию парома, чтобы встретить Кена. В выходные она не работала, и они проводили все время вместе.
   С утра она приготовила его любимые блюда из рыбы и мяса и мороженое на десерт. Оставалось только поставить все в духовку. Конечно, не мороженое, шутливо подумала она и начала накрывать стол на кухне. Все, что требовало заморозки, здесь нужно было сразу ставить в холодильник, иначе это немедленно превращалось в жидкость.
   Начинало темнеть, когда она покинула виллу, однако дорога была ей хорошо знакома. Она проезжала по ней много раз.
   Вилла Одри располагалась на северо-западной оконечности острова, примерно в пяти милях от поселка. Дорога вилась сначала среди деревьев и густого кустарника, а потом вновь выходила на побережье, где валуны и невысокие скалы выглядели причудливо на фоне темнеющего неба. Дорога была узкой, и машина иногда продиралась сквозь свисавшие ветви деревьев и наступавшей растительности. На Роти не было недостатка в воде, что способствовало буйному росту растений на очень плодородной почве. Одри приводили в восторг чудесные орхидеи. Она никогда раньше не видела их дикорастущими.
   Дорога была пустынной, хотя Одри проезжала мимо дома, в котором жили доктор Сорель с женой, и фермы Картера. Джек Картер выращивал сахарный тростник и батат, из которых гнал крепкий спирт, экспортируя его в Австралию.
   По пути она проехала также деревню, где жила Лили. Когда Кен приезжал домой, он часто приходил сюда и играл с ее двумя сыновьями и тремя дочерьми. Одри радовалась, что ему есть где проводить время. Ей трудно было объяснить сыну, почему он ее единственный ребенок. Кену очень хотелось иметь либо брата, либо сестру. Но Одри была уверена, что больше не совершит такого поступка.
   В поселке всегда царило оживление, вызванное приходом парома, который прибывал сюда три раза в неделю. Здесь редко появлялись гости, но островитяне были людьми гостеприимными и всегда выходили встречать приезжих.
   Одри, однако, изо всех сил избегала незнакомых людей. К счастью, все вновь прибывающие вынуждены были останавливаться в двух небольших гостиницах, расположенных недалеко от причала. Гости могли арендовать небольшие автомобили для поездок по острову, но ее вилла была расположена довольно далеко и не представляла большого интереса для туристов.
   Паром уже приближался. Одри поставила джип недалеко от причала и несколько минут сидела в машине, наслаждаясь прекрасным видом на лагуну. Солнце постепенно садилось в море за скалами, расцвечивая небо нежными красками. Красные, пурпурные и лимонные блики отражались от облаков, предвещавших наступление ночи. Темнота здесь наступала быстро. Начинался легкий бриз, приносящий прохладу и свежесть.
   – Вы кого-нибудь ждете, миссис Виан? – спросил Пол Вуд, владелец одной из двух гостиниц, подойдя к Одри, которая вышла из машины и поздоровалась с ним.
   Она когда-то сама останавливалась в гостинице «Морской лев», пока оформляла покупку виллы. Вторую половину беременности она провела у Вуда на веранде, загорая в ротанговом кресле.
   – Жду сына, – сказала Одри, накидывая на себя куртку. Она посмотрела на пирс, куда причаливал паром. – А вы ожидаете гостей? Сейчас сезон в самом разгаре.
   – Только одного, – спокойно ответил Пол, – играя мощными бицепсами под тонкой хлопчатобумажной жилеткой. Он всегда гордился мускулатурой. Несмотря на свои шестьдесят лет, Пол уверял всех, что легко утихомирит любого, кто начнет буянить в «Морском льве».
   Его ответ не произвел на Одри никакого впечатления. Она даже не спросила, кто этот посетитель. Она слыхала, что тот человек… Как его? Кажется, Брэд? Да, Брэд Куинн тоже останавливался в «Морском льве», когда приезжал сюда. Задавая вопросы, она не хотела вызывать у Пола излишнее любопытство.
   – Но у вас самой был посетитель, миссис Виан. Помните, несколько недель тому назад, – сказал, помолчав, Пол. – Он говорил, что ищет некую мисс Дафф, не так ли? Я ему объяснил, что никакой мисс Дафф на нашем острове нет, но ему показалось, что вы сможете ему помочь.
   – Ну, чем же я могла ему помочь? – с некоторым беспокойством ответила Одри.
   Пол бросил на нее извиняющийся взгляд.
   – Да, я знаю. И, надеюсь, вы не имеете ничего против того, что я сказал ему, что вы единственная англичанка на этом острове? – добавил он. – Все равно, кто-нибудь обязательно сообщил бы ему об этом. И тут никакого секрета нет. Вы живете на острове очень давно.
   – Да, очень давно, – сухо произнесла Одри и посмотрела на паром. Увидит ли ее Кен, если она будет ждать его здесь? Ей так не хотелось подходить ближе и встречаться с приезжими.
   К ее радости, Пол подошел к трапу встречать гостей сам. В основном это были жители острова, возвращавшиеся из поездки на Тимор. Когда работал паром, имелась возможность попасть в Купанг к обеду, сделать необходимые покупки и попасть на обратный паром. С того места, где стояла, Одри узнала нескольких знакомых женщин с тяжелыми сумками в руках.
   И сразу же увидела сына. Кожа у него была такая же загорелая, как и у других ребят, но волосы были прямыми и не курчавились. Из-под длинных волос торчали смешные уши. Он был в школьной форме, состоявшей из белой рубашки и темно-бордовых шортов. Галстук болтался на шее, пуговицы на рубашке расстегнуты, а куртка небрежно переброшена через плечо.
   И тут Одри заметила, что вслед за ним по трапу спускается мужчина. От других он отличался светлой, незагорелой кожей, и Одри сразу поняла, что это был именно тот гость, о котором говорил Пол. Слава богу, это не Брэд Куинн. Если его газета решила продолжить поиски, то они, очевидно, послали кого-то другого. Но не страдаю ли я манией преследования? – подумала Одри. Ведь многие приезжали на этот остров из Австралии и Европы, просто чтобы заняться подводной охотой.
   Подавив в себе желание не подходить к парому, Одри направилась навстречу сыну. Кен заметил ее, помахал рукой и ускорил шаг, хотя рюкзак отчаянно бил его по ногам. Ему нужен новый, подумала она, увидев, как в некоторых местах на рюкзаке разошлись швы. Сын набивал туда все: школьные учебники, кроссовки и всякую всячину. Не говоря уже о грязном белье, которое он заталкивал на самое дно.
   – Привет, ма, – произнес Кен без видимого почтения, однако нежно прильнув к матери. Он отдал ей рюкзак и побежал к машине. Ну, чего от него можно было ожидать? Нужно быстрее везти домой и кормить ребенка!
   Она повернулась, чтобы последовать за сыном, не обращая ни на кого внимания, когда вдруг сзади послышался негромкий удивленный голос:
   – Одри!
   Она была так увлечена сыном, что совсем позабыла о мужчине, который спускался по трапу вслед за Кеном.
   Голос показался ей незнакомым, но инстинктивно Одри повернула голову в сторону окликнувшего ее. Не нужно было обращать внимания, укоряла она себя позднее. Но он застал ее врасплох.
   – Бог мой! Это ты?! – воскликнул человек изумленно, и Одри почувствовала, как земля уходит у нее из-под ног.
   – Здравствуй, Стив, – с трудом выдавила она. Казалось, все вокруг рушится. – Ты выглядишь очень хорошо. Приехал отдохнуть?


   Стивен сидел на веранде гостиницы «Морской лев», держа в руке стакан самого крепкого пунша, который ему приходилось когда-либо пить. И хорошо, что он такой крепкий, подумал он. Надо же! Встретить Одри Дафф, едва ступив на берег. Трейси сказал бы, что произошло чудо. И, наверное, это было именно так. Но он пока еще не успел ничего осмыслить.
   Откуда-то из глубины здания доносились звуки приготовлений к ужину и острые запахи экзотической пищи.
   – Мистер Вуд… – поклонился официант, – спрашивает, устроит ли вас на ужин свежая папайя и густая похлебка из моллюсков со свининой, сухарями, овощами и острой приправой?
   Стивен никак не мог вспомнить, что он ему ответил. Все его мысли были сосредоточены на этой знакомой и в то же время совершенно чужой женщине, которую он встретил на пристани. Неужели он выглядел совершенным дураком?
   Хорошо, что мне не нужно поддерживать беседу с другими гостями, подумал он. Их было всего двое: молодая парочка из Австралии. Пол сказал, что они прибыли несколько дней тому назад, и Стивену показалось, что они проводят здесь медовый месяц. Парочка сидела за столом на другом конце веранды, таинственно перешептываясь, иногда замолкая и целуясь. На их фоне Стивен казался себе старым и совершенно лишним здесь.
   В общем, это было даже к лучшему. Ему вовсе не хотелось разговаривать с кем-нибудь. Ему пришла в голову мысль, что полученные Бернардом Трейси сведения оказались точными и это было трудно понять.
   Даже сейчас он никак не мог поверить, что женщина, которую он здесь встретил, именно Одри Дафф, ведь он ее когда-то так хорошо знал. Безусловно, она узнала его, значит, это действительно она, хоть так изменилась…
   Ну а чего он ожидал? Во-первых, Стивен полностью не верил россказням Бернарда и думал, что поездка будет просто погоней за призраком. Но что же получилось? Какие чувства его обуревают? Это уже не фантазия – он встретил Одри. Но она так сильно изменилась, и, несмотря на ее вежливый тон, было ясно, что она вовсе не желает встречаться с ним еще раз.
   Да и его собственная реакция была довольно странной. Как будто он встретил мастодонта, зная, что они уже давно вымерли. Конечно, она не выглядит как древнее животное. Наоборот, смотрится чудесно – такой молодой, утонченной и совершенно естественной.
   Сколько же ей лет? – подумал Стивен. Должно быть, не меньше тридцати пяти. Но выглядит она на двадцать пять. Ее длинные платиновые волосы позолотило горячее солнце. Фигура немного располнела, что даже шло ей. Когда-то белоснежная кожа покрылась бронзовым загаром.
   Стивен сделал еще глоток пунша и покачал головой, как будто пытаясь упорядочить ход мыслей. К тому же оказалось, что у нее есть сын. Боже мой, неужели причиной ее внезапного исчезновения было обыкновенное замужество? И почему это необходимо скрывать? Не она одна предпочла любовь блестящей карьере. Из-за любви…
   Не желая беспокоить парочку молодоженов, Стивен вышел в фойе небольшой гостиницы и направился к бару, чтобы вновь наполнить стакан.
   Это место, очевидно, часто посещали местные жители, и несколько человек сейчас сидели у стойки, пуская клубы дыма от сигарет сомнительного качества. Играла тихая музыка, а за стойкой бара стоял Пол, обслуживая посетителей. При виде Стивена на лице его появилась приветливая улыбка.
   – Повторить, мистер Харлан? – спросил он, кивая на его стакан.
   Стивен отказался. Ему показалось, что Пол и его дружки находят удовольствие в том, что накачивают этим крепким напитком приезжих, а затем посмеиваются над ними, когда те напиваются. У Стивена не было никакого желания мучиться от головной боли на следующий день, и он поставил стакан на стойку, попросив взамен мексиканского пива.
   – Скоро будет готов обед, – заявил Пол, вытирая стойку тряпкой. – Вы, наверное, проголодались, мистер Харлан?
   Стивен ничего не ответил. По правде говоря, он очень устал. В Лондоне сейчас уже полночь, и, хотя удалось немного подремать в самолете, его охватила усталость, усугубленная событиями этого дня. Он вовсе не ожидал такого поворота дел.
   Почему, встретив Одри, он не сказал прямо, что приехал найти ее? А вместо этого пробормотал нечто невнятное о предстоящем отдыха? Возможно, это вызвало у нее какие-то подозрения.
   Но, как это ни странно, он в ту минуту вовсе не ожидал встретить ее. Голова была полна проблем, связанных с поисками, и встреча на пристани просто ошеломила его. Такое же ощущение испытал он, когда впервые встретил ее в Англии. Тогда он тоже опешил…
   Стивен застонал. Как он мог быть таким идиотом?! Миг узнавания совершенно сбил его с толку. Он стоял перед ней совсем как тот зеленый юнец много лет назад, и, когда наконец собрался с мыслями, она уже ушла.
   – Вам, наверное, понадобятся принадлежности для подводного плавания, мистер Харлан?
   Вопрос Пола вернул его к действительности, и он попытался взять себя в руки.
   – Я… может быть, – проговорил он, не зная, чего от него хотят. Куинн, к примеру, вовсе не скрывал, что разыскивает Одри, но Стивен не собирался действовать так открыто. Ведь у Одри есть же какие-то причины скрывать свое присутствие на острове. И, прежде чем заявить о цели приезда на Роти, ему нужно откровенно поговорить с Одри.
   Он постарался вспомнить все, что рассказывал по этому поводу Брэд Куинн. Ему сказали, что на острове Одри Дафф не проживает, но там есть единственная англичанка, которую, может быть, и принимали за ту женщину, которую он искал. К сожалению, ему не назвали ее фамилии. Поэтому он и прекратил поиски.
   Правда, у Трейси на этот счет было собственное мнение, он считал, что все врали Куинну. Ведь нельзя прятаться в течение стольких лет! О боже! Губы Стивена искривились. А что, если Брэд просто не узнал Одри? Она сейчас действительно не похожа на себя на старых фото. Стивен подумал, что если об этом узнает Берни Трейси, то Куинну не позавидуешь.
   – Подводным плаванием лучше всего заниматься в южной бухте, а снаряжение можно взять напрокат в магазине у Гарри. Вам еще понадобится машина, чтобы передвигаться по острову, не так ли?
   – Наверное, – согласился Стивен, хотя он вовсе не задумывался над этим.
   – Я так и думал, – одобрительно кивнул Пол. – Может быть, еще пива, мистер Харлан?

   Несмотря на волнения, Стивен спал очень хорошо. Открыв глаза утром, он почувствовал себя отдохнувшим, только в голове ощущалась некоторая тяжесть. Но это не было следствием воздействия крепкого пунша.
   Он принял освежающий душ, натянул плотно облегающие джинсы, такую же безрукавку и с оптимизмом встретил наступающий день. Правда, он еще не решил, с чего его начать.
   Ясно было одно: что бы ни думала Одри о его поведении во время вчерашней встречи, она должна осознать, что он уже не тот впечатлительный юноша, каким был десять лет назад. Вскоре она поймет, что он давно стал мужчиной и поэтому с ним нужно обращаться соответствующим образом. Да и опыта в общении с женщинами у него теперь значительно больше. Он уже не такой идеалист.
   Перед завтраком он позвонил Сэнди. В Лондоне уже был полдень, и он застал ее дома. Она собиралась уезжать в Гринланд, родовое поместье Харланов.
   Как только мать Стивена узнала о его поездке, она настояла на том, чтобы Сэнди провела уик-энд у них. Стивен был уверен, что она сделала это для того, чтобы узнать больше подробностей о его делах, надеясь, что по возвращении из поездки он сразу же заедет к ним за Сэнди.
   Сесилия Харлан все еще продолжала хранить верность Одри, по-прежнему нежно любя ее. Она всегда защищала приятельницу и ее решение исчезнуть со сцены, считая, что на это у той, видимо, были веские причины, и сожалея только, что она не поставила ее об этом в известность.
   – Тут наверняка замешан мужчина, – делилась она своими мыслями с Стивеном, не подозревая, какое впечатление на него производят ее слова. – Это всегда мужчина, дорогой. Только в таком случае женщина, подобная Одри, может решиться покинуть семью и друзей. Другой причины быть не может. Но меня интересует, кто этот мужчина. Вот что.
   Именно поэтому Стивен чувствовал себя обязанным сообщить матери о своей поездке. Сесилия сомневалась в целесообразности этого предприятия. Она считала, что если Одри желает сохранять анонимность, то это ее право. Ей очень не нравилось, что сыну придется выполнять роль сыщика. Ей больше радости доставило бы, если бы Стивен, как и его брат Грег, занимался разведением породистых охотничьих собак и делами поместья.
   – Дорогой, – сразу же откликнулась Сэнди, и Стивен почувствовал угрызения совести, что не позвонил ей еще вчера.
   Но встреча с Одри выбила его из колеи, и он нашел оправдание в том, что для вчерашнего звонка было уже слишком позднее время.
   – Как ты доехал?
   Стивен заверил ее, что все в порядке.
   – Я как раз собираюсь идти на завтрак. Утро сегодня чудесное. Тут из моего окна открывается прекрасный вид на бухту, и еще не очень жарко.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное