Хельга Нортон.

Строптивая беглянка

(страница 1 из 12)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Хельга Нортон
|
|  Строптивая беглянка
 -------

   Стивен Харлан находился в Каире вторую неделю, но до сих пор не мог привыкнуть к автомобильному движению на улицах столицы. Оно было такое плотное и беспорядочное на первый взгляд, что становилось непонятно, как автомобили вообще добираются в таком хаосе до точки назначения. Пешеходы совершенно игнорировали светофоры и переходили и перебегали улицы, где только хочется – в самых неожиданных для водителя местах.
   Над всей этой суетой раздавалась какофония автомобильных сигналов, беспрерывных, беспричинных, часто неоправданных. В Каире любят посигналить: просят уступить дорогу, приветствуют друга или знакомого и, просто красуясь за рулем, обращают на себя внимание.
   Такси, в большинстве своем «рено», «пежо», «фиаты», сомнительной чистоты, но хозяева их чувствуют себя королями. Рядом, склонив голову, стучат копытцами по асфальту ослики и мулы, запряженные в тележки, нагруженные овощами, фруктами, хлебом и еще всякой всячиной. На набережной Нила в ожидании пассажиров едят овес лошади, запряженные в экипажи. Но иностранных туристов даже сейчас, спустя три года после шестилетней войны, было не очень много.
   Стивен прибыл в гостиницу «Виндзор-пэлис», где остановился Бернард Трейси, президент телекомпании, с небольшим опозданием. Гостиница была построена в сороковых годах ХIХ века англичанами. Она многократно подвергалась реконструкции, но британский дух до сих пор сохранился.
   Бернард уже ждал его. Предложив Стивену сок, кофе или виски на выбор, он расположился в кресле напротив.
   – Ты хороший продюсер, Стив, – сказал он, расплывшись в улыбке. – Сериал, который ты вел, очень удачен и принес фирме значительные деньги. Ты точно поймал момент, когда должен был появиться фильм о Египте. Все это прекрасно. Но если мы будем делать только такие фильмы, то очень скоро окажемся в тупике. Что ты думаешь на этот счет? – Потирая пальцами подбородок, Берни напряженно уставился на Стивена.
   Стивен не спешил с ответом. Он отпивал маленькими глотками сок, стараясь понять, куда клонит президент телекомпании.
   – Думаю, нам нужен новый подход, – наконец решительно сказал он. – Необходимо резко и даже неожиданно для телезрителей изменить направление. Возможно, следует создать сериал о знаменитых людях, о неизвестных сторонах их жизни. Сделать то, чего не делали наши конкуренты.
   – Ты опять попал в десятку. Я тоже думал об этом последнее время. Собственно за этим мне для беседы с тобой пришлось прилететь в Каир. Показ личной жизни людей, особенно когда-то знаменитых, не может не привлечь внимания общественности. Я даже знаю, о ком мы сделаем первый фильм. – Губы Берни растянулись в усмешке. – Это будет знаменитая Одри Дафф.
Ведь ты знал ее, не так ли?
   Услышав имя киноактрисы, Стивен внутренне похолодел. Конечно же он знал ее. И даже очень хорошо, подумал он огорченно. Но какое дело до этого Берни Трейси? Что ему нужно?
   – Моя мать с ней дружила, – сказал Стивен с холодным безразличием, сложив руки на груди.
   – Как давно это было? – напирал Трейси.
   – О, много лет тому назад, – задумчиво произнес он, – не менее десяти – задолго до того, как она рассорилась с президентом кинокомпании. Даже не представляю, где она сейчас живет и чем занимается. Одри Дафф просто исчезла.
   – Но я знаю.
   – Что ты знаешь, Берни?
   – Знаю, где она обитает. Стив, я хочу, чтобы ты разыскал Одри Дафф.
   – Одри Дафф… – Стивен пожал плечами. – Нет. Не пойдет.
   – Почему?
   – Она… Ведь Одри была подругой матери.
   – Но ведь только подругой. Она не была членом вашей семьи. – Трейси помолчал. – Кроме того, Одри Дафф так давно исчезла из поля зрения, что не предъявит претензий ни тебе, ни твоей матери.
   – Минутку. – Стивен внимательно посмотрел на него. – Ты говорил, что кто-то уже нашел ее. Зачем же я тебе?
   Бернард пожал плечами.
   – Я сказал, что знаю, где она, – он нетерпеливо махнул рукой, – вернее, знаю, где она может быть. Мой агент не нашел ее, но это не значит, что Одри там нет. Просто он не узнал бывшую актрису.
   – Послушай, Берни…
   – Нет, это ты послушай, Стив. – Босс сердито посмотрел на него. – Я понимаю, что ты не посторонний в этом деле. Ведь твоя мать была очень дружна с Одри и ты не можешь действовать против нее, – он покачал головой, – но, говорю тебе, это не во вред ей. Это жестокий мир, но женщина, ставшая легендой при жизни, не должна ожидать от людей враждебности. Ведь ее очень любили. Как же она могла покинуть всех, не дав этому хоть какого-нибудь объяснения?!
   Стивен почувствовал, как его охватывает злость.
   – И это, по-твоему, дает право разыскивать ее? И если она играла для публики, то ее жизнь должна быть открыта для всех?
   – Кому нужна твоя жалость, Стив? Тебе это не идет. И если хочешь знать мое мнение, то я скажу тебе – она утратила право прятаться с того момента, как стала актрисой. Здесь дело идет о деньгах, дорогой Стив. О больших деньгах! Так почему же женщина, которая зарабатывала такие деньги, вдруг все это бросила без видимой причины? – Трейси щелкнул пальцами. – Не кажется ли тебе, что ее поклонники имеют право знать причину исчезновения? Тебя это, может, и не интересует, но нас, простых смертных, очень интересует.
   Стивен сжал зубы. Несомненно, в чем-то Бернард прав. Даже если большая телевизионная компания и не собиралась снимать фильмы с ее участием, людей всегда привлекали всевозможные загадки. Новый сериал об Одри Дафф мог бы принести большой успех. Кроме того, это положило бы конец бесконечным слухам о ее смерти.
   – А где она? – покусывая губы, спросил Стивен.
   Трейси устало посмотрел на него.
   – Значит, согласен?
   Стивен пожал плечами.
   – А разве у меня есть выбор?
   – Выбор всегда есть, мой мальчик.
   Стивен сжал зубы.
   – Ну а если она не согласится встретиться со мной?
   – Не думаю. – Бернард посмотрел на него с иронической улыбкой. – По моим сведениям, ты относишься к той категории мужчин, которые ей очень нравятся. Темноволосый, красивый, хотя на твоем месте я бы все же подстригся. Жаль, что ты был еще ребенком, когда она дружила с твоей матерью. Ты мог бы рассказать много интересного телезрителям. – Трейси вышел из-за стола, подошел к Стивену и ободряюще похлопал его по плечу.
   Но Стивену это не очень помогло – он думал о том, в какую историю вляпался.
   – Но все же где она сейчас находится? – спросил он.
   – На Роти, – торжествующе сообщил Трейси Стивену, настроение которого все более ухудшалось. – Это небольшой островок в Тихом океане, принадлежит Индонезии. – Он подошел к столу и налил себе виски. – Не знаю, слыхал ли ты когда-нибудь это название. Насколько мне известно, Одри живет на острове в полном уединении все эти годы.


   Во время ланча Стивен занялся изучением материалов об Одри Дафф, которыми снабдил его Трейси. Папка была довольно толстой и содержала вырезки из газет и журналов десяти– и двадцатилетней давности.
   Некоторые из них были посвящены ее первым выступлениям в актерской школе. В отличие от других молодых актрис Одри не пришлось прилагать много усилий, чтобы добиться известности. Как писали в одном журнале: «Артисты такого класса, как Одри Дафф, рождаются для того, чтобы доставлять огромное эстетическое наслаждение простым смертным». Чему в немалой степени способствовало удивительное вдохновение, постоянно сопутствовавшее ее выступлениям.
   Конечно, со временем журналисты перестали Одри чрезмерно идеализировать, но рецензии всегда оставались прекрасными. Вскоре, однако, появились слухи о ее любовных связях, якобы имевших место со всеми выдающимися партнерами по сцене. Нашлись и такие, которые называли ее пожирательницей сердец. Но пикантные подробности только способствовали растущему интересу к ней публики. Многие не верили этим россказням и считали Одри порядочным человеком, с горечью отметил Стивен, заказывая пиво. Какова бы ни была правда, назло врагам и на радость друзьям, она всегда выглядела спокойной и недоступной.
   Одри снималась во многих фильмах, и, хотя Стивен не очень увлекался женщинами, ее красота притягивала его. Золотисто-платиновые волосы, нежная белая кожа, зеленые глаза и рот, в который хотелось впиться губами, – так щедро природа наградила Одри Дафф. Почему же она решила отказаться от интересной богатой жизни и многообещающей карьеры? И главное, хранила это в тайне от всех в течение долгих десяти лет. И разве Бернард не понимает, что и сейчас она не раскроет свой секрет?
   – Извини, дорогой, я немного опоздала.
   Сэнди Дарэм присела на стул рядом со Стивеном и поцеловала его в щеку холодными губами. На улице было по-осеннему прохладно, а в баре тепло и уютно.
   – Ладно, не беспокойся. – Стивен нехотя улыбнулся и кивнул в сторону официанта: – Заказать тебе чего-нибудь?
   – Да, пожалуйста, как обычно, – попросила она нежным голосом.
   Стивен заказал коктейль.
   – А чем это ты занимаешься? – спросила Сэнди, указывая на папку с бумагами.
   Едва подавив странное для себя желание спрятать папку, Стивен вместо этого подвинул ее к ней.
   – Сама посмотри. – Он допил пиво и сделал знак официанту принести еще бутылку. – Трейси хочет, чтобы я написал о ней, если удастся найти ее.
   Сэнди склонилась над папкой, пытаясь убрать свисавшие на лицо локоны каштановых волос. В отличие от Одри Дафф, красота которой носила чувственный характер, прелесть Сэнди заключалась в хрупкости ее маленького тела, тонких чертах лица. Отец называл ее карманной Венерой, и в этом была доля правды.
   – Это та Дафф? – спросила она удивленно. – Я думала, она умерла.
   Стивен подавил желание отбросить папку и пожал плечами.
   – Так думают многие.
   – А разве это не так? – спросила Сэнди.
   – Конечно нет. – Стивен почувствовал, как недовольство овладевает им, но постарался сдержаться. – Берни говорит, что она живет на уединенном острове, где-то недалеко от Тимора. Каким-то образом – я не пытался уточнять каким – он напал на ее след. Он хочет, чтобы я нашел ее и убедил в необходимости сотрудничать с нами.
   – Ты?! – удивленно воскликнула Сэнди, широко раскрыв глаза. – Но, Стив, при чем тут ты? Ведь это не входит в твои обязанности?
   – Верно, – согласился Стивен, не желая вдаваться в подробности. – Просто… ну, моя мать была очень дружна с Одри.
   – Только мать?
   – А что ты имеешь в виду? – начал Стивен настороженно, но тут же понял, что Сэнди шутит. Выражение лица ее было полно лукавства, и только резкий тон Стивена вызвал у нее беспокойство. – Да и по возрасту она больше годилась в подружки моей матери, нежели мне, – закончил он, хотя в голосе его не было уверенности. – Но хватит об этом.
   Сэнди тут же успокоилась.
   – Мужчины боготворят и не таких красивых женщин, как она. И все же я не понимаю, даже если твоя мать дружила с ней…
   – Да, они дружили, – упрямо настаивал Стивен. – Во всяком случае, были приятельницами. Она, то есть Одри Дафф, довольно часто бывала в нашем имении.
   – Даже так? – Сэнди уставилась на него. – Ты никогда не говорил мне об этом.
   – А почему я должен об этом говорить? – защищался Стивен. – Это было задолго до того, как мы с тобой познакомились, и ты же сама сказала, что раньше ничего о ней не знала.
   – Значит, твоя мать поддерживала с ней знакомство?
   Сэнди продолжала назойливо задавать вопросы, потягивая коктейль и внимательно наблюдая за выражением лица своего приятеля. Стивен уже начал жалеть, что взял с собой злополучную папку, но любопытство было так сильно, что он решил как можно скорее во всем разобраться и начать поиски.
   – Они дружили, но закадычными подругами их не назовешь, – ответил он, забирая у Сэнди папку. – Я вспоминаю, что Одри отправилась в Голливуд, куда ее пригласили на съемки фильма…
   – В Голливуд? – переспросила Сэнди.
   Стивен утвердительно кивнул.
   – И после какого-то скандала там она внезапно исчезла.
   – Как интересно! – взволнованно воскликнула Сэнди.
   – Не знаю, – Стивен старался говорить ровным голосом, – насколько мне известно, мать написала ей несколько писем, но так и не дождалась ответа. Мы даже не знаем, получила ли она их.
   – О господи. – Сэнди поставила на стол бокал. – Все это так загадочно!
   – Да, уж точно загадочно, – произнес он. Потом, как бы очнувшись, спросил: – А что ты будешь есть? Может, бифштекс или возьмешь бутерброд?
   – Пожалуй, бутерброда будет достаточно, – ответила Сэнди. – И где, ты говоришь, она сейчас?
   – Это где-то вблизи острова Тимор, – ответил он уклончиво, показывая своим тоном, что пора сменить тему разговора. – Пожалуй, я тоже возьму бутерброд. С чем тебе? С яйцом и майонезом или с телятиной?
   – Пожалуй, с телятиной, – тихо ответила Сэнди.
   Стивен надеялся, что она не обидится на него из-за нежелания обсуждать эту тему. Ради бога, ведь она никогда раньше не проявляла большого интереса к его работе. Ее больше интересовали всяческие развлечения, и она никак не могла понять, почему он так много работает, вместо того чтобы потанцевать, сходить в кино или куда-нибудь еще. Это всегда было предметом спора между ними.
   – А чем ты занималась утром? – спросил Стивен, не обращая внимания на ее сердитое лицо. Хотя он мог об этом и не спрашивать. Конечно, делала покупки. Медленная прогулка по магазинам и посещение кафе с одной из подружек.
   Сэнди пожала плечами.
   – Ничего особенного.
   – Ходила по магазинам?
   – Я занимаюсь не только этим, – вспыхнула она.
   Стивен улыбнулся этой попытке противостоять иронии.
   – Ладно, – сказал он мягко. – Что же ты все-таки делала? Я совсем забыл. Сегодня вторник, значит, ты посетила клуб здоровья. И поэтому у тебя такие розовые щечки.
   – Мои щеки порозовели оттого, что я сердита на тебя, – резко ответила Сэнди. – Ты всегда говоришь, что я не интересуюсь твоей работой, а теперь, когда я спросила о ней, ты считаешь, что я пытаюсь выудить какие-то секреты или что-то в этом духе.
   – Сэн, дорогая…
   – Ну кто интересуется Одри Дафф?
   – Трейси надеется, что это будет всем интересно, – сухо заметил Стивен.
   – Только не мне, – фыркнула Сэнди. – Это еще одна вышедшая в тираж актриса, и только.
   – Но она была уникальной актрисой, – упрямо защищал Одри Стивен, понимая, что таким образом он вызывает у Сэнди подозрение.
   Та начала бросать на него косые взгляды.
   – Таково твое мнение? А я думала, что в то время ты был слишком молод, чтобы обращать на нее внимание.
   Стивен вздохнул.
   – Не сволочись, Сэн. Тебе это не идет.
   – Знаешь, – покачала она головой, – чтобы играть в фильмах, талант не нужен. Я слыхала, что снимают эпизоды не дольше минуты. Даже слова роли запоминать не нужно. Отец говорит, что это шальные деньги.
   А он знает толк в деньгах, подумал Стивен, хотя его взгляды редко совпадали со взглядами Бена Дарэма, одного из влиятельных бизнесменов страны. Он возглавлял корпорацию, владевшую широкой сетью доходных супермаркетов в Ирландии и Шотландии. В своих делах он разбирался, но только не в производстве фильмов.
   – Возможно, он прав, – поспешил согласиться Стивен, не желавший продолжать дискуссию, – извини, если я был бестактен.
   Сэнди нетрудно было успокоить.
   – Да нет, ты не был бестактен, ну, совсем чуть-чуть, – сказала она, протягивая руку через стол в знак примирения. И улыбнулась. – Ты просто почему-то сердишься, вот и все. Может потому, что тебе не хочется отправляться на поиски этой женщины? А Бернард Трейси выбрал тебя, Стив, потому, что твоя мать с ней хорошо знакома?
   – Что-то в этом духе, – сдержавшись, согласился он. – Можем ли мы наконец поговорить еще о чем-нибудь? У меня осталось всего полчаса свободного времени. Мы сегодня заканчиваем работу над последней частью документального фильма о защите животных. Мы пригласили Роберта Лейна, известного аналитика-публициста, провести встречу представителей общественности с обществом защиты животных. У нас есть потрясающие кинокадры жестокого обращения с животными. Должно получиться довольно интересно.
   Сэнди недовольно поморщилась.
   – Не могу понять, как ты можешь участвовать в таких дискуссиях! – воскликнула она. – У меня сердце сжалось, когда ты вчера рассказал мне о несчастных кошках и собаках. Мне кажется, что твои родители предпочли бы, чтобы ты занимался делами поместья. Ведь кому-то придется делать это, когда твой отец состарится.
   – Не знаю, поверишь ты мне или нет, но меня это не очень волнует, – тихо проговорил он с лукавой усмешкой. – Если ты хочешь стать хозяйкой поместья, тебе лучше положить глаз на братца Грегори. Думаю, ты будешь очень разочарована, если надеешься, что я когда-нибудь изменю свое решение.
   Сэнди надула губки.
   – Но ведь ты же старший сын! – Она покачала головой. – Такова традиция.
   – Благословен тот, кто ни на что не надеется, – он никогда не будет разочарован, – сухо заметил Стивен, заставив Сэнди тяжело вздохнуть.
   – А чьи это слова?
   – Мои. Я их только что произнес.
   Сэнди укоризненно посмотрела на него.
   – Ну что ты дурачишься. Ты ведь понимаешь, что я имею в виду.
   – О да. Я полагаю, это слова поэта и ученого, жившего в эпоху Возрождения.
   Сэнди собиралась было резко прокомментировать сказанное, но тут принесли бутерброды, и она ограничилась упреком:
   – Ты такой умный, не так ли? Не понимаю, что ты нашел в такой глупышке, как я?
   – Неужели не понимаешь?
   В глазах Стивена промелькнул такой похотливый чертик, что она радостно засмеялась и принялась за еду.
   – Ладно, ладно, – согласилась она и покраснела. – Прекрати так смотреть на меня. Займись лучше едой.


   «Лайза и Маргарет вскрикнули, заставив Джетро высоко подпрыгнуть.
   – Героиням так кричать не полагается, – поучал их пес Джетро, но даже его испугало внезапное появление динозавра.
   Конечно, он убеждал себя, что тот настроен дружественно, но ведь не мог же он заставить себя любить его. Динозавр был большой, зеленый, как лягушка, и с некрасивой коричнево-серой чешуей на лапах. И нужно убедить сестричек, что не стоит бояться огромных лап. Ведь они, в конце концов, всего лишь маленькие девочки и у них в друзьях сказочный летающий голубой слон, который всегда может прийти на помощь…».
   Ну вот, это в защиту слабого пола, с насмешкой подумала Одри, прочитав напечатанное, заложила руки за спину и потянулась. Тем более что Джетро – герой рассказа, а аудитория, для которой эта книга предназначена, вряд ли станет протестовать против защиты сестер, подруг, мам, бабушек.
   Для писательницы это совершенно новая сюжетная линия, и она только начала ее разрабатывать. Она опять отвлеклась от работы. С тех пор как этот подозрительный человек появился на пороге ее дома, Одри трудно было сосредоточиться на чем-либо, а ведь необходимо еще создать образ главного героя.
   Однако, пыталась она успокоить себя, сыну рассказ понравился и следует выбросить из головы этот неприятный случай. Нужно пытаться писать о чем-то новом, несмотря на то что редактор просил ее продолжать серию рассказов о Дэне Эшли до тех пор, пока она не надоест молодому поколению. А ведь она уже написала их более двадцати, и все посвящены этому герою.
   Было очень жарко, и, хотя Одри провела за машинкой чуть больше часа, спина ее стала мокрой, а шорты прилипали к телу.
   Возможно, лучше было писать о желавшем стать добрым динозавре, подумала она, критически просматривая написанное. Зеленый, как лягушка, динозавр показался Одри более привлекательным. Ведь он постепенно превращался в такое доброе существо! Даже несмотря на то, что так напугал Маргарет и Лайзу, подумала она, улыбаясь. Кроме того, зеленый цвет – цвет надежды!
   Одри глубоко вздохнула и посмотрела на плоский золотой «Лонжин» на руке. Одиннадцать часов – пора выпить чашечку кофе. Джетро может полчаса подождать, тем более что английские сеттеры к старости не отличаются большой сообразительностью. Иногда по характеру они напоминают хиппи.
   С трудом поднявшись с кресла и разминая затекшие ноги, Одри прошла через гостиную в просторную кухню, которую она сама обустроила. Возможно, та не вполне соответствовала современным стандартам, но в ней сочетались деревенский уют и современные технические достижения. Правда, там не было посудомоечной машины, но зато полно всяческих кухонных приборов, необходимых для приготовления вкусной пищи.
   За последние годы Одри научилась прекрасно готовить. У нее проявился настоящий талант в приготовлении пирогов, и она постоянно с удовольствием экспериментировала, совершенствуя свое искусство.

   В начале своего уединения и добровольного исчезновения из светской жизни, прежде чем Одри стала писать книги для детей, у нее оказалось много свободного времени. Уход за маленьким ребенком не требовал таких временных затрат, к каким она привыкла будучи востребованной актрисой, и она не знала, чем занять себя. Безделье тяготило.
   Не то чтобы она жалела о прошлом. Еще задолго до того, как Одри приняла решение все бросить, она испытывала недовольство жизнью. Несмотря на блестящие успехи в кино и множество друзей, она устала от лжи и ханжества окружающего ее мира. Все было так искусственно, так противно. Ей захотелось избавиться от всего этого.
   Возможно, на это решение в какой-то степени повлияла смерть матери. Без ее настойчивости и требовательности Одри вряд ли поступила бы в актерскую школу и добилась таких успехов в кино. Самой ей хотелось учиться в университете и выйти замуж. Она вовсе не желала стать актрисой. Богатство и слава не прельщали ее.
   Правда, если честно признаться, она с удовольствием вспоминала первые дни своего успеха. Интерес прессы, приемы, встречи со знаменитостями – все это было так увлекательно для неискушенной Одри Дафф. Папарацци преследовали ее, каждый шаг молодой актрисы не оставался незамеченным.
   Когда она попала в Голливуд, там широко начали распространяться сплетни о ее личной жизни. Неважно, что все это была наглая ложь, газеты продолжали печатать скандальные статьи о ней. Как будто ее успех вызвал обратную реакцию у ранее хваливших актрису репортеров. И с каждым новым фильмом она приобретала все более скандальную славу. Но к тому времени Одри постепенно научилась бороться с нападками и оскорблениями. А обвинения в любовных связях со знаменитыми актерами только способствовали известности и вызывали интерес к фильмам с участием Одри Дафф.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное